Окончательно

Во второй половине двадцать первого века любой, кто мог себе позволить жизнь в он-лайне (а большинство тех, кто имел постоянную работу, мог это позволить), жил там. В декадентском прошлом аристократ, зевая, говорил: «Заботиться о себе? Для этого есть слуги». В этом веке вы нанимали людей, чтобы те ухаживали за вашим «бренным» телом, в то время как ваш мозг, снабженный имплантированным биоэлектронным интерфейсом, был связан с виртуальной «плотью», способной обитать в любой желаемой реальности. Вы могли жить в любом времени и пространстве, стать императором или звездопроходчиком, реализовать любые желания. Главный компьютер выступал в роли сказочного джинна.

Популярные книги в жанре Научная фантастика

Это уже вторая попытка скивра Грэфа захватить Пьеллу. Она ему удалась. И на обреченной Пьелле не осталось бы ни одного Прыгуна, если бы юный принц Аггерцед не напился и не проспал эксперимент.

— …Не хотите ли продать немного своего плохого настроения?..

— Чего?! — Андрей вытаращился на старичка, произнесшего эти слова.

Старичок склонил голову набок, отвёл взгляд в сторону и смущённо дёрнул плечами, словно и сам испытывал неловкость от сказанного им.

— Вы что-то сказали? — переспросил Андрей. У него ещё была слабая надежда на то, что старичок ответит отрицательно и услышанное можно будет отнести на счёт галлюцинаций или выпитой водки.

Инопланетный лес живет, дышит, воюет с собратьями, отстаивает свою территорию против космического вторжения…

Я взмахнул оттяпанной левой сиськой цыпочки-блондиночки. Края были неровными — когда я был ребенком, мамочка не удосужилась поставить мне на зубы пластинку.

Цыпочка всхлипывала, съежившись в углу комнаты, ее сказочное тело было спереди все в крови и требухе.

— А теперь, детка, — прокукарекал я, подцепляя ее бюстгальтер за глубокую чашечку, — поиграем в Давида и Голиафа.

Я засунул сырой комок грудной железы в левую чашечку и начал крутить дамской принадлежностью над головой, пока она не извергла свой жуткий снаряд. Он пролетел через всю комнату, подобно ядру, для того лишь, чтобы шмякнуться о дальнюю стену с омерзительным "блям!" и сползти по штукатурке на пол, будто слизень, оставляя за собой влажный след, но только кровавый. От него отделился бледно-коричневый сосок и упал на паркет с легким "тюк!".

Девушка прошла первой, поздоровалась и поманила рукой спутника. Я пригласил их в кабинет, извинился за беспорядок (стол был завален книгами, журналами и рукописями больше обычного) и попробовал угадать, зачем они пожаловали. Студенты? Но своих студентов я помню… Быть может, с другого курса, факультета?

Рассеивая мои сомнения, девушка сказала:

— Мы с физического отделения. Пришли вот к вам.

— Быть может, по ошибке? — спросил я.

После привычных блекло-серых, бесцветных и нагоняющих смертельную тоску холмов Безликой кипящая на полуденной жаре земная зелень вызывала резь в глазах. Я стоял неподвижно на краю шоссе и, вглядываясь в зеленый мир, щурился с такой силой, что даже стала болеть голова. Подошвы ботинок словно приварились к дороге, и мне казалось, что еще немного — и мои ноги пустят в асфальт корни.

Вдруг какой-то импульс прострелил мои мышцы. Я сорвался с места, зашвырнул далеко свою дорожную сумку и тут же ринулся сам вслед за ней в гущу травы. Но, сделав несколько яростных рывков, выдохся. Ноги опутала упругая паутина из стебельков и листиков; наконец, подавшись телом вперед так, что сохранить вертикальное положение уже было невозможно, я растянулся во весь рост и, должно быть, отшиб бы себе грудь и разбил лицо, если бы не тысячи маленьких зеленых пружинок, мягко сжавшихся подо мною.

Прендергаст, — отрывисто сказал Начальник Отдела, — сегодня, очевидно, возникнет вопрос с контрактом XB2832. Присмотрите за этим делом, хорошо?

— Разумеется, сэр.

Роберт Финнерсон умирал. Два-три раза в жизни ему казалось, что он вот-вот умрет. Он боялся и изо всех сил гнал эту мысль от себя; но теперь все было по-иному. Он не протестовал, потому что не было никаких сомнений в том, что время пришло. Но и сейчас он не мог смириться с неизбежным, хотя в глубине души ощущал, как приближается бессмысленная гибель.

Корабль приземлился на лугу в Нью-Джерси. Дверца открылась, и появился тощий человечек с сухим, как палка, телом. Вскоре появились армейские вертолеты и танки. Вверху по течению реки запыхтел эсминец. Но пришелец утверждал, что пришел с миром. Более того, он разбросал вокруг людей фитюльки со счастьем. Вскоре за счастьем хлынул людской поток. После капсулы человек чувствовал пресыщение и приятную одурь. Пришельцы набрали людей для строительства своего сооружения и раздали им необычные палки-стержни. И работа началась. Здание росло как на дрожжах. Но что же строят люди на свою беду?

© ozor

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Миловидная брюнетка с большим чувством юмора Александра Калганова – менеджер в заведении под названием «Салон «Кассандра». Трудно назвать такую работу обычной. Загадочное место, обитель колдунов, магов и чародеев, оказывающих услуги населению. Великолепный составитель гороскопов Аристарх поразил воображение Саши. Бурный роман между молодыми людьми оборвался, едва начавшись. И тут не обошлось без вмешательства таинственных сил. Что можно противопоставить приворотной магии и колдовским чарам? Только обаяние неподдельных и искренних чувств…

Пророчества говорили о нем задолго до его рождения. Сын славянской княжны и варяжского воина, он был объявлен проклятым. Боги Севера наделили его таинственной силой. Ему предопределено стать великим правителем своего народа. Но прежде ему предстоит встретиться с жестоким Королем-Зверем и его зачарованными рыцарями, одолеть необоримую мощь черной магии и человеческого коварства. И кто знает, будет ли дописана сага о его подвигах до конца?

В этой книге рассказывается о начале крестовых походов и о странствии крестоносцев по неизведанным землям. Адриатическое море было в ту пору краем западного мира, и пересекавшие его пилигримы попадали в волшебную страну, где возможны любые чудеса. В центре повествования — образ молодого англичанина, никогда ранее не уезжавшего из дому. Согласно данному обету, терпя голод, жажду и подвергаясь постоянной опасности, он три года проводит в битвах и встречает победу на стенах завоеванного Иерусалима.

Над Волгой разразилась буря. Стихия чуть не смела с лица земли село под названием Черепа. А то, что уцелело, приобрело иной лик, иной нрав.

Обыденные прежде явления стали страшными до жути. Любой шаг стал шагом в ужас. И никто не знает, кем обернется назавтра твой товарищ, которого знаешь с детства, и в какую тварь превратится твой сосед по дому. А может, чудищем станешь ты сам?

Спастись удастся только тому, кто поймет, что же всколыхнула буря, какие пласты подняла из темных недр на берега вольной русской реки...