Одноэтажная Америка

Осенью 1935-го Ильф и Петров были командированы в Соединенные Штаты как корреспонденты газеты «Правда». Трудно сказать, чем именно руководствовалось высшее начальство, посылая сатириков в самую гущу капитализма. Скорее всего, от них ждали злобной, уничтожающей сатиры на «страну кока-колы», но получилась умная, справедливая, доброжелательная книга…

Отрывок из произведения:

Путевые заметки Ильфа и Петрова «Одноэтажная Америка» вышли в свет в 1937 году, более семидесяти лет назад. Осенью 1935-го Ильф и Петров были командированы в Соединенные Штаты как корреспонденты газеты «Правда».

Трудно сказать, чем именно руководствовалось высшее начальство, посылая сатириков в самую гущу капитализма. Скорее всего, от них ждали злобной, уничтожающей сатиры на «страну кока-колы», но получилась умная, справедливая, доброжелательная книга. Она вызвала живой интерес у советских читателей, до той поры не имевших даже приблизительного представления о СевероАмериканских Соединенных Штатах.

Другие книги автора Илья Арнольдович Ильф

В романе «Двенадцать стульев» авторы показывают пошлый мирок обывателей и хапуг, которых легко обманывает «великий комбинатор», ловкий жулик и авантюрист Остап Бендер.

Бешеный успех, который обрушился на Ильфа и Петрова после выхода «Двенадцати стульев», побудил соавторов «воскресить» своего героя, сына турецко-подданного Остапа Бендера.

Блистательная дилогия, если верить самим авторам, — «не выдумка. Выдумать можно было бы и посмешнее». Это энциклопедия советского нэпа, энциклопедия быта первого поколения «шариковых».

Вы читали «Золотой теленок» Ильфа и Петрова? Любой образованный человек скажет: «Конечно, читал!» Мы скажем: «Конечно, не читали!»

Потому что до сих пор «Золотой теленок» издавался не полностью и не в том виде, в каком его написали авторы, а в том, в каком его «разрешили» советские редакторы и советская цензура.

Два года назад впервые в истории увидело свет полное издание «Двенадцати стульев». Теперь – тоже впервые в истории – выходит полная версия «Золотого теленка», восстановленная известными филологами Давидом Фельдманом и Михаилом Одесским. Читатель узнает, что начинался роман совсем не так, как мы привыкли читать. И заканчивался тоже совсем не так. В приложении к издании будет помещена иная версия заключительной части.

А из предисловия, написанного Д.Фельдманом и М.Одесским, станет ясно, что история создания «Двенадцати стульев» и «Золотого теленка» – сама по себе захватывающий детективный роман, в котором в полной мере отразилась политическая жизнь страны конца 20-х – начала 30-х годов.

В основе сатирических новелл виртуозных мастеров слова Ильи Ильфа и Евгения Петрова «1001 день, или Новая Шахерезада» лежат подлинные события 1920-х годов, ужасающие абсурдом общественных отношений, засильем бюрократии, неустроенностью быта.

В эту книгу вошли также остроумные и блистательные повести «Светлая личность», «Необыкновенные истории из жизни города Колоколамска», водевили, сценарии, титры к фильму «Праздник Святого Йоргена». Особенный интерес представляют публикуемые в книге «Записные книжки» И.Ильфа и воспоминания о нем Е.Петрова.

Популярные книги в жанре Публицистика

«В первом моем письме я просил у вас местечка в «Молве» для помещения моей стариковской болтовни. Вы довольно неучтиво промолчали. Вам бы следовало сказать: «Милости просим!» – Ну, да я на это не смотрю. Я прикрываюсь известной поговоркой, что молчание есть знак согласия – и пишу к вам второе письмо…»

«После статьи, напечатанной в „Молве“, об испытании в искусствах воспитанников и воспитанниц Московской театральной школы, я дал тебе слово описывать школьные спектакли. На сих днях, к большому моему удовольствию, удалось мне видеть один из них, и я исполняю мое обещание. В школе играли два водевиля: „Теобальд, или Возвращение из России“, и „Два учителя, или Осел осла дурачит“…»

(Экологическая тема в научной фантастике)

© В. Гаков, 1978

Молодой ленинец (Ставрополь). – 1978. – 23 дек. – 250 (9142). – С. 2–3.

Пер. в эл. вид Ю. Зубакин, 2007

СЕГОДНЯ слово «экология», долгое время интересовавшее лишь узкую группу специалистов, знакомо миллионам. Экологическая проблема в наши дни приобретает особую остроту. Нарушается гармония в природе, которую «трудолюбивая» эволюция создавала миллионы лет. Окружающая нас атмосфера загрязняется, исчезают отдельные виды растений и животных, шум в городах приводит к массовой неврастении, химические отходы угрожают здоровью человека и биосферы.

«…Нет, нет! будем несчастливы, когда угодно Провидению отнимать у нас радости, но останемся на сцене до последнего акта – останемся в училище горестей до той минуты, как таинственный звонок перезовет нас в другое место! – А вы, молодые люди, в несчастиях и в потерях своих не обманывайте себя мыслию, что рана ваша неисцелима: нет! юное сердце, пылая жизнию, излечается от горестей собственною внутреннею силою – и сие выздоровление обновляет его чувствительность к удовольствиям жизни…»

Произведение дается в дореформенном алфавите.

«…14 октября, в исходе второго часа по полудни, мы чувствовали легкое землетрясение, которое продолжалось секунд двадцать и состояло в двух ударах или движениях. Оно шло от востока к западу, и в некоторых частях города было сильнее, нежели в других: например (сколько можно судить по рассказам) на Трубе, Рожественке и за Яузою. В иных местах его совсем не приметили…»

Произведение дается в дореформенном алфавите.

«В Монитёре напечатан органический устав Почетнаго Легиона, который, не смотря на умную, ораторскую речь Луциана Бонапарте, кажется странною выдумкою. Его нельзя назвать дворянством: ибо он не дает никаких гражданских преимуществ; нельзя назвать рыцарским Орденом: ибо всякой Орден имел какую-нибудь цель, а Легион никакой не имеет; особенная клятва членов быть защитниками Правления должна быть клятвою всех французов…»

Произведение дается в дореформенном алфавите.

«…Издатель сего журнала есть, как известно, важный человек в республике; он недаром поместил такую статью – и лондонские журналисты называют ее манифестом, уверяя, что Бонапарте хочет объявить себя галльским императором, надеть корону на голову, сделать ее наследственною и быть начальником новой династии…»

«…Прежде в иностранных газетах писали только о наших победах и завоеваниях: ныне пишут о новых успехах просвещения и литературы в России. Первое славнее, второе утешительнее для миролюбивых друзей человечества.

Нашим авторам должно быть приятно, что их имена и творения делаются известными в чужих землях и что они получают таким образом право гражданства в Европейской Республике Литераторов…»

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Влад Чопоров

Школа пустословия(школа злословия)

За столом сидят ведущие - Татьяна Толстая и Дуня Смирнова.

Т: - Добрый вечер. Это школа пустословия. И у нас в гостях известный спортсмен Карлик Гаспаров.

В кадре мужчина в костюме. По ходу передачи, когда ведущие будут обмениваться репликами между собой, он будет продолжать свои монологи, но слова будут не слышны.

К:- Добрый день. Т:- Здравствуйте. И первый вопрос. Hедавно Вы проиграли специально изготовленному роботу. Почему? Г:- Это было жульничество! Понимаете, наш спорт - ныряние - очень специфичен. Поэтому невозможно изготовить бездушную машину, которая будет нырять так же, как человек. Hо... Д:- Кстати, ты заметила, что у него красные носки? Т:- Правда?(лезет посмотреть под стол) Действительно. Оригинально. Вот что значит - талант. Д:- Я не удержусь, сейчас задам свой любимый вопрос. Т:- Может ближе к концу передачи? Д:- Hет, очень хочется... (Карлику) А кто Вам носки стирает? К:-...в голубом ныряльщике был свинец... Hоски? Hе знаю. Я их кладу в определенное место... Д:- Ух ты, отвечает. Обычно стесняются. Т:- (замолчавшему Карлику) Кстати, поговорим о литературе. Вы пишете книги... К:- Да, я написал книгу о истории ныряния. В первом томе... Т:- А на туфли обратила внимание? Д:- (лезет под стол) Действительно, это редкое умение - подобрать туфли к костюму. Т:- Единственно, что меня смущает - я слышала, что у спортсменов большие плечи.

Иван Ульянович Басаргин (1930–1976), замечательный сибирский самобытный писатель, несмотря на недолгую жизнь, успел оставить заметный след в отечественной литературе.

Уже его первое крупное произведение – роман «Дикие пчелы» – стало событием в советской литературной среде. Прежде всего потому, что автор обратился не к идеологемам социалистической действительности, а к подлинной истории освоения и заселения Сибирского края первопроходцами. Главными героями романа стали потомки старообрядцев, ушедших в дебри Сихотэ-Алиня в поисках спокойной и счастливой жизни. И когда к ним пришла новая, советская власть со своими жесткими идейными установками, люди воспротивились этому и встали на защиту своей малой родины. Именно из-за правдивого рассказа о трагедии подавления в конце 1930-х годов старообрядческого мятежа роман «Дикие пчелы» так и не был издан при жизни писателя, и увидел свет лишь в 1989 году.

Он увидел ее на сцене и потерял покой. Любовь к актрисе? Фи, что может быть банальнее! – скажут скептики. Да, в театре деревья из картона, полотняные дворцы, тряпичное небо, бриллианты из стекла и фальшивое золото. Но на сцене – человеческие сердца, за кулисами – человеческие сердца, в зрительном зале – человеческие сердца…

Антифашистский роман «Война с саламандрами» (1936) стал классическим не только благодаря своим художественным достоинствам, но и потому, что в нем были обобщены особенности тоталитарной фашистской идеологии и проанализированы те социальные факторы, которые создали предпосылки для возникновения фашизма. Начатый как авантюрный, с описания экзотических приключений капитана Ван Тоха, открывшего на забытых богом и людьми островах крупных саламандр, роман постепенно обретает философичность, размышлениями над человеческой природой.

В сборник также вошли рассказы и юморески, антифашистская пьеса «Мать» (1938).

Вступительная статья: Б.Сучков.

Примечания: О. Малевич.

Иллюстрации: Иозеф и Карел Чапек.