Охота обреченного волка

ЭД ЛЕЙСИ

Охота обреченного волка

Перевод с английского Олега Алякринского

Глава 1

Мало того, что я паршиво себя чувствовал, так ещё был один из тех душных летних вечеров в Нью-Йорке, когда кажется, что с каждым вдохом-выдохом ты таешь как снежная баба под весенним солнцем. Я лежал в кровати в своем номере на первом этаже - мое окно выходило на стену соседнего дома - и обливался потом.

Это нью-йоркское лето было не слишком знойным - до последних нескольких дней. Уткнувшись взглядом в облупившийся потолок, я мечтал о том, чтобы администрация заведения "Гровера" (дом 52 по Гровер-стрит) установила бы в номерах кондиционеры. И ещё немножко мечтал о том, чтобы стать частным охранником в отеле классом повыше. Хотя нет, вру, об этом я не мечтал - в "Гровере" у меня было довольно сносное положение. С моей полицейской пенсией, а также карманными деньгами, которые администрация отеля почему-то упорно называла жалованьем, да плюс ещё левые заработки, я умудрялся заколачивать в нашем клоповнике больше двухсот долларов в неделю. - и все это, разумеется, без ведома налоговой инспекции.

Другие книги автора Эд Лейси

В сборник включены романы одного из выдающихся и признанных мастеров детективного жанра США Эда Лейси.

Героями трех его произведений — «Блестящий шанс», «Охота обреченного волка», «Блондинка в бегах» — являются частный детектив, отставной полицейский и двое молодых людей, не имеющих отношения к правоохранительным органам. Всех их объединяет борьба со злом.

ЭД ЛЕЙСИ

Блестящий шанс

Перевод с английского Олега Алякринского

СЕГОДНЯ

1.

Я спустил пары в Бингстоне. Это небольшой городишко с двухтысячным населением в южном Огайо: понять, что к чему, здесь можно минуты за три. Я же меньше чем за минуту выяснил то, что мне нужно было выяснить - а именно что напрасно сюда приехал.

Главная улица тут была явно более оживленной, чем ей полагалось быть, потому что с окрестных ферм в город привозили кучу товаров. Я припарковался около большой аптеки - она же универсам - и вошел внутрь. Немногочисленные покупатели уставились на меня так, словно я вылез из летающей тарелки. К этому я уже привык: хотя мой "ягуар" бегает по дорогам Америки уже лет восемь и приобрел я его всего за шесть сотен, он, как и любая иностранная тачка, всегда вызывает нездоровый интерес у праздных зевак. Но сейчас это привело меня буквально в бешенство, так как постороннее внимание как раз-то нужно мне было меньше всего.

Несправедливо осужденный за убийство был освобожден из тюрьмы благодаря усилиям шефа полиции, вернулся в свой городок и тут же был застрелен на улице. Но шеф не оставит преступление безнаказанным…

ЭД ЛЕЙСИ

БЛОНДИНКА В БЕГАХ

Перевод с английского Олега Алякринского

1.

Я свалял большого дурака, рассказав Хэлу Андерсону про Роуз. Это я понял, как только у меня развязался язык. Но, правда, такое со мной случилось впервые - что я не сумел держать свой глупый рот на замке.

Со дня нашей последней встречи прошло лет десять, и я все ещё не мог простить Хэлу его предательства. Вот потому-то мне и захотелось утереть ему нос - мол, знай наших!

Популярные книги в жанре Детективы: прочее

Михаил Литов

Посещение Иосифо-Волоколамского монастыря

Несказанцев отправился в Иосифов монастырь, где глубокой печалью исполнилась некогда картина умирания великого князя, с болезнью членов лежавшего на паперти собора. Но Иван Алексеевич не за смертью поехал туда, и его история вовсе не величественна, он вывез дочь на быстро обдуманную прогулку. Бог знает и помнит, что имела и чем славилась эта обитель в свои лучшие годы, а мы видим в ее стенах разруху да какую-то робкую попытку восстановления. Что сказать об обитателях этого более или менее уединенного места? Слышал Несказанцев в прошлое посещение, что его, кажется, облюбовали для своей оторванности от мира монахи, а сейчас, когда он вошел туда с дочерью, стало выходить, что в древних стенах насельничают будто бы монахини. Медленно и, на взгляд посетителей вроде Несказанцева, с некоторой путаницей отряхается монастырь от запустения и одичалости, от забвения. Что строилось при энергичном Иосифе за большие деньги, которые этот человек умел брать, то почти что вполне разобрано и разрушено еще предками, не на нашей памяти и не по нашей вине. Перед Иваном Алексеевичем Несказанцевым и его дочерью Сашенькой поднялись строения семнадцатого века. Как Китеж возник вдруг некий град посреди лесов, озер и облаков. Иван Алексеевич остановил машину, вышел на дорогу и принялся, скрестив руки на груди, долго и задумчиво всматриваться в это чудо башен, куполов, крестов. Сашенька смотрела тоже, но отец запечатлевал, впитывал, а у нее увиденное тотчас вылетало из головы, стоило ей на мгновение отвернуться.

Уилл Мюррей

"Дестроер"

Кризис личности

перевод С. Певчева

Вальтеру фон Босау,

давнему другу Дома,

и славному Дому Синанджу

P.O.Box 2505, Quincy MA 02269

Глава 1

Доктор Харолд В. Смит слегка коснулся губами щеки своей жены, с которой прожил сорок лет, вышел из построенного в стиле эпохи Тюдоров дома, находящегося в городе Рай, штат Нью-Йорк, и сел в обшарпанный пикап. Смит совсем не собирался совершать самоубийство. Ни сегодня, ни завтра. Да что там - даст Бог, вообще никогда.

Василий Романович Носенков

ЛЕНТЫ БЕСКОЗЫРКИ

1

Была весна тревожного 1919 года...

Затих и стал безлюдным старый Адександровский парк. Строгие аллеи его опустели. Сиротливо стоят покосившиеся некрашеные скамейки.

В темных, уединенных уголках не слышно шепота влюбленных, не раздается задорный девичий смех. Только серебряный рожок месяца в небе с независимым безразличием занимает свое законное место и свидетельствует о наступлении полночи.

ДЖЕЙМС НОУБЛ

ПЕШКА В ИГРЕ

Скрипнула входная дверь, и Винни подняла глаза от вязания. - Это ты, Тетч? - спросила она. - Да, родная, - донеслось из прихожей. - Где тебя носило весь день? Уже второй раз за неделю ты исчезаешь, не сказав ни слова... - Да, родная, - ответил Тетчер уже из кухни. Винни поняла, что муж попросту пропускает ее слова мимо ушей. - Я подала на развод, - сказала она, чтобы проверить, так ли это. - Да, родная, - последовал ответ. В дверях появился Тетчер, в руках у него была громадная ваза с алыми и белыми розами. - Никак не мог найти вазу. - Что это? - Тебе от меня, дорогая, - объявил Тетчер, поставив вазу на кофейный столик перед Винни. - Спасибо, Тетч, они прелестные. - Винни отложила вязание и переставила несколько цветков, пытаясь соорудить из них букет покрасивее. Тетчер достал из кармана коробочку в подарочной упаковке. - Это тоже тебе. - Боже мой! - воскликнула Винни, явно польщенная. - Ты сказала что-то о разводе? - спросил Тетчер, пока она разворачивала бумагу. Ответа не последовало. Винни Винни достала из коробки кулон на цепочке. Блеск бриллианта отразился в ее очках. Тетчер хихикнул. - Ты прощаешь меня за то, что я подарил тебе на годовщину свадьбы электропилу? - Конечно, - Винни чмокнула его в щеку. - Помоги мне надеть эту прелесть. - Она долго вертелась перед зеркалом, а потом сказала то, чего Тетчер и ждал: - Но ведь нам такая вещь не по карману. Он усмехнулся, глядя на ее отражение в зеркале. - Ничего подобного. Я купил ее на доход от небольшого вклада, сделанного два года назад. - Не помню никакого вклада. - Тогда сядь, - он потянул ее к дивану. - Помнишь, мы судили да рядили, не вложить ли деньги в фирму Локнера? - Да. И я была против. По-моему, среди его вкладчиков были бандиты. Тетчер нервно потер руки. - Это всего лишь предположение. Даже если и так, это еще не значит, что и сами работники фирмы нечисты на руку. У них был солидный портфель инвестиций... - Ладно. И сколько же ты вложил? - Всего две тысячи долларов. А доход составил полторы тысячи за два года. Вот это прибыль! - Подумать только, на что могли пойти наши деньги! Возможно, их вложили в жульничество или азартные игры... - Наши акции были абсолютно законные. У меня есть список всех компаний, куда были вложены наши деньги. - Слава богу. - Винни немного успокоилась. - Теперь ясно, куда ты сегодня бегал. Отправился к Локнеру и взял деньги на эту цепочку. - Хммм... Не совсем так. У Локнера я был в начале недели, когда получил от него письмо с предложенияем забрать вклад в связи со скорым закрытием компании. - Тетчер прокашлялся. - Но вот ведь какая штука: мне удалось забрать его только сегодня, поскольку на деньги был наложен арест как на вещественное доказательство в деле об убийстве. - В деле об убийстве? - У Винни округлились глаза. - Оказывается, Генри Барстоу, второй человек в фирме, был убит на автостоянке рядом с их конторой. - Я не ослышалась? Ты сказал "второй"? - Там у них всего трое сотрудников, считая секретаршу. Винни недоуменно покачала головой. - Ты вложил деньги в компанию, в которой всего три человека, а теперь одного из них, к тому же, угробили? - Но мы получили неплохую прибыль... - промямлил Тетчер. - Слушай, Чарльз Локнер создал компанию три года назад. Поначалу дела шли из рук вон плохо, но потом он взял на работу плюгавого хмыря по имени Генри Барстоу, и тот оказался биржевым гением. Сидел затворником в своем кабинете, составлял графики, прогнозы развития разных предприятий. Он был очень нескладным и застенчивым человеком и предпочитал оставаться в тени. Прием клиентов и представительство осуществлял Локнер. Менее чем через год доходы немногочисленных вкладчиков компании начали расти как на дрожжах, вскоре фирма приобрела широкую известность, появились новые вкладчики, и Локнер нанял секретаршу, потому что сам уже не справлялся с работой. - Странно, что крупные фонды не попытались переманить Барстоу к себе. - Еще как пытались, - ответил Тетчер. - Только все вкладчики Локнера знали, что обязаны своим благополучием Барстоу, поэтому Локнер платил ему хороший оклад плюс комиссионные. И Барстоу был доволен. Теперь, после его гибели, Локнер решил свернуть дело и предложил вкладчикам помощь в продаже их долей. - И ты принял его предложение, - проговорила Винни. Тетчер кивнул. - Локнер продал мои акции, а вырученные деньги положил на счет компании. Но я не успел их забрать из-за убийства. Полиция арестовала все фонды до окнчания расследования, и мне пришлось обратиться туда, чтобы оформить запрос на свои деньги и получить их. - Тебе повезло, - рассудила Винни, посмотрев на него поверх очков. Локнер мог заграбастать все деньги и скрыться в неизвестном направлении. - Не в пример тебе, я верю людям, - высокопарно ответил Тетчер. - Полиция нашла орудие убийства? Кто-нибудь задержан? - Пока нет, но подозреваемых хватает. Ты сама сказала, что среди вкладчиков были люди, связанные с преступным миром. Видимо, последние несколько недель сведения о биржевом рынке грешили неточностями, и кое-кто из темных личностей начал терять деньги. - Гениальный ум Барстоу дал сбой? - Да, причем именно сейчас, когда на бирже наблюдается оживление. Удивительное дело. Винни на минуту задумалась, потом вновь взялась за спицы. - Тут я не вижу причин для убийства. Кого-нибудь еще подозревают? - Эдит Барстоу, жену убитого. Генри был застрахован на крупную сумму. Говорят, полмиллиона. - Ага! Это уже что-то. - Страховка - не единственный мотив. Месяц назад Генри завел любовницу. Эдит могла грохнуть его из ревности. Винни удивленно посмотрела на Тетчера. - Локнер разрешил мне воспользоваться кабинетом Барстоу для проверки счетов перед их закрытием. Туда вошла секретарша, Сюзанна Уилсон. Прикрыв за собой дверь, она шепотом попросила нас проверить, не могла ли Эдит быть убийцей мужа. - Почему она подозревает Эдит? - Сюзанна была любовницей Барстоу. За два дня до его убийства произошло нечто странное. Они вдвоем отправились в "Звездный бар" на Пятьдесят первой улице. Ты знаешь это место, там по стенам развешаны фотопортреты бродвейских актеров. Сев за столик, они заказали коктейли, и тут вдруг в бар вошла Эдит Барстоу. Сюзанна уверена, что Эдит их заметила, хотя та и не подала виду. Она подошла к стойке и принялась наблюдать за ними с помощью зеркала позади бара. - Но ведь там темновато, - сказала Винни, припоминая, как выглядит бар. Может, у Сюзанны просто разыгралось воображение? - Я задал ей тот же вопрос. Кажется, на стене висела подсвеченная картина, и Сюзанна уверена, что хорошо разглядела лица. Кроме того, Генри подавал жене какие-то странные знаки, так, чтобы Сюзанна не заметила. - Что за знаки? Тетчер поднял большой палец. - Вот так, будто "голосовал" на шоссе. Сюзанне показалось, что он жестом просил Эдит уйти. Спустя несколько минут она в большом смущении покинула бар. - И Сюзанна считает, что Эдит убила мужа из ревности? - Да. Только Эдит не могла его убить. В тот день она обедала с Локнером в ресторане неподалеку. Эдит просила его помочь положить конец роману мужа. Там их и застали полицейские, пришедшие сообщить об убийстве Барстоу. - Стало быть, у обоих есть алиби, - сказала Винни. - Выходит, что так. Мэтрдотель и официанты говорят, что во время убийства оба сидели за столиком. Винни задумалась. - Эдит Барстоу когда-нибудь приходила к мужу на работу? - Кажется, нет. В тот день она впервые встретилась с Локнером. Винни покачала головой. - Одно мне непонятно. Почему Сюзанна и Генри закрутили любовь месяц назад, хотя проработали вместе более двух лет. - Очень просто. Сюзанну Уилсон наняли два месяца назад, когда Локнер уволил прежнюю секретаршу. - А почему он ее уволил? Тетчер пожал плечами. - Очень странно, - задумчиво молвила Винни. - Девушка работает в компании два года, и вдруг Локнер ни с того ни с сего увольняет ее. Тебе удалось с ней поговорить? - С мисс Карло? Нет. Никто не знает, где она. С Генри у нее всегда были натянутые отношения из-за ее привычки наводить порядок в его кабинете и раскладывать все бумаги по полочкам. Он вечно не мог найти нужную. А мисс Уилсон ничего подобного не делала, и это ему нравилось. Разумеется, не только это... - Хм... Ты был в кабинете Барстоу. Опиши его. - Кабинет как кабинет. Все вверх дном, графики и схемы на полу и на стульях. На столе - телефон, калькулятор, стакан с карандашами и фотография в стальной рамке. - Чья фотография? - Эдит Барстоу. С надписью: "С любовью. Эдит". Винни была разочарована. Она умолкла и опять принялась орудовать спицами. Потом вдруг замерла. - Кажется, я знаю, кто убийца. Позвони Локнеру и скажи: я знаю, почему он уволил прежнюю секретаршу. Попроси его завтра в полдень прийти к нам. Тетчер подскочил в кресле. - Локнер? Нет, он не мог убить Барстоу. Во-первых, у него алиби. Во-вторых, смерть Барстоу означает конец его процветания. Почему ты думаешь, что он придет? - Потому что знаю людей, - с улыбкой ответила Винни. Локнер пришел во втором часу дня. Он нервничал, да еще и был не в духе. - Что это за глупости вы говорите насчет моей прежней секретарши? сердито спросил он Винни. Но она ответила ему вопросом на вопрос: - Где Генри Барстоу? - Убит и похоронен. - Откуда вы знаете? Вы не видели его более двух месяцев. - Что за вздор! - Зачем вы выдавали другого человека за Генри Барстоу? - спросила Винни, невозмутимо продолжая вязать. - Боялись, как бы вкладчики не узнали, что Генри Барстоу, от которого зависело их благополучие, как ветром сдуло? А бандиты могли пронюхать, что с ним исчезли и их денежки? - Барстоу никуда не убегал. Кого, по-вашему, похоронила его вдова? - Занятный вопрос, - сказала Винни. - Отвечу так: явно не мужа. Локнер побагровел и встал со стула. - Может, стоит предложить полиции эксгумировать тело? - продолжала Винни. - Или вы сами расскажете, что произошло? Локнер снова сел. - Вы знаете это лучше меня, вот и рассказывайте. - Хорошо, - согласилась Винни. - Генри Барстоу бесследно исчез около двух месяцев назад. Полагаю, с деньгами вкладчиков. Вам позвонила Эдит и сообщила, что муж бросил ее. Вы знали: бандиты не дадут вам житья, и решили что-то предпринять. Вероятно, выход предложила Эдит. Она была уверена, что муж вернется, но надо было найти человека, способного какое-то время играть его роль. Она дала вам его документы и фотографии, чтобы это подставное лицо воспользовалось ими. План был верный: Барстоу никто никогда не видел, разве что секретарша, но ее вы немедленно уволили, заменив Сюзанной Уилсон. Но когда стало ясно, что Генри больше не появится, возникли новые сложности: пытаясь вернуть деньги вкладчикам, вы наделали новых долгов. Когда полиция сообщила вам в ресторане об убийстве Барстоу, и вы, и Эдит знали, что убит ваш наемный актер. Тут Эдит рассказала вам о страховке и предложила опознать убитого как Генри Барстоу, пообещав возместить украденную мужем сумму из страховых денег. Этими деньгами вы решили расплатиться с вкладчиками и закрыть компанию. Вы спасли свою жизнь: вкладчики не были в обиде, у Эдит осталось достаточно средств. Пострадала только страховая компания... Я правильно изложила дело? - В общем и целом. - А Генри Барстоу хоронили в закрытом гробу? - Да, - Локнер тяжко вздохнул. - Эдит отвезла тело в другой штат. - Я так и думала. Вы с Эдит не могли допустить, чтобы кто-нибудь из родственников вдруг появился на похоронах и сказал: "Это не Генри". Не сомневаюсь, что вы больше никогда не увидите Эдит. - Я поражен, - сказал Локнер. - Вы догадались обо всем, хотя не располагали никакими фактами. - Боюсь, что вас ждут большие неприятности. Сами того не ведая, вы стали соучастником убийства. - Что? - Локнер подскочил на стуле. - Нанять актера предложила Эдит, не так ли? Он кивнул. - Вероятно, она же подсказала кандидата, который согласится участвовать в афере. - Да, истинная правда. - Я так и думала. И она пригласила вас в ресторан тем вечером, когда произошло убийство. - Да. Она сказала, что есть серьезный разговор. В ресторане она показала мне письмо от мужа, пришедшее из Бразилии утром. Он грозился покончить с собой. Справившись у бразильских властей, она узнала, что несколькими днями ранее человек, похожий на ее мужа, повесился в гостиничном номере. - Конечно, в том-то все и дело. Самоубийство. В этом случае страховка не выплачивается. Вот как она поймала вас на крючок. А убийство актера вроде бы счастливая случайность, которая могла помочь вам обоим. От вас требовалось лишь признать в убитом Генри Барстоу. Вкупе с опознанием трупа вдовой этого было вполне достаточно для страховой компании. Потом вы с Эдит выдумали предлог для встречи в ресторане, и любовная связь ее мужа была ни при чем: ведь Сюзанна встречалась не с Генри, а с актером. - Войдите в мое положение... - взмолился Локнер. - Гангстеры... - Я сочувствую вам, мистер Локнер. Вы стали пешкой в отвратительной игре, - тихо сказала Винни. - Вы думали, что в день убийства оказались в ресторане случайно? Нет, вы должны были обеспечить Эдит алиби. Кто более всех выигрывал от гибели обманщика? Неужели вы не понимаете, кто его убил? Локнер схватился за голову. - Неужели Генри Барстоу? - Вот именно. Генри сейчас живет припеваючи со своей женой и сообщницей. И можете быть уверены, что они не в Бразилии. - Ну, дорогая, - сказал Тетчер, когда прибывшая полиция увела Локнера, вот ты и распутала еще одно сложное дело. Когда ты догадалась, что эту аферу придумали упруги Барстоу? - Когда ты передал мне рассказ Сюзанны о сценке в баре. Предположим, что, когда вошла Эдит, она была там с настоящим Генри Барстоу. Понятно, что муж и жена узнали друг друга. Совершенно необъяснимо то, что они не заговорили и не обменялись приветствиями. Нет, Сюзанна была там с актером, и Эдит знала об этом. Она не предполагала, что Сюзанна знает ее в лицо, поэтому сделала вид, будто просто заглянула в бар. Ей незачем было выступать в роли обманутой жены, привлекая внимание к себе и актеру. - Ага! - воскликнул Тетчер. - Но Сюзанна видела ее на фотографии в кабинете Барстоу. - Вот именно. Актер попытался знаком дать Эдит понять, что Сюзанна узнала ее и что надо уйти, но предварительно закатить бурную сцену. Но Эдит не смогла расшифровать его жестикуляцию и демонстративно вышла из бара. - Теперь понятно, - сказал Тетчер. - Этот эпизод, внезапная утрата Барстоу деловой хватки, новая секретарша. Так ты и догадалась, что Генри Барстоу уже далеко. - Да, но возникает еще один вопрос: почему Локнер не свернул дела сразу же после исчезновения Барстоу? А после убийства актера сделал это мгновенно. Ответ ясен: у него не было денег, чтобы расплатиться с вкладчиками, и он боялся возможного насилия. Бандит, который теряет много денег, опасен вдвойне. - Хм, - молвил Тетчер. - Значит, деньги, которые я получил, украдены у страховой компании? - Не смей! - вскричала Винни, хватаясь за цепочку. - Их надо будет вернуть, - задумчиво продолжал Тетчер. - Пожалуйста, не издевайся. Он засмеялся. - Успокойся, дорогая. Я уверен, что это наши законные деньги. Нет никакой надобности продавать цепочку, я просто пошутил. Винни принялась распускать вязание. - Что ты делаешь? Она ухмыльнулась. - Да вот, тоже решила пошутить. Свяжу тебе шарфик вместо свитера.

Стив О'Коннел

Собирательный образ

Перевел с англ. А. Шаров

Сержант Уолтерс оглядел слушателей полицейской академии.

- Насколько известно, мы ни разу не видели его. Тем не менее, мы полагаем, что знаем, как выглядит этот взрывник и какой он человек. Сержант улыбнулся. - Остается самая малость: разыскать его. - Он повернулся к доске и нацарапал мелом какую-то цифирь. - На сегодняшний день взорвано четыре бомбы, погибли три человека, шестеро получили тяжелые увечья, двадцать три отделались царапинами. - Сержант снова окинул взором сидевших перед ним курсантов.

Александр Ольбик

Доставить живым или мертвым

Все персонажи и события этой книги - плод

воображения автора. Любые совпадения имен

с реальными людьми - печальное совпадение.

Всякий дракон порождает

своего Георгия и гибнет

от его руки.

Д. Джебран

1. Москва, Кремль.

Город накрыли обложные дожди. Мутные потоки неслись вдоль бортиков тротуаров, не успевая сливаться в бурлящие водостоки.

Александр Ольбик

Прощальный взгляд

Драма в четырех действиях

Действующие лица:

Василий Савельевич Боголь, писатель 55 лет.

Софья Петровна, его жена, неопределенного возраста, в инвалидной коляске, употребляющая медицинские наркотики.

Роман Иванович Игрунов, художник-"реалист", 52 лет.

Светлана Игрунова, жена художника 30 лет, независимая, предприимчивая, строптивая.

Борис Наумович Рубин, бывший следователь, безуспешно подвизающийся на адвокатском поприще, 48 лет, склонный к полноте, с глубокими залысинами и большой круглой головой.

Александр Ольбик

Стихи, написанные в разные годы

Исход

Воет стая. Воет властная.

Жемчугов полны глаза,

По траве зарею красною

Кровью пенится роса.

По ольхе, по теплым елям,

К звездам ринулась тоска,

Майской полночи качели

Уронили звон в луга.

Выстрел бухнул. Волчий стон

Меж берез летит стрелою,

Жизнь уходит в полусон,

Уползает в смерть змеею.

Стая мчится. Жилы рвет,

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

О том, как Райнер Торсен завоевал сердце своей возлюбленной, читатели могли узнать из предыдущей книги Дэй Леклер - "Рог изобилия" (она была издана в этой же серии). Пришла пора разобраться в своих сердечных делах и старшему брату Райнера. По характеру Тор покруче брата и так же истово предан своему бизнесу. Но его избранница норовом не уступает жениху и вовсе не намерена играть в его жизни второстепенную роль. Что победит - любовь или бизнес?

Станислав Лем

"Гигамеш"

Patrick Hannahan "GIGAMESH" (Trans world Publishers - London)

Вот романист, который позавидовал лаврам Джойса. Автор "Улисса" всю "Одиссею" уместил в одном-единственном дублинском дне, фоном La belle epoque [прекрасной эпохи (фр.), то есть кануна первой мировой войны] сделал адский дворец Цирцеи, сплел для торгового агента Блума петлю из трусиков Герты Мак-Дауэлл, лавиной в четыреста тысяч слов обрушился на викторианство, изничтожив его всеми стилями, какими только располагало перо, от потока сознания до следственного протокола. Разве не было уже это кульминацией жанра романа, а заодно - пышным его погребением в семейном склепе искусств (в "Улиссе" немало и музыки)? Как видно, нет; как видно, сам Джойс думал иначе, коль скоро решил идти дальше и написать книгу, которая не только сфокусировала бы всю культуру на _одном_ языке, но стала бы _всеязыковым_ фокусом, спустилась до самого фундамента вавилонской башни. Мы не намерены ни подтверждать, ни отрицать великолепия "Улисса" и "Поминок по Финнегану", своею двойною дерзостью аппроксимирующих бесконечность. Одинокая рецензия ничего не прибавит к Гималаям почестей и проклятий, придавившим оба эти романа. Ясно одно: Патрик Ханнахан, соотечественник Джойса, никогда бы не написал своего "Гигамеша", если б не великий пример, воспринятый им как вызов.

Станислав Лем

"Идиот"

Gian Carlo Spallanzani "IDIOTA" (Mondadori Editore)

Итак, в Италии есть молодой писатель, какого нам не хватало, заговоривший полным голосом. А я опасался, что молодых заразит пессимизм знатоков, утверждающих, будто вся литература давно написана и нам остается подбирать со стола былых мастеров объедки, именуемые мифами или же архетипами. Эти апостолы литературного оскудения (мол, ничего нет нового под солнцем) свою веру проповедуют не с отчаянием, но так, словно картина пустых до скончания века столетий, тщетно взыскующих Искусства, доставляет им непонятное удовольствие. Они вменяют в вину современному миру его технический взлет и предрекают самое худшее с тем же злорадством, с каким старые тетушки ожидают крушения брака, легкомысленно заключенного по любви. Вот почему у нас есть шлифовщики и ювелиры (ибо родословная Итало Кальвино восходит не к Микеланджело, но к Бенвенуто Челлини), а также натуралисты, которые, устыдившись собственного натурализма, дают понять, что пишут совсем не так, как могли бы (Альберто Моравиа), - и ни одного настоящего смельчака. Да и откуда им взяться там, где каждый может прикинуться лихим удальцом, обзаведясь разбойничьей бородищей.

Станислав Лем

"Культура как ошибка"

Wilhelm Klopper "DIE KULTUR ALS FEHLER" (Universitas Verlug)

Сочинение приват-доцента В.Клеппера "Культура как ошибка", несомненно, заслуживает внимания как оригинальная антропологическая гипотеза. Но прежде чем перейти к сути дела, не могу удержаться от замечания о форме изложения. Эту книгу мог написать только немец! Склонность к классификации, к тому безупречному порядку, который породил бесчисленные справочники, превратила немецкую душу в конторскую ведомость. Дивясь бесподобной композиции, которой блистает эта книжка, нельзя не задуматься о том, что если бы Господь Бог был немцем, то наш мир, возможно, не стал бы лучше, но зато олицетворял бы собой муштру и порядок. Безукоризненность формы изложения просто подавляет - хотя нет никаких замечаний и по существу. Здесь не место вдаваться в пространные рассуждения о том, не оказало ли пристрастие к армейскому уставному строю, симметрии, равнению направо воздействия на выбор некоторых тем, типичных для немецкой философии и особенно - для ее онтологии. Гегель любил космос как Пруссию, ибо в Пруссии был порядок! Даже такой одержимый эстетикой мыслитель, как Шопенгауэр, в своем сочинении "Ueber die vierfache Wurzel des Satzes vom zureichendem Grunde" ["О четверояком корне закона достаточного основания" (нем.)] продемонстрировал, как муштра влияет на стиль. А Фихте? Однако я вынужден лишить себя удовольствия - отклонений от темы, - что для меня особенно нелегко, ибо я не немец. Ну что же, к делу!