Охота на монстров

А.БУРЦЕВ

ОХОТНИК НА МОНСТРОВ

ЧАСТЬ ПЕРВАЯ. МУТЫ

ГЛАВА 1. ДЕРЕВНЯ.

Когда лес поредел, а подлесок, состоящий из кустов крапивника с сочащимися ядом колючками, напротив, стал гуще, Ив Хант удвоил внимательность и осторожность. Он тенью скользил между кустами, стараясь не задеть ни единой веточки. Его ноги, обутые в мягкие, но прочные мокасины, сами выбирали, куда ступить, так что ни единый сучок не хрустнул под ними в упавшей на лес предвечерней тишине, нарушаемой лишь шелестом крон на головокружительной высоте, да редкими трелями жалейки в ветвях. Профессионально подогнанное снаряжение не брякало, не стучало, и даже тяжелая винтовка, висящая на спине дулом вниз, казалось, составляла с охотником единое целое.

Другие книги автора Андрей Борисович Бурцев

Галактический экспресс «Комфорт-экстра» прибыл на Центральный космодром. Еще шипели охладителями дюзы, еще по корпусу стекали, пузырясь, дезактивационные растворы, а вместительный пассажирский гравилет уже застыл в готовности напротив главного люка с потускневшей флагманской эмблемой — три скрещенные кометы. Из плоского бока гравилета нетерпеливо выдвигались фиксировочные присоски и нехотя прятались обратно.

Вот, наконец, кометы дрогнули, умытый люк открылся, плавно выпуская длинный пандус. Гравилет подработал ближе. Пандус застыл параллельно бетону. Присоски залпом выстрелили, подтянули борт. По краям пандуса выросли заградительные барьеры, надраенные до блеска.

Бессмертные боги, умеющие метать молнии и устраивать всемирные потопы; колдуны и ведьмы, летающие по воздуху и ходящие по воде; монстры и вампиры… все это оказалось реальностью.

Потому что гости из космоса часто посещают Землю. Всегда под чужой личиной и очень редко – с добрыми намерениями.

Лейтенанту КГБ Георгию Волкову по прозвищу Вольфрам придется убедиться в этом лично.

Чем закончится его расследование?

Он может погибнуть.

Или – стать Богом.

А еще у него есть шанс получить новую работу…

АНДРЕЙ БУРЦЕВ

СУМЕРКИ

Повесть из цикла "Глазковские передряги"

1

Тамара еще из кухни поняла, что Витька пьяный, постояла возле раковины, где кучкой лежала намоченная, но не почищенная картошка, подошла к окну, заранее открыла форточку, вытерла мокрые руки о переброшенное через плечо полотенце и пошла в коридор. Но тут в проеме кухонной двери возник Витька, раскинув руки, повис на косяках, угловато выпятив плечи и чем-то похожий на болтающегося в паутине дохлого паука.

— Значит, вы те самые хулиганы с Альфы-Сапиенс?

— Так точно, — Шевцов лихо сомкнул каблуки.

— Жертвы обстоятельств, — Кушкин успешно повторил гвардейское движение друга.

— Бравые ребята!

— Так точно, — каблуки Шевцова встретились снова — хлесткий щелчок метнулся к демонстрационному стенду и завяз в складках непроницаемых штор.

— Желаете искупить вину самоотверженным трудом?

— Готовы к любому самому ответственному заданию, — Кушкин свел оба зрачка к носу и затаил дыхание.

Командир-наставник Федор Федорович и два стажера Шевцов и Кукушкин получают разрешение на полет к Альфе-Сапиенс — планете, на которой существует разумная жизнь, но посадка на которую строжайше запрещена…

Синкопы, шерлы – да кто они такие на самом-то деле? Забавные зверушки? Существа типа гномов и эльфов? И вечно-то они попадают в сложные ситуации из-за своих характеров – каждый в своем роде. И дело в этих ситуациях зачастую кончается мордобоем и полицией. Или, бывает, мирятся потом. Ненадолго, до следующей заварушки. Так может, никакие это не зверушки, а самые обычные люди, просто показанные немного под другим углом? Все может быть в нашем лучшем, но самом странном из миров. По крайней мере, жить здесь весело и удивительно, как учит нас шерл. И, разумеется, поддакивает ему синкоп.

АНДРЕЙ БУРЦЕВ

КАФКA

Рассказ

Токарев проснулся и, не открывая глаз, стал вслушиваться в себя. Голова болела, гудела голова, как вечевой набат, в ушах, как ртуть тяжелая, стучала кровь. Тошнило. В квартире было тихо, лишь где-то далеко, на кухне, звенела о раковину вода из раскрытого крана. Чирикали за окном воробьи. Не открывая глаз, Токарев стал вспоминать вчерашний вечер, когда обмывали его новую книгу. Все вроде бы было спокойно,чинно и благородно, никто не плясал без штанов на столе, никто не бил посуду и окна и не рвался "на волю", и не били, вроде бы, друг другу по мордам. Критик Заволжский, правда, изрядно назюзюкался, но блевать ходил строго в туалет, и, вставая из-за стола, говорил каждый раз своей даме: "Пардон". Токарев, пока был еще в силах, помнится, разговаривал с молодым писателем Сермигиным.

А.БУРЦЕВ

НАШЕСТВИЕ

1

Коля Рюмин вешал картину, стоя на табуретке. На картине - разумеется, копии - пенилось бурное море Айвазовского. Коля локтем прижимал раму к стене, пальцами этой же руки держал гвоздь, а второй, отягощенной молотком, забивал гвоздь в стену. Настроение было настолько прекрасное, насколько может быть у молодого - двадцать семь лет - специалиста, лишь позавчера въехавшего в новую квартиру. Квартиру эту Коля выбивал из Бюро три года и получил только потому, что считался перспективным конструктором.

Популярные книги в жанре Научная фантастика

…«По небу полуночи ангел летел, и грустную песню он пел». Ну, плагиат, конечно. Но нельзя удачнее выразить словами зрелище, которое можно было наблюдать с южного отрога Змеиного хребта на закате одного из дней незабываемого июля. В сумеречном небе дрожала бледная еще Полярная звезда, похожая на туманное световое пятнышко от тусклого фонаря на глади тихой затоки.

И вот со стороны звезды, держа курс к экватору, по темной лазури небосвода медленно скользил белый ангел. Его серебристые крылья мерцали розоватым отблеском исчезнувшего за горизонтом солнца. Последние лучи дневного светила огненными искрами горели в золотых гиацинтоподобных кудрях ангела. Он и впрямь пел грустную песню. Чем объяснить такое совпадение с классическим текстом? Может быть, у ангелов имеется обыкновение шнырять вольным эфиром с песней и хрустальной лютней в изящных перстах?

Мне тридцать лет. Я не замужем. Не могу сказать, что это обстоятельство очень меня огорчает, но мама беспокоится.

— Ты вгонишь меня в гроб! — И мама вылущивает из пачки очередную беломорину.

— Ты памятник, сухарь, мумия! — И мамин синий халат падает с ее плеч туникой Антигоны.

— Я в твои годы… — Халат летит вокруг мамы плащом Марии Стюарт.

Про мамины годы я все хорошо знаю. У мамы тогда были мечты и много свободного времени. У меня нет ни того, ни другого. Жизнь моя полна смысла, дел и друзей. Но замуж пора. Я хочу иметь ребенка. А ребенку нужен отец друг и учитель.

— Больно?

Вопрос на засыпку. Я лежу на Южнобережном шоссе воскресным вечером, придавленный собственной «Явой». К сожалению, мне вовсе не пригрезился звук ломающейся кости; правда, сейчас, в минуту ошеломленности, я не особенно ощущаю боль, вот только противно, что меня трясут за ворот куртки.

А девчонка распаниковалась, уже и ладошку занесла — в чувство меня приводить.

— Тихо, подруга. Зови людей, снимайте с меня это железо.

В Вудлэйк Саймон въехал около девяти утра и сразу же подумал, что этот городишко ему подойдёт. Такое впечатление, что именно здесь и находится конец света: сразу же при въезде в город начинается крутой спуск, и поэтому сверху весь он, как на ладони. Конец города упирается в высокие горы — всё, дальше некуда ехать! — такими же горами он окружён и с двух других сторон. Глухомань, и в то же время выглядит достаточно цивилизованно, чтобы у него не было проблем с подключением к Интернету. Он неторопливо ехал по единственной улице, разыскивая бар, с которого и следовало начать. Искомое обнаружилось довольно быстро и внутри, несмотря на ранний час, выглядело довольно оживлённым — то, что ему нужно. Саймон остановил грузовичок, заглушил двигатель и вошёл в бар. При его появлении все разговоры смолкли, и посетители уставились на него с откровенным интересом — верный признак того, что чужаки появляются здесь нечасто. Саймон поприветствовал их кивком головы, отметив, что все присутствующие — исключительно мужчины, и подошёл к стойке.

Шла вторая неделя пребывания экипажа звездолёта на планете Х117, а новым ошеломляющим открытиям не было конца. Каждый день группа разведчиков приносила что-нибудь такое, что только усиливало ощущение нереальности происходящего. Казалось, что кто-то насмешливый и абсолютно всемогущий засунул их в какую-то сказку и давится от хохота, наблюдая за их каждодневным изумлением.

Рогов сидел в кают-компании и хмуро пил кофе, когда вошёл Егор Болотов, командир группы и лучший его друг. Глаза Егора сияли очередным восторгом, и Рогов тяжело вздохнул: опять что-то новое обнаружили. Причём, это «что-то» даже по меркам последних событий является фактом выдающимся — было заметно, что Болотов для большего эффекта не хочет начинать сам, а аж пританцовывает от нетерпения в ожидании вопроса: «Ну, что сегодня нашли»? Он даже попытался напустить на себя безразличный вид и, желая помурыжить Рогова, нарочно заговорил о другом.

Сам я к спорту отношения не имею, так что несогласные со мной не трудитесь метанием тапок, валенок, и тем более чем-то по увесистее, всё равно не добросите.

Каково это, быть первым?

Не совсем фантастика, хотя, как посмотреть.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

А. БУРЦЕВ

СИБИРСКИХ УЛИЦ ТИХИХ АД...

ПРОЛОГ

Они собрались в помещении бывшей церкви, ставшей теперь Храмом Зла. Но как же здесь все изменилось! Амвон, откуда прежде вел службу священник, был значительно расширен и превращен в подобие сцены, охватывавшей полукругом внутреннюю залу церкви. По краю его через равные промежутки стояли неподвижные, зловещие фигуры Черного Воинства в накинутых капюшонах. Посреди этой сцены три черные столба уходили куда-то под купол. С них свешивались тускло мерцающие в неровном свете многочисленных свечей, озарявших помещение, цепи. А в глубине сцены неясно маячила гигантская статуя некоего страшилища, при взгляде на которую почему-то невольно бросало в дрожь. Иконы со стен исчезли. Их заменили портреты и картины в тяжелых золоченых рамах. Под ними висели такие же тусклые лампадки, не дававшие различить изображения. Внизу под сценой толпились монахи в коричневых рясах. Под купол уносился невнятный гул голосов. Монахов было несколько сотен, они заполняли всю внутреннюю залу, должно быть, собрались сюда со всего города. Внезапно по Храму прошло движение. Толпа коричневых монахов всколыхнулась и затихла. В полумраке глубины сцены возникло движение и на освещенную часть к столбам вышло несколько черных Воинов Сатаны в опущенных капюшонах, ведя три белые фигуры. Когда они достигли освещенной середины, стало видно, что это две девушки и молодой парень. Совершенно нагие, со связанными руками, они, спотыкаясь, брели между черными, опустив головы. Подведя их к столбам, черные Воины завозились с цепями. Минуту спустя пленники оказались прикованными с поднятыми вверх руками и широко расставленными ногами. Тела всех троих были расчерчены багровыми рубцами, очевидно, от плеток. Парень стоял с закрытыми глазами. Девушка постарше обводила собравшуюся внизу толпу ненавидящим взглядом. Вторая, совсем молоденькая, еще с неоформившейся фигуркой и острыми, торчащими грудками, опусила голову, так что волосы скрывали ее лицо. Перед ними на сцену вышел одетый в черное человек. При его появлении собравшиеся монахи притихли. Человек резким движением откинул назад капюшон. Мерцающий свет заиграл на совершенно лысой его голове.

Бурцев Михаил Иванович

Прозрение

{1}Так помечены ссылки на примечания. Примечания в конце текста

Аннотация издательства: Автор воспоминаний в период Великой Отечественной войны возглавлял отдел (с августа 1944 года управление спецпропаганды) Главного политического управления Красной Армии. Он рассказывает о малоизвестных событиях войны, о том, как происходила борьба за прозрение солдат и офицеров вражеских армий. В книге показаны подвиги советских бойцов, командиров и политработников, а также немецких, венгерских, румынских, итальянских антифашистов, чьи действия вливались в общую освободительную борьбу народов против гитлеровской тирании.

Бурцев Владимир Львович, биография

Бурцев Владимир Львович

(1862-1942)

Родился 17 ноября. С 1907 г. в эмиграции в Париже. Историк, издатель, журналист. Издавал газеты "Общее дело"

(1909-1910) и "Будущее" (1911-1914). В августе 1914 вернулся в Россию.

Издатель и редактор газет "Общее дело", "Наше общее дело".

В октябре 1917 арестован, в феврале 1918 освобожден.

Эмигрировал в Финляндию, затем во Францию, возобновил в Париже издание газеты "Общее дело"

В. Л. Бурцев

"Календарь Русской Революции"

(изд. 1907, 1917г.)

- АПРЕЛЬ

{97}

АПРЕЛЬ.

1.

1878. Массовые высылки студентов из Киева.

1881. Конфирмация приговора по делу 1-го марта.

-,,- В СПБ. арестовали на улице Гр. Исаева, видного деятеля партии Народной Воли, он судился в феврале 1882 г.

1892. Вышел № 1 "Летучих листков" группы народовольцев. Группа народовольцев издала всего 4 номера листка, много народных брошюр, прокламаций. По делу этой группы привлекались Федулов, Астырев, Александров, Белевский, Прейс и др.