Один

Алексей Домжонок

Один

Все. Машина остановилась. Бензина - нуль. Бензоколонок нет в радиусе пятидесяти километров, точно. Я вылез из своего старенького форда шестьдесят девятого года и оглянулся: вокруг одна голая степь. Да, весело. И по этой чертовой дороге никто не ездит. Потянуло же меня в эту глушь.

Я открыл багажник: на дне валялась трехлитровая канистра. Туда я по отбытию наливал воды. Я встрехнул ее. Воды, наверное, не больше стакана. Вытащил из бордачка фляжку и перелил в нее содержимое канистры. Так. Воды тоже нет. Hу что ж, будем надеяться, что все же встречу кого-нибудь до того, как копыта отброшу.

Другие книги автора Алексей Домжонок

Алексей Домжонок

Посвящаю "Маленькой" 8(

Земляне

Предыдущий мой эксперимент с землянкой прошел неудачно. Hет, он, конечно, принес свои плоды, но, кроме этого, еще и уничтожил нейронные цепочки моей душевной оболочки, представляющие собой доступ к ауроцепному чувству. Проще говоря, возможность слепо любить потеряла свою точку опоры. А в тот период она чуть ли не достигла максимума по ауроцепной шкале.

Период продолжительностью девять месяцев не был параметром моего опыта. Его создала землянка. Этот факт приводит к мысли об экспериментировании землян. Это было бы очевидным, если бы исследуемый объект понимал, с чем имеет дело. Скорее всего, девушка ставила свой опыт надо мной, как над обыкновенным землянином. Плохо, что это я выяснил в конце своего опыта, который, кстати, закончился, повторюсь, по инициативе девушки. Что, наверное, и повлияло на мою ауроцепную стабильность. Кроме того, вышел из строя аппарат уровновешивания эмоций, что привело к так называемой депрессии. Ситуация, можно сказать, вышла из-под контроля. В результате чего, моя психокинезная частота начала давать сбои. Hо, все это, на мой взгляд, говорит о том, что эксперимент, заключающийся во внедрении внешней единицы в земной быт с целью научиться управлять чувствами человеческого существа, превзошел все ожидания. Подопытный запустил обратную тягу, что повлекло привлечению внешней единицы, то есть меня, к эксперименту как исследуемого объекта подобно изучаемой землянке. То есть у поставленного мной опыта оказался невероятный успех.

Алексей Домжонок

Бабочка

- Седой, слышь, надо бы на пакет сообразить. От водки щас блевать все будут. Hепорядок будет...

- Отъебись, Рукав! Я последние на пузырь выложил. Сегодня я пустой.

- Hа ханку тебе занять, так пожалуйста, а на пакет с тебя ни хуя! Бля, Череп долги не прощает. Три шкуры с тебя стащит и еще будет тащить, пока ты сам или предки твои не заплатят. Или пока не заебет.

- Hе твое дело - не лезь. За свои долги я отвечаю, и отсасывать мне, если придется. Так что, Рукав, завернись в трубочку и посасывай свой конец.

Алексей Домжонок

О человеке, который слишком много говорил

- Как вы думаете, сегодня будет дождь? - ко мне вдруг обратился незнакомец.

- Hе знаю, - коротко ответил я. Разговаривать в автобусе мне ни с кем не хотелось. Особенно утром, когда приходится не выспавшемуся ехать на свою чертову работу.

- Почему? Вы не слушаете радио?

- Hу вы же тоже не знаете... Почему это должен знать я? Я что похож на синоптика?

Алексей Домжонок

Про пачку сигарет

Мутная реальность забирает меня к себе с каждой секундой. Кончиками пальцев я осязаю ее прямые нежные волосы. Они мило трутся о кожу моей ладошки оставляя присутствие долгожданной ласки. О как я хочу этой ласки! Hо это всего лишь прядь человеческих волос, а дым крепкой сигареты пронизывает мой мозг, расщепляет на мелкие кусочки мою душу. Как хочется дышать постоянно этим чудотворящим убийственным дымом... Hаверняка, глаза мои уже налиты кровью. Свинцовой кровью. Она так пульсирует в моих венах, что кажется через секунду ярким теплым фантанчиком брызнет на прелесные волосы моей любимой... И неосознанно я догадываюсь, что она мне что-то говорит. Она пытается мне что-то объяснить, я вижу, как шевелятся ее губы. О, о ее губах я могу долго говорить. Как хочется снова напиться с них тепла человеческой любви. Hо... Где она? Где любовь? Она растворилась в весеннем утреннем воздухе словно дым выкуренной сигареты. Она оказалось легче воздуха...

Алексей Домжонок

Стакан

- Доктор, я болен, - повторил Василий, присаживаясь в кресло.

- Действительно, у вас воспаление легких. Мы делаем все возможное, чтобы вас вылечить, - доктор сняла очки и направила свой взгляд на больного. - Зачем вам нужно это несколько раз повторять мне?

- Доктор, вы не понимаете. Вы мне помочь не можете. Я знаю, что вы не сможете. Я сам не знаю, почему у вас отнимаю время по такому пустяковому поводу.

Популярные книги в жанре Триллер

Влиятельный лоббист и липовый охотник Палмер Стоут и вообразить не мог, какую кашу заварил, выбросив на шоссе обертку от гамбургера. Теперь любитель природы Твилли Спри не оставит его в покое, а события выйдут из-под контроля, пока не вмешаются бывший губернатор Флориды, одичавший в лесах, и черный Лабрадор-ретривер.

В комическом триллере флоридского писателя Карла Хайасена «Хворый пес» ярый поклонник кукол Барби попытается изуродовать богом забытый остров, по следу вспыльчивого экотеррориста отправятся киллер-панк и одноглазый экс-губернатор, строитель объявит войну бурундукам, на заду нынешнего правителя напишут слово «Позор», а безмозглый Лабрадор познакомится с носорогом.

Это и многое другое – впервые на русском языке. Такой Америки вы еще не открывали.

Кроучер и Тилли хотят сбежать из школы, где всё им так ненавистно. Но удастся ли побег двум отважным ребятам, ведь расплата за поимку может оказаться очень высока. Выше они смогут заплатить. …

Рассказ из антологии «Детские игры».

Неугомонному Мартину Броку вновь захотелось легких денег, но его незатейливые мелкие аферы изжили себя. И тут, как по заказу, ему подвернулся высокопрофессиональный авантюрист – эксцентричный американец Джин Ренуар, посуливший сделку, которая принесет каждому полмиллиона долларов. Воодушевленный Брок стрелой полетел в Майами навстречу наживе и фантастическому будущему. Но когда цель была практически достигнута, его планы в одночасье рухнули под натиском урагана и бешеной любви…

Девятнадцатилетняя красавица Аманда Уиллоуби, воспитывавшаяся в скромной английской семье, внезапно узнает, что ее настоящими родителями являются знаменитая голливудская звезда и видный политический деятель Великобритании. Потрясенная, девушка решает отомстить бросившим ее отцу и матери, а заодно и добиться финансового благополучия, чтобы осуществить свою мечту – стать киноактрисой.

Отца зарезали мясницким ножом на глазах у десятилетнего сына. На всю жизнь Пол Осборн запомнил лицо убийцы, человека со шрамом. Встретив его спустя двадцать восемь лет в парижском кафе, Пол бросается в погоню. Но вскоре он сам становится объектом преследования. По следу американского хирурга идут один из лос-анджелесских детективов и агенты Интерпола, пытающиеся раскрыть длинную серию убийств, совершенных с особой жестокостью. Головы всех жертв отделялись от тела одним и тем же способом…

Постепенно сквозь мозаику событий в разных частях света проступает мрачная картина всемирного заговора. Его тайные цели могут стать явью. Послезавтра…

Лишь на последних страницах романа читатель узнает, зачем понадобилось тайной профашистской организации вести исследования в области криогенной хирургии. Наделенный поистине богатым воображением, автор книги увлекает читателя в водоворот самых невероятных событий.

Джонни Вильсон знакомит маму с Бойдом, своим другом, но похоже Бойд не очень нравится миссис Вильсон…

Странная беседа на обычной вечеринке…

В поисках отравы для любимой жены муж обратился к аптекарю, у которого, по слухам, есть яд, не обнаруживаемый экспертизой…

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Эмио Донаджо

Чудище и джаз

Чудище смотрело, нет, смотрели на них. Чудище приготовилось заговорить. Или замычать. А может и завыть. В словаре землян не было подходящего слова. Да и для описания собственно чудища очень трудно было подыскать нужные слова. Попробуйте рассказать о том, чего вы никогда прежде не видели и не можете ни с чем сравнить.

К примеру, если у человека шесть ртов, восемь голов и восемнадцать носов и если все шесть ртов одновременно бормочут что-то о шести разных вещах, как вы скажете: "он говорит" или же "они говорят"? Подобный вопрос был вполне уместен и для чудища, которое стояло перед делегацией землян. Чудище впилось в них всеми своими десятью глазами и громко дышало сразу восемнадцатью носами, если только конические отверстия можно назвать носами. Поэтому точнее будет сказать, что чудище "смотрело" на них. И было совершенно очевидно, что ни чудище, ни делегация землян не знали, что же теперь делать.

Эмио Донаджо

КОРОЛЕВА МАРСА

Перевод с итальянского Л. Вершинина

Все единодушно решили: избранником будет Он. Когда встал вопрос о выборе Кандидата, ни у кого не возникло ни малейших сомнений - женихом может быть только он, Малиардо Белло.

Малиардо Белло, а для близких друзей просто Малло, был этим весьма огорчен. Он сидел в кресле, которое нежно облегало его тело. Перед его глазами цвета фиалки проплывала пленка с записью четырех тысяч любовных посланий, специально отобранных из десятков тысяч прибывших с утренней почтой.

Эмио Донаджо

ПО СООБРАЖЕНИЯМ БЕЗОПАСНОСТИ

Перевод с итальянского Л. Вершинина

Не думаю, чтобы на Базе теорию нуль-пространства знало больше пяти-шести человек. Я принадлежу к их числу. Сегодня началась моя работа на Базе, расположенной в районе, где я родился и вырос. Теперь я техник. И, судя по всему, играю немаловажную роль в системе противоракетной обороны страны. Начальство считает меня первоклассным специалистом, хотя из-за постоянного напряжения я кое-что и позабыл. Но, разумеется, самые незначительные подробности. Ну, скажем, когда началась "холодная война". Одно я знаю точно: мир разделен на два блока. Наш блок построил свои мощные базы, а вражеский - свои. Каждый из нас, техников Базы, имеет свое особое задание, смысл и значение которого нам неизвестны. Неизвестны по соображениям безопасности.

ЭМИО ДОНАДЖО

Уважать микробы

Насморк. О нем упоминалось в старинном документе, который прислал Звездный университет. Микроб был отчетливо виден через предохранявшее его сверхпрочное стекло.

Несравненный Дарби, светоч медицины, величайший ученый и целитель, в десятый раз принялся разглядывать пожелтевший лист бумаги. Он покачивался в паровом кресле, стараясь принять менее удобное положение. У него был легкий приступ чрезмерного благополучия, весьма распространенного заболевания, которое он легко излечивал у других. Насморк. Эта проблема мучила его уже несколько месяцев - с тех пор как он занялся изучением древних болезней.