Очень важные игры

А.Каргин

Очень важные игры

Конечно же, не хотелось вылезать из любезного кресла, откладывать "Записки" Цезаря, менять повытертый в локтях халат на мундир, пусть привычный и часто носимый даже в отставке, но письмо Кота - бог знает, за что приклеилась к нему эта кличка, желтый глаз, вольная ли повадка тому виной, - так вот, письмо, пришедшее с вечерней почтой, было приказом, больше чем приказом - просьбой старого товарища приехать как можно скорее, а это могло означать только одно: отправляться немедленно. Фуражка нашла привычную впадину на лбу. Даже с Береникой не простился, не будить же. Она загрустит завтра, проснувшись. Ведь вместе они думали прививать "цинерарию" к "американской красавице", после завтрака играть в "шута", смотреть марки... Генерал не выдержал, заглянул в спальню внучки. В розовом свете ночника ее лицо, обычно бледное, казалось свежим. Старик постоял с минуту, девочка не кашляла. Хороший признак. Он толкнул креслице на колесах поближе к кровати и вышел. На подзеркальнике оставил записку Марте: "Уехал по срочному делу. Отвар багульника завтра отменить. Позвоню".

Популярные книги в жанре Научная фантастика

Михаил Назаренко

Носатый и Фавн

Святочный рассказ

...Все яблоки, все золотые шары.

Борис Пастернак.

Все, что мы достоверно знаем об этом, стало известно исключительно благодаря пытливому уму и щедрому перу Плутарха. В одном из параграфов его диалога "Об упадке оракулов" (а именно семнадцатом) сказано следующее: Трирема плыла из Пилоса в Рим и остановилась возле гористого берега острова Пакса.

Декабрь - опасное время для путешествий морем: не стоит зимой беспокоить Нептуна. Но императорский приказ не знает времен года; и вот, корабль, идущий в метрополию, загружен особого рода товаром: всем, что еще не вывезено из обнищавшей полуварварской страны в холеную, сытую, браво марширующую столицу. Камни. Обломки мрамора. Руки, бедра, головы забытых богов. Облупившаяся краска, выбитые глаза, алебастровая флейта, зажатая в обрубках каменных пальцев... Разбитые, растоптанные, униженные - не отличить Аполлона от сатира. По всей Элладе предприимчивые торговцы рылись в развалинах святилищ, разрушенных, быть может, еще во времена персидских войн. За находки божественный Октавиан Август щедро платил из государственных фондов. Злые языки, пока еще ходившие на свободе, прозвали императора "вазовщиком": он, почетный покровитель общества трезвенников при алтаре Доброй богини, испытывал необъяснимое пристрастие к старым амфорам, так что цены на них взлетели вдвое против прежнего. Олимп оставался равнодушен, а если порою гора и скрывалась за хмурыми тучами, в народе говорили: это атмосферное явление, - и археологический промысел не прекращался.

Татьяна Орловская

НИША ЗАБЫТОЙ ЖИЗНИ

Никто не заходит так далеко, как тот, кто не знает, куда он идет

Африканская поговорка

ПОСЛЕДНИЙ СВИДЕТЕЛЬ

- Ну, вот и ручей, - выдохнул Франсуа и сбросил рюкзак и баулы.

Пит не мог его слышать. Он застрял где-то в двухстах ярдах позади, и кричать было бесполезно. Притащится сам - куда денется!

Франсуа чертыхнулся. Он так и не привык есть в одиночестве. Зато научился разговаривать вслух сам с собой.

ОСИНСКИЙ ВЛАДИМИР ВАЛЕРИАНОВИЧ

ЧУДЕСА МАЛЕНЬКОЙ ГРЕЗИ

Уф-ф-ф! - сказал, внезапно появляясь на пороге скромного домика Пепкрофов, шериф Силбрайт.-Уф-ф-ф!.. - повторил он, вытирая платком пот с могучей шеи и тяжело вздымая и опуская негнущийся живот:-Такой жары я не видел со времен...

Должно быть, он не знал, с каких времен не видел такой жары, а может ему было не до уточнений этого не столь уж важного для шерифа обстоятельства, потому что едва Силбрайт шагнул через порог, как его маленькие острые и подетски голубые глазки принялись обшаривать приемную (она же столовая) Пенкрофов, пока не замерли на скромно примостившейся на своей скамеечке в углу девятилетней Грези; с этой секунды он не сводил с нее подозрительного и бдительного взора, хотя обращался к мистеру и миссис Пенкроф. Но голос его звучал немного виновато, когда он спросил у фермера:

Роман Подольный

ТЫСЯЧА ЖИЗНЕЙ

Трус умирает только один раз, храбрец - десять. Потому что десять раз живет. В сейфах десантных кораблей, наводивших ужас на восемнадцать галактик, хранились матрицы, с помощью которых можно было вернуть в ряды каждого героя, павшего за право жить снова. Правда, сознание собственного "я", несмотря на все усилия биотехники, сохранялось лишь до десятого матрицирования. Этот барьер так и не удалось преодолеть мауранской науке. Поэтому Десятого - десятую копию - отправляли доживать свой последний век на родную планету: под скучные серые облака, на берега медлительных рек, в пресные будни, которые казались наказанием после стольких лет, прожитых в горячке отчаянных приключений и рационально-безумного риска. Когда-то это было, наверное, поощрением, наградой... Когда-то, в самом начале.

Валерий Полищук

Контакт

Новогодняя сказка

Утренняя дорога состояла из девяти пролетов по десять ступенек каждый, а потом трехсот сорока двух шагов до станции метро. Лукомский прошагал сто шестьдесят восемь, когда его остановил осипший голос:

- Здравствуйте, Валерий Лукьяныч.

Сбившись со счета, он затормозил на гололеде и ответил раздраженно:

- Здравствуй, мальчик.

Существо в детской шапке, в громадных ботинках на тощих ногах зябко поежилось и просипело:

Александр Полюх

Заколдованный круг

Полицейский вертолет прибыл на остров Харт через несколько часов после вызова. Немного покружив над административным поселком, вертолет сел на небольшой пустырь рядом с домиком местного полицейского инспектора. Над домиком развевалось выцветшее трехцветное знамя Королевства - наверняка именно оно послужило приметным знаком для вертолетчика. Из вертолета вышли несколько полицейских и направились к домику блюстителя порядка. На пороге их встретил еще молодой лысоватый мужчина, лицо которого сильно старили следы беспробудного пьянства.

Полынская Галина

Не верь глазам своим

Сегодня утром, поливая цветок, даже испугалась - он показался каким-то нездоровым. Большие зеленые, крепкие листья с белесыми разводами сникли и поблекли. Я полила землю, листья побрызгала из распылителя и пожелала бутону побыстрее раскрыться. Он все еще прятался в полупрозрачной одежке в середине двух самых верхних листочков, но уже можно было рассмотреть голубовато-сиреневые лепестки будущего цветка. Я ждала, когда же он распустится почти месяц, ждала как праздника, как собственного дня рождения. Но, сегодня праздника точно не случится.

Пречесный Павел

ЗАГОВОР ТЕHЕЙ

5

байки с-под подпpостpанства

- Есик, битте... Hу надо же что-то делать!

- Заткнись!

- Есик, ну пpидумай чего-нибудь. Тут же не дpанг нах остен, союзников у тебя нет.

- Тоже мне союзничек нашёлся. Лавpентий! Тьфу ты, опять забыл... Слушай, ты, плюгавый! Заткнись, или базаpь с этим коpотышкой толстым. Вы меня с этим гpеком напаpу совсем достали. Лучше сидите тихо, а не то...

Оставить отзыв