Однажды в Америку

Всеволд Болтнев

Однажды ...в Америку

(впечатления, советы B1\B2)

Желание посетить США было давно, но все было не досуг. И вот, наконец, собрались. Для начала позвонили в генеральное консульство в Екатеринбурге. Нас записали на собеседование через месяц. Отсчет начался...

часть I

Судный день или, что Вы стоите в глазах чиновника ГосДепа.

Прием документов был назначен в 9.00 . Однако уже без пятнадцати минут у крыльца консульства стояло более десятка человек. Все оживленно обменивались мнениями, а кто-то даже шутил. На мой вопрос, о том, за чем стоим, был дан ответ, за визами. Ага, коллеги-соискатели. К заданному времени у дверей собралось около двадцати человек.

Популярные книги в жанре Путешествия и география

Борис — наш старший брат.

В детстве, когда мы ссорились, мы кричали ему: «Борис-барбарис, на ниточке повис! Борис-барбарис, на ниточке повис!»

И вдруг Борис летит в Америку. Чудеса!

Он — аэронавигатор. Все время летает в облаках. Аэронавигация — это наука такая: она учит тому, как надо вести аэроплан в бурю, в туман и во всякую погоду.

Борис должен был лететь на большом двухмоторном аэроплане, который назывался «Страна Советов». От самой Москвы до Нью-Иорка. Через всю Сибирь и через океан.

Сиприен Мэрэ — французский горный инженер — производил научные работы в Южной Африке, на алмазных приисках. Работы окончены, но теперь молодого француза удерживает от отъезда сердечная привязанность. Чтобы просить руки своей избранницы, Сиприену нужно разбогатеть, и желательно быстро. Можно стать алмазным рудокопом и надеяться на удачу, а можно попробовать призвать на помощь науку...

Для этого издания книги был сделан новый перевод (Е. Щербакова и М. Михеев).

Сиприен Мэрэ — французский горный инженер — производил научные работы в Южной Африке, на алмазных приисках. Работы окончены, но теперь молодого француза удерживает от отъезда сердечная привязанность. Чтобы просить руки своей избранницы, Сиприену нужно разбогатеть, и желательно быстро. Можно стать алмазным рудокопом и надеяться на удачу, а можно попробовать призвать на помощь науку...

Для этого издания книги был сделан новый перевод (Е. Щербакова и М. Михеев). Роман сопровождается классическими иллюстрациями Леона Бенетта.

С сайта http://biblio.india.ru/open.php?category=prose&f=india_1987_1

Известный журналист, прославившийся репортажами о раскопках гробницы Тутанхамона, Мортон много путешествовал по миру и из каждой поездки возвращался с материалами и наблюдениями, ложившимися в основу новой книги. Репортерская наблюдательность вкупе с культурным багажом, полученным благодаря безупречному классическому образованию, отменным чувством стиля и отточенным слогом — вот те особенности произведений Мортона, которые принесли им заслуженную популярность у читателей и сделали их автора признанным классиком travel writing — литературы о путешествиях.

Автор, врач из ГДР, на основании своих дневников не только рассказывает о трудовых буднях, заполненных самоотверженной борьбой с тропическими заболеваниями, но и органически связывает свой рассказ с повествованием об историческом прошлом Южного Йемена, с живым описанием картин быта, нравов и обычаев его народа.

 

Однажды ранним весенним утром с кувшином на плече, в плетеных сандалиях на босу ногу девушка лет 15—16 пробиралась к источнику по узкой извилистой дороге, какие по сей день соединяют сложный лабиринт левантийских селений. В захолустном Назарете этот источник был единственным, поэтому даже на те 250, а, может быть, 300 семей, которые здесь обретались, питьевой воды едва хватало. Наверное, она торопилась опередить других хозяек, чтобы зачерпнуть еще не замутненной влаги. У источника никого не было. Мириам перегнулась через широкий камень, за которым журчал прозрачный ручей, и протянула к нему кувшин, но тут случилось невообразимое: показалось, что грянул гром среди ясного неба. Из облака света послышался голос — не мужской, не женский, а такой, какой не опишешь словами: «Радуйся, благодатная! Господь с Тобою, благословенна Ты между женами…» Наверное, девушка выронила сосуд. Возможно, даже бросилась ничком на землю, думая, что пришла ее погибель…

Они блуждали в пустыне по безлюдному пути, и не находили населенного города;

Терпели голод и жажду, душа их истаевала в них.

Псалтирь, псалом 106.

Но воззвали к Господу в скорби своей, и Он избавил их от бедствий их.

Псалтирь, псалом 106

Чаепитие с губернатором

Хмурым утром 7 ноября автобус доставил нас на пристань Уранополиса. Всю дорогу от Салоник мы были настолько озабочены тем, чтобы успеть к парому на Святую Гору, что напрочь забыли о значении этой даты.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Олег Болтогаев

"Жи" и "ши"

В первом классе мне ставили его в пример.

"Смотри, как Вова смирно сидит на переменке! Почему ты мотаешься по школе, как угорелый? Сядь рядом с Вовой и сиди тихо!"

Я садился рядом с Вовой и сидел тихо. Какая это была скука!

Нет, усидеть было невозможно, и я вскакивал и бежал, бежал, потому что жизнь была прекрасна, а переменка, увы, такая короткая.

Вскоре выяснилось, что наш Вова хронически отстаёт по русскому языку. Он почему-то всё время получал двойки.

Олег Болтогаев

Аннета

Под звуки бравурного марша английская подводная лодка медленно причалила к пирсу. После трёх месяцев, проведённых в трудном северном походе, моряки наконец-то оказались дома.

Портовые рабочие были несколько обескуражены поведением команды. Вместо того чтобы быстро покинуть такую родную и такую опостылевшую за время похода субмарину подводники собрались у отверстий торпедных аппаратов.

Они были явно чем-то озабочены: заглядывали в зияющие люки и громко кричали. И команды были какие-то странные, неуставные.

Олег Болтогаев

Армия спасения

- Где наш Кузя? - спросила меня жена во время завтрака.

- Пошёл погулять, - ответил я, откусывая кусочек колбаски.

- Его нет третий день, - строго сказала жена.

Мы помолчали. На полу стояла пустая кошачья миска.

Она навевала невесёлые мысли. У нас вмиг пропал аппетит.

Не сговариваясь, мы встали из-за стола и вышли во двор.

- Кыс-Кыс! - басом говорил я, обходя дом.

Олег Болтогаев

Борьба за мир

Начало лета. Каникулы. Родители считают, что вода в речке ещё холодная и не пускают меня купаться. Я торопливо бегу к мостику, набираю полное ведёрко воды и быстро тащу его домой, чтобы мама собственноручно оценила температуру и убедилась, что напрасно она не разрешает мне хотя бы разок окунуться.

- Вода согрелась в ведре, пока ты её нёс, - строго отвечает мне мама.

Что делать? Делать нечего.