Одушевлённые

Сидней Дж.БАУНДС

ОДУШЕВЛЕННЫЕ

Гаррингтон втиснулся в кабину. Его темные волосы сбились в немыслимую прическу, неприятный зуд доводил его до болезненного состояния. Он сидел в своем марсианском катере, из кабины которого, поднятой высоко на огромных баллонах-опорах, открывался вид на скалистый ландшафт, изуродованный разбросанными повсюду кратерами. Из-за пыли, покрывавшей всю поверхность Марса, весь этот пейзаж, всегда неизменный, окрашивался в ржаво-красные тона. В кабине катера было нормальное земное давление и Гаррингтон снял шлем скафандра. Он жаждал как можно быстрее оказаться на базе, чтобы там наконец съесть что-нибудь горячее. А также его ожидал очередной сеанс связи с Землей, но на самом деле, ничего на свете он не хотел так сильно, как избавиться от этого зуда.

Другие книги автора Сидни Джеймс Баундс

Вниманию читателей предлагается книга Сидней Джеймса Баундса "The Robot Brains".

Каждый абзац текста, на английском языке, снабжен ссылкой на перевод.

Книга предназначена для учащихся старший классов школ, лицеев и гимназий, а также для широкого круга лиц, интересующихся английской литературой и совершенствующих свою языковую подготовку.

***

По Англии прокатилась волна убийств - жертвы, ведущие ученые, способ убийств одинаков и очень не аппетитен (подробности в тексте). Как всегда, полиция идет неверным путем, за расследование берутся профессор Фокс и капитан Кристиан. Убийцы найдены, "осиное гнездо" растревожено, убийства распространились на весь мир... все оказалось намного сложнее... Как принято, главному герою надо спасти мир.

В новой антологии собраны тридцать пять классических и современных историй о вампирах, принадлежащих перу таких известных авторов, как Клайв Баркер, Роберт Блох, Нил Гейман, Тацит Ли, Ким Ньюмен, Кристофер Фаулер, Брайан Ламли и других.

Загадочные, жестокие, аристократичные, сексуальные, бесстрастные, как сама смерть, и способные па самую жгучую страсть, – вампиры уже не первое столетие остаются притягательной и модной темой мировой литературы и кинематографа.

Исторгнутые извечной тьмой или порожденные человеческими суевериями; исчадия зла или жертвы рокового недуга; звероподобные кровопийцы или утонченные ценители алого вина жизни – вампиры обязательно завладеют если не вашей кровью, то неотступным вниманием.

Идея новой картины пришла Джозефу Лейкоку во сне, и с тех пор стала навязчивой идеей. Поразмыслив над этим, Джозеф понял: живопись единственный известный ему способ, чтобы выкинуть ее из головы…

Сидней Баундс

Кукловоды

Харрингтон протиснулся в кабину. Темные волосы на его голове немилосердно спутались, а беспрестанный зуд там, куда дотянуться не было никакой возможности, доводил до бешенства. Отсюда, из кабины марсианского вездехода, высоко поднятой над огромными шарообразными колесами, хорошо видны были окрестности - сплошное скалистое плоскогорье, окрашенное в тусклый ржаво-коричневый цвет - такой оттенок придавала ему пыль, густым слоем лежавшая на поверхности. В кабинете было нормальное земное давление, поэтому Харрингтон удобства ради снял шлем. Он устал и проголодался, пора было возвращаться на Базу - приближалось время очередного сеанса с Землей, но если начистоту, все его желания в эту минуту сводились к одному почесаться. Его товарищ - геолог экспедиции Пагг - не спешил занять свое место в вездеходе, и Харрингтон раздраженно поискал его взглядом. Пагг сосредоточенно занимался делом, непосредственно связанным с его прямыми обязанностями: он отбивал геологическим молотком образцы породы и складывал их в сумку, висевшую на боку. Харрингтон наклонился вперед, нажал кнопку на пульте и сказал в микрофон:

Сидней Баундс

Реликт

Тридцатиэтажная пирамида Музея Языка громоздилась в самом центре Города. Ее основание занимало девятьсот гектаров. Внутри пирамида была забита книгами, магнитофонными лентами и микрофильмами. Посетители редко нарушали унылую и пыльную тишину этого места, да и то только в сезон дождей. Забегали сюда лишь дети. Гигантский мавзолей был посвящен Слову. И слова заполняли его до отказа. Здесь были все слова, когда-либо сказанные или написанные до Великой Перемены.

Популярные книги в жанре Научная фантастика

Лев Вершинин

ПРАКТИКА ЗАГОВОРА

(ОТПОВЕДЬ НА ЗАДАННУЮ ТЕМУ)

...Ибо истинной невинности не страшны никакие наветы, меж тем как злокозненный порок не избегнет заслуженной кары, сколь бы ни тщился он укрыть изъязвленную сущность свою в златотканные ризы фальшивой добродетели. Максимилиан-Мари-Исидор де Робеспьер, адвокат. ...Таким образом везде, вплоть до Армении, было установлено, что оскорбление величия есть прегрешение против него не только делом и словом, но и мыслью; все уяснили такой порядок и подчинились ему, если же люди власти позволяли себе усомниться в необходимости казней, за дело брались доброхоты из черни, которые ни в чем не сомневались. Прокопий из Кесарии, протовестиарий. ...И пусть будет стыдно тому, кто плохо об этом подумает! Эдуард 111 Плантагенет, король Англии и Ирландии.

Гарм ВИДАР

ЧЕРНЫЙ ЗАМОК

Is not this something more than

fantasy?

What think you of it?

Hamlet

1. ПЕРЕКРЕСТОК

Была зима. Город дремал, съежившись от холода. Словно сытые, умиротворенные зверюшки скользили пушистые снежинки по, только им одним ведомым, воздушным тропам. Достигнув земли, зверюшки норовили сгрудиться в стайки, неотвратимо накрывая все вокруг белым ковром, сотканным из их причудливых и холодных тел.

Рудольф ВИКСНИНЬШ

ЦИВИЛИЗАЦИЯ В ЯЙЦЕ

Много лет назад я прочитал поразивший меня фантастический рассказ о молодом ученом, который с помощью генной инженерии или какого-то другого столь же современного метода создал целую колонию микроскопических человекоподобных существ и поселил их на шарике, искусственно сгущенном из космической пыли. Шарик же подвесил в гравитационном поле у себя на лабораторном столе и заставил вращаться.

Вообще говоря, он был профессиональный историк. Ему было необходимо набрать экспериментальный материал для диссертации, которая называлась "Некоторые закономерности развития цивилизаций" или что-то в этом же роде.

Рудольф ВИКСНИНЬШ

ПОД СЕНЬЮ ТЕНИТЛАНА

ДОКОЛУМБОВЫ ИСТОРИИ

В своих знаменитых "Записках" Индар сообщает о существовании к юго-западу от плато Валилья великолепного города-государства Чинитлоклан. Он называет эту землю "райской" и пишет, что сначала никак не мог понять, почему ни одно из могущественных соседних государств не захватило эту жемчужину. Он задал этот вопрос верховному жрецу Антибе.

- Если ты заметил, любознательный чужестранец, - ответствовал Антиба с улыбкой, - государство наше расположилось по периметру Тенитлана. Невысокая гора эта - суть вулкан. Время от времени он оживает, и государство наше сгорает в потоках лавы и раскаленного пепла.

Елена ВЛАСОВА

СКАЗКА О СЕРДЦЕ КОРОЛЕВЫ

Это было так давно, что даже Всевластное Время позабыло, когда это было. Но это было...

Осколком древних и славных времен было маленькое королевство, лежавшее на берегу самого синего и прекрасного из морей этого Мира. Горда и прекрасна была его Королева, а род ее восходил к рожденным Светом и Льдом, а значит ее правом было право носить Семизвездный Венец - Корону Мира. Да, во всем мире не было равных юной Королеве, но печаль застыла в глазах всех, кто окружал ее. Ведь в тех преданиях, что никогда не лгут, говорилось: "Лишь по мужской линии продолжится род Огненных Королей, а если рождена будет девочка, быть ей последней Королевой, и с ее смертью иссякнет в Мире кровь Владык Огня, и память о древнем королевстве развеется прахом в книге Вечности." А она была последней Королевой, и все это знали, хотя никто не говорил ей об этом. И не знала Королева ни в чем отказа, и любое ее желание было законом для тех, кто ее любил, а кто мог, узнав, не полюбить ее? Так и росла она, не ведая предела своим желаниям. Сама правила своим королевством. Сама водила войска в походы, и в боях всегда была впереди. Слишком прекрасной и слишком гордой выросла она, даже для последней Королевы Огня, чей род был древней человечьего. И смеялась она, когда приближенные говорили, что пришла пора ей выбирать себе супруга. А ведь величайшие из Мудрецов, Воинов и Королей готовы были положить свои мечи к подножию ее трона. Все они смирялись перед ней, ведь ни мудрость, ни сила, ни власть не властны над тремя сущностями миров, одна из которых - любовь. И всем отказывала она, никого не считая достойным.

Елена ВЛАСОВА

СКАЗКА О СОЗДАНИИ МЕЧА

Это был очень древний народ. И горы, где жили эти сильные и мудрые люди, тоже были безмерно древними и столь же прекрасными. Это был мирный народ - им не нужно было чужих земель, они слишком любили свою суровую землю; но отпор они могли дать любому врагу. Великими воинами были они, отважными мореходами. Они путешествовали по всему Миру, удивляясь его чудесам, но навсегда священными оставались для них пять самых высоких гор их страны, которые называли они Короной Мира. И всегда возвращались они умирать на родную землю. Их знали во всем Мире, как людей великой гордости и высокой чести. Никогда, ни один из них не поднял меча на женщину или ребенка, никогда среди пленников и рабов не встречали горца. И когда покорились Врагу все народы Мира, только горцы не признали его владычества. Только они остались свободными. Великие войска бросал против них Враг, но непобедимы были они на своей земле. Тогда ласковым стал взгляд Врага, обращенный на них. Все сокровища Мира предложил он горному народу, любые земли предложил он им, и не рабами, не слугами, а его помощниками и соратниками в великом и славном деле предложил он им стать. Но мудры были они и не поддались на его уговоры. А кроме мудрости, сияла над ними ледяная Корона Мира. Разве могли они променять ее на самые благодатные и богатые земли?

Елена ВЛАСОВА

СКАЗКА О ВАМПИРШЕ

Ни конца, ни края нет у Единого Мира, и никто никогда даже мыслью не смог коснуться пределов его. Берега реки времени могут изменяться неузнаваемо, но сама река, смывая все, по-прежнему несет свои воды в Океан Вечности. Миром повелевают Силы - все, что изменяет его, приносят они в его пределы. Миром правят Законы - соблюдая извечное равновесие сил. Над Законами стоит Судьба, изначально предопределяя пути всего сущего. Но выше всего и разрушая все, сильнее Сил, нарушая Законы, сметая решения Судьбы на своем пути, стоят три Единых в мире Едином, три чувства, что люди принесли в Мир, три чувства, над которыми Мир не властен. Это Дружба, Ненависть и Любовь. Едины они в сути своей и невозможно разделить их, как невозможно преградить им путь. И даже Создатели, рисующие Картины Жизни, уходят с их дороги и смешивают свои краски, ибо помнят, как бились и умирали люди Первой расы за право самим решать Триединство. И светят живые звезды с небес, напоминая об этом и смертным, и бессмертным, и мертвым.

Пародии Владимира ВОЛИНА

Академия Веселых Наук

КОМИССИЯ ПО КОНТАКТАМ

ФАНТАСТЫ О ПРИШЕЛЬЦАХ

Люди ищут следы пришельцев, волнуются, гадают, опровергают. Постойте! Есть же земляне, которые с пришельцами, так часто встречаются, что даже книги об этом пишут Вот дадим-ка им слово...

Кир. БУЛЫЧЕВ

КИНО В ГУСЛЯРЕ

Дело было вечером. Сидели по дворе, забивали "козла". Играл" на высадку: Корнелий Удалов с Погосяном против Грубнна и старухи Ложкиной. Василь Васильевич и Валентин Кац ждали своей очереди. Литсотрудннк местной газеты Миша Стендаль сочинял рецензию на новый кинофильм "Воспоминания о будущем". Старик Ложкин остался дома готовить ужин. Над Великим Гусляром неслись сложные ароматы.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Аннотация 1940 года:

Учебник содержит ряд ложных положений в оценке преимуществ бандитских действий белофиннов против регулярных частей Красной Армии и возможностей опоры этого бандитизма на широкие слои местного населения.

Кадзии Мотодзиро (1901–1932), писатель, автор двух десятков коротких автобиографических рассказов и нескольких десятков ученических зарисовок. Одним из первых критиков, оценивших по достоинству прозу Кадзии, был мэтр японской литературы Кавабата Ясунари, познакомившийся с ним в 1927 году. Широкое признание пришло к Кадзии только после смерти. Единственной книгой, опубликованной при жизни писателя, умершего от туберкулеза в тридцать один год, стала антология рассказов под названием «Лимон» (1931 г.). Исследователи называют этого писателя представителем жанра эго-беллетристики («ватакуси-еёсэцу»).

В сборник вошли рассказы:

Лимон

В городе у замка

Слякоть

На дороге

Цветы каштана

Минувшее

После снега

Картина его души

Вознесение К

Зимнее солнце

Горняя лазурь

Рассказ о сточной трубе

Инструментальная иллюзия

Зимние мухи

Чувство на вершине

Под сенью сакуры

Ласка

Эмаки во тьме

Случка

Беспечный больной

На русском языке публикуется впервые.

От издателя Ближний Восток — древнейший регион фиксации мифов, отстоящих от нас на пять тысячелетий. Объединение в рамках одной книги шумерских, аккадских, хеттских, хананейских, египетских и, наконец, еврейских мифов обусловлено географической, политической, экономической и культурной близостью этих народов. Это позволяет рассматривать еврейскую Библию как итог религиозно-мифологического развития не одного народа, а всего Ближнего Востока и примыкающего к нему Египта, страны библейского Исхода. Художественный пересказ мифов сопровождается историко-культурным комментарием. Для историков, филологов, искусствоведов и широкого круга читателей.

Академик Алексей Николаевич Крылов — основоположник современной теории корабля — был ученым энциклопедического склада ума. Ему принадлежат оригинальные труды по различным вопросам математики, физики и астрономии; он автор многих изобретений и ряда прекрасно написанных учебных курсов по теории корабля, теоретической механике, дифференциальному и интегральному исчислениям и т. д.

Книга «Мои воспоминания» — это написанные прекрасным литературным языком рассказы большого ученого об основных периодах его научной и практической деятельности.

По опыту шести предыдущих изданий книгу можно уверенно рекомендовать самым широким кругам читателей, интересующихся историей отечественной науки, флота и судостроения.