Огонь на ветру

Историческая повесть о дружбе двух народов, русского и грузинского, о силе искусства, объединяющего людей, вдохновляющего их на лучшие чувства, на подвиги.

Рисунки В. Алексеева.

Отрывок из произведения:

Разбитое, на треть поредевшее войско в беспорядке отступало к горам. Кони храпели, бежали неходко. Серая галька тяжело выпархивала из-под копыт. Угрюмые громады гор в космах кустов и деревьев надвигались обрывистыми уступами. Из раскрытой пасти ущелья выползала мглистая тьма. В отчаянной попытке остановить полки, чтобы бросить их в новый бой, Юрий Андреевич повернул коня, со вскинутыми руками – так, что звякнули кольца кольчуги, – выпрямился на стременах. Полуденное солнце жарко полоснуло по глазам. И тут же из-за края долины, где завершилась позором недавняя сеча, чёрной волной выкатилась вражья конница, полукругом пошла затоплять предгорье, тесня бегущих к ущелью.

Другие книги автора Самуэлла Иосифовна Фингарет

События повести разворачиваются в конце VI века до н. э. Царь Дарий предпринял поход на земли мужественных и воинственных скифов, завершившийся бесславным поражением персидского войска.

В полночь священник Никола ввёл князя в пустую гулкую церковь. Дьяк Нестор остался возле коней, за оградой монастыря. Ждать не пришлось. Князь появился скоро. Он вынес большую икону, обмотанную холстиной, уложил в запряжённый парой возок. Священник и дьяк поместились рядом, в том же возке. Князь впрыгнул в седло. Белый как снег Буран заплясал под хозяином. Князь придержал жеребца, перекрестился, вымолвил: «С богом!» – и тишину разорвал цокот копыт.

Историческая повесть о расцвете на Руси зодчества и живописи в начале XV века, после победы русских на Куликовом поле, когда Москва становится стольным городом.

Иллюстрации Е. Александровой.

Историческая повесть об освободительной войне в Китае в XIV веке. В остром сюжете на фоне ярко, живописно данной жизни героев, автор говорит о вечном: верности, дружбе, силе мужества, красоте благородства.

Художник А. Морошкин.

Популярные книги в жанре Исторические приключения

В книге популярного французского писателя Луи Буссенара (1847–1910) представлен впервые переведенный на русский язык приключенческий роман «Террор в Македонии».

Художник А. Махов

В годы, когда закончилась Великая Отечественная война, один из еврейских пастухов, пасший коз в районе Мёртвого моря в Израиле, обнаружил в открывшейся после землетрясения пещере старинные амфоры, в которых вместо ожидаемого золота он обнаружил древние свитки. Несколько из манускриптов он сумел продать на чёрном рынке, остальные же у него конфисковало правительство.

Кумранских рукописей больше никто не видел, но прошёл слушок, что эти свитки были когда-то написаны самим Иисусом Христом. Все чёрные археологи кинулись шарить по множеству пещер возле Мёртвого моря, однако никто ничего не находил до наших дней. Однако русским археологам сопутствовала удача: в их руках оказались дневники Сына Человеческого, но пришлось бежать от преследователей.

Перед беглецами возникла дилемма: либо быть последователями Иисуса Христа, либо, пройдя его дорогой, выбрать альтернативный путь развития. Но пока что всем троим пришлось тайком уезжать из Израиля, потому что боевики из Ватикана и масоны устроили охоту на археологов, желая получить уникальные документы для своих целей. Видимо, иезуиты боялись публикации текстов, масоны же наоборот хотели развенчать христианскую веру.

Впервые полностью переведенный на русский язык роман Луи Буссенара «Под барабанный бой» является продолжением романа «Жан Оторва с Малахова кургана».

Художник А. С. МаховПримечания В. П. Ершова

В исторической повести «Ступени совершенства» рассказывается о великом древнеегипетском художнике Тутмосе, создателе знаменитого скульптурного портрета царицы Нефертити.

После кровопролитного сражения 28 ноября у Бон-ла-Роланд 15-й корпус Луарской армии поспешно окопался на опушке леса, прикрывая дорогу на Орлеан.

Вечером 2 декабря, когда его отважный командир, генерал Мартен де Пальер, с нетерпением ожидал подкреплений — ибо положение корпуса было критическим, — он узнал, что неприятель готовится атаковать.

Разведчики донесли, что у противника огромные превосходящие силы, под натиском которых неминуемо потерпят поражение обе дивизии 15-го корпуса, сформированные из молодых солдат, плохо одетых, плохо вооруженных, разумеется, храбрых и полных желания сражаться, но которым еще не хватало воинской выучки, что было вполне естественно для недавно рекрутированных бойцов.

После смелой атаки на Шийер-о-Буа, занятого французской армией, трое улан верхом на огромных мекленбургских лошадях возвращались в городок Питивье, находившийся тогда в руках немцев.

Грузно сидя в седлах, высвободив ноги из стремян, они ехали в полудреме, как люди, которым некуда спешить и которым абсолютно ничего не угрожает. В зубах у каждого торчала фарфоровая трубка, а лица выражали полное удовлетворение.

Рядом с уланами трусил, похрюкивая и потряхивая ушками, великолепный поросенок с закрученным штопором хвостиком, привязанный за ногу веревкой к седлу ехавшего слева всадника и украденный, видимо, у одного из крестьян Санто.

Присев на километровый столбик и положив винтовку системы Шассо на раздвинутые и слегка отклоненные в сторону колени, тюркос наблюдал жалкое зрелище: французская армия отступала по дороге на Орлеан.

Африканец был в феске, надвинутой на уши, в недлинной куртке небесно-голубого цвета, из ворота которой торчала его голая шея. Руки солдата свисали вдоль туловища. Не чувствуя морозного ветра, что дул ему прямо в лицо и кусал за щеки, он смотрел, как проходили войска, героически оборонявшиеся в течение трех дней, а теперь отступавшие под натиском численно превосходящего неприятеля.

Испытывали ли вы когда-нибудь страх, мой читатель? Скорее всего, да! Самые храбрые люди честно в этом признаются, не считая такое признание позорным, а один из наших самых отважных командующих армейскими корпусами весьма охотно сознается, что он здорово перепугался во время боевого крещения.

Если, однако, некоторым людям нелегко дается подобное признание, то, видимо, потому, что они часто — и совершенно необоснованно — смешивают страх с трусостью.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

В книге рассказывается о важнейших этапах истории «Священной Римской империи» от ее возникновения до фактического крушения в середине XIII в. Автор развенчивает мифы, созданные буржуазной немецкой историографией вокруг этого государства, показывает истинную суть его экспансионистской политики, пагубно повлиявшей на внутриполитическое развитие страны, которая не только не добилась господства над государствами Европы, но и сама была ввергнута в политический хаос.

Перу автора принадлежит ряд работ по истории средневековой Германии: «Исследование по истории феодального государства в Германии (IX – середина XII в.)» (М., 1959); «Феодальное государство» (М., 1967) и др.

В ту ночь, когда родилась Ронья, над горами гремели грозовые раскаты. Да, гроза была такая страшная, что вся нечисть, обитавшая в лесу Маттиса, испуганно заползла в свои пещеры и потайные убежища. Одни только жестокие дикие виттры, любившие грозовую погоду больше всякой другой на свете, с воем и криком метались вокруг разбойничьего замка на горе Маттиса. Их вой и крики мешали Лувис, лежавшей во внутренних покоях замка и собиравшейся родить младенца. И она сказала Маттису:

Книга, которую вы держите в руках, — самая современная энциклопедия афоризмов на русском языке.

Это не значит, что в ней представлены только современные афористы. Это лишь значит, что в книге собраны афоризмы, которые могли бы заинтересовать современного читателя. Многие из них принадлежат античным писателям, классикам XVII, XVIII, XIX веков. И если современные авторы все же преобладают, то это потому, что Сенека ничего не писал о компьютерах, Вольтер — о кино, а Марк Твен — о фрейдизме.

В книге есть изречения, заставляющие задуматься; есть фразы, заставляющие улыбнуться. Но самые лучшие — те, в которых улыбку и мысль не разделить. Они-то и составляют ядро «Большой книги афоризмов».

По русским и иностранным источникам составил Константин Душенко.

Вторая мировая война… По злой иронии судьбы, в одной лодке посреди океана оказываются два офицера враждующих армий: немец и американец. Надежд на спасение никаких – стоит полный штиль, нет еды и пресной воды. Каждый час неминуемо приближает страшную и мучительную смерть, и встречать ее заклятые враги вынуждены вместе…

Проза Йенса Рена держит читателя в напряжении с первой до последней страницы, ведь автор, бывший командир подводной лодки, сам пережил подобную ситуацию. За глубокий драматизм и жесткую откровенность критики называют книгу «бунтарской, циничной и… гениальной».