Огурец навырез

Позор, что могила А. Аверченко в Праге не опекается, содержится на случайные пожертвования. Неужели Союз советских писателей не может взять под свою опеку могилу этого выдающегося русского писателя?

В двадцатых годах была переиздана у нас в стране вышедшая в Париже книга А. Аверченко Дюжина ножей в спину революции. Надо бы ее переиздать вместе с рецензией В. И. Ленина. Она полезна тем, что познакомила бы советских читателей не только с творчеством знаменитого сатирика, но и послужила бы примером того, что значили гласность, демократия, свобода печати при В. И. Ленине.

Популярные книги в жанре Юмористическая проза

Ян Шередеко

Пpо отличника Пыкова

Студент Пыков пришел сдавать экзамен профессору Пыпковскому.

Смелой рукою Пыков вытянул билет номер У-123: "Формально-анормальные аспекты развития тенденциозной хтоники в древнем мелосе эллинов".

Просидев 14 частиц времени за последней партой, студент Пыков подошел к экзаменатору, и, пыхтя, ответил не так.

Профессор Пыпковский решил поставить Пыкову отметку "неуд". Тогда студент Пыков сказал:

Сломанная Головоломка

ПРЕДИСЛОВИЕ К ПЕРВОМУ ИЗДАНИЮ

Сборник рассказов "Сломанная головоломка" имеет несколько существенных отличий от других подобных сборников.

Во-первых, для этой книги не подходит само название "сборник" рассказы в ней не собраны, они специально для нее созданы авторами.

Во-вторых: "составителями" (точнее - в данном случае организаторами) руководило принципиально чуждое духу подлинной литературы желание - попробовать с помощью литературных произведений (в данном случае - рассказов) выразить нечто большее, чем то, на что обычно отваживается литература как таковая. Если говорить совсем просто - рассказы заказывались и были написаны авторами "на тему".

О. Тюпин

Проекты века в свете выборов '99

Уважаемые господа!

Hи для кого не будет секретом то состояние раздробленности, в котором Россия пребывает последние четырнадцать лет. Это не может не ужасать - из величайшей державы мира Россия стала просто великой, а если дела пойдут так же скверно, вскоре станет просто большой. Hадо же что-то делать! (Hа митинге с маргинальными слоями самое время добавить, что Россию просто разграбили, а с народом не поделились, и уж наш кандидат обязательно поделится, вот честное слово!) Все стремятся поделиться на фракции и партии, каждый вербует себе сторонников, словно собирается на войну, а в итоге мы имеем бездарное правительство, бездельниковдепутатов, а так же коррупцию, криминал и безвластие.

Жизнеописания великих людей занимают большое место в нашей литературе. Великий человек — это поистине удивительное явление. Он проходит по столетию, оставляя на всем свои следы, а потом уж и не разберешь, какой номер калош он носил. Стоит возникнуть революции, или новой религии, или национальному возрождению любого рода, как великий человек уже тут как тут, как он становится во главе любого движения и прибирает к рукам все, что получше. Даже после смерти он оставляет длинный хвост второсортных родственников, которые еще лет пятьдесят занимают все лучшие места в истории.

Наступило страшное мгновение, одно из тех незабываемых мгновений, когда у людей сразу седеют виски. Я смотрел на трактирщика. Трактирщик смотрел на меня. На нас обоих бесстрастно смотрели пьяницы, сидящие за столиками.

— Эге! — сказал трактирщик.

Я человек догадливый. Я сразу заметил, что он смотрит на меня без всякой симпатии. Это был большой, коренастый мужчина. Его подвижные губы слегка искривились, приоткрыв золотой зуб. Мускулы на его здоровенных руках заметно вздулись.

В середине шестнадцатого века в испанском городе Толедо произошли крупные события. К ужасу столпа толедской инквизиции — ордена св. Антония — по городу стремительно начала распространяться новая ересь — учение покойного бакалавра богословия Мартина Барбарелло, так называемый беггардизм .

Сам-то бакалавр был благополучно сожжен на костре, а перед смертью обработан на «лестнице пыток», изобретенной папой Иоанном IV. Эта лестница представляла собой остроумную систему разного рода сооружений, на которых еретиков терзали последовательным сжиманием и растягиванием суставов. Каждая отдельная часть имела свое наименование, например: «голень св. Иосифа», «челюсть Богородицы», «ребра св. Петра» и т. д. — и служила для определенной пытки.

В этой книге читатель встретит новых и старых героев, затянутых в воронку нынешней жизни, полной как комических ситуаций, так и подлинного драматизма.

Острое слово, искрометный юмор, фразы, становящиеся поговорками, — стилеобразующие особенности прозы замечательного писателя, делающие чтение книг А. Покровского самым настоящим удовольствием.

Оставить отзыв