Огненный цикл

Планета Абьермен вращается вокруг красного карлика Тиира, который сам вращается вокруг голубого гиганта Аррена. Орбиты очень вытянутые — почти кометные. Раз в 60 земных лет при приближении к Аррену резко изменяется климат (с умеренного на жаркий), потом еще через такое же время — обратный скачок. Поэтому на планете существуют попеременно две расы: «холодная» и «горячая». «Холодные» — человекообразные: глаза выдвигаются в любую сторону; фотографическая память; табу на огонь; техника — планеры, арбалеты.

«Горячие» — звездообразные тела на шести иглах-щупальцах; видят только ультразвуковые волны; знают электро— и радиотехнику; хорошие химики и строители. При скачке климата одна из рас полностью умирает, а из спор, находившихся в их телах, рождаются особи другой расы. Таким образом, одна раса нужна другой для воспроизводства (но это не дети и родители). Уходящая раса оставляет в подходящем месте планеты Учителей, которые контролируют развитие другой расы, передают накопленные предыдущими поколениями знания.

Главное, что аборигены могут перенять у людей их метод мышления (научный): эксперимент и анализ. Мышление абьерманцев до этого определялось только суммой заложенных знаний, фактов.

Отрывок из произведения:

На первый взгляд, если принять во внимание общий рельеф лавового поля, планер выглядел значительно лучше, чем можно было ожидать. Хвостовое оперение было в порядке; обшивка фюзеляжа пострадала только в нижней части; даже узкие крылья казались невредимыми. Окажись здесь где-нибудь в пределах трех тысяч миль катапульта, можно было бы поддаться соблазну и попробовать снова поднять аппарат в воздух. Даже Дар Лан Ан мог бы обмануться, будь его глаза единственными приёмниками информации.

Другие книги автора Хол Клемент

Hal Clement. Mission of Gravity. 1954.

Роман номинировался на международную премию в фантастике I.F. (1955), и трижды номинировался журналом «Локус» (1975, 1987, 1998 гг.) как лучший роман. То есть более сорока лет роман восхищает любителей НФ.

Барленнан, гусеницеподобное существо длиной в сорок сантиметров и толщиной в пять, не был суеверным, но ведь никто не знает, что может случиться в такой близости к Краю Света. Если заплыть в океан еще дальше, можно окончательно потерять вес и улететь в пустоту, поскольку фантастическая планета Месклин — огромная пустая чаша, или линза. Она вращается вокруг звезды Белн по очень вытянутой орбите, а сила тяжести на ее полюсах в семьсот раз превышает земную. Большинство населения живет поближе к ее дну, где нормальная для них сила тяжести. Атмосфера состоит из водорода, а океаны — из жидкого метана, так как средняя температура — минус полтораста градусов по Цельсию, а атмосферное давление — восемь атмосфер. Философы считают, что притяжение зависит от гигантской плоской плиты, на которой стоит Месклин; чем дальше мы отходим к Краю, тем меньше мы весим. В мире, придуманом Клементом, никто не знает, на чем стоит сама плита. Отдельные смельчаки на кораблях-плотиках добираются до самого экватора, который считается на Месклине Краем Света, за которым начинается Ничто…

Книга «Саргассы в космосе», вышедшая в свет в середине 60-х, произвела настоящий фурор среди любителей приключенческой фантастики. Роман был канонизирован как классический образец «американской космической фантастики 50-х годов», стал легендой и оставался ею больше двадцати лет. И мало кому было известно, что легенду создали два неизвестных переводчика С. Бережков и С. Витин, известные всему миру как братья Стругацкие. Затем вспыхивает звезда Джона Уиндема. И снова русскую версию романа «День Триффидов» создали Аркадий и Борис Стругацкие… Андрэ Нортон, Джон Уиндем, Хол Клемент — в пантеон российских классиков мировой фантастики их ввело волшебное перо братьев Стругацких.

Сборник произведений:

Содержание:

Ледяной ад (роман, перевод М. Смолиной)

В глубинах океана (роман, перевод А. Флотского)

Препятствие (рассказ, перевод Е. Соболевой)

Гибель «троянца» (рассказ, перевод М. Смолиной)

Техническая ошибка (рассказ, перевод Е. Соболевой)

Необычное чувство (рассказ)

Обитатели вселенной (рассказ, перевод Е. Соболевой)

Ответ (рассказ, перевод С. Буренина)

Пояс астероидов (рассказ, перевод Е. Лариной)

Критический фактор (рассказ, перевод С. Федорова)

Чем вытереть пыль? (рассказ, перевод Н. Вашкевич)

Солнечное пятно (рассказ, перевод Н. Вашкевич)

Дождевая капля (рассказ, перевод Н. Вашкевич)

Беспризорные звезды (рассказ, перевод Н. Вашкевич)

Преимущество (рассказ, перевод С. Буренина)

Вопрос (рассказ, перевод С. Буренина)

Пятно (рассказ, перевод Н. Рейн)

Скорость обмена (повесть, перевод Г. Соловьевой)

Hal Clement. Needle. Другие названия: From Outer Space. 1950.

Остросюжетный фантастический роман, главный герой которого узнает, что на Землю проникли инопланетяне — «похитители сознания». Один из них вселился в отца главного героя и теперь полностью подчинил его тело себе. Дело еще осложняется тем, что данный инопланетянин является инопланетным приступником, за которым гонится иноппланетный полицейский…

Хол Клемент — один из крупнейших фантастов США. Как отозвался о нем один из критиков: «Хол Клемент не из тех писателей, у которых космический корабль падает на солнце просто потому, что вышли из строя двигатели. Клемент в состоянии самостоятельно просчитать орбиту падения и прочие факторы, что он, собственно, и делает».

И в этом нет ничего удивительного. Клемент окончил Гарвард. Профессиональный астроном и химик, он под каждое свое произведение старается подвести научную базу. В сборник включены романы «Экспедиция «Тяготение» (1954), «У критической точки» (1964) и «Звездный свет» (1971), составляющие своего рола трилогию с одними и теми же героями и впервые публикующиеся под одной обложкой, а также роман «Огненный цикл». Все произведения посвящены проблемам контакта с инопланетными цивилизациями

Особую привлекательность данному сборнику дают переводы С. Бережкова и С. Победина, ведь под этими псевдонимами скрываются братья Стругацкие.

Содержание:

Экспедиция «Тяготение» (роман, перевод С. Бережкова) стр. 5-222

У критической точки (роман, перевод В. Голанта) стр. 223-322

Звездный свет (роман, перевод М. Коркина) стр. 323-594

Огненный цикл (роман, перевод С. Бережкова, С. Победина) стр. 595-778

— Нет, — обращаясь к остальным, твердым голосом сказал Кай Невис. — Об этом даже не думайте. С большим транспортом связываться глупо.

— Ерунда, — проворчала в ответ Целиза Ваан. — В конце концов нам ведь как-то надо добираться. Стало быть, нам нужен корабль. Я раньше уже нанимала корабли СТАРСЛИПА и ничего против них сказать не могу. Экипажи предупредительные и кухня более чем приличная.

Невис одарил говорившую уничтожающим взглядом, его лицо будто специально было создано для таких взглядов — грубо вырезанное, угловатое, волосы строго зачесаны назад, большая изогнутая сабля носа, маленькие темные глаза полускрыты кустистыми бровями.

Физический эксперимент, проводимый в космосе на двух кораблях, оканчивается неудачей...

Хол Клемент (1922-2003) – признанный классик американской научной фантастики XX столетия, в 1998 г. удостоенный Ассоциацией американских писателей-фантастов звания Великого Мастера.

Но прежде всего этот писатель – знаменитый «творец миров». Фантаст, чье кредо – придумать «совершенно невероятный», но при этом совершенно логично построенный мир. Придумать его природу, его законы, его обитателей. Придумать – и дать ход событиям...

Перед вами – лучшее из творческого наследия писателя.

Популярные книги в жанре Научная фантастика

"В киевском издательстве "А-ба-ба-га-ла-ма-га" (директор Иван Малкович, художник София Ус) началась работа над новым циклом историй для малышей.

Это повествование о Жирафчике и его друзьях. Предлагаем вашему вниманинию первый вариант приключений доблестного Жирафчика. Наша дочь Стаска их одобрила, чего не скажешь о нашем соавторе Дюшесе. Он обиделся и требует ввести в текст образ черного кота."

* * *

   В одном городе жили разные звери. Во-первых, там не было слона. Во-вторых, там был Строгий Павлин, который работал учителем в школе. У всех павлинов на хвосте обычно нарисованы узоры, а у Строгого Павлина и хвост был строгий, черный и гладкий. Поэтому на хвосте было легко и приятно рисовать мелом. И все ученики любили, чтобы их вызывали к доске. А потом Павлин забывал стирать с хвоста их художества и так и ходил по городу: то у него на хвосте была написана таблица умножения, то нарисована кошка, а то и вообще "Ежик плюс Обезьянка равняется любовь".

Корабль словно падал в бесконечную ледяную бездну. Даже самые близкие солнца были страшно далеки, их лучи почти не доставали сюда, они оставались лишь белыми пятнышками на темном фоне, похожими на небольшие смерзшиеся льдинки. И расположение их день ото дня почти не менялось. Такое чувство, будто корабль неподвижно застыл в межзвездном пространстве.

Никогда прежде космический полет не казался Лестеру столь утомительным и бесконечным. Его заверяли, что две солидных размеров птички скрасят ему долгое путешествие домой, однако вышло наоборот: они лишь испытывали терпение, раздражали, действовали на нервы. Птицы были какими-то слишком уж эмоциональными, пребывали в постоянном возбуждении — правда, они не понимали человеческую речь и даже зачатков интеллекта у них не было, зато они с ходу улавливали любое проявление неприязни, тут же принимались квохтать и гоготать, забивались в тесное пространство между приборами, откуда извлекать их приходилось с немалым трудом. Им требовалось очень много времени, чтобы вновь успокоиться, поесть или заснуть. Зато, не будучи разобиженными, они долбили своими длинными ненасытными клювами все, что ни попадя, любые не защищенные пластмассовыми покрытиями и не зафиксированные в определенном положении тумблеры, кнопки и контакторы, они выключали свет, произвольно меняли температуру в отсеках, комкали и рвали магнитную ленту, запирали на задвижки двери, объявляли ложную тревогу…

По вечерам он был не просто ученым, физиком Астором Эламитом, а всемирно известным писателем. Настоящим Писателем — из тех немногих, кому доверяют писать не на бумаге, но создавать живых людей в студии Союза писателей.

Журнальная редакция рассказа.

Эволюция повернула вспять. Дэволюры — это те, дети и внуки которых являются точными копиями их отцов и дедов. Некое «Генеалогическое Бюро» поставило своей задачей возродить таким образом выдающихся личностей прошлого: ученых, политиков, общественных деятелей. Очень важным является подбор именно матери и отца будущего ребенка. Им противостоят «сигнизаторы» — те, кто не желает, чтобы эволюция пошла вспять. В центре событий — судьба Ван Ридана и Нины Орт, ребенок которых должен был стать всего лишь младшим братом, который должен сыграть очень важную роль в становлении Архистратига — другого ребенка, на которого сделало главную ставку «Бюро»…

fantlab.ru © Mitson

В небольшом рассказе Григория Филановского «Говорящая душа» (1967) речь идет об изобретении аппарата, который мог проецировать в мозг человека мысли всех живых существ: птиц, зверей, насекомых. Они представляли собой очки, надев которые можно было улавливать мысли окружающей живой природы, в том числе и человека.

© Виталий Карацупа, 2014

Многие считают, что Виктор Печ — далеко не лучший ученик школы и не гений, а просто хороший мальчик. А, по-моему, ведь даже в энциклопедии не все подряд гении. Может, когда-нибудь Витя попадет в энциклопедию. И еще: в каком-то зале музея будут выставлены удивительные вещи…

Они, эти вещицы, в свое время оказались ненужными в мире, и потому очутились у меня. Нет, не совсем потому: Печ подарил их мне, своей подруге. Интересно, когда я стану старенькой, жаль будет с ними расставаться? Сейчас, кажется, ни за что б не отдала. Странные подарки единственные в мире и такие, которые, может, лучше прятать подальше.

День был совершенно обычным, не солнечным, не пасмурным, летним днем.

Он как всегда начался, и закончился бы тоже как всегда, если бы не дед. Дед умирал. Любимый, единственный человек из всех человеков. Таких больше нет!

И не будет!

А кто о нем знает? Кто вообще его помнит из тех, кто когда-то знал?! Жил человек и… И скоро его не станет. Семья последнюю неделю почти безвылазно проводила в больнице, с ним всегда был кто-то рядом. Время от времени заходили друзья, из тех, кто на всю жизнь. Казалось бы, такое прошлое…

В ближайшие три дня с вероятностью ноль девяносто шесть на Земле должно совершиться открытие, которое буквально перевернет ее цивилизацию. От этого не поздоровится инопланетянам-наблюдателям, поскольку открытие произойдет на сто с лишним лет раньше, чем признано целесообразным для цивилизаций такого типа. Как же его предотвратить?

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

КОМИССИЯ ПО КОНТАКТАМ

ИГОРЬ КЛЕНОВ

Фауст в космосе

ПРОТОКОЛ О ВЫСЫЛКАХ ИЗ ИНГОЛЫПТАДТА

...В среду после Вита 1528 года приказано некоему человеку, именовавшему себя доктором Георгом Фаустом из Гейдельберга, искать себе пропитания в другом месте и взято с него обещание властям за этот приказ не мстить и никаких неприятностей не учинять.

Е го не любили ученые мужи.

Они писали о нем с презрением и некоторой долей зависти. И весьма обижались на суеверных и легкомысленных графов и герцогов, пригревавших бродячего врача, астролога и хироманта при своих дворах. Фауст был более славен, нежели они, трудом и терпением добившиеся признанного места в науке, переполненной суевериями, злыми духами, ведьмами и чертями. Фауста гнали из городов, хотя в протоколах о высылке почтенные бюргеры не забывали взять с него обещание не мстить негостеприимному городу - многие были уверены в том, что ему открыты тайны, что власть его над силами тьмы велика и загадочна.

Лариса Клецова

Шарик

Лариса Александровна Клецова родилась в 1977 году в Орске. окончила медучилище, работала в автотранспортном управлении. В настоящее время студентка V курса Литературного института им. Горького. автор книги стихов "я вам хочу запомниться такой..." Печаталась в альманахах "Гостиный двор" и "осколки", в журнале "Литературная учеба".

Ага, здравствуйте, здрасьте. Да, да, заходите. Дышите. Вот сюда. Ну не так, не так, а как будто шарик надуваете. Да. Сейчас кончит гудеть. Ну вот, видите - "готов". Вот здесь расписывайтесь. Вот, в предпоследней колонке. Штампик вам. Ну, все, работайте. Здравствуйте, дышите...

Рене КЛЕР

КИТАЙСКАЯ ПРИНЦЕССА

Почему я такой?

Значит, таким мне положено быть...

Здесь - да.

Ну, а если где-то еще?

На полюсе?

У экватора?

Или на Сатурне?

Дидро, Сон д'Аламбера

Как счастлив должен быть провинциал, у которого есть чердак, где, как в молчаливой памяти, оказываются свалены письма, портреты и масса безделушек, не имеющих достаточной цены, чтобы заботиться о них, но и не настолько позабытых, чтобы без сожаления от них избавиться. Городской житель, ограниченный размерами своего горизонтального улья, вынужден подчас ради настоящего производить сортировку предметов минувшей жизни, обрывая один за другим листки своего былого существования и таким образом получая возможность определить ценность собственной пыли и самому совершить похоронную процедуру, которой, существуй чердак, пришлось бы заняться какому-нибудь наследнику, не чувствительному к привлекательности позабытых фраз и пустых флаконов из-под духов.

Хроника похождений, год 1991. Социально-мистическая фантасмагория.