Окаянные дни Ивана Алексеевича

Анатолий Хруцкий

Окаянные дни Ивана Алексеевича

Повесть

1

Городок Грасс, что на Лазурном берегу Франции, но чуть в горах, чарует зеленью, теплом, ухоженностью. И красотой: южное море внизу, горы Эстераль справа и живописные холмы в сторону Ниццы налево. Спокойное летнее море слегка шумит набегающей длинной, по всему берегу, волной, но здесь, наверху, ее не слышно. Да и сама она видна только оттого, что, когда откатывается, валуны вдруг и враз начинают блестеть на солнце, как золотые. А белые барашки далее, в открытом море, видны то ли рассыпанной яичной скорлупой, то ли как бы сидящими на воде чайками.

Популярные книги в жанре Историческая проза

Книга о русской военной разведке. Изучение военных архивов и служебных документов дает возможность воскресить драматические судьбы истинных патриотов нашей Родины.

Руй Кастро создает удивительно живой портрет Рио-де-Жанейро, погружая читателя в прошлое и настоящее города, где даже в самые спокойные периоды в воздухе неизменно чувствуется напряжение — атмосфера карнавала в огне.

На фоне ослепительно прекрасных пейзажей проходила жизнь кариок, жителей Рио: каннибалы очаровывали европейских интеллектуалов, элегантные рабы зарабатывали деньги для своих оборванных хозяев, а непринужденный разговор за чашечкой кофе на авениде Рио Бранко мог повлиять на положение дел на всех кофейных рынках мира; мы узнаем о важной роли, которую пляжи играют в жизни города, о фавелах, наркотиках, полиции, карнавале, футболе и музыке. Со свойственным настоящему кариоке благодушием и талантом рассказчика проводит читателя по играющему огнями Рио.

Одно из лучших произведений народного писателя Латвии А.М.Упита роман «На грани веков» повествует об исторических судьбах латышского крестьянства в XVII–XVIII столетиях.

Роман рисует картины народно-освободительной борьбы против немецких баронов и шведских захватчиков, воссоздает историю присоединения Латвии к России.

Во вторую книгу тетралогии народного писателя Латвии Андрея Упита входят ее третья и четвертая части: «На эстонском порубежье» и «У ворот Риги», которые продолжают повествование о жизненном пути владельца имения Танненгоф барона фон Брюммера и его крепостного — кузнеца Мартыня Атауги.

ПРИЧАСТНОСТЬ

Впервые Караганду я увидел весной, в конце марта, мне запомнился день приезда — двадцать седьмое, день рождения моего отца... Яркое солнце, прозрачные, налитые огнем сосульки, с грохотом рушащиеся с крыш, клейкая, черная, как чернильный кисель, грязь в золотых бликах... А через день или два — серая, беспроглядная муть за окном, ветер, обезумело мечущийся среди призрачных домов, зыбучая, вязкая снежная каша на дорогах. Ветер то ударит в спину, то хлестнет метелью в лицо, а под ногами, которые ищут подошвой устойчивой тверди,— предательский лед... Еще день — и с утра мороз, стеклянное, звонкое небо, тротуары, дворы, площади — все блестит, сверкает нетронутой снежной целиной, еще не припорошенной угольной, осевшей из воздуха пылью. А к вечеру — снова желобки ручейков талой воды, скважины в снегу, простреленные дробинками капели, и потом — опять на неделю или две — скованные морозом снега...

На его имени лежит позорное клеймо изменника и братоубийцы. Его проклинают летописцы и Церковь. В истории Древней Руси нет более ославленного и ненавистного князя, чем Святополк Окаянный, объявленный «иудой» и «каином» за убийство родных братьев – первых русских святых Бориса и Глеба.

Нелюбимый сын Владимира Святого, получивший в удел захолустное княжество, Святополк не смирился с судьбой и в борьбе за власть не брезговал ничем – ни заговорами и предательством, ни деньгами еврейских ростовщиков, ни помощью заклятых врагов Руси – степняков и ляхов. Он и умер где-то между Польшей и Чехией, проиграв решающую битву брату Ярославу (будущему Ярославу Мудрому), а современники сочли эту безвременную смерть (Святополку было едва за сорок) Божьей карой…

Читайте новый роман от автора бестселлеров «Князь Игорь» и «Владимир Мономах» – трагическую историю самого ославленного, проклятого и «окаянного» из русских князей.

Героя этой документальной повести Виктора Александровича Яхонтова (1881–1978) Великий Октябрь застал на посту заместителя военного министра Временного правительства России. Генерал Яхонтов не понял и не принял революции, но и не стал участвовать в борьбе «за белое дело». Он уехал за границу и в конце — концов осел в США. В результате мучительной переоценки ценностей он пришел к признанию великой правоты Октября. В. А. Яхонтов был одним из тех, кто нес американцам правду о Стране Советов. Несколько десятилетий отдал он делу улучшения американо-советских отношений на всех этапах их непростой истории. В конце жизни генерал Яхонтов вернулся на Родину.

Действие романа «Черная стрела» разворачивается на фоне жестокой междуусобной распри, известной в истории как «война Белой и Алой розы». Соперничество двух ветвей династии Плантагенетов — Йоркской (белая роза) и ланкастерской (алая роза) — вылилось в открытую борьбу за престол.

Бесконечная цепь интриг, преступлений, лжи, роковых ошибок, преследующих главных героев, держат в напряжении читателя с первых страниц романа до счастливой развязки.

В основу романа «Сент-Ив» положена история французского дворянина Керуэля де Сент-Ив, оказавшегося во время наполеоновских войн в плену у англичан. Случайное знакомство с красавицей Флорой, перешедшее в любовь, побег из Эдинбургской тюрьмы, полные приключений и опасностей скитания, возвращение в Париж, счастливая свадьба и… добровольное возвращение в страну своего заточения — таковы главные события одиссеи героя, мастерски, с добрым юмором изложенные автором.

Книга представляет интерес для широкого круга читателей, особенно для детей среднего и старшего школьного возраста.

Имя русского романиста Евгения Андреевича Салиаса де Турнемир, известного современникам как граф Салиас, было забыто на долгие послеоктябрьские годы. Мастер остросюжетного историко-авантюрного повествования, отразивший в своем творчестве бурный XVIII век, он внес в историческую беллетристику собственное понимание событий. Основанные на неофициальных источниках, на знании семейных архивов и преданий, его произведения — это соприкосновение с подлинной, живой жизнью.

Роман «Петербургское действо», начало которого публикуется в данном томе, раскрывает всю подноготную гвардейского заговора 1762 года, возведшего на престол Екатерину II. В сочных, колоритных сценах описан многоликий придворный мир вокруг Петра III и Екатерины. Но не только строгой исторической последовательностью сюжета и характеров героев привлекает роман. Подобно Александру Дюма, Салиас вводит в повествование выдуманных героев, и через их судьбы входит в повествование большая жизнь страны, зависимая от случайности того или иного воцарения.

Оставить отзыв