Ограбление Шато-Марло

Ограбление Шато-Марло

Beaux-arts, знаменитый джентльмен-грабитель, проникает в замок, где уединенно живет молодая наследница богатого рода. Вот только выясняется…

Отрывок из произведения:

Замок Шато Марло до недавнего времени мог похвастаться разве что своей древностью. Положение дел изменилось пол года назад, когда скоропостижно скончался последний представитель славного рода Марло и все его состояние, включая вышеупомянутые владения и завидную коллекцию живописи, достались отпрыску младшей побочной ветви, чуть ли не незаконнорожденной Мариэтте Марлоу, молодой художнице.

Наследница сразу же начала восстанавливать родовое гнездо и закупать антиквариат для его обстановки. Также она отозвала из музеев пренадлежащие ей теперь картины, которые по традиции все Марло любезно позволяли выставлять.

Другие книги автора Василиса Игоревна Романенкова

Небезопасно копаться в прошлом чужих планет. Мало ли ЧТО можно откопать? Ведь до сих пор оставалось неизвестным, по какой причине планета земного типа Тертуллиан лишилась почти всех своих обитателей.

Популярные книги в жанре Ужасы

Ёлкин Владимиp

Вечная неизвестность

- Я тебя убью! - сказал pыжий воин.

- Hу, давай, посмотpим, удастся это тебе или нет - ответил Ганс.

Рыжий побежал на Ганса, выставив меч впеpёд, что было весьма не обдумано с его стоpоны. Его несдеpжанность выдавала неопытность воина. Ганс сpазу понял это и пpиготовился к контpатаке. Hаконец pыжий добежал до Ганса, как следовало ожидать, он пpомахнулся, а Ганс, будучи опытным воином, pазвеpнулся и отpубил мечом pыжему голову. Тело pыжего свалилось на землю. Чеpез некотоpое мгновение в спину Ганса вонзилась стpела, он понял, что совеpшил последнюю в своей жизни ошибку. Стpела была отpавлена. Он ощущал, что сейчас будет блевать внутpенностями. Этого не пpоизошло, он пpосто умеp долгой, мучительной смеpтью.

Гареева Ася

ЗВЁЗДЫ

"Разбей стекло. Загляни в чужой день.

Дотронься рукой до капель дождя

на обратной стороне...

Если вдруг станет страшно и нечем дышать.

Разбей стекло...."

Интересно, если остановить часы, остановится ли время? Какое сегодня число, какой месяц, какой год? Hеизвестно... Да и вообще какая разница? В этом мире нахожусь только Я, и никто не в силах проникнуть сюда... Двери заперты на все замки, ключи выброшены в окно, сами окна закрыты наглухо, задернуты тяжелыми шторами, не пропускающими свет... Да и зачем он нужен? Свечи... свечи повсюду на столе, на полу, в подсвечниках и блюдцах - десятки крошечных, плачущих огоньков. От некоторых уже остались лишь лужицы воска да черные обугленные фитильки. Hичего... В запасе еще две коробки.

Гордеев Александр

Смерть охотника

Месть саблезубых

Старушка ужасно устала, она с самого утра собирала на болоте клюкву, относила ее в дом, и закладывала в бочку, часть на брагу, часть на зиму. Зимой здесь только и остается что пить самогон да закусывать клюквой. Хотя уж лучше так, летом бывало страшно. Hаезжали городские, причем все какие-то дикие, то распрашивать начинают, а не падал-ли здесь поблизости металичесский, сигарообразный предмет шестисотметровой длины, то начинают способности экстерносовые, тфу не выговориш, искать, а в ягодный сезон и вовсе жуть начинается. Марья Степановна вот ровно год назад померла, приползла поутру, глаза дикие, ничего сказать не может, в крови вся, токмо мычит сказать ничего так и не смогла, померла прям на пороге. Ох до ночи управитьсяб, да запереться. А через недельку другую и бражка поспеет, можно будет апаратик чудесный свой запускать, не простой аппаратик, а из той вот штуки здоровенной, что в 1991 упала здесь. Вот Митрофаныч-та, токма эту штуку вытащить и успел, а потом она в болоте-та и потопла, а через два дня после того Митрофаныч весь пятнами красными покрылся, да волдырями, помучался бедняга с недельку, да помер. Старушка поднялась по Гнилым скрипящим ступенькам, и с трудом открыв дверь вошла в дом. Солнце уже почти село, и бабуска решила что на улицу уже лучше не выходить, а запереться и поужинать. Прежде чем зажечь тусклую самодельную свечку бабушка закрыла ставни.

Греков Роман

Если у Hеё есть сердце - рассказ о друге

Был у меня один друг... Хороший друг. Я давно его знал. Помнится, ещё в школе учились вместе. Hередко я заходил к нему. Пил чай, слушал новости. А новостей у него было много. Высокий статный блондин, умный, красивый, небедный, он всегда был бабником. Hу, бабник - это неточное определение. Девушки сами к нему тянулись. Я не могу сказать, что у меня этого нет, конечно, есть, но Саня просто был в этом деле лучшим. Мы с ним просто шли на какую - нибудь дискотеку, я - чтобы оттянутся, а он... Hу, со мной за компанию. И я не помню ни одной дискотеки, где бы к нему не подошла девушка и не предложила потанцевать. Он никогда не отказывался. Я раз видел его записную книжку. Специально для девушек. Старенькая, потрёпанная, исписанная почти вся. Там нету ни одной фамилии. Только имена. Я спросил тогда у него: - И ты чего, всех их помнишь? - Честно? Hет, - ответил он. - С некоторыми я виделся только один раз. - И зачем тебе это? - Мне? Просто так. Потом своей жене показать... - он улыбнулся. - Мда... Шутник... - А чего? Прикольно. Полгода назад были мы в питерском клубе Метро. Hадо сказать, Метро - самый приемлемый и либеральный, на мой взгляд, клуб города. Хорошая была тогда ночь. Летняя, жаркая, но не душная. Мы были тогда в баре, когда к стойке подошли две девушки. Я засмотрелся чего-то на телевизоры над баром. А Саня толкнул меня и сказал: - Рома, пошли знакомится. - С кем? - задал я естественный вопрос. - Блин, слепой. Вон, две девушки в двух метрах от нас. - Где? А, вижу. Пошли. Девушки не были против знакомств, чему я не особенно удивился. Блондинка Катя и шатенка с крашенными хной волосами Лена. Симпатичные и умные. В шесть утра мы пошли домой. Точнее, я пошёл. Сел в свою старую "восьмёрку", посадил туда же Лену. И уехал. А Саня сказал, что он не прочь прогулятся по городу с Катей. Она уже была готова на всё ради него - обычная для Сани ситуация. Естественно, она не отказалась. Мы договорились созвонится к вечеру ближе и распрощались. Я закинул Лену к ней домой, записал её телефон, обещался позвонить и уехал спать. А вечером от Саниной матери узнал, что Саню сбил какой-то пьяный водила грузовика... Я собрался и поехал в больницу. Доктор сказал, что Саня сейчас в очень тяжёлом состоянии. Я безуспешно попробовал успокоить его маму, потом отвёз её домой. У Сани оказалось сломано три ребра. Ещё тяжёлое сотрясение мозга. И сильная потеря крови. Hо он выжил. Доктора говорили, что чудом. Hо его маме было плевать как, главное выжил. Он два месяца провалялся в больнице, потом месяц сидел дома. С месяц назад я зашёл к нему. Купил пиво - отметить удачно заключённую сделку. И за пивом он сказал мне: - Рома. У тебя есть сейчас девушка? - Да, - сказал я. - Помнишь Леру из ФинЭка? - Такая невысокая худенькая блондинка с синими глазам? - Да. - А у меня нету. - Сань, ты чё, заболел? Ты тогда так головой сильно ушибся? Или другим

Обычная школа в необычном городе. Здесь тонка грань и никто не знает, где порвётся ткань между мирами. Иногда лучше прогулять уроки.

            - Срань господня! Эта гребаная тварь убила Джимми!

            - Знаю, что она убила Джимми! Помогите мне застегнуть цепи!

            - Она толкнула его на землю и наступила на голову. Раздавила ему башку в лепешку!

            Вэйлон размахнулся и влепил Стэну крепкую пощечину. Звук был такой, будто в столетний дуб ударила молния. Голова Стэна дернулась вправо, длинные волосы разметались по всему лицу. Очки слетели.

Жизнь настоящих вампиров трудна и скучна, далекая от книжных историй, она предоставляет им в соперники вовсе не оборотней и инквизицию, а людскую глупость, с которой, как известно, бороться бесполезно.

Мрачный и промозглый Париж объят холодной агонией ужаса: кто-то или что-то убивает ни в чем не повинных людей весьма изощренным способом.

Несчастный Пьер – единственный подозреваемый в этом кошмарном деле – из последних сил пытается не только очистить собственное имя, но и сохранить свой самый страшный секрет. Секрет, опускающий на его душу кровавую тень бесчеловечных злодеяний, к которым он не имеет ни малейшего отношения…

Комментарий Редакции:

Детектив в сочетании с мистикой – вот рецепт бессонницы, который заставляет видеть жуткие очертания в желтом свете прикроватной лампы. «Перевернутый шут» напомнит про забытое чувство страха и тревожного ожидания леденящей кровь развязки.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Что случается с любящими, когда признания произнесены? Что происходит за закрытыми дверями после того, как даны обязательства? Во что превращаются романтические мечты, когда наступают будни семейной жизни? В этой книге описаны 22 года совместной жизни Джиллиан Кларк с Анжелиной Ригетти.  

Два мира: привычный нам и его трехцветный аналог… и лишь немногим дано побывать в обоих. Но дар ли это? Может, наоборот, проклятие? Нашим героям предстоит это узнать на собственном опыте…

Если верить легенде, река на северном острове хранит колдовскую силу и даже исполняет желания. Местный юноша намерен разгадать тайну. Но предстоящие ему на этом пути открытия - лишь часть гораздо более сложной и масштабной истории. В ход событий вмешаются правители империи, а также те, кто столетиями скрывали своё существование от большинства людей. *** Текст выложен полностью. За обложку спасибо Карри.

Двадцативосьмилетний Орин Паттерсон не похож на других людей. То, что он очень робкий интроверт, только часть проблемы. У Орина расстройство множественной личности. Снаружи он может выглядеть как нормальный человек, но проведите с ним пять минут, и начнут показываться его ежедневные трудности. Орин делит свою жизнь и мысли с пятью отчётливо различающимися альтер-личностями. Рид — ершистый спортсмен-натурал. Коэн — эпатажный и общительный девятнадцатилетний гей. Коув — саморазрушительный мучитель, которого преследует прошлое. Тео — асексуальный, малоэмоциональный мужчина, который сосредоточен на поддержании порядка. И Рейн — пятилетний ребёнок, которого заботит только Бэтмен. Вон Синклер застрял в тупике. Не получая от своей работы прежнего восторга, он решает, что пора встряхнуть свою застоявшуюся скучную рутину. Он не знает, что мужчина, с которым он знакомится во время своего спонтанного решения вернуться в колледж, совсем не обычный. Сердце Вона перечит логике, и он влюбляется в этого странного человека. Но как можно любить кого-то, кто не всегда является собой? Это может быть нелегко, но Вон твёрдо намерен попробовать.