Огненный цикл

Огненный цикл

Планета Абьермен вращается вокруг красного карлика Тиира, который сам вращается вокруг голубого гиганта Аррена. Орбиты очень вытянутые — почти кометные. Раз в 60 земных лет при приближении к Аррену резко изменяется климат (с умеренного на жаркий), потом еще через такое же время — обратный скачок. Поэтому на планете существуют попеременно две расы: «холодная» и «горячая». «Холодные» — человекообразные: глаза выдвигаются в любую сторону; фотографическая память; табу на огонь; техника — планеры, арбалеты.

«Горячие» — звездообразные тела на шести иглах-щупальцах; видят только ультразвуковые волны; знают электро— и радиотехнику; хорошие химики и строители. При скачке климата одна из рас полностью умирает, а из спор, находившихся в их телах, рождаются особи другой расы. Таким образом, одна раса нужна другой для воспроизводства (но это не дети и родители). Уходящая раса оставляет в подходящем месте планеты Учителей, которые контролируют развитие другой расы, передают накопленные предыдущими поколениями знания.

Главное, что аборигены могут перенять у людей их метод мышления (научный): эксперимент и анализ. Мышление абьерманцев до этого определялось только суммой заложенных знаний, фактов.

Отрывок из произведения:

На первый взгляд, если принять во внимание общий рельеф лавового поля, планер выглядел значительно лучше, чем можно было ожидать. Хвостовое оперение было в порядке; обшивка фюзеляжа пострадала только в нижней части; даже узкие крылья казались невредимыми. Окажись здесь где-нибудь в пределах трех тысяч миль катапульта, можно было бы поддаться соблазну и попробовать снова поднять аппарат в воздух. Даже Дар Лан Ан мог бы обмануться, будь его глаза единственными приёмниками информации.

Другие книги автора Хол Клемент

Hal Clement. Mission of Gravity. 1954.

Роман номинировался на международную премию в фантастике I.F. (1955), и трижды номинировался журналом «Локус» (1975, 1987, 1998 гг.) как лучший роман. То есть более сорока лет роман восхищает любителей НФ.

Барленнан, гусеницеподобное существо длиной в сорок сантиметров и толщиной в пять, не был суеверным, но ведь никто не знает, что может случиться в такой близости к Краю Света. Если заплыть в океан еще дальше, можно окончательно потерять вес и улететь в пустоту, поскольку фантастическая планета Месклин — огромная пустая чаша, или линза. Она вращается вокруг звезды Белн по очень вытянутой орбите, а сила тяжести на ее полюсах в семьсот раз превышает земную. Большинство населения живет поближе к ее дну, где нормальная для них сила тяжести. Атмосфера состоит из водорода, а океаны — из жидкого метана, так как средняя температура — минус полтораста градусов по Цельсию, а атмосферное давление — восемь атмосфер. Философы считают, что притяжение зависит от гигантской плоской плиты, на которой стоит Месклин; чем дальше мы отходим к Краю, тем меньше мы весим. В мире, придуманом Клементом, никто не знает, на чем стоит сама плита. Отдельные смельчаки на кораблях-плотиках добираются до самого экватора, который считается на Месклине Краем Света, за которым начинается Ничто…

Книга «Саргассы в космосе», вышедшая в свет в середине 60-х, произвела настоящий фурор среди любителей приключенческой фантастики. Роман был канонизирован как классический образец «американской космической фантастики 50-х годов», стал легендой и оставался ею больше двадцати лет. И мало кому было известно, что легенду создали два неизвестных переводчика С. Бережков и С. Витин, известные всему миру как братья Стругацкие. Затем вспыхивает звезда Джона Уиндема. И снова русскую версию романа «День Триффидов» создали Аркадий и Борис Стругацкие… Андрэ Нортон, Джон Уиндем, Хол Клемент — в пантеон российских классиков мировой фантастики их ввело волшебное перо братьев Стругацких.

Сборник произведений:

Содержание:

Ледяной ад (роман, перевод М. Смолиной)

В глубинах океана (роман, перевод А. Флотского)

Препятствие (рассказ, перевод Е. Соболевой)

Гибель «троянца» (рассказ, перевод М. Смолиной)

Техническая ошибка (рассказ, перевод Е. Соболевой)

Необычное чувство (рассказ)

Обитатели вселенной (рассказ, перевод Е. Соболевой)

Ответ (рассказ, перевод С. Буренина)

Пояс астероидов (рассказ, перевод Е. Лариной)

Критический фактор (рассказ, перевод С. Федорова)

Чем вытереть пыль? (рассказ, перевод Н. Вашкевич)

Солнечное пятно (рассказ, перевод Н. Вашкевич)

Дождевая капля (рассказ, перевод Н. Вашкевич)

Беспризорные звезды (рассказ, перевод Н. Вашкевич)

Преимущество (рассказ, перевод С. Буренина)

Вопрос (рассказ, перевод С. Буренина)

Пятно (рассказ, перевод Н. Рейн)

Скорость обмена (повесть, перевод Г. Соловьевой)

— Нет, — обращаясь к остальным, твердым голосом сказал Кай Невис. — Об этом даже не думайте. С большим транспортом связываться глупо.

— Ерунда, — проворчала в ответ Целиза Ваан. — В конце концов нам ведь как-то надо добираться. Стало быть, нам нужен корабль. Я раньше уже нанимала корабли СТАРСЛИПА и ничего против них сказать не могу. Экипажи предупредительные и кухня более чем приличная.

Невис одарил говорившую уничтожающим взглядом, его лицо будто специально было создано для таких взглядов — грубо вырезанное, угловатое, волосы строго зачесаны назад, большая изогнутая сабля носа, маленькие темные глаза полускрыты кустистыми бровями.

Хол Клемент — один из крупнейших фантастов США. Как отозвался о нем один из критиков: «Хол Клемент не из тех писателей, у которых космический корабль падает на солнце просто потому, что вышли из строя двигатели. Клемент в состоянии самостоятельно просчитать орбиту падения и прочие факторы, что он, собственно, и делает».

И в этом нет ничего удивительного. Клемент окончил Гарвард. Профессиональный астроном и химик, он под каждое свое произведение старается подвести научную базу. В сборник включены романы «Экспедиция «Тяготение» (1954), «У критической точки» (1964) и «Звездный свет» (1971), составляющие своего рола трилогию с одними и теми же героями и впервые публикующиеся под одной обложкой, а также роман «Огненный цикл». Все произведения посвящены проблемам контакта с инопланетными цивилизациями

Особую привлекательность данному сборнику дают переводы С. Бережкова и С. Победина, ведь под этими псевдонимами скрываются братья Стругацкие.

Содержание:

Экспедиция «Тяготение» (роман, перевод С. Бережкова) стр. 5-222

У критической точки (роман, перевод В. Голанта) стр. 223-322

Звездный свет (роман, перевод М. Коркина) стр. 323-594

Огненный цикл (роман, перевод С. Бережкова, С. Победина) стр. 595-778

Hal Clement. Needle. Другие названия: From Outer Space. 1950.

Остросюжетный фантастический роман, главный герой которого узнает, что на Землю проникли инопланетяне — «похитители сознания». Один из них вселился в отца главного героя и теперь полностью подчинил его тело себе. Дело еще осложняется тем, что данный инопланетянин является инопланетным приступником, за которым гонится иноппланетный полицейский…

Юный фермер, тело которого состояло из метана и кислорода, не справился с работой. Он решил отодвинуть один участок подальше от источника энергии, в результате чего большая часть этой планеты испарилась...

Хол Клемент (1922-2003) – признанный классик американской научной фантастики XX столетия, в 1998 г. удостоенный Ассоциацией американских писателей-фантастов звания Великого Мастера.

Но прежде всего этот писатель – знаменитый «творец миров». Фантаст, чье кредо – придумать «совершенно невероятный», но при этом совершенно логично построенный мир. Придумать его природу, его законы, его обитателей. Придумать – и дать ход событиям...

Перед вами – лучшее из творческого наследия писателя.

Популярные книги в жанре Научная фантастика

Андрей ЩЕРБАК-ЖУКОВ

Я И МОЙ ТЕЛЕВИЗОР

На улице грязно - идет дождь. Крупные капли бьются о подоконник. Лица прохожих надежно скрыты пятнами пестрых зонтов.

До лекции четверть часа. Ты смотришь в окно и говоришь, что чудес не бывает. Но это не так, и я не могу не возразить тебе.

- Ты не права, - говорю я. - На Земле постоянно происходит много того, что заметно разнообразит жизнь ее обитателей.

Ты только вспомни - у нас на планете все время что-нибудь происходит: то динозавры исчезают целыми коллективами, то Атлантида без предупреждения переходит на подводный образ жизни, то где-то в Лох-Нессе выныривает, Бог весть откуда взявшийся, плезиозавр. А тайна Бермудского треугольника? А извержение Везувия? А самовозгорающиеся брюки и летающие тапочки? Этот ряд можно продолжать снова и снова, и нет никакой гарантии, что он будет более или менее полным и, главное, точным. С абсолютной точностью можно сказать лишь то, что где-то там, в этом ряду, на весьма скромном месте, будем стоять мы с моим телевизором.

Андрей ЩЕРБАК-ЖУКОВ

ВОЛШЕБНОЕ ПУТЕШЕСТВИЕ

(сценарий киноновеллы)

1

В небольшом концертном зале, похожем скорее на барак из гофрированной жести, - серый полумрак. Грязно, сильно накурено, - сквозь дым и мрак видны лица зрителей. В основном, это молодые ребята и девушки в потертых куртках. Кто-то сидит на стульях, кто-то - на фанерных ящиках, кто-то просто примостился на полу, поджав ноги.

В глубине слабо освещенной сцены стоит небольшой аппарат на складных ножках, с рядом клавиш, кнопками и тумблерами. За аппаратом на какой-то коробке сидит парень лет двадцати пяти, слегка склонный к полноте, с копной мелко вьющихся волос.

Владимир Щербаков

Мост

Скрипнул полоз саней. На улице раздались знакомые, казалось, голоса. Шаги на ступеньках полусожженной школы. Негромкий разговор.

В гулком пустом классе, где раньше нас было больше, чем яблок на ветке, камень разбитой стены ловил мое дыхание. Светлый иней оседал на красных кирпичах, Я считал эти летучие языки холода, выступавшие как бы из самой стены. Где-то хлопнула уцелевшая дверь. Голоса приближались. И я понял, что это не сон.

Владимир Щербаков

Поэтесса

"Стоял апрель, и зеленели звезды - причудливы, тревожны, высоки. Тогда ко мне нежданные, как слезы, незваные, пришли стихи".

В апреле?.. Да, это я помнил. Но не придал значения тогда. Сейчас я знаю - это было первый раз в апреле. Два года назад. Совсем не трудно было запомнить эти стихи. А вот почему: "На сорок рук - одна рука навстречу робкому движенью. На сорок верст - одна верста, подвластная долготерпенью. На сорок строк - одна строка с нерукотворным выраженьем".

Владимир Щербаков

Помните меня!

Иногда я спрашиваю себя: почему эта малоправдоподобная история представляется мне совсем реальной, а не сном наяву? И не нахожу ответа.

В комнате ничего не изменилось. Тот же письменный стол, шкаф с моими старыми студенческими книгами, бронзовая пепельница, статуэтка Дон-Кихота. Среди этих привычных вещей все и произошло.

Прежде всего - о встрече с человеком без имени. Мы заканчивали проект и работали допоздна. Когда я возвращался домой, в метро было совсем мало народу, а мой вагон был и вовсе пуст. Тускло светили лампочки. Жужжали колеса по невидимым рельсам. Темно-серые тени на бетоне тоннеля проносились мимо. Перегон. Станция. Перегон. На остановках хлопают двери. Снова тени бегут навстречу.

Владимир Щербаков

Прямое доказательство

Летом в лощинах поднимались высокие травы. В озерах, оставленных половодьем, шуршал тростник. Мы делали из него копья.

На холмах трава росла покороче, зато одуванчиков было больше, попадались васильки, и мышиный горошек, и цикорий. Склон казался местами голубым, местами желтым. И какая теплая была здесь земля) Можно было лечь на бок, и тогда лицо щекотали былинки, шевелившиеся из-за беготни кузнечиков, мух и жуков. Скат холма казался ровным, плоским, и нельзя было понять, где вершина и где подножье. Сквозь зеленые нитки травы виднелся лес, и светилось над лесом небо, то сероватое, то розовое от солнца, какое захочешь, как присмотришься. И можно было заставить землю тихо поворачиваться, совсем как корабль.

Владимир Щербаков

Жук

Нужно было возвращаться в город. Потому что солнце уже покраснело, и по траве поползли длинные прохладные тени. Красотки еще хлопали синими крыльями, но самые маленькие стрекозы-стрелки уже спрятались, исчезли.

Мы с Алькой прошли за день километров пять по берегу ручья и поймали жука. Теперь Алька то и дело подносил кулак к уху - слушал. Жук скрежетал лапками и крыльями, пытаясь освободиться. Час назад он сидел на пеньке, задремав на солнышке, и Алька накрыл его ладошкой. Но никогда в жизни не видел я таких жуков! Полированные надкрылья светятся, как сталь на солнце, лапы - словно шарниры, усы - настоящие антенны.

АНДРЕЙ ЩУПОВ

Ц В Е Т О К

Это случилось осенью, когда по пугающей кривой поползло вниз настроение Марка, когда, словно спохватившись, небо сменило голубые наряды на пасмурный траур, с неискренним надрывом спеша оплакать отошедшее в мир иной лето. Окна города вторили погоде, сочась слезами, покашливая в ответ на трескучие разряды высотной шрапнели. Марк все более скучнел лицом, замыкаясь в себе, на слова и улыбки уже не находя сил. У себя в институте он потихоньку начинал ненавидеть людей. Увы, это получалось само собой. Потому что вместо глаз мерещились прозрачные дождевые капли - остекленевшие, неживые, а вместо ртов - черные дыры - из тех, должно быть, что заглатывают космический мусор, обжигая угаром вселенской радиации. Все было полно суетных забот, интрижек, вирусовидных сплетен. В это "все" не хотелось вникать, и губы поневоле брезгливо кривились, когда искомое "все" шаловливым дворовым псом подкатывалось к самым ногам, пыталось неделикатно обнюхать низ живота. Дергаясь телом и ежась душой, Марк молчаливо ужасался. Миры, окружившие его собственный, виделись ему картофельными клубнями, осклизлыми и разбухшими, превратившимися в прибежище розоватых вечно голодных червей. Змеями Горгоны они тянулись во все стороны, ощупывая пространство, оставляя за собой мокрые, дурно пахнущие дорожки. Утоляемый голод ускорял их рост, клубни становились тесными, и именно в это время Марк стал избегать сослуживцев, прячась иной раз в туалетах, дымя паяльной канифолью, заставляя черные дыры перхать и отступать. Однако и, отступая, противник умело отплевывался, а угрюмому настроению Марка общественность сыскала достойное объяснение: от него ушла Лиля. Тем самым попутали причину и следствие, но Марку было уже все равно. Куда больше его беспокоила возросшая агрессивность дам из соседних лабораторий.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

КОМИССИЯ ПО КОНТАКТАМ

ИГОРЬ КЛЕНОВ

Фауст в космосе

ПРОТОКОЛ О ВЫСЫЛКАХ ИЗ ИНГОЛЫПТАДТА

...В среду после Вита 1528 года приказано некоему человеку, именовавшему себя доктором Георгом Фаустом из Гейдельберга, искать себе пропитания в другом месте и взято с него обещание властям за этот приказ не мстить и никаких неприятностей не учинять.

Е го не любили ученые мужи.

Они писали о нем с презрением и некоторой долей зависти. И весьма обижались на суеверных и легкомысленных графов и герцогов, пригревавших бродячего врача, астролога и хироманта при своих дворах. Фауст был более славен, нежели они, трудом и терпением добившиеся признанного места в науке, переполненной суевериями, злыми духами, ведьмами и чертями. Фауста гнали из городов, хотя в протоколах о высылке почтенные бюргеры не забывали взять с него обещание не мстить негостеприимному городу - многие были уверены в том, что ему открыты тайны, что власть его над силами тьмы велика и загадочна.

Лариса Клецова

Шарик

Лариса Александровна Клецова родилась в 1977 году в Орске. окончила медучилище, работала в автотранспортном управлении. В настоящее время студентка V курса Литературного института им. Горького. автор книги стихов "я вам хочу запомниться такой..." Печаталась в альманахах "Гостиный двор" и "осколки", в журнале "Литературная учеба".

Ага, здравствуйте, здрасьте. Да, да, заходите. Дышите. Вот сюда. Ну не так, не так, а как будто шарик надуваете. Да. Сейчас кончит гудеть. Ну вот, видите - "готов". Вот здесь расписывайтесь. Вот, в предпоследней колонке. Штампик вам. Ну, все, работайте. Здравствуйте, дышите...

Рене КЛЕР

КИТАЙСКАЯ ПРИНЦЕССА

Почему я такой?

Значит, таким мне положено быть...

Здесь - да.

Ну, а если где-то еще?

На полюсе?

У экватора?

Или на Сатурне?

Дидро, Сон д'Аламбера

Как счастлив должен быть провинциал, у которого есть чердак, где, как в молчаливой памяти, оказываются свалены письма, портреты и масса безделушек, не имеющих достаточной цены, чтобы заботиться о них, но и не настолько позабытых, чтобы без сожаления от них избавиться. Городской житель, ограниченный размерами своего горизонтального улья, вынужден подчас ради настоящего производить сортировку предметов минувшей жизни, обрывая один за другим листки своего былого существования и таким образом получая возможность определить ценность собственной пыли и самому совершить похоронную процедуру, которой, существуй чердак, пришлось бы заняться какому-нибудь наследнику, не чувствительному к привлекательности позабытых фраз и пустых флаконов из-под духов.

Хроника похождений, год 1991. Социально-мистическая фантасмагория.