Очерки криминальной субкультуры. Краткий словарь уголовного жаргона

Автор: Ю.К. Александров более десяти лет проработал в пенитенциарной системе. Ныне известный правозащитник, руководитель общественного благотворительного объединения "Новый дом", активно помогает заключенным в защите их прав, содействует адаптации освободившихся граждан к жизни в обществе.

Отрывок из произведения:

Введение

Что такое криминальная субкультура?

Воровские и тюремные законы

Табель о рангах в преступном сообществе (деление на масти)

Общак

Прописка и приколы

Уголовный жаргон (арго)

Татуировки

Другие атрибуты криминальной субкультуры

Тюремная лирика

Алкоголизм и наркомания

Гомосексуализм

Краткий словарь уголовного жаргона

Татуировки наносимые в виде изречений

Из современной поэзии заключенных

Популярные книги в жанре Культурология

Введите сюда краткую аннотацию

Прочитав эту книгу, вы больше узнаете о немцах. Не о сложившемся стереотипе «чистокровного арийца», а о тех жителях немецкого Запада, которые живут рядом с нами по — соседству. Всегда хотелось узнать — Кто они? Каковы их привычки, традиции, менталитет. На эти сложные вопросы автор попыталась дать свой ответ.

Все герои этой книги — реальные люди. Перед нами проходит калейдоскоп лиц, которые так не похожи на наше представление о них. Надеемся, что эта книга не оставит читателя равнодушным.

О бессмертии как проблеме научной, которым занимаются представители так называемого иммортализма, и проблеме философской, мировоззренческой. Дается краткий обзор истории русского иммортализма от Радищева, написавшего тракта «О человеке, его смертности и бессмертии», до Федорова и его пропагандистки Светлане Семеновой, а также описывается нынешнее состоянии иммортализма, по-прежнему пытающегося разрешить главный вопрос бытия: нужно ли человеку бессмертие, и не лишает ли человека перспектива его бессмертия того, что мы называем смыслом жизни.

Этот краткий текст — не более чем отрывочные заметки, без всякого притязания на «охват» неохватной темы. Вдобавок, автор — не византолог, и права его высказываться на византийские темы вообще сомнительны. Однако уже и те отдельные стороны феномена Византии, с которыми сталкивали меня мои занятия в философии и антропологии, рождали любопытное, специфическое впечатление, которое я попытаюсь передать: впечатление, что этот феномен сегодня крайне актуален для нас, но в то же время — амбивалентен, так что его актуальность неоднозначна, она одновременно питает разные, едва ли не противоположные тенденции современной отечественной реальности.

Источник: Библиотека "Института Сенергийной Антрополгии" (http://synergia-isa.ru/?page_id=4301#H)

Издание представляет собой сборник научных трудов коллектива авторов. В него включены статьи по теории и методологии изучения культурогенеза и культурного наследия, по исторической феноменологии культурного наследия. Сборник адресован культурологам, философам, историкам, искусствоведам и всем, кто интересуется проблемами изучения культуры.

Издание подготовлено на кафедре теории и истории культуры Российского государственного педагогического университета им. А.И. Герцена и подводит итоги работы теоретического семинара аспирантов кафедры за 2008 – 2009 годы.

Посвящается 80-летнему юбилею академика РАЕН доктора исторических наук Вадима Михайловича Массона.

Книга отечественных индологов докторов исторических наук С.А. Маретиной и И.Ю. Котина посвящена одной из интереснейших тем в этнографии — племенам — и одному из самых примечательных регионов — Индии. Написанная живо и увлекательно, книга будет полезна всем интересующимся Индией, а также этнографам, социологам, историкам.

Необходимо подчеркнуть: я высказываю здесь свое личное мнение, за которое никто кроме меня не несет ответственности. По этическим соображениям, исходя из моего длительного сотрудничества с конкретными людьми, я не указываю точно те города, где я изучал ситуацию. На местах работают многие достойные люди, которые в меру возможностей и противостоят означенным здесь негативным тенденциям. И в колледже, о котором я писал в начале («Свои ваххабиты»), после моего визита ситуация принципиально изменилась благодаря усилиям силовиков и администрации. И заботе того же самого упомянутого завуча. Формат статьи позволяет мне некоторую художественную обработку текста, но в целом материал построен на фактах и исследовании более объемном, нежели личный опыт, отражая общую проблему.

«Подделка» Жоржа Бернаноса. Само название романа указывает на намерение. В нем больше, чем программа; в нем обещание: обещание нечто прояснить, предварительно разоблачив какой-то обман, секрет, тайну не столь важно, что именно. Прямолинейная, полемическая манера, в которой это делается, пропитана духом двадцатых-тридцатых годов времени конфронтации радикальных направлений; не терпящий возражений тон стремится соответствовать религиозной и политической позиции автора. Словом, сразу видно, что роман не выполняет своего обещания. Я не имею в виду его художественные достоинства, которые неоспоримы, во всяком случае, значительно выше, чем любые прямые декларации. Но конструкция в целом рушится (крах не есть ли это оборотная сторона медали, как бы истина подделки?), и рушится в своем изначально объявленном задании: проникнуть в последние глубины раздвоенности человека, чтобы, не ограничиваясь простым утверждением, показать ту католическую целостность, которая способна противостать протестантскому или модернистскому заблуждению. Таким образом, сталкиваются и в конечном счете противоречат друг другу две логики, которые я определил бы как логику идеологическую и логику романическую; подчеркнем, что при этом одна неотделима от другой. Итак, две разные логики в одном голосе. Перефразируя известное высказывание А.Жида по поводу философов, я бы резюмировал ситуацию так: когда христианин говорит о мире, создавая перед нами его образ, пытается его описать и истолковать, я знаю, по каким законам работает его мысль; но когда говорит и размышляет романист, особенно если он говорит и размышляет через посредство своих персонажей (таких, как Сенабр), я отказываюсь что-либо понимать[1]

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Аннотация: Эстетическое сквернословие, китайские пытки, дохлые кошки, герменевтические изыски и готические призраки. А еще сумасшедшие профессора, циничные наркоманы, вольные философы, щедрые богатыри и тусовочные бабенки. Что их всех объединяет? Да университетский детектив, конечно!

Звездолет накренился, когда Ферус Олин уронил его на правый борт. Осколочное поле было усеяно сброшенным за борт космическим мусором и мелкими астероидами, которые могли всосаться тебе в двигатель быстрее, чем ты успеешь сказать «ой». С этим он мог управиться. Если только руки его прекратят потеть.

За осколочным полем лежал Коррибан, – средоточие могущества древнего Ордена ситов. «Источник зла, который по-прежнему зазывает зло на встречу с собой», сказал однажды Оби-Ван Кеноби. Когда Ферус достигнет на корабле его внутренней атмосферы, он тут же ощутит вздымающуюся вокруг себя темную сторону Силы.

На памяти живущих – даже самых старых мастеров-джедаев – не было другого падавана, столь же одаренного, как Анакин Скайуокер.

Ему потребовалось вдвое меньше времени на обучение, чем обычно требовалось другим, несмотря на то, что поначалу ему было далеко до его товарищей в навыках обращения со световым мечом и в мастерстве владения Силой. И все же – как не уставал указывать Йода – в том, что касалось восприятия и осмысления, ему еще многому надо было учиться.

Из глубин космоса планета Рагун-6 выглядела покрытой синеватой дымкой. Когда корабль вошел в плотные слои атмосферы, создалось впечатление, что он просто нырнул в прозрачную воду. Но искры по ту сторону иллюминатора говорили о высокой температуре. Внизу планета казалась великолепным изумрудом, сияющим своим неповторимым зеленым цветом. У Анакина Скайуокера перехватило дыхание, когда он подался к иллюминатору. Он никогда не видел такого красивого мира. Оби-Ван положил руку на плечо Анакину, также смотря в иллюминатор.