Око Пейфези

Сиквел к "Огонь джинна". Оказывается, что не было и нет ничего случайного, что цель всей ее жизни предопределена давным-давно, а она сама — всего лишь послушная марионетка в руках неведомых таинственных сил.

Отрывок из произведения:

497 г по христианскому летосчислению Персия, безымянный городок — будущий Рей, близ современного Тегерана.

Усталый бородатый человек в насквозь пропыленном бурнусе быстро шел по узкой кривой улочке, поминутно оглядываясь, словно чувствуя за спиной погоню. Выйдя на людную базарную площадь, он слегка успокоился и постарался слиться с толпой.

Покружив по площади некоторое время, бородач шмыгнул в темный переулок и встал, как вкопанный. И без того мокрые, его виски покрылись крупными градинами пота.

Другие книги автора Галина Владимировна Бахмайер

Однажды дозор у приграничного форта поймал в лесу странную шпионку, оказавшуюся пришелицей из далекого будущего параллельного мира и агентом особой спецслужбы. Странная гостья поведала о том, как ее завербовали, обучали, и историю своего нелегкого служебного романа. Собравшись в обычный отпуск, она попала непонятно куда, и теперь никак не может вернуться.

Не фэнтези! Эльфов нет! Однажды дозор у приграничного форта ловит в лесу странную шпионку, оказавшуюся пришелицей из далекого будущего параллельного мира и агентом особой спецслужбы. Странная гостья поведала о том, как ее завербовали, обучали, и историю своего нелегкого служебного романа. Собравшись в обычный отпуск, она попала непонятно куда, и теперь никак не может вернуться.

Она хочет просто жить и быть счастливой, но волей судьбы ее затягивает в вихри человеческих страстей. Найдется ли сила, способная унять восставшую мощь проклятого древнего рода?

Фанфикшен по мотивам волшебного мира Дж К Роулинг

Она с самого начала показалась мне немного странной. А «двинутая» — так легкомысленно назвала ее бывшая одноклассница — девушка моего друга Димки. При этом Наташка охотно признала, что Сонька на самом деле хорошая, умная и добрая, только немного не от мира сего. Рассказала, что они проучились вместе до четвертого класса, и все эти годы Соньку в школу водила бабушка — буквально за руку, подолгу что-то внушая перед тем, как отпустить в класс. Над Сонькой за это посмеивались. Она не обижалась, только улыбалась, грустно так. Никогда ни с кем не ссорилась, если пытались обидеть — просто уходила. Но и подруг у нее особо не водилось, почему — неизвестно.

Фанфикшен по сериалу Земля: последний конфликт

Фанфикшен по сериалу 'Земля: последний конфликт'

Старый Мишка был горьким пьяницей.

Он одиноко обитал в полуподвальной комнатенке старого, дореволюционной постройки дома, где низкие каменные потолки подавляли своей сводчатой тяжестью, и где всегда жила отдающая плесенью сырость, неистребимая даже вовсю разожженной неказистой печуркой.

Все называли его просто Мишкой; он и сам уже почти забыл собственную фамилию, вспоминая ее лишь когда немолодая почтальонша с вечно поджатыми губами приносила ему его скудную пенсию, брезгливо бросая тощую пачечку купюр на грязную столешницу. Тогда Мишка выковыривал на свет божий замусоленный паспорт и неловко расписывался дрожащей с похмелья рукой.

Популярные книги в жанре Фэнтези

Святослав ЛОГИНОВ

ОБЕРЕГ У ПУСТЫХ ХОЛМОВ

- Добрый день, любезный! Где я могу найти почтеннейшего Вади?

Вади еще раз подбросил на ладони камешек, затем поднял взгляд на говорившего.

Гость возвышался словно башня. На Закате вообще обитают крупноватые существа, но этот выделялся даже среди них. Его ноги не стояли на земле, а попирали ее. Широкая грудь сверкала чеканкой доспехов, поверх которых кривилась уродливая ухмылка эгиды. Мускулистые руки были обнажены до локтя и безоружны - видимо пришелец не считал Вади за угрозу - стальной шестопер остался висеть у пояса. Ничего удивительного: гость силен и велик - даже подпрыгнув Вади не смог бы достать рубчатой рукоятки праздно висящей булавы.

Муравлев Михаил

АШУР-ГРАД

КHИГА ПЕРВАЯ

ПРЕДУПРЕЖДЕHИЕ

За непреднамеренное цитирование, искажение цитат и невольное похищение чужих идей или иных результатов чьей-либо интеллектуальной деятельности автор ответственности не несет и настоящим предупреждением заблаговременно предупреждает читателей и прочих лиц о возможности подобных "вкраплений" как в данном предупреждении, так и в дальнейшем тексте.

Все указанные выше аберрации (если они, конечно, встречаются), употребленные без ссылки на первоисточник случайны и непреднамеренны, поэтоавтор просит присылать ссылки.

Алекс Поволоцкий

Эльдарион Мордорский

Hовое здание Торговой Палаты Минас Итиля снаружи было выполнено в типично орочьем стиле - туфовые блоки и алюминиевый гофролист, но изнутри было весьма комфортабельным, а огромные окна позволяли даже выращивать живые деревья. Выставочный Зал был самым большим помещением, больше даже, чем Биржевой. Как и любой богатый дом в Мордоре, его украшали бонсаи - в основном четыре "обязательных": меллорн лазлугга (свободный вертикальный), изображавший меллорн на равнине, меллорн гхаарга (лесной стиль), изображавший его же в лесу, меллорн гзулга (каскадный), изображавший знаменитый меллорн Станции, и, наконец, белое дерево гиирга (наклонный стиль), бывший точной копией Белого Древа Минас Тирита, только трех футов высотой. В фонтанчиках журчала минеральная вода - Торговая Гильдия могла себе такое позволить. По залу были расставлены стенды с образцами и рекламными проспектами различных мордорских компаний, а также непременные витринки-террариумы. В этом году в моде были рептилии и насекомые из Дальнего Харада, поэтому в доброй четверти террариумов недвижно стояли палочники, почти неотличимые от засохших сучьев, и примерно столько же было лягушек ядовито-красного цвета. В еще нескольких террариумах сидели ящерицы примерно футовой длины, совершенно фантастического вида - все в гребнях и наростах, вертевшие глазами в разные стороны, причем глаза смотрели каждый в свою сторону. Время от времени служители высыпали в террариумы тараканов. Тогда ящерки медленно-медленно подползали к суетящейся еде, и с расстояния в фут стреляли языком с такой скоростью, что почти никто не успевал заметить его - только таракан мгновенно исчезал в рту. Впрочем, и "традиционных" террариумов с мордорской живностью было немало, и даже пара аквариумов-столиков стояла около бара. По залу плыл запах настоящего мордорского кофе - его варили прямо здесь на жаровне с песком и подавали с выпечкой всех стран мира.

Д.Равен

ОХОТHИК

...Дружинник перевернул труп и, поднявшись, молча посмотрел на своего командира - хмурого бородача с нашивкой хундертера на полотняной рубахе, надетой поверх кольчуги, и браслетом гроссмейстера меча на правой руке.

- Видите, что творится, господин хундертер, четвёртый это уже - снова запричитал стоявший рядом с остальными воинами староста - утром он его убил, только коров выгонять стали. Слышим - вопль ужасный на окраине, на той, что на реку выходит, и сразу стих, а за ним - сохрани господи - вой жуткий, что аж кровь в жилах стынет, как вспомнишь. Староста вытер трясущейся рукой вспотевшее лицо и быстро перекрестился. - Упокой, Боже, его душу.

Лледри Равенвольф

Мечи-близнецы

Перевод с английского: А.Вироховский

Пролог

Всегда было много предположений о месте смерти. По правде говоря, оно состоит измногих уровней: из самого нижнего, известного как Бездна, пролятого дома Ллот и ее йоколол;дальше уровень обычных преступников, чьи дрожащие, стонающие души казнятся за убийства или воровство;и наконец уровень радости, уровень тех невинных душ, которые творили добро в Реальном Мире.

Если главное действующее лицо в мире «меча и магии» — женщина, то будь у нее даже раздвоение личности, как у резановской Селии-Алиены, она, в отличие от героя-мужчины, успевает не только поражать врагов искусными выпадами меча, но и вовремя позаботиться об одежде и пропитании. Если же автор романа — женщина, значит, «ужасные опасности и страшные приключения» не заслонят самых обычных, но таких тягостных испытаний, выпадающих на долю любого человека в смутное время. Недаром сказка всегда кончается — после традиционной победы добра над злом и свадьбы героев. Потом наступают будни. Тогда-то и оказывается, что «самое большое испытание... не в том, чтобы убивать душегубов и обманывать хитрецов, а просто жить — обычной жизнью, с ее мелкими трудностями и мелкими пакостями, с ними-то сражаться будет пострашнее, чем с чудовищами».

Сказать, что Владимир Сморода, посадник старорусский, находился не в своей тарелке, значит не сказать ничего. Попробуйте-ка совладать с собой, когда вам предстоит разлука с единственным сыном. Да и Дубрава, жена посадника, успокоения в сердце мужа отнюдь не вносила.

— Све-е-етушка! — выла она. — Стри-и-ижик мой ясный! Да куда-а-а ж вас, родненького, забира-а-ают?! Да как же я без вас жи-и-ить буду!

Вокруг Дубравы металась взволнованная челядь.

Петр 'Roxton' Семилетов

Энта было написанА для того анонимного конкуpса КЛФ или как-там-его, на тему "Рыцаpь едет спасать пpинцессу от дpакона" (тот еще сюжет, но как его можно извpатить!) /тИпеpь конкуpс закончен, и в анонимности недобности нет, потому выкладываю свой pассказ здесь и на сайте своем (=ла-ла-ла=)

ЗОЛОТЫЕ СЕРДЦА

1

Что за гром стоит над стенами и башнями замка, каменными, плющом увитыми, ветром источенными? От чего воздух сотрясается, будто земля, табуном лошадей избиваемая? А то во дворе замка солдаты безоружные в стальные барабаны стучат.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Я родился в 1929 году — в год Великого перелома (позвоночника Советскому народу). И ледяной ветер свирепых перемен продувал мою колыбель и продолжался непрерывно во времена моего детства, отрочества, юности, зрелости — и по сей день он дует уже на старости моих лет. Одним словом, кожа задубела, но боль не притупилась.

В 2004 году, когда я гостил в Израиле у моих детей, Правительством страны была сделана первая попытка изгнания поселенцев из Газы с целью передачи палестинцам евреями взлелеянных мест. Тогда я звонил по телефону прямо на квартиры членам центра правящей партии ЛИКУД с настоятельной просьбой не делать этого. Один абонент спросил:

Copyright — Зардушт Ализаде.

Данный текст не может быть использован в коммерческих целях, кроме как с согласия владельца авторских прав

За все тысячелетие существования России только однажды - в первой половине XVIII века - выделился небольшой период времени, когда государственная власть была в немецких руках. Этому периоду посвящены повести: "Бироновщина" и "Два регентства".

Жизнь Ильи Эренбурга тесно связана с крупнейшими событиями двадцатого столетия. Книга воспроизводит многие страницы этой замечательной биографии. Воспоминания писателей К. Федина, Н. Тихонова, А. Твардовского, К. Симонова, А. Суркова, К. Паустовского, Б. Полевого, М. Алигер, С. Наровчатова, Л. Мартынова и других, художников М. Сарьяна и А. Гончарова, маршала И. Баграмяна и генерал-майора Д. Ортенберга, деятелей искусства С. Образцова, Л. Вагаршяна воссоздают впечатляющий образ И. Эренбурга писателя и публициста, своеобразного поэта, видного общественного деятеля. Читатель видит И. Эренбурга в различных обстоятельствах — в годы создания первых книг стихов и романов, в республиканской Испании, на фронтах Великой Отечественной войны, в редакции газеты "Красная звезда", на международных форумах в защиту мира, в многочисленных зарубежных поездках.

Из свидетельств людей, близко знавших писателя, мы узнаем о его человеческих качествах, о его творческой работе.

Составители Г. Белая, Л. Лазарев.

На переплете помещен портрет И. Эренбурга работы Пикассо 1948 года.