Очерки из сборника 'Наши в Испании'

Николай Кузнецов

Очерки из сборника

"Наши в Испании"

ПЕРВЫЙ ВЗГЛЯД

Когда щедрое испанское солнце опускается так низко, что может заглянуть под вуаль прозрачно-сизых облаков, горизонт вдруг вспыхивает всеми оттенками радуги, которые способен различить глаз. Черный силуэт пальмы на фоне этой завораживающей игры света стал своего рода открыточным символом Испании.

Редкий из более чем многочисленных летних гостей не захватил на память о знойном средиземноморском побережье снимка или открытки с волшебной игрой закатного неба.

Другие книги автора Николай Герасимович Кузнецов

Перед вами уникальные воспоминания Адмирала Флота Советского Союза Николая Герасимовича Кузнецова. За двадцать лет, с 1919 по 1939 год, он прошел путь от матроса-добровольца до Народного комиссара ВМФ, став одним из самых молодых флотоводцев, когда-либо занимавших подобный пост. «Накануне» – единственные мемуары советского высшего морского начальника этого периода. В них Н.Г. Кузнецов описывает работу политического и военно-морского руководства страны в предвоенные годы, рассказывает о строительстве советского ВМФ, дает живые портреты его крупных деятелей, а также анализирует причины его успехов и неудач.

Николай Герасимович Кузнецов – адмирал Флота Советского Союза, один из тех, кому мы обязаны победой в Великой Отечественной войне. В 1939 г., по личному указанию Сталина, 34-летний Кузнецов был назначен народным комиссаром ВМФ СССР. Во время войны он входил в Ставку Верховного Главнокомандования, оперативно и энергично руководил флотом. За свои выдающиеся заслуги Н.Г. Кузнецов получил высшее воинское звание на флоте и стал Героем Советского Союза.

В своей книге Н.Г. Кузнецов рассказывает о своем боевом пути начиная от Гражданской войны в Испании до окончательного разгрома гитлеровской Германии и поражения милитаристской Японии. Оборона Ханко, Либавы, Таллина, Одессы, Севастополя, Москвы, Ленинграда, Сталинграда, крупнейшие операции флотов на Севере, Балтике и Черном море – все это есть в книге легендарного советского адмирала. Кроме того, он вспоминает о своих встречах с высшими государственными, партийными и военными руководителями СССР, рассказывает о методах и стиле работы И.В. Сталина, Г.К. Жукова и многих других известных деятелей своего времени.

Воспоминания впервые выходят в полном виде, ранее они никогда не издавались под одной обложкой.

Предлагаемая читателям книга составлена из сохранившихся в личном архиве и никогда ранее полностью не публиковавшихся  записок Героя Советского Союза, Адмирала Флота Советского Союза, наркома ВМФ Николая Герасимовича Кузнецова. Описываемые в ней события, относящиеся как к служебной деятельности выдающегося военачальника, так и к его работе в период отставки, позволяют узнать много нового о незаурядной личности единственного в советской истории военно-морского министра.

Издание иллюстрировано редкими фотографиями, дополнено  интересными мемуарными материалами, снабжено подробными  хронологическим и библиографическим указателями. Рассчитано на  широкий круг читателей.

Воспоминания Адмирала Флота Советского Союза Н.Г. Кузнецова «Курсом к Победе» посвящены событиям Великой Отечественной войны.

Николай Герасимович Кузнецов за двадцать лет, с 1919 по 1939 г., прошел путь от матроса-добровольца до Народного комиссара ВМФ, став одним из самых молодых флотоводцев, когда-либо занимавших подобный пост. Будучи Главнокомандующим ВМФ, он руководил операциями флотов и организовывал их взаимодействия с другими видами Вооруженных Сил СССР, «изнутри» наблюдая работу политического и военно-морского руководства страны. Автор описывает ход боевых действий, дает портреты крупных военных и политических деятелей, а также анализирует причины успехов и неудач советского флота.

Книга будет интересна как специалистам, так и любителям военной истории.

Приближалась 25-я годовщина со дня начала войны в Испании. Напомнив об этом своим товарищам — бывшим волонтерам-морякам, я предложил каждому из участников этих событий вспомнить и написать о тех памятных днях. Загорелся спор. «Стоит ли вспоминать о том, что уже с лихвой перекрыто другими, более крупными событиями», — сказал один из присутствующих и разъяснил, что важнее описывать и извлекать опыт из событий Великой Отечественной войны. «Но ведь гражданская война на Пиренейском полуострове непосредственно предшествовала войне в Европе, а затем и мировой войне», — возразил его сосед. Еще несколько замечаний, и тема была исчерпана — более насущное и близкое по времени заслонило эти «страницы былого». Однако, вспоминая прошлое и прежде всего годы Великой Отечественной войны, я невольно переносился мысленно в Испанию. Ведь там республиканская Испания вместе с нашими добровольцами пыталась остановить наступление фашизма. Именно там возникла реальная опасность скорой большой войны.

Аннотация издательства: «Подобное мыслимо только в стране победившей революции: простой матрос становится командиром крейсера, командующим флотом, народным комиссаром.

Сквозь призму своих воспоминаний Н. Г. Кузнецов правдиво и ярко показывает, как под руководством Коммунистической партии возрождался и рос Советский Военно-Морской флот, пишет о последних  месяцах перед Великой Отечественной войной и ее начале, о том, как приводились в действие флоты, с какими трудностями столкнулись наши люди в эти грозные дни.

Новое издание книги автор дополнил некоторыми ранее неизвестными материалами».

Для оформления подписей под фотографиями использованы стили, поэтому для чтения лучше использовать cr3.

Группа авторов

Провал гитлеровского наступления на Москву

{1}Так помечены ссылки на примечания. Примечания в конце текста

Маршал Захаров: В Московской битве ярко проявились высокие морально-боевые качества советских воинов, их безграничная преданность своей социалистической отчизне, превосходство советского военного искусства, мудрое руководство Коммунистической партии, ее вдохновляющая роль в сплочении всех сил народа на разгром врага. Пройдут многие десятилетия, но из поколения в поколение будут передаваться рассказы о том, как сражался советский народ с фашизмом и как на полях Подмосковья несколько месяцев ни днем, ни ночью не затихали ожесточенные кровопролитные бои с врагом, посягнувшим на независимость нашей Родины. Настоящая книга - сборник таких рассказов. В него включены воспоминания непосредственных участников и очевидцев тех событий. Авторы взялись за перо, чтобы поведать читателю о беспримерном мужестве и массовом героизме советских воинов, воспроизвести картину боев под Москвой, показать их размах и обстановку, царившую на фронте в период обороны и контрнаступления советских войск под Москвой. В сборнике выступают Маршал Советского Союза Г. К. Жуков, командовавший тогда войсками Западного фронта, бывший командующий 10-й армией Маршал Советского Союза Ф. И. Голиков, Главный маршал бронетанковых войск П. А. Ротмистров, Маршал бронетанковых войск М. Е. Катуков, генералы А. П. Белобородов, Л. М. Сандалов, Д. Д. Лелюшенко, К. Ф. Телегин, И. А. Плиев и другие.

Популярные книги в жанре Путешествия и география

— В етер с перевала, слабый — один-два метра, температура минус четыре. Как поняли?

— Хорошо, поняли. Заходим...

Диалог командира вертолета Ми-10К с руководителем полетов состоялся. Землю слышно плохо: ущелье изгибается и затеняет передатчик, а на прямую мы еще не вышли.

Наш «летающий кран» набирает высоту. Слева и справа — скалы. Вертолет летит по ущелью. Впереди перевал: мрачный, темно-серый, с пятнами снега во впадинах, небольшое озеро — как блюдце. Рядом едва заметные опоры ЛЭП. Мы устанавливали их в прошлом году...

Над далеким горизонтом поднимается словно заиндевелое мартовское солнце. Термометр показывает минус тридцать восемь. Ветер семь баллов.

Ночную — «собачью» — вахту, по стародавней традиции и современному судовому расписанию, несет старпом — тридцатилетний штурман дальнего плавания Николай Степанов. Рулевой что-то пригорюнился, заскучал, видно. Старпом упруго прошелся по рубке, склонился над компьютерной приставкой локатора: «Значит, так, Володя. Слушай команду. Сейчас идем прямо. Когда бычок до усов докуришь, клади налево». «Есть, чиф!» — звучит ответ в тон. Далее следует краткая лекция о моряках Колумбовых времен, которые измеряли время в пути выкуренными трубками, «и, между прочим, неплохие моряки были...» «Да, чиф...» Оба полярных мореплавателя, и «чиф» и рулевой, почти ровесники, довольные проведенным раундом, вновь пристально вглядываются в туманную даль...

30 лет назад, 4 октября 1957 года в 22 часа 28 минут московского времени, мощная ракета оторвалась от стартового стола на космодроме Байконур. Стремительно набирая скорость, она вынесла на околоземную орбиту первый рукотворный спутник Земли — шарик диаметром 58 сантиметров. Впервые в истории цивилизации над планетой раздались позывные из космоса. С тех пор человек стремится освоить космическое пространство. Теперь уже более 200 землян совершили полет в космос. И каждый полет — это испытание в экстремальных условиях, напряжение всех человеческих сил и возможностей, это преодоление самого себя в единоборстве с бесконечным и суровым космосом.

Вот и настал этот долгожданный день...» — низким грудным голосом запела сказительница, подняв украшенный затейливой резьбой серебристый чорон — сосуд для кумыса. В длинном, с золотыми нашивками, оранжевом платье, с золотистой короной на голове, она стоит на деревянном помосте перед микрофоном, а вокруг, по границе луга и леса, множество празднично одетого люда — и пожилых, и молодых.

«Улетели холодные тучи,— поет сказительница,— ветер угнал их далеко, к Ледяному океану, а с ними ушли в воспоминания вьюги да морозы. Прошлые волнения и заботы. Опять светит солнце, возвратилось на нашу землю тепло. Загомонили на озерах перелетные птицы. Много их прилетело. Зазеленели луга, поднялась на них молодая изумрудная трава. Радуются, скачут жеребята, рады люди: много народилось жеребят, много будет кобыльего молока, надо приглашать гостей на ысыах...»

Долгое время единственным местом ссылки преступников, приговоренных во Франции или в ее заморских владениях к каторжным работам, была Гвиана[1]. Изменения произошли в 1867 году, когда для карательных целей начала использоваться еще одна территория — Новая Каледония[2]. С этих пор всех каторжан европейского происхождения стали ссылать туда; Гвиана же оставалась тюрьмой, где отбывали наказание уроженцы Алжира, Антильских островов, острова Реюньон, Сенегала, Кохинхины[3]

Длинная пирога[1], вырезанная из ствола железного дерева, отчаливает от левого берега Марони, разворачивается, и Генипа — так зовут моего проводника-индейца — направляет ее, энергично работая веслом, в протоку шириною метра два.

Я устроился на своем походном сундучке и едва успеваю нагибать голову, чтобы уберечься от ударов темно-пурпурных[2] ветвей, низко свисающих над водой.

Целая туча встревоженных нашим появлением небольших разноцветных попугаев с громким щебетанием поднимается в небо.

В книге популярно рассказано о социальных, экономических и культурных проблемах, стоящих перед Республикой Ганой, ярко показаны народные обычаи, культура, быт и исторические традиции народов и племен Ганы.

Путешествуя по миру с журналисткой Жанной Голубицкой, милые дамы побывают в самых романтических уголках планеты, узнают, каковы особенности охоты на женихов в разных странах, как избежать в поездке неприятных ситуаций, где находятся лучшие модные магазины, а также смогут усовершенствовать свое кулинарное мастерство.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Олег Александрович КУЗНЕЦОВ

Бычок из консервной банки

Полузанесенную песком консервную банку с уцелевшим еще названием некогда хранимого в ней продукта он считал своею личной собственностью и в последнее время все чаще тревожился о ее сохранности. Он приплывал к ней по нескольку раз на дню, касался губами жестяного бака и, медленно шевеля плавниками, подолгу оставался на месте. Потом, как бы убедившись в надежности этой своей недвижимости, лениво потягивался, зевал, широко открывая большой рот, и не спеша отправлялся осматривать окрестности.

Олег Александрович КУЗНЕЦОВ

Однажды в кабаньем детстве...

Рассказ

Под утро - не было еще и трех - потрепанный, с комками линялой шерсти на спине лис предпринял сомнительное в смысле надежды на добычу путешествие в глубь трущобистого низинного частолесья, по направлению к старому болоту. Низина только позавчера оттаяла, все на ней было дрянь, слякоть, по сухому пройти нечего и надеяться, воды же кое-где по брюхо. И как она омерзительно чавкает, шумит на весь лес!

Олег Александрович КУЗНЕЦОВ

Похождения хитрого Соленопсиса

Книга рассказов о животных: о приключениях алтайского сурка тарбагана, морского бычка-песочника и хитрого муравья Соленопсиса, о похождениях кабаненка. Рассказы помогут заглянуть в таинственный мир природы, воспитать бережное отношение к его обитателям.

1

Соленопсис что есть силы мчался по уходившему вверх тоннелю, а солдат громыхал за ним. Комья срывались из-под ног беглеца и сильно стукали преследователя по голове, но это, увы, ничуть не умеряло его бега. Он уже лязгал челюстями, готовясь оборвать жизнь Соленопсиса.

Олег Александрович КУЗНЕЦОВ

Тарбаганьи приключения

1

Было сонное царство: тишина, покой и всеобщая неподвижности. Все спали. Давным-давно! Не ночь, не сутки полгода! Как в сентябре заснули, так с тех пор и не просыпались, а уже апрель наступил.

Да кто они, эти спящие?! Беспробудные, может быть, лодыри? Или, может, заколдованные?

Нет, не лодыри и не заколдованные. Просто тарбаганы. Звери такие, грызуны. Их еще байбаками называют и сурками, чего лично и делать не стану, потому что мои герои спят в недрах одной алтайской горы, а на Алтае только неопытный приезжий может сказать: "Ого, какие тут у вас сурки (или байбаки) здоровые!" На такого человека посмотрят с удивлением, возможно, и не поймут его.