Один день десятикласника Егора Коровина

Макс Черепанов

ОДИH ДЕHЬ ДЕСЯТИКЛАССHИКА ЕГОРА КОРОВИHА

"Вычитать и умножать,

Малышей не обижать

Учат в школе,

Учат в школе,

Учат в школе..."

Проснулся Егор с диким желанием кого-то убить. Пошел на кухню, убил двух тараканов - полегчало. Морщясь, включил свет, посмотрел на циферблат - без десяти семь. Можно еще поваляться эти десять минут, но этого слишком мало, чтобы заснуть, а вот разомлеть и сделаться вялым на пол-дня вполне хватит. Так что - к черту сон, марш умываться - сказал он себе и отправился в ванную. Фыркая, ополоснул лицо ледяной водой - сразу стало легче, о постели больше не думалось. Автоматически почистил зубы, мельком стрельнув взглядом по своему хмурому, сосредоточенному лицу в мутном, неудобно повешенном зеркальце. Двигаться, все время двигаться, чтобы не клевать носом все, чтоб я еще раз зачитался до пяти утра, да никогда - в который раз клялся он себе, ставя чайник, роясь в холодильнике, намазывая свои любимые бутерброды - с маслом и повидлом одновременно.

Другие книги автора Максим Николаевич Черепанов

Новая коллекция увлекательных и злободневных историй от лучших представителей жанра. Среди авторов сборника – признанные мастера и представители нового поколения фантастов. Фэнтези, мистика, киберпанк, постапокалипсис и альтернативная история – весь спектр и на любой вкус. Многочисленных поклонников жанра традиционно порадует новый рассказ Сергея Лукьяненко – ироничный и весьма актуальный. Фантастика и жизнь, как всегда, неразрывно связаны.

Противостояние Света и Тьмы на перекрестках пространства и времени продолжается. Дозоры несут свою вахту на широких петербургских проспектах в царской России и в тюремной зоне советских времен, в монгольских степях в годы юности Чингисхана и на узких улочках Вены наших дней…

Мы всегда и везде под присмотром Дозоров!

Помимо рассказов Сергея Лукьяненко, в сборник вошли рассказы победителей мастер-классов на конференциях Роскон 2013 и 2014 и конкурса, приуроченного к выходу романа Сергея Лукьяненко «Шестой Дозор».

Весь спектр современной российской фантастики: от социальной и научной до сказки и мистики, от космооперы до фэнтези и ужасов, от признанных мэтров до представителей молодого поколения, уже успевших громко заявить о себе.

Самые свежие, самые интересные, самые необычные истории. Ну и, конечно, Дозор. Куда же без него?!

Как быть, если на свободу вырвался смертоносный вирус, превращая всех в зомби?

Что делать, если зомбиапокалипсис угрожает всей цивилизации?

Нужно ли противостоять наступающему хаосу, или лучше присоединиться к огромной армии немертвых?

Как поступишь ты?..

В сборнике представлены рассказы написанные в разных жанрах, но объединенные одной темой — Зомби.

Фантастика — пожалуй, единственный жанр, интерес к которому неизменно силен во всем мире. Люди всегда пытались угадать будущее или просто мечтали — и в этом причина успеха фантастической литературы.

Представленные рассказы — именно русская фантастика. Многие авторы этого сборника — дебютанты, но все они — победители конкурса, организованного независимыми экспертами.

Угроза терроризма является одним из вызовов XXI века. Уже сегодня она стала страшной реальностью и каждый день собирает свою кровавую жатву. Но что будет завтра? Через десять лет? Какие новые способы устрашения придумает террористическое Античеловечество и удастся ли спецслужбам мира противостоять им?

Популярные отечественные фантасты попытались заглянуть в будущее, представить, что ждет нас в ближайшее десятилетие. У каждого — свои ответы и решения, свой собственный мир.

Макс Черепанов

К О H Т А К Т

Вася топал по улице и сквозь зубы негромко ругался. По двум причинам: во-первых, он слегка поддал, а потому его штормило, а во-вторых, был уже вечер, и оное штормование могло очень неблагоприятно сказаться на Васином самочувствии, поскольку открытых колодцев, ям и рытвин на наших улицах всегда хватало, к тому же Вася был сторонником той теории, что их количество ближе к темноте самопроизвольно увеличивается. Поэтому чувство самосохранения требовало, чтобы Вася шел помедленнее, дабы не свернуть себе шею в очередной траншее, но то же самое чувство и толкало его вперед, потому как район этот пользовался дурной славой не сколько из-за своего пересеченного ландшафта, сколько из-за нахальной и многочисленной гопоты. Гопников Вася, как всякий относительнго благовоспитанный молодой человек, к тому же успевающий студент театралки, мягко говоря недолюбливал и встречаться с ними ни под каким видом не желал. Hалицо было противоречие между двумя довлеющими факторами, которое Вася разрешить вот так с ходу не мог, но честно пытался прийти к некому компромиссу по ходу дела. Внимательно глядя себе под ноги, он почти на бегу завернул за угол и увидел...вы будете смеяться, что он увидел.

Противостояние Света и Тьмы на перекрестках пространства и времени продолжается. Дозоры несут свою вахту на широких петербургских проспектах в царской России и в тюремной зоне советских времен, в монгольских степях в годы юности Чингисхана и на узких улочках Вены наших дней…

Мы всегда и везде под присмотром Дозоров!

Популярные книги в жанре Современная проза

Мне приснилась мама.

Что она не умерла.

Что она варит щи, красные, как я любила в детстве.

И компот, который я любила в детстве.

По кухне плыл жар, и вся моя жизнь, нескладная, неуютная, обогрелась вдруг и наполнилась щемящим теплом. Мне было жалко, что она торопится уходить, и я сказала:

– Сама-то не поешь?

– Нет.

Ее уже ждали. Я видела белое облако и мужскую фигурку на берегу.

– Как там Люда? – спросила она, надевая фланелевый халат прямо на платье, в котором ее похоронили. Халат красный, старый, я берегла его, как будто знала, что понадобится.

Главный герой этой повести пишет сценарий, который представляет собой не что иное, как пересказ глубоко поэтичного болгарского фильма „Томление на белом пути". Я выражаю большую признательность Николе Корабову за то, что он позволил вернуть литературе сюжет, почерпнутый в свое время из рассказов Константина Константинова. Любое сходство с действительностью, любое подобие истинным событиям случайно и непреднамеренно.

Я придвинул бланк и, поклевав чернильницу, нацарапал: “МОСКВА САВВИНСКАЯ НАБЕРЕЖНАЯ 5 КВАРТИРА 14 КОЗАРОВЕЦКОМУ МЕНЯ ВЫЗЫВАЛИ ГАЛИНЕ БОРИСОВНЕ”.

Телеграфистка пробежалась по количеству слов и протянула мне бланк обратно: оказывается, надо еще дописать свою фамилию.

Я почесал затылок и, заменив правую руку на левую, накорябал: МИХАЙЛОВ.

Уже полез в карман за деньгами, но в последний момент вдруг вспомнил, что передо мной не конверт, а в телеграмме почерк у всех одинаковый, и, заметая следы, решил свою фамилию зашифровать.

Был май. Все вокруг цвело и благоухало. Хотелось чего-то необыкновенного, и я побежал, и за моей спиной дико завихрялся ветер, и огромное чистое солнце восходило в степи, и я побежал туда.

А потом отец смазал тачку, и мы потащились на станцию за цементом и наскребли его в цементовозах почти два мешка.

На обратном пути отец зашел в забегаловку, откуда вышел оживленный, веселый, разговорчивый, а потом он стал спотыкаться и падать, и я уложил его на мешки с цементом и потащил окольными путями, чтобы никто не видел.

От издателя. "Роман о себе" - произведение большого мастера прозы. Оставляю читателям его содержание, скажу лишь о стиле, особой языковой материи, передающей обостренное, нервное состояние героя, фатально разлученного со своей Герцогиней (такое имя имеет Муза в романе) и водящего пером как бы не по листу бумаги, а прямо по живой натуре

О творчестве замечательного русского прозаика Бориса Екимова написано много, но, возможно, самым емким высказыванием стала формулировка премии Александра Солженицына, которой он был удостоен в 2008 году: «За остроту и боль в описании потерянного состояния русской провинции и отражение неистребимого достоинства скромного человека; за бьющий в прозе писателя источник живого народного языка».

Анне и Олегу Сон и всем остальным посвящается

— …а на девятый день, — говорит Бэлка, — она ей приснилась. И говорит: «Туг очень холодно… тут такие очереди… почему вы не дали мне тапочки?»

— Кто?

— Да Лидочки Мунтян мама. Ты не слушаешь?

— Почему? Очень даже.

Воздух, постепенно темнея, колеблется над черепичными крышами, бесшумные потоки плывут над садами к темному, светлому, пестрому, дышащему морю, ширятся на земле сырые тени…

Тайными общества бывают и в том смысле, что они складываются и существуют потихоньку от властей предержащих и огласка для них — нож острый, и еще в том смысле, что эти общества не подозревают, что они тайные, а, напротив, каждый из его членов подозревает, будто бы он сам по себе, будто бы с прочими членами его связывают только кое-какие мелкие интересы, как-то: расположение к выпивке и сочинский преферанс.

Вероятно, последним из тайных обществ следует считать то, которое сложилось в самом конце ХХ столетия неподалеку от Москвы, а именно в семи километрах к западу от кольцевой автодороги, на землях, некогда принадлежавших колхозу «Луч». Пару лет спустя после того, как колхоз распался и нажитое тремя поколениями земледельцев имущество мало-помалу разворовали, на месте бывшей центральной усадьбы Братеево очень быстро вырос огромный дом. Построили его ушлые люди из Общества ограниченной ответственности «Агростиль». Эти люди оказались еще и большие выдумщики, поскольку новый дом, так и окрещенный владельцами по названию фирмы — «ООО Агростиль», выдался, пожалуй, единственным в своем роде: в горизонтальном разрезе он давал форму луны на ущербе, к подъезду был приделан пандус и крыльцо в псевдорусском вкусе, но главное, каждый этаж агростилевцы отвели под одну квартиру, в которой были шесть больших комнат, два санузла, кухня, при кухне помещение для прислуги, большая прихожая и чулан.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Макс ЧЕРЕПАHОВ

ОЛЬГА,

ИЛИ СЕМЬ МГНОВЕНИЙ ВЕСНЫ

"И думая, что дышат просто так,

Они внезапно попадают в такт

Такого же неровного дыханья..."

В.Высоцкий, "Баллада о любви".

Собственно, была уже почти не весна - последние числа мая. Я

шел по улице, щурясь от света в лицо... Так начинается много историй,

грустных и не очень, интересных и затянутых, короче - самых

разнообразных. Эта будет светлой и несложной, так что устраивайтесь

Макс Черепанов

Пять рецензий на С.Лукьяненко

??? ЛАБИРИHТ ОТРАЖЕHИЙ

??? С.Лукьяненко

Для многих знакомство с творчеством Сергея Лукьяненко началось именно с этой книги. Конечно, не может быть двух совершенно идентичных реакций, одинаковых отзывов, но если человек хоть сколько-нибудь в своей жизни касался компьютеров, его мнение в процессе чтения будет эволюционировать по накатанной линии: "Фу ты, виндоус говорящий, еще ночью приснится" - "Хм, а ведь занятно" - "Блин, хорошо!" и, наконец, "Рулез-рулез-рулез" !

Макс Черепанов

---------------------------------------------------------- По мотивам широко известной игрушки "Wing Commander-1" ----------------------------------------------------------

ПОВЕЛИТЕЛЬ КРЫЛЬЕВ

Глава I. Академия

Чтобы попасть на "Тигриный коготь", я должен быть самое малое третьим по результатам выпускных экзаменов Академии. Третье же место, как и второе, мне совершенно не светило. Потому что светило первое. Hачиная с третьего курса я выполнил норму вылетов на табельном "Хорнете" со снятыми пушками, переиграл на тренажере хотя бы раз большинство преподавателей, сдал блестяще теорию - в общем, напрашивался на то, чтобы быть выпущенным экстерном. Hо экстерном меня не выпустили, потому что в Академии вообще такого не происходило с начала войны с кошаками, как бы не хватало пилотов на станциях Периметра. Так мне и объяснил генерал-командор Академии Блейк, добавив при этом примерно следующее:

Макс Черепанов

САНТА-БУРБУРА

1001 серия

Иден: Круз, меня изнасиловали!

Круз: Как, опять?

Иден: Да! И я подозреваю Джину.

Круз: Почему?

Иден: Не знаю. Я всегда ее подозреваю.

Круз: Сиси...

Иден: Что?

Круз: Сиси, говорю...

Иден: Круз, ну сейчас не время...

Круз: Я имею в виду - во всем виноват Сиси.

Иден: А Сиси-то почему?

Круз: Хрен его знает, но я нутром чую.