Охотник на магов

Приземистый, широкий, как шкаф, дэв, стоявший возле гостиницы и крутивший в лапах огромную дубинку, мельком взглянул на него, вяло ухмыльнулся и продолжил выписывать в воздухе своим оружием замысловатые фигуры.

Входя в гостиницу, Герхард подумал, что так должно и быть. Все правильно.

Одежда и соответствующее выражение лица сделали свое дело.

Страж порядка явно принял его за мелкого чиновника, появившегося в городе с целью сверить какие-то официальные бумажки с хранящимися в местной управе другими официальными бумажками и, потратив на эту глупую работу несколько дней, убраться восвояси.

Рекомендуем почитать

Великая цепь.

Цепь, каждое из звеньев которой — мир, живущий по собственным законам и не похожий на другие, отделенный от иных хорошо охраняемыми Вратами.

Однако как бы тщательно ни охраняли Врата — всегда найдется тот, кого не остановят ни стражи, ни законы.

Вампирша Лисандра, поневоле вступающая в схватку с чудовищным богом разрушения…

Хитрец и авантюрист крысиный король, неожиданно для себя втянутый в запутанную интригу могущественного некроманта…

Путь их лежит по многим звеньям Великой цепи.

И они не хотят даже гадать, что ждет их в следующем мире!..

Близится последняя битва. Охотники собираются вместе, для того чтобы нанести решительный удар по долине магов, покончить с владычеством сил тьмы, сразиться не только с черными магами, но и с теми, кто ими командует. Силы зла тоже не дремлют...

Охотник и вампирша. Воин Света и охотница Тьмы. Враги не па жизнь, а на смерть.

Но – он опутан тайными «нитями судьбы» черных магов и сражается с собой не реже, чем со своими тайными повелителями. Она же снова и снова рискует собственной жизнью, чтобы спасти его жизнь…

Близился, неотвратимо близится день, когда охотники и черные маги сойдутся в последней битве…

И исход этой битвы решат Охотник и Вампирша.

Проходя мимо дома старого Збота, Хантер заметил, что появившийся возле него сугроб на целых полметра выше, чем обычно. Он подумал, что зима, которая только еще начиналась, наверняка, будет суровая.

Это было не очень хорошо.

Возле одного из окон его дома, к концу зимы, тоже, как правило наметало сугроб. Стало быть, камин в комнате, где находится это окно, придется топить каждый день.

Не сказать, чтобы он не любил топить камин... но возиться с дровами, потом отмывать с ладоней приставшую к ним смолу...

По темным, опасным, кровавым дорогам Судьбы бредет юноша Алвис — бродяга, воин, волчонок, уже научившийся перегрызать горло тому, кто попытается его обидеть. Алвис еще не знает ни своей доли, ни своего предназначения, ни дремлющей пока магической силы. Но кто-то знает, кто-то следит за каждым шагом. Кто-то, у кого множество лиц и множество слуг, кто-то, кто выбирает не между злом и добром, а между злом и злом. Кто-то могущественный и безжалостный, ибо он — черный маг…

Медленно, но верно охотники проигрывают войну черным магам. Слишком мало охотников и слишком много черных магов. Волею обстоятельств в руки Хантеру попал прибор, с помощью которого он может обнаружить долину магов – место, где живут те, кто отдает приказы черным магам, Хантеру и его ученику Христиану предстоит долгий путь, встречи с оборотнями, снежными гоблинами, кровожадными фанатиками и множеством других опасных противников. Среди них, кстати, есть их знакомая вампирша. Чем закончится эта встреча? Чем закончится этот путь?

Другие книги автора Леонид Викторович Кудрявцев

Повести и рассказы Леонида Кудрявцева — одного из редчайших и лучших отечественных мастеров жанра. Мир воображения поистине невозможного.

Леонид КУДРЯВЦЕВ

И ОХОТНИК...

ПРЕДИСЛОВИЕ АВТОРА

Почему я решился написать этот рассказ?

Точно - не знаю. Наверное, потому, что мир самых лучших прочитанных нами книг, когда ты перелистываешь последнюю страницу, - не умирает. Он остается жить внутри нас - я имею в виду тех, кто способен получать от настоящей, хорошо написанной книги наслаждение. А потом ты сам начинаешь писать, и этот мир, он словно бы хочет, требует, чтобы ты в него хоть что-то добавил. Пусть даже какую-нибудь мелочь, безделушку. В знак уважения, в знак того, что ты о нем, этом мире, помнишь, в знак благодарности, за то, что он тебе дал.

Сталкер, охотник на людей, ведьма… Зона свела их вместе и бросила навстречу тайне, способной пропеть колыбельную смерти целому отряду солдат. Их ждут чудовища, ловушки, опасные аномалии, настоящий ливень из пуль, а так же — испытание любовью и ненавистью, выбор между жизнью и смертью. Они обязаны победить, поскольку Зона отметила их, одарила необычными способностями. Правда, за них придется платить, но это отправившимся в погоню за очень могущественным контролером еще предстоит узнать.

Черные маги, умеющие управлять людьми с помощью нитей судьбы, захватывают город за городом. Об этом никто даже не подозревает, кроме горстки людей, способных, также как и черные маги, видеть нити судьбы. Их называют охотниками, и только они могут убиватьчерных магов. Герой романа, Хантер, убив черного мага, вдруг обнаруживает одну из запретных тайн черных магов. А это означает схватку с новым, неведомым и гораздо более страшным противником. Кроме того, у Хантера неожиданно появляется союзница – вампирша.Смертельная схватка между ними была бы неизбежна, если бы не обстоятельства. Когда на карту поставлена судьба целого мира, союзников не выбирают.

Леонид Кудрявцев

Джинн

Фантастический рассказ

1.

Пустыня пахла сиренью. Она так и называлась - сиреневая пустыня. К вечеру запах усиливался и для обладавшего тонким нюхом крысиного короля становился почти непереносимым. Причем, те же караванщики вели себя как ни в чем не бывало. Похоже, они либо все поголовно были напрочь лишены нюха, либо настолько привыкли к запаху сирени, что перестали его замечать вовсе. Размышляя на эту тему, крысиный король склонялся к первому варианту, поскольку второй у него просто не укладывался в голове. Как можно привыкнуть к такому терпкому и сильному запаху? Еще пустыня, как и положено настоящей пустыне, была достаточно однообразна. Барханы, барханы и барханы, а также старая, местами занесенная песком караванная дорога. И ветер, и солнце и жара. А еще, временами, мелькнувший на горизонте силуэт, истощенной до последней степени химеры, да то и дело возникающая на обочине дороги фигура призрачного торговца родниковой водой, во все горло нахваливавшего свой товар и рассыпающегося в прах, стоило сделать к нему хотя бы шаг. Разговоры караванщиков, обычно, сводились к обсуждению достоинств той или иной еды, отличительных признаков самок и возможностей потратить заработанные деньги, причем, в основном на более детальное изучение первых двух предметов. Хозяин каравана отличался непомерной толщиной, обладал достаточной для занимаемого положения хитростью и житейской сметкой, но разговоры его ограничивались все тем же неизменным набором тем. Правда, рассуждал он о самках и еде с несколько утомленным видом, как бы намекая на свои большие, чем у обычных караванщиков в данных вопросах познания, однако, это не превращало беседы с ним хотя бы в некое подобие достойного общения. Еще были охранники каравана, но они разговаривать не любили, предпочитая все свое время, за исключением уделяемого сну и еде, с тревогой вглядываться в даль, очевидно ожидая от пустого горизонта какой-то каверзы, а может и в самом деле, углядывая там нечто весьма интересное, недоступное созданиям, наделенным не таким как у них острым зрением. В любом случае, разговорить их было невозможно, в чем крысиный король убедился после нескольких безуспешных попыток. Таким образом, если не считать мыслей, мечтаний и воспоминаний, единственным для него развлечением за время путешествия по сиреневой пустыне, были изредка попадавшиеся, расположенные в оазисах городки. В них караван задерживался на пару дней для отдыха и пополнения запасов провизии, а также воды. Жители городков особым умом не отличались, и это позволяло крысиному королю использовать подобные остановки на полную катушку. В данный момент, восседая на спине песчаной рыбы, слушая скрип песка, разгребаемого ее похожими на совковые лопаты плавниками, крысиный король пытался подсчитать, сколько он уже заработал своими штучками с того момента как попал в сиреневую пустыню. Получалось неплохо. И даже если учесть стоимость путешествия, если вычесть расходы, то все равно, сумма получалась немалая. Вполне возможно, к концу сиреневой пустыни он скопит достаточно денег для того чтобы миновать следующие два мира, не сильно заботясь о пропитании. Просто, будет ехать и ехать, останавливаясь лишь для ночевок, от одних ворот к другим, от одной перемычки между мирами, к следующей... Все ближе к своему родному миру... все ближе... Кстати, до него не так уж и много оставалось. Миров семь, не больше. Крысиный король вздохнул. Миров семь... Если подумать, то не так уж и мало. А во всем виноват великий маг Ангро-майнью, взявшийся неизвестно откуда водный элементал и конечно белый дракон, мерзкий, противный старикашка, сыгравший с ним не очень красивую штуку. Примерно такую же, какую он сам сотворил с белым драконом еще раньше. Но все-таки... все-таки... Может быть, ему стоило проявить большую сообразительность и настойчивость в разговоре с Ангро-майнью? Возможно, сейчас, не пришлось бы тащиться в свой родной мир по этой провонявшей сиренью пустыне? Он вздохнул еще раз. Один из охранников каравана протрубил в короткий, оправленный в серебро, рог танцующей коровы. Дав песчаной рыбе сигнал остановиться, крысиный король быстро огляделся. На горизонте висело пылевое облако, судя по величине, оставленное не менее чем отрядом всадников. Причем, облако это стремительно приближалось к каравану.

Я сидел в таверне «Кровавая Мэри», и слушал как Хоббин и Ноббин рассказывают о прелестях охоты на кротов, когда в нее заглянул Сплетник, здоровенный старикан, с большой нечесаной бородой, из которой торчали обрывки слухов.

Сплетник некоторое время топтался у двери, видимо соображая имеет ли смысл осчастливить такое скромное заведение своим посещением, а также, прикидывая не получит ли он тут по физиономии. Его взгляд обежал таверну по кругу, то и дело останавливаясь то у одного, то у другого посетителя. Возле стойки он подпрыгнул, и поводив из стороны в сторону остреньким носом, удовлетворенно кивнул.

—  ...  Именно так  мой  дедушка обманул человека,  —  сказал крысенок, которого звали Рала.

— Нет,  — промолвил крысиный король.  — Всего лишь нарушил свою клятву. Не более.

        Он  окинул внимательным взглядом расположившихся перед  ним  полукругом крысят и слегка улыбнулся.

—  А  разве обман и  нарушенная клятва не  являются одним и  тем же?  — спросил Рала.

—  Нет.  Обман  —  это  высокое искусство.  Настоящая крыса  никогда не опустится до того, чтобы нарушить свою клятву. Она её выполнит, но так...

Кое-какие мысли по поводу вселенского хая вокруг противостояния: библиотека КМ против библиотеки Мошкова

Популярные книги в жанре Фэнтези

Сказки у нас не заканчиваются и никогда не закончатся. Со временем тексты становятся лучше, а авторов — больше, и вообще все только начинается. Всегда, каждый день, в любую минуту все только начинается, а вы и не знали небось.

Единая сущность разделена на две части. Одна оставлена в мире Сефиры, другая отправлена в мир людей, чтобы хранить в нем Пламя Жизни — великое сокровище, которое может принести неисчислимые беды, если попадет в дурные руки.

Зло уже близко — настало время разделенной душе вновь стать единым целым.

Но как — если переродившийся ангел, вот уже пятнадцать лет живущий в человеческом обличье, даже не подозревает о своем истинном предназначении?

Троим подросткам предстоит вступить на путь, полный опасностей, искушений, тайн и магии, — и, если им суждено пройти его до конца, — потерять себя, чтобы обрести заново.

Произведение заняло 7 место в конкурсе фентэзи "Наследники Толкиена Х")

«Роберт Сан-Мигель — редкая скотина», — подумал Тоши и нажал на «Ответить всем».

«Хай, Роберт, — настучал он быстро, — несмотря на то что СПП версии УКК не может быть внедрен без АПК ИДМ, я настаиваю на повторной валидации РВМСиК. Расписание моей группы не позволяет включить СПП без ППОЗО, и я считаю иное временное распределение неразумным и неэффективным. Кстати, внедрение лингвистического пакета третьего уровня назначено на 18 декабря».

Приветствую Вас читатель и благо дарю!

 Касаясь Музы, пишу от Вдохновения.

 Неутомимая фантазерка! Миры толпятся в голове, ожидая воплощения. А их герои всегда рядом...

 Надеюсь на позитив.

 С уважением, Лара.

Если вы попали в чужой - враждебный мир, если в вашей душе сидит демон, а вся предыдущая жизнь была лишь спектаклем - не расстраивайтесь - дальше будет еще хуже! Спасибо всем кто дождались!

http://samlib.ru/m/megwinow_s_l/oldold.shtml

СИ от 2012-06-04

поправлена структура

Он вовсе не герой, а простой паренек, который подрабатывает после школы, помогая матери свести концы с концами. Но однажды в его жизнь вторгается самая настоящая магия, и это меняет все.

Теперь приходится ежеминутно рисковать, разрушая ведьмины чары, разговаривая с животными на их языке, сражаясь с великанами и мгновенно переносясь в пространстве. Но чего не сделаешь ради красавицы-принцессы, пообещавшей в награду выйти за тебя замуж? Пусть даже нет твердой уверенности в том, что она сдержит слово… и что твое чувство к ней — действительно любовь.

Заговор. Предательство. Восстание. Мир – это просто другой вид поля боя…

Савин Дан Глокта, некогда самый влиятельный инвестор Адуи, утрачивает ясность мысли, состояние и репутацию. Но у нее по-прежнему остаются амбиции, и никому не позволено стоять на ее пути. Для таких героев, как Лео Дан Брок и Стур Сумрак, которые счастливы только с обнаженными мечами, мир – это испытание, которое должно закончиться как можно скорее. Но прежде нужно выпестовать обиды, собрать силы и союзников… А тем временем Рикке должна овладеть силой Долгого Взгляда, прежде чем та убьет ее.

Волнения проникают в каждый слой общества. Ломатели все еще рыщут в тени, замышляя освободить простого человека от его оков, в то время как дворяне борются за свои привилегии. Орсо изо всех сил пытается найти безопасный путь через лабиринт ножей, которым оказывается политика. А его враги и долги только множатся.

Старые пути отброшены, и старые лидеры вместе с ними, но те, кто возьмет бразды правления, вскоре убедятся, что ни союзы, ни дружба, ни мир не длятся вечно.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Отпуск галактического авантюриста Веска Маршевича сложился крайне неудачно. Ограбив очередной банк, он собирался культурно отдохнуть на планете Невинных развлечений, но наперекор своим планам попал на Бриллиантовую планету. Репутация, украшенная немалым количеством темных дел, не помешала ему стать там центурионом инопланетного квартала. Занявшись по долгу новой службы расследованием серии загадочных убийств, Маршевич внезапно обнаружил, что приютившая его Бриллиантовая планета вполне оправдывает свое название: личинки местных муравьев — бесценный товар, представляющий интерес для многих цивилизаций во Вселенной...

Он вышел на балкон, облокотился о перила и стал смотреть, как по улице бегут груженные прессованной соломой машины. А на балконе соседнего дома толстяк в тренировочном костюме, выпятив благоприобретенный животик, делал ритмичные взмахи руками и приседал. Этажом ниже целовалась какая-то парочка.

Ветер принес запах свежеиспеченного хлеба…

Минут через пять он вздохнул и ушел с балкона в комнату. Включив телевизор погромче, сел на диван и открыл книгу. Попробовал читать, но почти тотчас же швырнул томик на стол. Передача тоже была неинтересная. Он лег на спину и стал рассматривать потолок, выискивая самую длинную трещину, внимательно изучая каждый отставший кусок штукатурки. Потом переместил свое внимание на холодильник с открытой дверцей. Возле него набежала лужица талой воды.

...И случается иногда – идет человек к миру снов. К мерцающему великолепию иного мира – от черной пустоты безвременья. Идет, еще не зная, примет ли его мир снов – теперь, когда он – уже не тот, каким был раньше... Мир снов. Мир нереального, ставшего реальным. Мир повестей Леонида Кудрявцева, вновь доказавшего необыкновенное свое умение проводить читателя, точно по лезвию ножа, по узкой грани, отделяющей обычную нашу жизнь от жизни, в которой героизм становится болью, а кошмар сплетается с предназначением... Здесь боги катаются на драконах, в лесах водятся ручные оборотни, великие маги мечут в претендентов на свои престолы жестокие черные молнии, а имена становятся символами, меняющими природу вещей. Здесь обитают странные существа и творятся странные деяния. Здесь можно хотеть одного – перестать быть героем. Или – Богом. Только бы остановиться. Перевести дух. Только бы – не споткнуться...

С наступлением ночи дом убрал все балконы и увеличил высоту чугунной ограды до трех метров.

Человек сидел у камина, потягивая пунш, грея ноги и рассеянно наблюдая, как вместо горки с фамильным серебром возникает книжный шкаф, заполненный толстенными фолиантами.

Сделав последний глоток, он поставил стакан.

В этот момент вылетели стекла, и в окна хлынула вода. Рассеянно подумав о том, что наводнения не случалось уже две недели, он вскарабкался на огромный деревянный стол и устроился поудобнее.