Оккультный рейх

«Оккультный рейх» — необычный и неожиданный взгляд на один из фрагментов противостояния сил Света и Тьмы: историю становления нацизма, роль Гитлера и его «наставников» в раскладе событий Второй мировой войны, ряд моментов, определяющих наше сегодня.

Книга, безусловно, будет интересна как читателю, увлечённому вопросами оккультизма и его влияния на развитие цивилизации, так и тем, кто начинает знакомиться с основами эзотерики.

«Оккультный рейх» Бреннана — один из немногих источников, повествующих об оккультных корнях событий исторического значения.

Отрывок из произведения:

8 ноября 1939 г. Члены «Общества старых бойцов» — те, кто активно помогал укреплению национал-социализма в начальный период, — один за другим входят в мюнхенский «Бюргербраукеллер». Несмотря на тяготы недавно начавшейся войны, настроение у всех приподнятое. Они собираются отметить шестнадцатую годовщину мюнхенского «пивного путча». Это был праздничный день нацистского календаря, который подразумевал речи, воспоминания и обильные возлияния. Присутствие партийных боссов, вне зависимости от участия их в путче 1923 года, было обязательным. Кто-то сомневался, приедет ли Гитлер. Раньше он неизменно присутствовал на торжественном мероприятии, но на этот раз радио и газеты ничего не сообщали о его намерениях. Знающие нацисты объясняют последнее требованиями войны и оказываются правы — неожиданно Гитлер появляется и произносит традиционную речь.

Другие книги автора Джеймс Хэрби Бреннан

Дж. БРЕННАН

Последняя инстанция

Ходатайсгвую о разрешении подать апелляцию, ваша честь. Последовала секундная пауза, в безмолвии зала суда раздалось чуть слышное гудение, затем Судья ответил: - Ходатайство удовлетворено. "Сработала независимая цепь, - подумал Келлет. - Ходатайства об апелляции неизменно удовлетворяются: идиотская гарантия там, где никакие гарантии не нужны". Келлет поднялся и с поклоном прожурчал: - С позволения вашей чести. Слова, как и поклон, были формальностью, которую теперь редко кто соблюдал. Но ведь и сам Келлет во многих отношениях был ходячим анахронизмом. Он дорожил каждым мелким штрихом, напоминающим о далекой, не столь сумасбродной эпохе. Это было последнее дело из назначенных на сегодня, и когда Келлет направился к выходу, секретарь суда - щеголеватый человечек с мелкими подвижными чертами лица - перегнулся через стол и невозмутимо выключил Судью. У себя в конторе Келлет, задумавшись, медленно снимал адвокатскую мантию. Это был высокий сухопарый старик, сутулый и болезненный. Держался он довольно странно, как бы нерешительно; впрочем, первое впечатление тут же рассеивалось, едва он начинал говорить. Его речь, холодная и резкая, поражала точным выбором слов и обнаруживала недюжинную остроту ума. В расцвете карьеры Келлет был почти несокрушим, даже сейчас он оставался одним из самых могущественных представителей своей профессии. Он бережно свернул мантию, положил сверху мягкий белый парик и все это спрятал на верхней полке шкафчика. Его угнетали собственные мысли. Беда состояла в том, что ему не нравился подзащитный, но, с другой стороны, кому такой мог понравиться? Толстячок Генри Вудс, который все время потеет, с громкими воплями требует правосудия, в глубине души мечтая о помиловании, и настаивает, чтобы приговор был обжалован во всех инстанциях. Не хочет понять, что апелляция, как и вежливые формы обращения к Судье, - всего лишь пустая формальность. Вудс убил жену. Вменяемые люди не убивают. Ergo*, Вудс невменяем. Точно так же будет рассуждать и Судья в апелляционной инстанции. Точно так же будет рассуждать и Судья в Верховном суде - если Вудс настоит на последней тщетной попытке. Так рассуждают все роботы. Порядок обжалования установлен на всякий случай, как защита от механических неисправностей или ошибочного программирования, не более того. Келлет вздохнул. Он еще помнил дни - правда, очень смутно, - когда работа приносила ему удовлетворение. Это было до того, как правительство отказалось от старого судопроизводства, чреватого ошибками, которые появлялись из-за несовершенства человеческого суждения, и заменило то судопроизводство холодным и безупречным - современные судьи не подвластны чувствам и великолепно ориентируются в путаных дебрях статей закона. Келлет ненавидел новых судей слепой, лютой ненавистью.

Популярные книги в жанре История

Александр Полюх

"Малый круг истории"

В предыдущей публикации мы рассмотрели большой круг истории или трехсотлетний исторический цикл, который позволяет предугадать будущие исторические события. Однако не только трехсотлетний исторический цикл позволяет нам заглянуть в будущее. Есть еще один подобный цикл восьмидесятичетырехлетний, называемый малым кругом истории.

Как и в случае с трехсотлетним историческим циклом, восьмидесяти четырехлетний имеет в своей основе двенадцатилетний солнечный цикл, а 84 = 12 лет х 7. То есть, в основе двенадцатилетний солнечный цикл, умноженный на "золотое" число 7, как и в случае с трехсотлетним циклом, где 25 х 12 лет = 300, а 25 = 2 + 5 + 7.

Александр Михайлович Самсонов

ЗНАТЬ И ПОМНИТЬ

Диалог историка с читателем

Разговор о некоторых "белых пятнах" в истории Великой Отечественной войны, начатый академиком А. М. Самсоновым в 1987 году на страницах периодической печати, продолжили 2500 его корреспондентов.

Прорвав молчание и отчужденность недавних лет, они заговорили о самом наболевшем, о героическом и трагическом в судьбе Родины, необходимости перестройки всех сфер нашей жизни, возрождения высоких идеалов ленинской гвардии Октября, нравственного очищения общества...

Сергей Евгеньевич Шилов

Статьи о федерализме

О необходимости общенациональной партии федералистов.

Реформация Российской Федерации подвергается сегодня серьезным политическим испытаниям фундаментального характера. Дальнейшее продвижение России по пути реальной социальной демократии зависит от исхода борьбы, развернувшейся вокруг модели нового российского федерализма. Идет формирование новой левоцентристской оппозиции, к которой усилиями профессиональных политических лоббистов, подменяющих собой политпартии и другие институты гражданского общества, стягиваются авторитетные российские "конфедераты" по должности и "по призванию".

С.Г.Смирнов

История: Годовые кольца Всемирной истории Сергея Смирнова

Год "минус 250" (восток)

Очень трудно заметить связь времен, когда сам стоишь в одном конце этой связи. Царь-реформатор Ашока печется о государственном и культурном объединении Индии, а вовсе не о создании новой мировой религии. Но результат будет именно таков: держава Маурьев превратит этическое учение Будды в государственную религию, которая потом охватит сотни миллионов людей за пределами Индийского субконтинента, в тех краях, о существовании которых не подозревали ни Будда, ни Ашока... Столь же огромные последствия будет иметь греческий перевод древних иудейских мифов и преданий, произведенный любознательными филологами-эллинистами в середине III века до н.э. Этот текст-Библия-становится отныне доступен всякому образованному жителю Средиземноморья и Ближнего Востока. Кто может предугадать, что через три века на этой основе оформится вторая мировая религия-христианство? А еще через шесть веков на том же фундаменте возникнет ислам. Поистине, трудная задача-социальный прогноз; но прогнозировать развитие культуры еще трудней...

С.Г.Смирнов

История: Годовые кольца Всемирной истории Сергея Смирнова

Год "минус 250" (запад)

Вот уже семьдесят лет, как вернулся к богам Александр Македонский. Сменилось два поколения его наследников; много раз перекраивались границы их царств, и все новые головы увенчивались диадемами либо летели с плеч. Но великий спор все еще не разрешен: каким быть новому миру? До появления Александра все казалось ясно: просвещенным эллинам подобает жить в полисах городских республиках, хранимых местными богами. Прочие же варвары обречены на дикость племенной жизни либо на тиранию царей.

С.Г.Смирнов

История: Годовые кольца Всемирной истории Сергея Смирнова

После реформации

Полтораста лет прошло с того дня, когда монах-августинец Мартин Лютер огласил в Виттенберге свои 95 тезисов против господствующей Церкви. Сознавал ли он, что губит Католический Интернационал европейских народов, основанный девятью веками раньше папой Григорием I ? Вероятно, сознавал - но не видел беды в разрушении того, что отжило свой век. "Мы наш, мы новый мир построим!" - таков был мотив всей жизни Лютера. Бесспорно, эта жизнь удалась. Рядом с Католической Европой выросла Протестантская Европа, где верующие в Христа общаются с ним напрямую - без посредства священников и читают Священное Писание на своем родном языке, вольно толкуя его вечные сюжеты.

С.Г.Смирнов

История: Годовые кольца Всемирной истории Сергея Смирнова

Средние Века

По определению, Средние века - это то, что уместилось посредине между Античностью и Новым временем. Сам термин сложился только в 18 веке, а до того просвещеннейшие из европейцев были уверены, что "их" Новое время это единственно правильное. "Возрождение Античности", и тот факт, что Возрождение не расцвело сразу же на развалинах Римской империи, объясняли лишь глубоким всеобщим заблуждением, вроде вавилонского столпотворения. Выдающийся английский историк Гиббон, написав в конце 18 века очень солидную и интересную историю Византии (которая как раз укладывается в рамки Средних веков), не нашел для нее лучшего заглавия, чем "История упадка и разрушения Римской империи". Десять веков сплошного упадка и разрушения - как в это можно поверить? Но таковы были детские иллюзии молодой европейской исторической науки. Только в 19 столетии историки начали понимать, что Средние века не были затянувшимися унылыми поминками по Античности или тупым ожиданием пришествия Нового времени. Нет, это была особая, весьма динамичная цивилизация мирового масштаба, родившаяся в хаосе Великого переселения народов, а тысячелетием позже взорванная бурным развитием капитализма в европейских городах, и затем - экспансией нового образа жизни на весь земной шар.

Созина Светлана Алексеевна

НА ГОРИЗОНТЕ-ЭЛЬДОРАДО

Из истории открытия и завоевания Колумбии

Три долгих столетия - с XVI по XIX- жила на американской земле легенда о Золотой стране, правитель которой - Эльдорадо, от испанского "позолоченный", осыпался золотым песком, чтобы затем смыть его в водах священного озера. В поисках Эльдорадо многие поколения конкистадоров, путешественников и ученых открыли, обследовали и описали необозримые пространства Южной Америки. В книге на материалах старинных испанских хроник и других исторических документов воссоздана яркая история этих увлекательных поисков, а также рассказано о культуре и обычаях индейского народа муисков в Колумбии, щедрая фантазия которых породила эту существовавшую в действительности церемонию.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

В Италии на дне озера раскопаны окаменелые останки неизвестного существа — их возраст старше, чем у самой Земли.

В Иудейской пустыне обнаружен легендарный пергамент.

Эти находки проливают свет на древние религиозные тайны и знаменуют скорое воцарение ада.

Расшифровать послание должен палеонтолог Картер Кокс. Он рационалист до мозга костей и верит только в науку, но ведь ему еще не случалось иметь дела с тем, что приходит из-за границ вообразимого…

Пойманный, как в ловушку, в искривление времени, урфаль начал судорожно искать среди бесчисленного множества своих обличий такое, какое наилучшим образом соответствовало бы изменившимся условиям, потом перестроил свои инерционные структуры и, войдя в обычное пространство, обнаружил, что находится в какой-то планетной системе, неподалеку от одной из ее планет. Будь они прокляты, эти искривления времени! Путешествуешь себе спокойно, и вдруг… Ловушка. Ты летишь кувырком. И попадаешь неизвестно куда.

Дом, в котором жил мистер Джосуа- Томас-Альба Токсон, заслуженный ректор знаменитой гарвардской коллегии и изобретатель, известный во всей С.Америке, – стране, где кажется, нет недостатка в изобретателях, – значился под №37-bis на Штат-Стрит, самой лучшей улице Чикаго.

Дом этот принадлежал к одному из тех гигантских строений, которыми так гордятся, и не без основания, заокеанские англосаксы.

Никакое зрелище не может сравниться с тем, что представляется взорам европейца, впервые высаживающегося на берегах Мичигана, при виде двадцати- и тридцатиэтажных зданий, воздвигнутых в сердце Чикаго из камня и железа, с их бесчисленными окнами, выходящими на все четыре стороны света, с их башенками и куполами, освещенными электрическим светом. Двадцати подъемных машин едва будет достаточно для обитателей этого маленького мирка. Три-четыре инженера заведуют многочисленными машинами, доставляющими во все апартаменты воду, тепло, воздух, свет. На самом верху, на платформе, вы видите залы для концертов, театр, рестораны, кафе, где вы можете выпить, среди пальм и других тропических растений, один из тех прохладительных напитков из льда и алкоголя, которые с таким искусством готовят янки.