Очерки времён и событий из истории российских евреев

ESSAYS OF TIMES AND EVENTS From the History of the Russian Jews (Till the 2nd Half of the 18th century)

Автор приносит глубокую благодарность профессорам Иерусалимского университета М. Занду и Ш. Эттингеру за их ценные замечания и поправки при работе над этой книгой.

Эта книга - популярный рассказ об истории евреев, что в разные времена жили на разных территориях, которые в начале двадцатого века входили в состав Российской империи.

Рекомендуем почитать

Автор благодарит всех, кто в разные времена помогал ему подбором материалов, советом, замечаниями или словами ободрения во время долгих лет работы над шестью томами "Книги времен и событий". Это – Т. Абрина-Кандель, И. Авербух, Д. Бейлина, Г. Бирин, М. Богомольная, Э. Валк, П. Гиль, А. Глузман, И. Гольденберг, Б. Деборина, проф. М. Занд, А. Зельцер, Б. Кандель, С. Кушнир, Л. Любарский, проф. Ш. Маркиш, И. Пинский, И. Светова, проф. И. Серман, А. Таратута, А. Торпусман, проф. В. Файн, М. Фербер, А. Фиглин, проф. Ш. Штампфер, проф. Ш. Этингер…

Эта книга популярный рассказ об истории евреев Советского Союза является естественным продолжением прежних работ автора, посвященных истории евреев Российской империи. Эта книга о жизни евреев на территории СССР с 1917 по 1939 год со всеми проблемами, иллюзиями и ошибками‚ с горем и скорбью‚ радостями и разочарованиями‚ которые выпали на долю граждан страны Советов. Автор не претендует на полный охват темы‚ на описание всех событий‚ сотрясавших Советский Союз в описываемый период времени. Читатель – при желании – сможет самостоятельно восполнить любую частную тему‚ которая его заинтересует; автор – со своей стороны – обещает в последующих изданиях книги исправлять возможные ошибки и добавлять те материалы‚ которые к тому времени окажутся в его распоряжении.

Эта книга – популярный рассказ об истории евреев Советского Союза – является дальнейшим продолжением работ того же автора. Эта книга о жизни евреев на территории СССР с 1939 по 1945 год – предвоенное время‚ Великая Отечественная война‚ жертвы и трагедии‚ которые пришлись на долю граждан страны Советов‚ героизм и самопожертвование‚ которые они выказали. И снова повторим‚ как это было уже во вступлениях к предыдущим книгам: автор не претендует на полное описание событий тяжелейшего периода в жизни страны. Невозможно назвать всех. Невозможно рассказать обо всех. В этой книге приводятся лишь еврейские имена – из великого множества имен бойцов и командиров разных национальностей‚ знаменитых и неизвестных‚ выживших или погибших на фронтах той войны‚ из великого множества имен людей разных национальностей‚ работавших в тылу для фронта‚ – вечный им почет и наша признательность. Да и еврейские имена невозможно перечислить‚ не упустив никого‚ – для этого недостаточны размеры одной книги, для этого недостаточны размеры многих книг. (Катастрофа европейского еврейства, уничтожение евреев нацистами на территории Советского Союза – это тема следующей "Книги времен и событий".)

Другие книги автора Феликс Соломонович Кандель

Начинаем рассказ под названием "Земля под ногами"‚ но не подумайте только‚ что у рассказчика хватит смелости взяться за эту тему в полном ее объеме. Мы живем на Земле Израиля четвертое тысячелетие подряд‚ и эта тема обширна и неохватна‚ как полноводная река‚ распадающаяся на тысячи протоков. Ни один самый дотошный путешественник не в силах исследовать все ответвления этой реки‚ – на это просто не хватит жизни‚ на это не хватит и многих жизней‚ – а потому ограничим себя во времени.

1

Улица затаилась посреди строений своей неотличимостью и секретов чужим не раскрывает.

С улицы это выглядит как обычный дом‚ каких немало в округе: один подъезд‚ пять этажей‚ дождевые подтёки на каменной кладке‚ заброшенный газон на входе.

Дом был когда-то новым‚ жильцы помоложе‚ заботы помельче‚ врата надежды поскрипывали‚ казалось‚ неподалеку‚ приманивая обещанием‚ спасение – запоздавшей росой – готовилось оживить травы‚ однако газон во все времена оставался общим‚ а оттого он ничей‚ оттого неухожен. С развёрстого мусорного хранилища‚ что приткнулось у тротуара‚ ветром заносит на газон пластиковые мешочки‚ которые живут вечно и не уходят в перегной. Мешочки пакостно шуршат на деревьях‚ будто сговариваются на очередное непотребство‚ запутываются в цеплючей жимолости‚ по утрам‚ от обильной росы‚ покорно распластываются у подъезда‚ а через них перешагивают‚ чтобы не поскользнуться. Но природа сильна и способна на многое – лишь бы ей не мешали. Розы буйствуют на газоне‚ расплескивая без корысти лепестковую свою красоту. Жимолость завивает ржавую ограду и дурманит ароматами. Гранатовое дерево исправно цветет и плодоносит‚ а крупные‚ темно-бордовые гранаты лопаются на ветвях от мощной своей переспелости‚ нехотя опадают на землю. По кромке газона строем лезут наружу непородные нарциссы‚ потомки чудесных созданий‚ которых привезли из-за моря в дар этому городу. Потомки выродившихся потомков.

– Ладно‚ – сказал я. – Уговорили. Так уж тому и быть. Только потом не обижаться‚ не жаловаться‚ не писать доносы‚ не приводить в исполнение приговоры и не реабилитировать посмертно. Идет?

– Идет‚ – ответили с неохотой.

– В таком случае я расскажу вам про Ноя. Про старого дедушку Ноя‚ о котором грех не рассказать.

И все приготовились слушать.

– Каленым железом‚ – пискнули с отдаления. – Поганой метлой! Ничего этого не было.

1

В добрый час сказать‚ в худой промолчать.

Закинем невод в волны житейские‚ поворошим палкой на дне‚ загоним в сети медливых с дремливыми‚ дождемся пока шустрые сами запутаются‚ да и потянем на себя‚ пуп надрывая.

Что выудим‚ то себе.

В одной стране и в одном дворце правил по совести мудрый и могучий царь Шолем‚ удачливый в делах своих‚ и была у него жена Блюма‚ с которой он жил в любви и согласии‚ был у него сын Ицик‚ которым он непомерно гордился‚ но не было у него покоя в тайниках сердца‚ и оттого тот царь грустил-печалился.

В этой книге автор цитирует во множестве свидетелей той Катастрофы, выживших и погибших, которые оставили свои сообщения, письма, дневники, записи на стенах камер и на клочках бумаги. Порой автор не называет имен этих людей: общая их судьба – общая им память, признательность потомков, благодарность и скорбь.

("Шоа") – бедствие, гибель, катастрофа.

"И придет к тебе беда – не сможешь

замолить ее, и падет на тебя несчастье –

За последние двадцать лет появилось немало книг и статей о евреях Российской империи, основанных на архивных документах. Эта книга – научно-популярное изложение истории российских евреев от их первых появлений на различных территориях, которые впоследствии вошли в состав Российской империи. Книга подобного рода впервые выходит на русском языке: в ней использованы новейшие исследования историков и архивные источники.

(Часть вторая: 1772-1882 годы)

НАУЧНЫЙ РЕДАКТОР МАРК КИПНИС

Ассоциация "Тарбут"

Иерусалим

1990

"Очерки времен и событий", часть вторая - естественное продолжение предыдущей книги с тем же названием, повествование в которой было доведено до второй половины восемнадцатого века.

В этой книге мы продолжаем рассказ об истории евреев Российской империи - с 1772 по 1882 год. От первого раздела Польши, когда десятки тысяч евреев стали российскими подданными, и до погромов 1881-82 годов, которые обозначили веху на их историческом пути.

Основатель хасидизма рабби Исраэль Баал Шем Тов прожил жизнь, полную удивительных, а порой и необъяснимых событий. Рабби Менахем Мендл из Коцка говорил своим хасидам: ”Тот из вас, кто верит всему, что рассказывают о Баал Шем Тове, – простак. А тот, который не верит, что всё это могло с ним случиться, – отступник”.

Предисловие первое

Начало всякой работы – трудное дело.

Потом, правда, не намного легче, но первые строки, первые страницы требуют долгого предварительного обдумывания, сосредоточенности, а также немалых сомнений в правильности выбранного пути.

Популярные книги в жанре История

Михаил Родзянко

"Государственная дума и февральская 1917 года революция"

о книге М.В.Родзянко

Никто не устраивает революцию, и никто в ней не повинен. Виновны все.

Талейран.

С записками Михаила Владимировича Родзянко, с его лиловыми тетрадями, мелко исписанными им самим или под его диктовку, - я познакомился еще при его жизни.

М.В. передал их мне для подготовки к изданию: он видел, что даже после всего пережитого в широких массах русских людей мало и плохо ознакомлены с событиями, предшествовавшими революции. М.В. испытал это на себе, вернее, испытывал до последних дней своей жизни. В период добровольчества и после - в эмиграции - озлобленные, нечестные и просто сбитые с толку своими несчастиями люди бросали Родзянко тяжкое обвинение, что это он "возглавил революцию" и "заставил Николая II отречься от престола".

Б.А. Романов

Дипломатическое развязывание русско-японской войны 1904-1905 гг.

I

Когда 20 июля 1903 г.+1 Курино, японский посланник в Петербурге, передал гр. Ламодорфу, министру иностранных дел России, свою "вербальную ноту" с предложением "войти в рассмотрение положения дел на Дальнем Востоке, где встречаются их, России и Японии, интересы", - выступление это было полностью согласовано с британским кабинетом. Еще 3 июля Гаяси - японский посол в Лондоне - обратился к маркизу Лэнсдоуну с сообщением, что "следя с пристальным вниманием за развитием дел в Маньчжурии", японское правительство решило отказаться от "позиции бдительной сдержанности", так как "последнее выступление (в апреле 1903 г. - Б.Р.) России с требованием от Китая новых условий, консолидирующих ее власть в Маньчжурии", "заставляет его думать, что Россия оставила намерение... уйти из Маньчжурии", что "неограниченная постоянная оккупация Маньчжурии Россией создает положение, чрезвычайно пагубное для интересов, защита которых являлась целью при заключении англо-японского союза", и что "пришло время изменить политику".

Сергей Евгеньевич Шилов

Статьи о федерализме

О необходимости общенациональной партии федералистов.

Реформация Российской Федерации подвергается сегодня серьезным политическим испытаниям фундаментального характера. Дальнейшее продвижение России по пути реальной социальной демократии зависит от исхода борьбы, развернувшейся вокруг модели нового российского федерализма. Идет формирование новой левоцентристской оппозиции, к которой усилиями профессиональных политических лоббистов, подменяющих собой политпартии и другие институты гражданского общества, стягиваются авторитетные российские "конфедераты" по должности и "по призванию".

Сергей Евгеньевич Шилов

Завершение переходного периода

член президиума Академии парламентского корпуса РФ,

председатель Социально-федералистской партии России

Россия должна стать большим Западом, чем сам Запад

Нынешний год отмечен знаковыми десятилетними юбилеями. 10 лет исполнилось Институту экономических проблем переходного периода (ИЭППП), институту Гайдара. Свое десятилетие отметил недавно Российский союз промышленников и предпринимателей (РСПП) А. Вольского. В целом первый год президентства Владимира Путина завершает ельцинское десятилетие, итоги которого, хотя и весьма субъективным образом, были подведены в коллективном труде знаменитой "семьи" Первого президента России, книге "Президентский марафон".

Н.Д.Стафеев

Основные направления правительственной политики

в ходе экономических реформ

Из рецензии на работу Н. Д. Стафеева

"Основные направления правительственной политики в ходе экономических реформ"

Работа представляет собой попытку рассмотреть механизм реформ в свете политических программ реставраторов капитализма. Автор предпослал значительное историческое исследование, рассмотрение опыта дореволюционной и революционной России и послереволюционного СССР. При этом социализм справедливо рассматривается, как необходимый путь развития человечества, который сумел за 70 лет подтвердить свою жизненность и эффективность. Однако, всякое отставание в его совершенствовании, как показала практика, чревато серьезными трудностями, способными вылиться в откаты назад и временные поражения. Автор сделал попытку раскрыть одну из сторон деградации социалистического общества, вылившуюся в буржуазную контрреволюцию и тяжелейшие страдания трудящихся.

Олег Тесленко

Агония "Бородино" (фрагмент)

глава 7. ПОЖАРЫ ПОРОХА.

"Судьба "Бородино" обернулась жестокой иронией морского сражения: последним залпом "Фудзи", столь счастливо избежавший гибели двумя часами ранее, вызвал сильнейший пожар в 152-мм башне русского броненосца, в результате которого, видимо произошла детонация зарядов. Во всяком случае, гибель "Бородино" в описании Пэкинхэма очень напоминает мгновенный "уход со сцены" английских линейных крейсеров." (В.Кофман).

Д. М. Туган-Барановский

"Лошадь, которую я пытался обуздать"

(печать при Наполеоне)

Путь Наполеона к высшей власти обстоятельно освещен в литературе. Историки ясно представляют основные этапы его триумфального возвышения: переворот 18 брюмера, конкордат с папой Пием VII, пожизненное консульство, императорский трон. Но в огромной литературе остались в тени, на мой взгляд, весьма существенные вопросы: какими способами Наполеон достигал политического успеха и какое место в достижении этого успеха он отводил общественному мнению?

ГРИГОРИЙ ТУРСКИЙ

ИСТОРИЯ ФРАНКОВ

(КНИГА 6-10)

СОДЕРЖАНИЕ

НАЧИНАЕТСЯ ШЕСТАЯ КНИГА С ШЕСТОГО ГОДА ПРАВЛЕНИЯ КОРОЛЯ ХИЛЬДЕБЕРТА

НАЧИНАЕТСЯ СЕДЬМАЯ КНИГА

ВО ИМЯ ХРИСТОВО НАЧИНАЕТСЯ ВОСЬМАЯ КНИГА

ВО ИМЯ ХРИСТОВО НАЧИНАЕТСЯ ДЕВЯТАЯ КНИГА НА 12 ГОДУ (ПРАВЛЕНИЯ) КОРОЛЯ ХИЛЬДЕБЕРТА

ВО ИМЯ НАШЕГО ГОСПОДА ИИСУСА ХРИСТА НАЧИНАЕТСЯ ДЕСЯТАЯ КНИГА

СПИСОК СОКРАЩЕНИЙ

ГЕНЕАЛОГИЧЕСКИЕ СВЕДЕНИЯ О ФРАНКСКИХ КОРОЛЯХ

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Звонок в дверь прозвучал неожиданно..

- Кто там? - спросил Виктор Тимофеевич В ответ чей-то голос спросил его - Ваш брат поехал на работу на машине?

Виктор понял что с братом что-то случилось.

Может быть авария.

Он дрожащими руками открыл дверь. И тут же страшный удар в грудь опрокинул его на пол.

В квартиру ворвались трое мужиков Один их них ударил лежащего Виктора Тимофеевича ногой в живот.

Каблук попал прямо в солнечное сплетение и Виктор согнулся на полу, чувствуя что не может произнести ни слова.

В тот самый день, когда молодая американка Ева Норт после двухлетней разлуки вернулась к мужу, молодому английскому лорду, в родовом поместье произошло убийство, инсценированное под несчастный случай. Едва справляясь с волнением, Ева бесцельно фотографировала некогда родные места и случайно сфотографировала преступника. Снимок вышел настолько нечетким, что человека невозможно было узнать, однако неизвестный прекрасно понял, что молодая женщина — нежеланный свидетель, и начал охоту. Ева не сомневается, что убийца — один из родственников или знакомых Джастина. Самое страшное — наша героиня остается одна перед лицом опасности, поскольку не может с уверенностью сказать, на чьей стороне ее муж и можно ли доверять этому некогда самому близкому и до сих пор любимому человеку.

Его обратили с одной целью - быть орудием пытки. Боль стала смыслом его существования. Своя ли, чужая, но только агония дарила Максу ощущение цели.

Столетия истязаний, которыми мучили его, столетия мук, в течении которых он мучил других, сделали этого вампира помешанным на боли безумцем. И Максимилиан не мог представить себе иного существования, пока однажды, в коридорах дома его собственного создателя, обычный человек - девушка - не попыталась зарезать его серебряным кинжалом. Ощутив идеальную жертву для своих забав, безумие Макса довольно зарычало… Неужели ей никто не рассказал, что никогда не стоит так дразнить Макса? Итак, игра только началась…

В своей жизни Элен совершила лишь одну ошибку - променяла тихое и мирное существование примерной внучки и ярой католички, на сомнительную работу у странных партнеров, которые знали ее пропавшую мать. Так Элен считала раньше. До тех пор, пока не осознала, что самой большой ошибкой - была ее попытка убить вампира с дикими, пылающим алым пламенем, глазами. Поэтому когда Максимилиан даровал ей шанс, нужно было воспользоваться им и бежать от него как можно дальше, так далеко, чтобы он никогда не смог ее найти. Но, отчего-то, и сердце, и тело, и душа предательски жаждут остаться…

Сергей смотрел в темное окно. Мужчина не мог сказать, чем его так поразил сегодняшний вечер. Но то, что поразил - было однозначно. Наконец-то, ему удалось уговорить Оксану сходить в ресторан. Женщина была упряма до смешного. Ни в какую не соглашалась на хоть сколько-нибудь "личные" встречи. Даже сегодня, она упорно пыталась разговаривать о центре, о кафе, о журнале. О чем угодно, одним словом, только не о себе или Сергее. Проведя с ней около трех часов - он узнал о самой Ксюше не больше, чем за предыдущие два месяца. Словно она боялась, что он наброситься на нее, сделай Оксана хоть одну уступку.