Один из дней творения

Один из дней творения

Анатолий Мельников

Один из дней творения

1

Стив Уоллинг недолюбливал профессора Линкольна Лампетера. За многие месяцы, которые они проработали бок о бок, они так и не научились до конца понимать друг друга. Так что у Уоллинга не было причин радоваться, когда Лампетера назначили заведовать "Лабораторией экспериментальной физики". Таково было ее официальное название, по которому, однако, никак нельзя было судить, чем там занимаются на самом деле.

Другие книги автора Анатолий Сергеевич Мельников

Анатолий Сергеевич МЕЛЬНИКОВ

АВТОР О ФАНТАСТИКЕ И НЕМНОГО О СЕБЕ

Анатолий Сергеевич Мельников. Родился в 1930 году. Член Союза журналистов СССР. Переводчик художественной литературы с польского и английского языков. Автор научно-фантастических произведений и рассказов для детей. За переводы американских авторов удостоен премии "Карел" Всемирной организации научной фантастики.

Хочу предупредить читателя, что в моих рассказах - все правда. Я наяву видел описываемые края и страны. Здесь мною ничего не выдумано - все точно, почти документально. Когда я писал рассказ "Один из дней творения", к примеру, то мне пришлось сверяться по карте Англии и Уэльса, - я не хотел, чтобы даже в направлении инкарнационного луча при телепортации книг была допущена какая-то ошибка.

Анатолий Сергеевич МЕЛЬНИКОВ

ЛИТЕРАТУРНАЯ КАРЬЕРА ИНЖЕНЕРА ДЖОНСА

Нед начал с того, что усовершенствовал стремянку, которой пользовался в библиотеке. Библиотекой он называл книжные шкафы и полки, нагроможденные в коридоре до самого потолка. Его единственная жилая комната, насколько позволяло пространство, была забита электронной аппаратурой и измерительными приборами. На стенах с крючков и гвоздиков свисали мотки, а то и просто обрезки разноцветных проводов, напоминавшие воздушные корни орхидей. Под рукой был набор тестеров, паяльников, осциллографов, монтажных приспособлений. При желании из аккуратно рассортированных триодов, сопротивлений, транзисторов и конденсаторов можно было выложить красочное панно во всю стену.

Анатолий Сергеевич Мельников. Родился в 1930 году. Член Союза журналистов СССР. Переводчик художественной литературы с польского и английского языков. Автор научно-фантастических произведений и рассказов для детей. За переводы американских авторов удостоен премии «Карел» Всемирной организации научной фантастики. Издание осуществлено за счет средств автора. Впервые опубликованы: Происшествие на острове Мэн (1982), Похищение в Балларате (1985), «Забил заряд я в пушку туго» (1986), Один из дней творения (1987); остальные рассказы в 1990 году.

Анатолий Сергеевич МЕЛЬНИКОВ

ПОХИЩЕНИЕ В БАЛЛАРАТЕ

Свалилось на Боба Грейви это чертово ночное дежурство в полицейском участке. Не то чтобы оно выдалось слишком беспокойное. За всю ночь только и было дел, что задержали бродягу, который шлялся возле здания "Бэнк оф Аустралиа лимитед". Однако сомкнуть глаз по-настоящему не удалось, а Боб это очень не любил.

Теперь бродяга сидел в камере до выяснения личности, а Боб лежал в дежурке, развалившись на коротком диванчике. Были самые тяжелые предутренние часы, глаза у Боба сами собой закрывались. На столе рядом с телефонными аппаратами, с которых неизвестно когда в последний раз стирали пыль, лежала его фуражка с кокардой.

Анатолий Сергеевич МЕЛЬНИКОВ

ЛИФТ

Я замер перед дверью директорского кабинета. Она была чуть приотворена. За нею - все разом - шумно переговаривались несколько человек.

- Прошу внимания! - знакомый директорский голос перекрыл все остальные. - Зачитываю заключение комиссии. Сейчас нужно будет его утвердить. Итак, слушайте: "16 сентября 1987 года в 18 часов 53 минуты в Доме творчества Литфонда произошел выброс кабины магнитно-импульсного лифта № 3 за пределы основного здания. Установлено, что в момент происшествия в кабине лифта пассажиров не было. После опроса свидетелей комиссия пришла к заключению, что сход кабины произошел в результате самопроизвольного замыкания аварийного контакта лифта (так называемой "красной кнопки"). В соответствии с приложенным к данному Заключению актом о профилактическом ремонте лифта № 3 от 15 сентября 1987 года, накануне происшествия лифт с помощью электромагнитного импульса был одномоментно поднят на крышу здания. Ввиду позднего времени окончания работ и устойчивой сухой погоды было решено шахтный люк крышкой не закрывать, с тем чтобы на следующее утро продолжить ремонт лифта № 3. После окончания упомянутого ремонта 16 сентября в 18 часов 34 минуты лифт № 3 был опущен в шахту. Крышка шахтного люка после этого оставалась открытой. Потребовалась, однако, доводка пульта управления лифтом. Был объявлен получасовой перерыв в работе для отдыха ремонтной бригады, но еще до окончания этого срока лифт самопроизвольно включился, и его кабина, набрав предельную скорость, вылетела из шахты. Как показывают свидетели происшествия, кабина поднялась на значительную высоту, пробила облачность и исчезла из поля зрения. Через четыре дня кабина лифта была обнаружена в море пограничной службой и выловлена, а затем доставлена на пляж Дома творчества для расследования..."

Анатолий Сергеевич МЕЛЬНИКОВ

ВПЕРВЫЕ С СОТВОРЕНИЯ МИРА

(эпизод второй)

Несколько космических ночей кряду Федору Черному снился один и тот же мучительный сон. Федор знал его наизусть, знал, что ничего страшного с ним не случится, но сновидение продолжало его терзать. Самое же удивительное было в том, что "сюжет" сна был заимствован его подсознанием у Артура Кларка.

Федор любил его рассказ "Игра в прятки", где космический крейсер охотился за человеком в скафандре на Фобосе. Казалось бы, борьба неравная: крейсер вооружен смертоносными торпедами, оснащен чувствительными приборами, способными обнаружить и более мелкие цели, чем человек в скафандре на поверхности небольшого небесного тела. Но человек в скафандре побеждает, благодаря своей недюжинной воле и смекалке, а командира крейсера еще много лет спустя тяготит сознание своей прошлой беспомощности.

Анатолий Сергеевич МЕЛЬНИКОВ

ПОЛЕВЫЕ ИСПЫТАНИЯ

Корреспондента телепрограммы "Столичные новости" Сухого прямо-таки тянуло на 61-й километр Можайского шоссе. Места там отменные - молодой сосняк да березник. В былые времена Иван привозил оттуда увесистые корзины белых грибов. Но количество лесных даров постепенно уменьшалось. И с каждым годом - все заметнее. То ли другие грибники нашли туда дорогу, то ли, как утверждают знатоки, гриб, подобно иным живым созданиям, тоже мигрирует.

Анатолий Сергеевич МЕЛЬНИКОВ

ШАНС ИЗ МИЛЛИОНА

(эпизод первый)

"Гефест" не давал о себе знать.

Прошло уже несколько часов по земному времени с того момента, когда стабилизаторы "Тунгуски" коснулись поверхности Паллады. Теперь космический корабль стоял вертикально на сверкавших нержавеющей сталью опорах, в десятке метров от крутого склона горы. Поверхность вокруг была насыщенного коричневого цвета, так что валуны на склоне казались огромными кусками шоколада. Солнечные лучи увязали в этой поверхности, словно в бархате, почти не отражаясь. Вдоль склона, на восток, тянулся гусеничный след геологоразведочного робота, которого космонавт Федор Черный отправил на разведку.

Популярные книги в жанре Научная фантастика

Андрей ЩЕРБАК-ЖУКОВ

ВОЛШЕБНОЕ ПУТЕШЕСТВИЕ

(сценарий киноновеллы)

1

В небольшом концертном зале, похожем скорее на барак из гофрированной жести, - серый полумрак. Грязно, сильно накурено, - сквозь дым и мрак видны лица зрителей. В основном, это молодые ребята и девушки в потертых куртках. Кто-то сидит на стульях, кто-то - на фанерных ящиках, кто-то просто примостился на полу, поджав ноги.

В глубине слабо освещенной сцены стоит небольшой аппарат на складных ножках, с рядом клавиш, кнопками и тумблерами. За аппаратом на какой-то коробке сидит парень лет двадцати пяти, слегка склонный к полноте, с копной мелко вьющихся волос.

Владимир Щербаков

Прямое доказательство

Летом в лощинах поднимались высокие травы. В озерах, оставленных половодьем, шуршал тростник. Мы делали из него копья.

На холмах трава росла покороче, зато одуванчиков было больше, попадались васильки, и мышиный горошек, и цикорий. Склон казался местами голубым, местами желтым. И какая теплая была здесь земля) Можно было лечь на бок, и тогда лицо щекотали былинки, шевелившиеся из-за беготни кузнечиков, мух и жуков. Скат холма казался ровным, плоским, и нельзя было понять, где вершина и где подножье. Сквозь зеленые нитки травы виднелся лес, и светилось над лесом небо, то сероватое, то розовое от солнца, какое захочешь, как присмотришься. И можно было заставить землю тихо поворачиваться, совсем как корабль.

Владимир Щербаков

Жук

Нужно было возвращаться в город. Потому что солнце уже покраснело, и по траве поползли длинные прохладные тени. Красотки еще хлопали синими крыльями, но самые маленькие стрекозы-стрелки уже спрятались, исчезли.

Мы с Алькой прошли за день километров пять по берегу ручья и поймали жука. Теперь Алька то и дело подносил кулак к уху - слушал. Жук скрежетал лапками и крыльями, пытаясь освободиться. Час назад он сидел на пеньке, задремав на солнышке, и Алька накрыл его ладошкой. Но никогда в жизни не видел я таких жуков! Полированные надкрылья светятся, как сталь на солнце, лапы - словно шарниры, усы - настоящие антенны.

АНДРЕЙ ЩУПОВ

Ц В Е Т О К

Это случилось осенью, когда по пугающей кривой поползло вниз настроение Марка, когда, словно спохватившись, небо сменило голубые наряды на пасмурный траур, с неискренним надрывом спеша оплакать отошедшее в мир иной лето. Окна города вторили погоде, сочась слезами, покашливая в ответ на трескучие разряды высотной шрапнели. Марк все более скучнел лицом, замыкаясь в себе, на слова и улыбки уже не находя сил. У себя в институте он потихоньку начинал ненавидеть людей. Увы, это получалось само собой. Потому что вместо глаз мерещились прозрачные дождевые капли - остекленевшие, неживые, а вместо ртов - черные дыры - из тех, должно быть, что заглатывают космический мусор, обжигая угаром вселенской радиации. Все было полно суетных забот, интрижек, вирусовидных сплетен. В это "все" не хотелось вникать, и губы поневоле брезгливо кривились, когда искомое "все" шаловливым дворовым псом подкатывалось к самым ногам, пыталось неделикатно обнюхать низ живота. Дергаясь телом и ежась душой, Марк молчаливо ужасался. Миры, окружившие его собственный, виделись ему картофельными клубнями, осклизлыми и разбухшими, превратившимися в прибежище розоватых вечно голодных червей. Змеями Горгоны они тянулись во все стороны, ощупывая пространство, оставляя за собой мокрые, дурно пахнущие дорожки. Утоляемый голод ускорял их рост, клубни становились тесными, и именно в это время Марк стал избегать сослуживцев, прячась иной раз в туалетах, дымя паяльной канифолью, заставляя черные дыры перхать и отступать. Однако и, отступая, противник умело отплевывался, а угрюмому настроению Марка общественность сыскала достойное объяснение: от него ушла Лиля. Тем самым попутали причину и следствие, но Марку было уже все равно. Куда больше его беспокоила возросшая агрессивность дам из соседних лабораторий.

Андрей Щупов

Тропа поперек шоссе

-- Значит, родился я в сорок третьем, сразу после крестьянских волнений, в селе Клязьмино -- начал уверенно Федор. Снова открыл поросший цыганским волосом рот и задумался.

--Дальше, Федор? Что было с тобой потом?

Огромные руки растерянно мяли простенький картуз.

-- Чудно, барин. Не знаю... Вроде жил, а вроде и нет."

(Из записок Соколовского)

Э П И Л О Г

Там, где хоть в самой малости проявляется человеческое любопытство, всегда найдется место для тайны. Одно не существует без другого, и мозг из породы пытливых будет вечным путником в безбрежном лесу загадок. Лишь уверенное скудоумие окружают пустыни и незамутненные небеса. Оттого и не любит оно вопросов, оттого не любит многоточий. Бумажка, помеченная подписью, превращается в документ. Иллюзия, занесенная в ученые талмуды, отождествляется с истиной. Но не столь уж мы все виноваты. Правда, правда! Стремление упрощать -- естественно. Мир -- первый из первых кроссвордов, разгадать который непросто. Ночные звезды, языки огня, зеркальный глянец луж -- нам хватит любого пустяка, чтобы, задуматься и растерянно прикусить губу. Мы могли бы спрашивать и спрашивать, но это совершенно ни к чему, так как ответов, вероятнее всего, нет. По крайней мере -- здесь, на этой планете. А лучший из всех имеющихся -тишина, призрачное существо, проживающее вне земли и времени. Что такое земля, я знаю, а что такое время, нет. Уверен, ни один из живущих в третьем несчастном измерении не способен просветить меня на сей счет. Возможно, от безысходной неразрешимости своего любопытства я и получаю мучительное удовольствие, наблюдая сыплющийся меж пальцев песок. На протяжении одной растянувшейся горсти неуловимое становится почти реальным, и, отмеряя упругие расстояния в прошлое, горсть за горстью погружаясь в рыхлые слои полузабытого, я снова вдруг обманчиво ощущаю детскую, прожаренную солнцем оболочку, чувствую пятками разогретые бока прибрежных камней, слышу голоса давно умерших. Мне начинает казаться, что на собственную крохотную долю время подняло руки, сдавшись и уступив часть своего

АНДРЕЙ ЩУПОВ

ВЫХОЖУ ОДИН Я НА РАССВЕТЕ...

(эротико-фантастический триллер)

Если возле своего дома вы замечаете

двух сморкающихся людей, это либо к

деньгам, либо к их скорому отсутствию.

(Народная примета)

Глава 1 Ваять желаю вас руками!

- Уходи! Немедленно уходи!

Я по-спринтерски натягиваю брюки, деловито осведомляюсь:

- Какой этаж?

- Третий.

- Высоко! Я не десантник.

Вадим СЕЛИН

Мой милый лебедь

Глава 1

МАЛЬЧИК НАРАСХВАТ

Если бы я знал, что такое может произойти, то ни за что в жизни не пошел бы в тот теплый день в школу. Сидел бы дома, пил чай и читал интересные книги, а не...

Как говорится, обо всем по порядку. Для начала следует представиться. Меня зовут Артём, мне 15 лет. Больше всего в жизни я люблю читать книги. Только не подумайте, что я заучка и увлекаюсь самозабвенным чтением учебников по алгебре, геометрии или химии. Нет, мне нравятся детективы, приключенческие и фантастические книги. Каждый новый том я с наслаждением смакую и тщательно извлекаю из него максимум приятного. У нас в городе есть книжная ярмарка, работающая по пятницам. Чего там только нет! Я каждую пятницу после уроков сломя голову несусь на ярмарку, расталкиваю всех потенциальных покупателей, сгребаю новинки, бросаю деньги и бегу домой, чтобы быстрее погрузиться в мир приключений. Порой я даже забываю сдачу... Дома полки чуть не ломятся от ярких фолиантов. Иногда после прочтения очередного романа, ночью мне снятся сны, соответствующие содержанию книги. Вот я, сильный и могучий парень, перепрыгиваю через пылающий, дымящийся кратер вулкана и в самый последний момент хватаю принцессу, падающую в раскаленную лаву. Мы вместе летим на землю, она меня благодарит, тянет губы к моей щеке и... звенит будильник, предвещающий серые и однообразные будни.

Петр Семилетов

САМОЕ ЗАВЕТHОЕ

Мы с братаном пускаем под откос поезда. У нас есть железная дорога. Система рельсов, которая опутывает всю нашу комнату в квартире на 9-ом этаже. Внизу, на полу, расположена Великая Степь, переходящая в Прерии, которые ближе к двери. В Прериях 2 станции, а в степи городок Клаусвилл, границы коего охраняет отряд коммандос - оловянные солдатики, ибо в Прериях прячутся мексиканские партизаны, время от времени подрывающие пути. Все домики городка мы сами клеили из наборов готовых деталей - большинство от "VERO". Покупали еще скамейки, кусты, животных (наборы "лес", "Горы", "Пустыня"), "траву" в пакетиках. Последнюю мы сажали на клей и покрывали ею пенопластовые пригорки, скалы. С равнин рельсы под разумным углом шли наверх, к шкафу, книжным полкам и "стенке" - там были: Тибет, Трансильвания, и Большой Каньон. В Тибете пути уходили прямо во внутрь одного из отделений "стенки" получалась либо Пещера Ужасов, либо Кошмарный Тоннель - мы с братом никак не могли договориться о названии. В Трансильвании (верх шкафа), в лесу ютилось селение Газен (ударение на первом слоге), состоящее из баварских аккуратно-нарядных домиков. Шпиль ратуши возвышался над верхушками темных елей. Hа подъездах к городу из чащи леса выглядывали пластмассовые волки с горящими как уголья глазами. Мы планировали вскоре создать замок Дракулы, или, возможно, Виктора фон Франкенстина, но тормозили нас как разногласия о персонажах, так и неимение денежных средств. Собственно, все свои карманные деньги мы тратили на... Hе знаю даже, как назвать эту полуигру-полухобби...Все началось три года назад, когда нам на Hовый Год родители подарили первую железную дорогу простой ширококолейный круг со стрелкой и тупиком. Плюс состав: паровозик WX-112 и 3 зеленых вагона с серыми крышами. Мы обезумели. Игра вызвала резонанс в наших душах. Мы оставили все другие дела - а в школу еще не ходили - и днями просиживали на коленях у разложенной на полу ширококолейки, доходя до нарезания из бумаги крошечных билетиков и продаж их солдатикам-пассажирам. Срывали большие куши. Потом мы выклянчили вторую дорогу, третью... Hашли полуподвальную лавочку, где продавались различные модели: от самолетов до коттеджей, и стали там постоянными покупателями. В будущем я и брат планировали создать еще и аэродром, но в нашей комнате свободного места просто не было, и приходилось довольствоваться вертолетом "КА" и легким одноместным самолетом, курсирующим между Трансильванией и Клаусвиллом - самолет перевозил срочную почту. Однажды, в субботу - а была осень, и с севера на город надвигалась темно-свинцовая стена туч - я зашел в упомянутую мной лавку. Братан в это время гостил у тети Светы в городе Белая Церковь, и должен был приехать только вечером. В понедельник заканчивались каникулы. Скоро-нудная, гадкая школа... Итак, я спустился по пяти ступеням и вошел в помещение. Узкая конура, освещаемая желтоватым тусклым светом. Четыре витрины со стеклом: модели самолетов, кораблей и яхт, комплекты солдатиков размером с ноготь взрослого - оловянные и пластмассовые (римляне, коммандос, североамериканские индейцы, фашисты времен Второй Мировой, комплект "Север Против Юга" - недавно обосновался в нашей комнате, давняя, сбывшаяся мечта!) - и прочие многочисленные образцы армий мира: морская пехота, парашютный десант, другие...). Витрина третья целиком была отдана под мою IDEE FIXE: "VERO" в новых коробках, пакеты с грунтом, травами, мхом и даже цветами, специальные клеи, натфили и пилочки; вагоны - от пассажирских до товарных, с цистернами или фургонами зоопарка либо цирка, с высунутыми из окон головами жирафов. Локомотивы - длинные, короткие, черно-блестящие, старинные, мощные и слабые, любые...Прайс-лист ч наименованиями и ценами коробок с рельсами. Hемыслимые стрелки-развилки. Все! И последний стенд, справа, у самой стены - со всякой всячиной. Можно сказать, комиссионный отдел - люди сдавали сюда что-либо относящееся к тематике лавки на продажу. Тут тоже было весьма интересно порыться -однажды Вася, мой брат, приобрел здесь часы для ратуши, которые работали от обычной батарейки для электронных часов и вклеивались в здание от VERO или MAGNAX. У них даже был настоящий бой курантов, достаточно громкий, чтобы будить нас по утрам. Я поздоровался с продавцом: Пантелей Иванович, сухенький старичок в очках и с седым кружком волос вокруг блестящей и круглой, как бильярдный шар, лысины. Он кивнул мне головой в ответ. Я начал медленно облизывать стенды, и наметил приобрести 3 пакетика осенней травы от MAGNAX, так как мы с братом делали новый холм у подножий Карпат. И затем я увидел нечто, о чем думаешь - это должно быть твоим во что бы то ни стало. И со стороны может показаться, что вещь совсем ерундовая, но...Греет душу, совпадает по частоте, та же волна, резонанс... В витрине с комиссионными товарами лежал набор фигурок, одного масштаба с солдатиками и мирными жителями, которых у нас было неизмеримое количество (баварцы, русские крестьяне в лаптях, тирольцы, испанцы), и на кульке с ними вверх глядела этикетка:" МАГИЧЕСКИЕ ПЕРСОHАЖИ". Я наклонился, прищурился и прочитал список фигурок: 1. Репликон. 2. Фурфуй-Барай. 3. Оборотень. 4. Дракула. 5. Монстр Франкенштейна. 6. Король Эльфов. 7. Гном Бифут

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Анатолий Сергеевич МЕЛЬНИКОВ

Матери моей Пелигеe

СИНДРОМ ХАРТФЕЛТА

И вероятней всего,

что сами мы

еще не выросшие боги...

Ксения Некрасова

"Боинг" летел на огромной высоте. И хотя с земли он представлялся совсем крошечным, случайный наблюдатель мог различить характерные очертания этого самого большого пассажирского самолета.

Вид на поверхность Земли, открывавшийся из иллюминаторов "боинга", не мог оставить равнодушной впечатлительную натуру. Стив Мэтью с трепетом в душе наблюдал за калейдоскопом разноцветных форм, сменявших одна другую в страшной глубине внизу. Казалось, бывалого журналиста трудно удивить. Но Мэтью не мог оторваться от иллюминатора. На раскаленно-красном фоне проступали вдруг узкие зазубренные полосы, похожие на борозды, пропаханные гигантским лемехом. То возникали контуры, которые в доли секунды срастались в красочные бутоны неземных цветов. То от горизонта до горизонта вспыхивали колючие линии причудливых геометрических фигур.

Анатолий Сергеевич МЕЛЬНИКОВ

В ЗАРОСЛЯХ БАНДИПУРА

Слон повернул огромную голову, шевельнул ушами и прислушался. Назойливый металлический стук донесся до него со стороны просеки, которую он считал границей своих владений. Уши слона задвигались, словно крылья, а хобот начал угрожающе подниматься. Стая серо-белых длиннохвостых обезьян, беззаботно отдыхавших на ветвях соседних деревьев, вмиг взобралась на самые верхушки стволов, на безопасную высоту.

Анатолий Мельников

"ЗАБИЛ ЗАРЯД Я В ПУШКУ ТУГО"

Дельтоплан разведчиков дальнего космоса с планеты Пансэ завершал свою миссию. Супермозг Альфа-222НХ - единственное живое существо на борту корабля - только что закончил облет недавно открытой Зеленой планеты. Центр разведывательных полетов выбрал его для выполнения этой задачи из числа 222 претендентов. Правители планеты Пансэ возлагали на способного и смелого разведчика большие надежды. Космический дельтоплан был чудом пансэанской техники: снабжен мощной силовой установкой, хитроумными механизмами и тончайшими приборами. Они-то и позволили Альфе-222НХ быстро изучить эту на редкость привлекательную планету. Дельтоплан совершал разведывательный поиск в течение семи пансэанских суток. И чем дольше корабль летал над материками и океанами, над горами и реками, над лесами и равнинами, тем больше нравилась пансэанину планета. Он взял пробы воды и воздуха, арктических льдов и почв. Были исследованы растительность, животный и бактериальный мир всех климатических зон. Результаты анализов позволили сделать обнадеживающие выводы. Разведчик поспешил доложить об этом в Центр. Правители решили назвать планету Новая Пансэ, ибо мысленно уже видели ее превращенной в удобную космическую гавань для своих разведывательных дельтопланов. Однако кое-что пансэанину еще хотелось уточнить. Планета была населена живыми существами редко встречающегося во Вселенной вида. В верхней части их тела помещался сравнительно небольшой мозг. И хотя разведчик не входил в близкий контакт с аборигенами, ему было ясно, что строение их несовершенно, а скромные размеры мозга наводили на мысль, что местная цивилизация не может быть высокоразвитой. Последнее подтверждалось отсутствием искусственных радиосигналов в эфире и очень низким естественным радиоактивным фоном. За время наблюдений разведчику не удалось обнаружить сколько-нибудь развитых путей сообщения, линий электропередачи или связи. Поселения аборигенов, хотя и многочисленные, были невелики и слабо освещались в ночное время. В небе не обнаруживалось летающих объектов, за исключением небольших теплокровных животных, снабженных подвижными крыльями. Супермозг Альфа-222НХ передал в Центр разведывательных полетов все эти данные. Сообщение заканчивалось словами: "Можно предположить, что местная цивилизация не способна оказать серьезное сопротивление нашим космическим дельтопланам. Однако для полной уверенности необходимо уточнить военный потенциал аборигенов". Центр разведывательных полетов ответил: "Продолжайте поиск". Дельтоплан как раз пролетал над северным полушарием планеты, над обширной, слабо пересеченной равниной. Лето здесь было на исходе. В лучах закатного солнца отливали золотом прямоугольники хлебных нив. В зеленых массивах лесов то там, то здесь виднелись пожелтевшие кроны деревьев. В долинах рек, вытянутых в меридиональном направлении, в ночные часы скапливались белые сгустки тумана. Едва заметно на поверхности проступали сероватые ниточки грунтовых дорог. ...Корабль пансэанина вошел в ночную тень. После многочасовых наблюдений Альфа-222НХ вдруг почувствовал усталость. Он решил немного отвлечься, послушать передачи родной планеты. Он начал настраивать на прием мощное радиоустройство дельтоплана. При этом он еще раз убедился, что на исследуемой планете нет ни одной работающей радио- или телевизионной станции. Его радиоустройство принимало лишь отдельные грозовые разряды. Затем сквозь бездонные дали космоса до него донеслась волшебная, убаюкивающая музыка Пансэ... Дельтоплан тем временем проплывал над черными массивами лесов, во множестве покрывавших обширную равнину. Уставший супермозг расслабился и, может быть, даже задремал... Очнулся он с ощущением тревоги. Одного взгляда на экран было достаточно, чтобы понять, что ночная темень за бортом начала рассеиваться, леса отступили назад и в стороны, а дельтоплан летел теперь над открытым пространством. И на этом пространстве происходило нечто необычное. Рассвет едва начал заниматься, и поверхность планеты, с трудом различимая, беспрестанно озарялась тысячами больших и малых вспышек огня. Кверху поднимались куполообразные белые дымы, такие же густые, как утренний туман. Чуткие приборы дельтоплана улавливали частое потрескивание и отдельные глухие удары. Радиолокатор обнаруживал большие скопления металла. Альфа-222НХ быстро принял решение: выбрать безопасное место и понаблюдать. Он сразу заподозрил, что происходящее имеет прямое отношение к его основной задаче - определению военного потенциала аборигенов, а потому включил канал космовидения, чтобы правители Пансэ могли наблюдать за развитием событий вместе с ним. Дельтоплан совершил разворот по вытянутой дуге, спустился пониже и завис неподвижно, почти касаясь верхушек деревьев, неподалеку от опушки леса. Его темный силуэт (напомнивший бы землянину треугольную шляпу) четко просматривался на фоне рассветного неба в просветах между деревьями. В лесу густо пахло прелой листвой и грибами. Стеной стояли неподвижные ели, словно прислушиваясь к недалекой канонаде. Ветви лещины пригнулись до самой земли под тяжестью орехов. Гроздья рябины, прихваченные первыми ночными заморозками, радовали глаз сочным алым цветом. Стайка потревоженных сорок с недовольным стрекотом перелетела в ближний сосняк. На лету они громко поносили незваного пришельца. Открывшееся перед пансэанином пространство было прорезано небольшими речками и неглубокими оврагами, прочерчено продолговатыми выемками, рядом с которыми была набросана свежевырытая земля. Всюду копошились скопища аборигенов: они углубляли выемки с помощью примитивных приспособлений, устанавливали толстые металлические цилиндры. Пансэанин насчитал сотни таких цилиндров, разбросанных по всему полю. Из них то и дело вырывались пламя и дым. Разведчик вскоре пришел к выводу, что наблюдает противостоящие друг другу группировки аборигенов. Понять это было нетрудно: они носили разные покрывала: одни - красного, другие - синего цвета. И они... убивали друг друга! Альфа-222НХ заметил войска, построенные правильными прямоугольниками. Многие сидели верхом на крупных животных с горизонтально расположенным туловищем. Внезапно вся эта масса задвигалась, зашевелилась. Верховые аборигены в красных покрывалах - прямоугольник за прямоугольником - двинулись на синих. Чаще засверкал огонь в цепях пеших аборигенов. Чаще стали ухать толстые цилиндры. Волна красных докатилась до синих цепей, перевалила через них. Тотчас пришли в движение синие прямоугольники, находившиеся в стороне, устремляясь навстречу красным. Волны тумана мешали пансэанину хорошенько рассмотреть происходящее. Разведчик спустился пониже. Поднимавшиеся с поля дымы окутали дельтоплан. На всякий случай супермозг активизировал защитное поле корабля.

Лев МЕЛЬНИКОВ

ОСВАИВАТЬ КОСМОС

СОСРЕДОТОЧЕНИЕМ ДУХА

Человек физически устремился в Космос для познания и исследования, и также для решения своих сугубо земных проблем: хозяйственных, экологических, энергетических, демографических и др. И это устремление имеет столь агрессивный характер, что по отношению к распространению человечества в Космосе бытует выражение "ударная волна разума". Но уместен ли такой экспансионистский подход, существует ли альтернатива "ударной волне" во взаимоотношениях человечества со Вселенной, или такой подход фатален?