Огненный путь

Юный Икер – всего лишь скромный ученик писца... но почему-то именно он оказывается в центре изощренной придворной интриги, цель которой – убийство фараона Сесостриса...

Каким образом связаны судьбы бедного сироты и одного из величайших правителей Египта?

Ответ на этот вопрос может стоить Икеру жизни!

...Приключения начинаются!

Отрывок из произведения:

Хозяин небольшого каравана радовался тому, что, уходя с тропы, которую контролировала стража пустыни, принял самое опасное решение. Разумеется, он принял его, потому что хотел обмануть кочевников – грабителей, которые в поисках добычи бродили по всей Сирийской Палестине. Но избежать их ему помогало знание местности. К сожалению, он не мог воспользоваться покровительством стражников: оно было совсем не бесплатное – он должен был бы им уступить часть своего добра, которое они однажды уже тщательно осматривали на предмет незаконного провоза оружия. Короче говоря, максимум неприятностей и минимум пользы.

Рекомендуем почитать

Юный Икер — всего лишь скромный ученик писца... но почему-то ИМЕННО ОН оказывается в центре изощренной придворной интриги, цель которой — убийство фараона Сесостриса...

КАКИМ образом связаны судьбы бедного сироты и одного из величайших правителей Египта?

Ответ на этот вопрос может стоить Икеру жизни!

...Приключения продолжаются!

Юный Икер — всего лишь скромный ученик писца... но почему-то ИМЕННО ОН оказывается в центре изощренной придворной интриги, цель которой — убийство фараона Сесостриса...

КАКИМ образом связаны судьбы бедного сироты и одного из величайших правителей Египта?

Ответ на этот вопрос может стоить Икеру жизни!

...Приключения начинаются!

Юный Икер — всего лишь скромный ученик писца… но почему-то именно он оказывается в центре изощренной придворной интриги, цель которой — убийство фараона Сесостриса…

Каким образом связаны судьбы бедного сироты и одного из величайших правителей Египта?

Ответ на этот вопрос может стоить Икеру жизни!

…Приключения продолжаются!

Другие книги автора Кристиан Жак

Представители тайного братства «Сфинкс» разбросаны по всему миру. Они – девять хранителей древней жизни, приговоренных к смерти мастерами новых технологий, для которых деньги – это все. Находясь в Нью-Йорке, мастера затевают поиск членов братства, чтобы уничтожить их, одного за другим. В историю впутывается шотландский журналист Брюс Рошлен, готовый рискнуть всем, чтобы раскрыть этот дьявольский план…

Рамзес Второй.

Жесткий, безжалостный властитель…

Полководец, не знавший неудач…

Мужчина, любивший МНОГИХ ЖЕНЩИН…

Друг, никогда не предававший своих соратников…

Интеллектуал, общавшийся с ГЕНИАЛЬНЫМ греческим поэтом и с ЛЕГЕНДАРНЫМ иудейским пророком…

РАМЗЕС ВЕЛИКИЙ…

Фараон, чье имя стало СИМВОЛОМ Древнего Египта!

3500 год до нашей эры. Семнадцатилетний Нармер — последний из клана Раковины, единственный выживший. После гибели своих соплеменников он клянется найти и покарать убийц. Но сначала он должен пройти Долину Препятствий, из которой еще никто не возвращался живым… Много трудностей ему предстоит преодолеть, прежде чем он станет… первым фараоном Египта!

Тайный заговор против Рамсеса II набирает обороты. Похищения, осквернения гробниц, убийства. И только один человек способен остановить надвигающееся безумие – простой судья… Сможет ли он противостоять древним проклятиям и козням врагов?

Великий Египет, загадочные пирамиды, ложь и коварство друзей, тайные заклятия, мистические совпадения и изощренные преступления – все это в книге «Убитая пирамида»!

«В стране фараонов» – книга известного французского писателя, автора мировых бестселлеров «Убитая пирамида», «Дело Тутанхамона» и др., профессора Сорбонны Кристиана Жака написана так красочно, что ее можно рекомендовать для чтения не только путешественникам, но и любителям увлекательных приключенческих романов.

Великолепный писатель, знаток египетской культуры и истории, Кристиан Жак умеет заинтересовать читателя с самого начала повествования: на страницах книги оживает Древний Египет, совершаются дворцовые перевороты, правят фараоны и роскошествует их свита. А многочисленные схемы, карты и планы делают путеводитель наглядным и удобным в обращении.

Путеводитель по Египту Кристиана Жака по праву стоит в одном ряду с произведениями таких широко известных писателей-ученых, как Тур Хейердал, Жак-Ив Кусто и Джеральд Даррелл.

3500 лет до нашей эры… Боги избрали Нармера первым царем Египта. Вместе со своим названым братом Скорпионом он приступил к созиданию державы — они должны освободить страну от захватчиков. Но вскоре Нармер узнал, что Скорпион предательски убил прекрасную Газель, правительницу одного из кланов. Нармер не смог простить этого и прогнал Скорпиона. Однако тот возжаждал мести и решил выступить против брата…

Книга известного французского египтолога Кристиана Жака – первое на русском языке подробное описание одного из самых загадочных периодов истории Древнего Египта. В ней доступно рассказывается о жизни и деятельности «солнечной четы» – фараона Эхнатона и его супруги Нефертити. С периодом правления Эхнатона, жившего более трех тысяч лет назад, связано немало загадок. Исследователи до их пор не могут прийти к единому мнению по вопросам о том, каковы были предпосылки «религиозной реформы» Эхнатона, почему он решил построить для себя новую столицу, как объяснить, что изображения фараона резко отличаются от изображений его предшественников и преемников… Кристиан Жак предлагает читателям свою версию тех давних событий.

Древний Египет оживает на страницах этого романа! Яркое, захватывающее, реалистичное описание войн, интриг и любви от известного египтолога и талантливого писателя!

Идет великая война. Гибнут вожди могущественных кланов. Но их бессмертные души вселяются в тело Нармера. Отныне этот юноша — воплощение силы, мудрости и тайных знаний многих народов. Теперь лишь ему под силу остановить бесконечную войну.

Однако он должен выбрать: обрести власть над землями Египта или сохранить жизнь жрице Нейт — его единственной возлюбленной…

Популярные книги в жанре Исторические приключения

Цикл «Рассказы о мужестве» посвящен работе чекистов, подпольщиков, армейских разведчиков периода обороны Царицына во время гражданской войны.

Помощники палача привязали осужденного, и гнетущая тишина толпы, замершей на площади, прерывалась только голосом священника, читавшего молитвы. Между двумя бревнами эшафота сверкнула молния гильотины, и раздался страшный, оборвавшийся крик.

Глухой стон вырвался из тысячи грудей. Общество отомщено. Его представители наказали виновного. Но был ли он действительно виновным?..

«До шестнадцатилетнего возраста мистер Гарри Гартлей получал обыкновенное джентльменское воспитание, то есть учился сначала в частной школе, а потом в одном из тех больших учебных заведений, которыми Англия справедливо славится. Но с этого времени у него явилось необыкновенное отвращение к учению; из родителей у него были жива только мать, слабая и невежественная женщина; она позволила сыну бросить ученье и заняться исключительно самоусовершенствованием в области разных светских пустяков. Два года спустя он остался сиротой и почти нищим. Для производительного труда он был совершенно непригоден как от природы, так и по воспитанию. Он умел петь романсы и мило аккомпанировать себе сам на фортепьяно; красиво ездил верхом, хотя и боялся ездить; превосходно играл в шахматы. Природа наделила его удивительно привлекательной, на редкость красивой наружностью. Белокурый, румяненький, с кроткими голубыми глазами и приятной улыбкой он производил впечатление томной, задумчивой нежности…»

«Его преподобие мистер Саймон Ролльс весьма отличился в моральных науках и показал необыкновенные успехи в богословии. Его опыт „Об учении христианском и об обязанностях к обществу“ стяжал ему некоторую известность в Оксфордском университете, а в духовных и ученых кругах было известно, что молодой мистер

Ролльс задумал обширный труд – как говорили, целый фолиант – об авторитетности Отцов Церкви. Несмотря на это, он двигался по службе неважно, был викарием и все только дожидался самостоятельного прихода. Дожидаясь, он жил в Лондоне, в той его части, где все больше сады и очень тихо, а тишина была ему необходима для научных занятий. Квартиру он снимал у мистера Рэберна, садовода в Стокдов-Лене…»

«Был поздний ноябрьский вечер 1456 года. Над Парижем непрерывно шел снег; иногда порывы ветра обращали его в вихри; порою ветер затихал, и хлопья за хлопьями, бесшумно крутясь, безостановочно сыпались с темного неба. Бедным людям, выглядывавшим из-под намокших ресниц, казалось просто чудом, откуда все это сыплется без конца…»

«Дени де Болье не минуло еще двадцати двух лет от роду, но он считал себя вполне взрослым и совершенным кавалером. В те грубые, воинственные времена мужчины рано развивались. Если юноша участвовал хотя в одном правильном сражении или в десятке набегов и успел кого-нибудь убить приличным образом, если при этом он мог поговорить о военном искусстве и усвоил обычные манеры людей своего круга, то его и взаправду считали «совершенным кавалером» и легко прощали невинное фанфаронство – стремление казаться старше своих лет…»

«Месье Леон Бертелини всегда заботился о своей внешности и старательно согласовывал с ней осанку, манеры, речь, да и душевное его настроение чаще всего гармонировало с костюмами, которые он надевал в тот или иной час дня. Даже в домашней обстановке он являл собой подобие то испанского идальго, то театрального бандита, и часто от него положительно веяло Рембрандтом.

Между тем он был человеком маленького роста, с несомненной склонностью к полноте и добродушнейшим лицом, почти всегда отражавшим великолепное расположение духа. Выделялись лишь его чрезвычайно выразительные темные глаза, в которых светились веселый характер, неугомонный дух и вообще вся его подвижная натура…»

«Я был чрезвычайно нелюдим с самого детства. Помню, даже гордился тем, что держусь от всех в стороне и ни в чьем обществе не нуждаюсь. Могу прибавить, что не имел ни друзей, ни знакомых – постоянных, хороших знакомых. Впервые я познал, что такое дружба и любовь лишь тогда, когда встретился с той, которая стала моей женой и матерью моих детей.

За всю свою юность я только с одним сверстником находился в сравнительно хороших отношениях. Это был Р. Норсмаур, с которым мне пришлось учиться вместе. Тут же добавлю, что происходил он от шотландского дворянского рода, – а это давало ему право на титул эсквайра, – и обладал небольшим поместьем в Граден-Истере, в северной части побережья Немецкого моря…»

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Повесть о разуме - это вторая половина повести "Перед восходом солнца", вырезанная цензурой и опубликованная спустя много лет как отдельное произведение.Автор пытается искать корни своего мрачного мировоззрения в детстве: он вспоминает, как боялся грозы, воды, как поздно его отняли от материнской груди, каким чуждым и пугающим казался ему мир, как в снах его назойливо повторялся мотив грозной, хватающей его руки…

Будь осторожен, покупая рыбок в банке, пусть даже очень красивых. А то и оглянуться не успеешь, как окажешься в другом мире, на тропическом острове, где придётся бороться за жизнь с местными дикарями.

Что мне надеть сегодня?

Маршалл Крейг придирчиво разглядывал два костюма: темно-синий и черный, оба классического покроя, из довольно плотной смесовой ткани "шелк с шерстью" и полностью лишенные проводов.

- Лучше синий, - посоветовал его ИИ-агент, которого Крейг прозвал "Бадди"1. - Мой осведомитель поклялся, что Дрок наденет двубортный цвета маренго в тонкую полоску. Крайне рискованно для мужчины под тридцать. Бедняга будет выглядеть так, словно забрался в гардероб папочки, да оттуда не вышел. И тут появляешься ты в синем: вид, достойный доверия, располагающий к себе и приличный.

На день рождения Михаилу Дормееву подарили книгу. Дурацкий анекдот, что, мол, книга у него уже есть, не имел к имениннику никакого отношения; библиотека уДормеева была вполне приличной, и читал он много. Но эта книжка была особенная. «Новейший толкователь сновидений, содержащий более 10 000 статей на все случаи жизни», издание А.А.Каспари. Год на издании отсутствовал, но и без того ясно, что у книги почтенный возраст и долгая история. Разумеется, это был не репринт, а подлинник второй половины девятнадцатого века. Такую книгу приятно держать в руках и приятно читать, и даже благоглупости, которые всегда в изобилии рассыпаны по страницам такого рода сочинений, вызывают не смех, а добрую улыбку, словно бабушкины суеверные приметы, в которые нелепо верить, но которые еще более нелепо опровергать.