«Оксидженс». Файл №412

Этот сериал смотрят во всем мире уже пятый год. Ом вобрал в себя вес страхи нашего времени, загадки и тайны, в реальности так и не получившие научного объяснения.

Эпидемия. Страшная эпидемия неизвестной пока еще медицине «красной лихорадки», буквально ВЫКАШИВАЮЩЕЙ людей из маленького американского городка, издавна облюбованного тихой общиной мормонов!

Быть может, у этой эпидемии — и вправду СУГУБО НАУЧНЫЕ причины, и права Скалли, утверждающая, что городу нужны не агенты ФБР, а врачи?

А может — прав все-таки Молдер? Молдер, упрямо верящий местным слухам о том, что смерть уносит лишь тех, у кого на совести лежит ТЯЖКИЙ ГРЕХ? Но тогда — ЧТО ЖЕ ТАКОЕ эта таинственная «красная лихорадка», от которой невозможно ни спастись, ни спрятаться?

Так начинается новое дело «Секретных материалов»…

Отрывок из произведения:

Соединенные Штаты Америки.

Эль-Пасо.

23 часа 40 минут

Здание банка «Эль-Пасо Дженерал», подсвеченное снаружи мощными прожекторами, чем-то напоминало готический собор. В этот поздний час окна банка не были освещены, за исключением помещения охраны на первом этаже. Окружающие здания «даун-тауна» тоже были пусты. В общем, центр города представлял собой вполне идиллическую картину — отдыхающий после трудового дня деловой квартал.

Другие книги автора Павел Гросс

Во все времена существовали люди, обладающие необычайными способностями, которые могли усилием свой воли изменять ход каких-либо событий, исцелять различные недуги или предсказывать будущее. Не секрет, что государственные мужи таких людей побаивались и поэтому стремились быть с ними в дружбе, а ещё лучше, чтобы легче было контролировать, – иметь их у себя на службе.

Именно поэтому еще издревле стали появляться в окружении правителей провидцы. Наиболее умные правители использовали таких людей не только для предсказаний собственной смерти, но в первую очередь применяли такие способности для укрепления обороноспособности страны. Наша книга рассказывает о том, существует ли на самом деле боевая магия, чем занимаются так называемые лаборатории-Х, используются ли сверхъестественные способности человека для охраны государства.

Павел Гросс

Солнцеликий(c)

Джордан ухватился иссеченными в кровь руками за корявые прутья клетки. Вокруг не было видно ни одной живой души. Только одиночки-шакалы, где-то вдали подвывали серебряному диску луны, безмолвно подвешенному к усыпанному звездной порошей, небу. Вдруг он почувствовал, как что-то жгучее скатывается по его щеке. Это была слеза. Он провел ладонью по изможденной коже и прошептал, едва улавливая словарный запас, который, не смотря ни на что, все же остался в нестертом, по счастливой случайности, мегабайте памяти матрицы искусственного интеллекта: - ...технология не подвела меня и на этот раз... положение стало безвыходным... Джордан прокашлялся и осел на земляной пол, опершись двумя руками позади себя так, чтобы не упасть на спину. - Да кто же мог предвидеть то, что случилось? Кто? Высший совет или еще кто-то или что-то? Вряд ли тогда, в начале эксперимента никто ничего просто и не мог предвидеть... Моя голова, казалось, раскалывалась на сотни тысяч мелких кусочков, именно поэтому я так и не расслышал того, о чем говорили туземцы. А говорили они вполголоса, жуя красноватую траву, с малюсенькими шипами, рассыпанными острыми кольями по краям поглощаемых ими стеблей. В тот момент я пожалел, что не могу еще говорить с ними. Не потому, что не знаю их языка, а оттого, что после перемещения в параллельное измерение, у меня по не понятной причине, отнялся язык. Ты, вроде бы хочешь пошевелить им, но... вместо нормальной речи, голосовые связки выдают только нечленораздельное мычание. Что-то вроде: а-а-э-э-у-у-а-а... А это, стоит заметить, совершенно не удобно, особенно тогда, когда ты должен принести в чуждый для тебя мир частичку своего. Ведь ты, вернее, я - солнцеликий! Я приподнялся на локтях и решил идти домой, и, встав, наконец, на ноги, стал быстро приводить свой костюм в порядок. Я был крайне удивлен тому, как они смотрели на меня; видимо эта несложная операция очень заняла окружающих меня папуасов. Затем я раскланялся в разные стороны и направился по той же тропинке в обратный путь. И тут в голове что-то щелкнуло, видимо подключился очередной блок памяти. - Черт, - прошептал я, резко остановившись на месте, - как же так? Куда я иду? Но через минуту я вспомнил, что нахожусь в этом совершенно невообразимом месте вот уже третью неделю, даря туземцам свои знания, главным образом из области... хотя, какое это имеет теперь значение? Я для них - солнцеликий, тот, который несет правду, тот который несет мир и взаимопонимание, тот, которого можно назвать божественным посланником. А если все это именно так - я добился основной цели миссии. Помню, как я стоял, и наблюдал, пока несмышленые туземцы меня не заметили. Двое мужчин возились с чем-то на крыше одной из многочисленных хижин. Несколько молоденьких девушек, с губами-персиками, и еще, кажется, темнокожий мальчуган, сидя на земле, рукодельничали: плели циновки из листьев кокосовой пальмы и... подавали их по готовности, тем, кто чинил крышу. Тишина, покой и постоянное благоденствие. Сказка! И тут... Туземцы, наконец-таки, заметили меня. Пронзительные крики переплелись в одно, едва уловимое мгновение, с диким визгом, началась жуткая суматоха. Все без исключения женщины в ужасе хватали свои чада, которые от этого еще сильнее начинали вопить детским, надрывным криком. Подростки мечутся и визжат, визжат и мечутся, словно ошпаренные кипятком кошки. А на обширную площадку, разлившуюся прогалиной среди пальм, сбегаются... вооруженные мужчины, в набедренных повязках и смотрят... враждебно и угрюмо. Помню, как в этот момент у меня заколотилось сердце, готовое в любой момент выскочить из груди и упасть прямо перед моими ногами. Не трудно было заметить, что мое появление было им крайне неприятно... А матрица в этот самый момент искала самый удобный выход из сложившейся ситуации. Представляю, как по ее тонюсеньким жилам бегали взад-вперед мельчайшие частицы протовещества, то и дело, сталкиваясь, друг с другом... Хотя, будь я на их месте, вел бы себя, наверное, во сто крат хуже. И это было бы совершенно нормальным поведением обычного МАТРИЧНОГО, но... я солнцеликий и это - совершенно разные, несовместимые друг с другом, вещи. Туземцы позже рассказали мне, что появившаяся изниоткуда капсула, привела их трепетный ужас. Еще бы, прямо из воздуха, на вершине небольшого пригорка, возле пожухлого куста, совершенно неожиданно, появляется нечто... шипит, и через мгновение разваливается на четыре равновытянутые по длине, половинки. Они тогда думали, что пришел, предреченный в старинных легендах, конец света. И, естественно, туземцы ошиблись... Здоровые, полные сил мужчины, начали тут же убивать свиней и собак, с единственной целью, попытаться, хоть как-то, но умилостивить невиданное чудище. А отчасти... как следует набить животы перед апокалипсисом. Многие жители мира скрылись высоко в горах, но только тот, кто мог хорошо бегать; а некоторые, особо рьяные почитатели солнцеликого, (я был крайне удивлен!) принялись рыть палками землю для... собственных могил. Они даже ложились в них, скрещивая руки крестом у себя на груди, ожидая конца всего сущего. И только на следующее утро, когда спал предрассветный, словно парное молоко туман, набравшись храбрости, они выбрались на холмик с успевшим обуглиться кустиком, дабы посмотреть на крестообразные останки капсулы и... на меня солнцеликого. И увидев человека эпохи МАТРИЧНЫХ, тут же приняли меня за духа святых предков. В принципе, Высший совет оказался прав в расчетах. Они на протяжении длительного времени, но изредка, подбрасывали туземцам информацию: то о солнцеликом, который отдал жизнь за таких же, как и он, то о религии МАТРИЧНЫХ, которая, по их мнению, должна быть непоколебимой. И... слаборазвитый народ, умеющий плести циновки из пальмовых листьев, да строить шаткие бамбуковые домики, им поверил. И вот, наконец, появился тот, которого они так долго ждали, быть может, две тысячи лет с гаком. Один, из пришедших на холм держался позади всех остальных. Я грешным делом смекнул, что он местный шаман, об этом, по крайней мере, говорили его пылающие внутренним огнем глаза. Конечно же, он знал о МАТРИЧНОМ, вернее, солнцеликом, почти все. Но он до сих пор никогда не видел того, кто сможет пожертвовать собой ради его народа. И вот долгожданный час наступил... Так он, довольно долго, не решался подойти ко мне, ощущая всеми своими членами трепетный ужас перед появлением солнцеликого. Тогда я сам решился первым шагнуть к нему. Первое, что он хотел сделать - убежать, куда глаза глядят. Но тут же был остановлен остальными мужчинами, некоторые из которых уже успели даже потрогать останки капсулы, распластавшиеся на вершине холмика в виде их древнего тотема - креста. Более того, самые смелые теперь трогали меня, кто за руки, кто за ноги, не веря глазам своим, и, предвкушая при этом истинное наслаждение, чего нельзя было сказать обо мне. Посмотрев на меня, он долго смеялся, а затем... стал прыгать с ноги на ногу, стоя на месте. Видимо ожидание, ох, как же я ошибался, привело шамана в этот дикий, почти неописуемый восторг. А во что верил я?!.. Трудно сказать, по крайне мере, теперь, когда шаман, в сопровождении своей охраны, рыщет по деревне в поисках копья, которым, а об этом говорится в древних преданиях этого мира, я - солнцеликий, во имя спасения страждущих... Жуть, но факт остается фактом, тем более что папуасы уже успели соорудить возле кустика на холмике, из останков моей капсулы, что-то вроде смертельного одра, а проще говоря - креста, на котором я утром, а осталось не более получаса, должен быть распят. Да-а-а, но ничего не попишешь. Я, конечно, пытался связаться с Высшим советом, но все мои попытки оказались всего лишь шаткой надеждой, которой теперь не суждено исполниться никогда. Когда меня готовили к путешествию, помню, как сейчас, главный судья тот, что с седой, как у старика бородой, ласково сказал: - Будь воля моя, я бы не стал проводить этот эксперимент. Поверь мне! Но... ты избран МАТРИЧНЫМИ с единственной целью... Он приложил к губам массивный кулак, прокашлялся в него, а затем в таком же спокойном тоне продолжил: - Наша энергия на исходе, и только ты можешь исправить все, что спустя несколько недель может быть уничтожено. Только ты и никто кроме тебя. Помню, как я тогда испугался этих убийственных слов. Даже чуть было не потерял сознание. Но, не смотря ни на что, прошептал так тихо, что никто, кроме главного судьи меня не мог услышать: - А как же технология, как же гигантские платы, установленные на улицах городов и весей, как же, в конце концов, глобальный разум. Я должен принести себя в жертву, но дать при этом всем МАТРИЧНЫМ один единственный шанс... выжить?!.. По моим щеками пробежали тоненькие, но горючие, как кипяток, ниточки слез, а главный судья улыбнулся и склоклонившись к моему уху, тихо сказал: - Да, ты прав, только так мы сможем сохранить всех МАТРИЧНЫХ... только так. Других вариантов у нас нет! Мое сердце сжалось в жалкий, почти отсутствующий в груди комок. Я зарыдал, но судья, склонив голову на бок, продолжил: - Но твоей жертвы не будет. Ты останешься жив. Технология, сын мой, технология... технолог... техноло... Далеко впереди замаячили светляками горящие факелы туземцев. Кто-то отдаленно кричал: - Да, не забудьте, что солнцеликого в начале стоит прибить по рукам и ногам к распятию, дать ему повисеть дня три, и только потом... потом проткнуть его этим самым копьем! Иначе он не спасет нас! Как жаль, что я слишком привык к этому народу, к каждому члену этого, не растленного МАТРИЧНОЙ цивилизацией, обществу... как жаль, что я, в конце концов, научился понимать их язык. - А как же... технология?!.. - прошептал солнцеликий, глядя на приближающуюся к клетке толпу. Он попятился к двум, приставленным вплотную друг к другу, плетеным корзинам и... тут же укололся. Сонцеликий пошарил по земле окровавленной рукой и, нащупав то, что причинило только что ему боль, преподнес ЭТО к лицу. Венок, обычный терновый венок и ничего больше... - ...технология не подвела меня и на этот раз... положение стало безвыходным...

Павел Гросс

Скалли(c)

(из цикла рассказов "Темные истории" (c))

Привет, привет, проходи, не стесняйся... Только не шуми, пожалуйста! Видишь, на моих коленях лежит старая книга. Это очень древний трактат о... ведьмах. Ну не шуми же, прошу тебя. Ты взволнован?! Давай-ка лучше я на минутку отложу свое чтение и расскажу тебе об одной из них... ведьме по имени Скалли.

О, мученица, смерть принявшая за Правду, Когда воспрянет мир от власти Предрассудков, Покрывших память о тебе Гнуснейшей ложью, Пусть о тебе вспомянут Добрым словом.

Павел Гросс

Проклятый остров

(из цикла рассказов "Темные истории" (c))

Не спишь?! Нет, нет, я не собираюсь тебя пугать, ни в коем случае... Я расскажу тебе довольно старую можно сказать, древнюю легенду, хотя, стоп! Это вовсе не легенда. Возьми в руки географический атлас, и найди на нем остров Великобритания. Нашел? Теперь отыщи Шотландию. Именно о ней сегодня мы с тобой и поговорим...

На северо-западе Шотландии в горной долине есть небольшой старинный городок Олден...

Смерть местного Санта Клауса в маленьком провинциальном городке в канун Рождества…

Нелепость?

Нет...

Одно из абсолютно идентичных преступлений, происходящих раз в год. Всегда - в канун Рождества. Всегда в маленьком городке...

"Работа" маньяка?

По крайней мере такова версия Скалли, начинающей собственное расследование.

Но факты говорят о другом. О чем-то куда более странном...

Так начинается новое дело "Секретных материалов"...

Павел Андреевич Гросс

Морфология Кер

"Рыщут и Злоба, и Смута, и страшная

Смерть между ними:

Держит она то пронзённого, то не пронзённого ловит,

Или убитого за ногу тело волочит по сече;

Риза на персях её обагровлена кровью людскою.

В битве, как люди живые, они нападают и бьются,

И один перед другим увлекают кровавые трупы."

( "Илиада", перевод Н. Гнедича )

От автора: Сюжет основан на реальных событиях и фактах..

Дядя Сэм проснулся в тот момент, когда рядом с ним с грохотом обрушились стропила. Гадство какое, подумал он, отползая от извивающихся языков пламени, едва-едва не хватающих его за дырявые башмаки. Какой-то пьяный ублюдок поджег чердак. Поджег, кол ему в жопу! Договаривались ведь не разжигать костер ночью. Нет, кому-то… холодно стало…

Справа от Сэма что-то с хлопком взорвалось и он, чуя нутром, запах курносой… коснулся чьей-то холодной ладони. В слуховом окне появилась чумазая физиономия Хриплого.

Павел Гросс

Ягодка

(из цикла рассказов "Темные истории" (c))

Привет! Ты снова заглянул на огонек, ко мне, в мой маленький, богом забытый домишко? Проходи, проходи, не заслоняй свет, здесь итак довольно темно. Только не урони, пожалуйста, нож... Видишь его блестящий под светом настольной лампы клинок? Это легендарное оружие. Оно принадлежит герою моего сегодняшнего рассказа. Кто он, этот герой? Обычный маньяк-убийца... Если хочешь проверить, просто потрогай его холодную, режущую подсознание сталь! Ты что, струсил? Не бойся, этого человека пока с нами нет. А значит мы с тобой в полной безопасности. Ну... или в почти полной...

Популярные книги в жанре Ужасы

Эдгар Джепсон Джон Госворт

БЛУЖДАЮЩАЯ ОПУХОЛЬ

пер. Н.Куликовой

"Немедленно приезжай. Предстоит операция. Возможно, уникальный шанс. Лучше спецрейсом. Линкольн, Кингс-Кросс, 9.30. Не подведи. Клэверинг".

Именно так была составлена телеграмма, которую я вторично перечитал, сидя в поезде, уносившем меня из Лондона.

Она показалась мне довольно странной. Я знал, что Клэверинг тоже был готов оказать мне любую услугу, поскольку все пять лет нашей совместной работы в больнице Святого Фомы нас связывала близкая дружба, и он прекрасно понимал, что гонорар за операцию в Линкольне окажется весьма кстати для хирурга, совсем недавно обосновавшегося на Харли-стрит [Улица в Лондоне, на которой расположены приемные Наиболее престижных и дорогих врачей.]. Но что он имел в виду, когда упоминал про какойто "уникальный шанс"? То, что клиент - какая-то местная шишка, с которого именно на севере может начаться его блистательная карьера? Впрочем, едва ли, поскольку там хватало и своих собственных хирургов. Но если не это, то что? Я ломал голову над различными вариантами, пока до меня неожиданно не дошло, что, поскольку все выяснится не позднее двенадцати часов дня, нелепо мучить себя поисками разгадки в пол-десятого, а потому развернул свой "Тайме" и присоединился к беседе пятерых любителей скачек,оказавшихся со мной в одном купе.

Хроника похождений, год 1991. Социально-мистическая фантасмагория.

Говард ЛАВКРАФТ

ПРОКЛЯТИЕ ГОРОДА САРНАТ

В стране Анар есть огромное и спокойное озеро. Ни одна река не впадает в него, и ни для одной реки это озеро не является источником рождения. Могущественный город Сарнат, построенный на его берегах 10 тысяч лет назад больше не существует. Но еще задолго до возникновения первых цивилизаций здесь возвышался другой город, город Иб, столь же древний, как само озеро.

Построенный из серого камня, он был населен уродливыми и странными существами. На кирпичных тумбах можно прочитать о том, что эти создания были такого же зеленого цвета, как и само туманное озеро. У них были выпуклые глаза, мясистые и отвислые губы, смешные уши и совсем не было голоса. Они спустились сюда с Луны туманной ночью, столь же темной, как само озеро и город. У жителей города было свое божество, которому они поклонялись, каменный идол, зеленый, как озеро, высеченный по образу Бокруга, большой водяной ящерицы. Во время полнолуния горожане исполняли ужасные устрашающие танцы в честь своего каменного божества.

Ховард Филипс Лавкрафт

СТРАННЫЙ СТАРИК

Идея нанести визит Странному Старику принадлежала Анджело Риччи, Джо Кзанеку и Мануэлю Сильве. Старик этот имел репутацию неимоверно богатого и к тому же безнадежного больного человека и проживал в довольно большом и древнем доме, который располагался на тянувшейся вдоль морского побережья Уотер-стрит. Первые два обстоятельства сыграли, можно сказать, главную роль в принятии господами Риччи, Кзанеком и Сильвой вышеупомянутого решения, поскольку все трое не без основания считали себя истинными представителями такого изысканного ремесла, которое издревле именовалось грабежом.

Говард ЛАВКРАФТ

УЗНИК ФАРАОНОВ

Каждая тайна влечет за собой новую тайну. С тех пор как мое имя стало ассоциироваться с необъяснимыми ситуациями, я все время пытаюсь бороться против обстоятельств, связанных в умах людей с моей деятельностью и репутацией. Большинство этих событий не представляет никакого интереса, хотя некоторые из них были даже драматичными. Какие-то случаи доставляли мне лишь приятные ощущения опасности, другие же заставляли прибегать к довольно обстоятельным научным и историческим исследованиям. Я всегда свободно обсуждал эти события и продолжаю это делать, за исключением лишь одного случая, о котором до сегодняшнего дня не решался упоминать. Я вынужден все рассказать только лишь из-за расследования, предпринятого издателями некоего иллюстрированного журнала, разжигающими ажиотаж вокруг этого сугубо личного дела. Речь идет о частном визите в Египет 14 лет назад, о котором я по многим причинам избегал говорить. С одной стороны, я не стремился извлечь выгоду ни из опубликования различных достоверных событий и обстоятельств, вероятно неизвестных тысячам глазеющих на пирамиды туристов, ни из раскрытия секретов, ревниво охраняемых большими людьми в Каире. С другой стороны, мне не хотелось рассуждать о происшествии, в котором мое больное воображение могло сыграть огромную роль. То, что я видел или мне казалось, что видел, без сомнения не происходило. Мое возбужденное состояние, в котором я находился вследствие исключительных обстоятельств, увлекло меня в одну фатальную ночь в это приключение.

Это трогательная и немного страшная повесть о встрече двух влюбленных, которой, может, и не было на самом деле, потому что они существуют в разных мирах.

«Старуха озадаченно пожевала губами. Она-то думала, что успела привыкнуть к причудам Хозяйки!

– Ты хочешь вытащить его сюда?

– Ага. Вот этого одного. Смотри, у него симпатичная мордочка, и глаза живые…»

В романе «Грач, или вход дьявола» главный герой Семён Семёнович Грач по воле случая становится преградой на пути дьявольских замыслов. В романе пересекаются любовь и предательство. Приключения сопровождают главного героя на всём протяжении романа. Мистика и магия опутывают весь роман, заставляют содрогнуться и задуматься о тонкой грани между реальностью, мистификацией и оккультизмом.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Этот сериал смотрят во всем мире уже пятый год. Он вобрал в себя все страхи нашего времени, загадки и тайны, в реальности так и не получившие научного объяснения.

Если вы хотите узнать подробности головоломных дел, раскрытых и нераскрытых неугомонной парочкой спецагентов ФБР, если вы хотите заглянуть за кулисы преступления, если вы хотите взглянуть на случившееся глазами не только людей, но и существ паранормальных, читайте книжную версию «Секретных материалов» — культового сериала 90-х годов.

В комнате висела серая мгла. Если бы оставались силы и желание, можно было бы включить телевизор — он давал ощущение чьего-то присутствия. Или хотя бы зажечь свет. Тогда не было бы так серо. Но человек продолжал лежать, глядя в потолок. Горка окурков в пепельнице выросла в мини-Монблан и развалилась, когда в нее не глядя ткнули очередной окурок. Прошла вечность. Очередная серая вечность разглядывания потолка под стук дождевых капель. Их звонкое пощелкивание по стеклу нарушало единообразность вечера. Если бы оставались силы и желание, можно было бы застрелиться. Человек скосил глаза, пытаясь разглядеть пистолет, не меняя положения головы. Оружия нигде не было, очевидно, Мона спрятала куда-нибудь. Она боится пистолета, словно тот собирается ее укусить. Ради любопытства человек попробовал представить, как бы все произошло. Мысли текли неторопливо и отдавали мазохистским сладострастием. Он в уме проделал все необходимые действия — неторопливо, обстоятельно, оттягивая финал — потом дело застопорилось. Полезла всегдашняя дрянь. Выстрел не должен быть слишком уж громким, чтобы не услышали соседи. Зрелище, опять же, наверняка будет не из приятных. Он попытался представить собственный труп и не преуспел в этом. Зато прекрасно и в мельчайших деталях вспомнился вид доктора Рузвельта после того, как в его палатке побывал ягуар. Можно наглотаться какой-нибудь гадости, подумал человек. Если бы в доме что-нибудь было. Можно ли отравиться аспирином? И сколько для этого нужно проглотить таблеток? Со счетом тоже все было нормально.

... Мир далекой древности.

Эпоха, когда молода еще была гордая Лемурия — и жалкими дикарями пока что слыли майя и атланты.

Эпоха, когда жили еще на земле и великие, могущественные боги, и страшные, кровавые чудовища, и суровые, мудрые маги.

Эпоха, когда судьба, коей подвластны не только люди, но и боги, послала в мир могущественнейшего из воинов былого — северного варвара Тонгора из клана валькиров, — героя, с коим не сравниться было ни Куллу-Завоевателю, ни Конану-Разрушителю...

Эпоха, когда молода еще была гордая Лемурия — и жалкими дикарями пока что слыли майя и атланты.

Эпоха, когда жили еще на земле и великие, могущественные боги, и страшные, кровавые чудовища, и суровые, мудрые маги.

Эпоха, когда судьба, коей подвластны не только люди, но и боги, послала в мир могущественнейшего из воинов былого — северного варвара Тонгора из клана валькиров, — героя, с коим не сравниться было ни Куллу-Завоевателю, ни Конану-Разрушителю...