Очень опасная игра

Аэропорт Рованиеми представлял собой хаотическое нагромождение камней и песка. Впрочем, этим летом в любом аэропорту Финляндии творилось то же самое. Реконструкция была в самом разгаре и должна была закончиться к тому моменту, когда поток туристов возрастет настолько, что сделает целесообразным использование на внутренних линиях реактивных самолетов. А тем временем вполне приличный аэродром был превращен в руины.

В порыве лихорадочного энтузиазма они умудрились перепахать все пространство между стоянкой самолетов и зданием аэропорта — деревянной постройкой с контрольной башней в одном углу и кофейным баром в центральной части. Чтобы добраться до бара, нужно было преодолеть около пятидесяти миль по деревянному настилу с навесом, проложенному поверх грязного песка.

Рекомендуем почитать

Мексика, 1922 г.

Как обычно, около полудня начальник полиции для острастки кого-нибудь казнил. Экзекуции проводились почти каждый день. Такие порядки царили в этом мексиканском городке.

Я был на склоне холма на полпути от железнодорожной станции, когда раздался первый резкий залп. Я инстинктивно сунул руку в пиджак. Большую часть пути мне удалось пройти в тени, но когда я оказался на Плаза Сивика, солнце схватило меня мертвой хваткой за глотку, сдавило, выжав капли пота из всех пор.

Знаменитый детектив Майкл Шейн, герой серии романов американского писателя Бретта Холлидея, способен не только распутать самые сложные дела, но и помочь пострадавшим от руки преступника устроить личную жизнь. В романе «Не теряй головы» Шейн расследует убийство, произошедшее на заправочной станции во время бензинового кризиса.

Лондон, суббота, 5 октября

Был один из тех неестественно жарких дней, которые принято называть бабьим летом. В Байна-парк на юго-западе Лондона заходить было не ко времени, да и времени не было.

К увитому плющом забору, огораживающему дом, который я искал, был прикреплен кусочек картона. На нем большими печатными буквами было написано: «Потерялся сиамский кот. Откликается на кличку Конфуций».

Интересно, как он откликается? Я поднялся на крыльцо, где солнышко грело пинту жирного молока и йогурт бананового цвета. За бутылками торчал экземпляр «Дейли мейл», в котором я разглядел заголовок «Новый берлинский кризис?». Кнопок на дверном косяке было что жемчужин на шляпе короля, но только под одной из них помещалась медная табличка «Джеймс Дж. Хэллам, чл. Кор. общ. лит.»; именно на нее я и нажал.

1. Разговор

2. Панацея

3. Воздух

4. Я

5. Пистолет

6. «Гиб»

7. Кратко

8. Дорога

9. Пистолет

10. Тип "U"

11. Подмога

12. Лягушка

13. Читать

14. Согласие

15. Одобрение

16. Счета

17. Сведения

18. Фадо

19. Краска

20. Недруг

21. Грех

22. Секс

23. Лодка

24. Пряжа

25. Да

26. Шарик

27. Все

28. Плата

Спокойную жизнь маленького городка нарушает приезд сотрудника по борьбе с подпольным производством алкоголя. Но местные бравые ребята готовы постоять за свой бизнес с оружием в руках.

В 1970 году роман, как и значительная часть работ автора, был экранизирован.

Самолет шел над морем на небольшой высоте. Впереди по курсу показалась земля. Покрытые льдом вершины Гренландских гор сияли в резком лунном свете, как нитка жемчуга. Я поднял машину до трех тысяч футов.

К востоку от мыса Одиночества бухта Юлианехоб была закрыта плотной пеленой тумана. Это означало, что скорость ветра там не больше пяти узлов. Уже неплохо.

По крайней мере, у меня появился верный шанс попасть в долину в горловине фьорда. Немного, конечно, но лучше, чем оставаться здесь.

К Барни Годвину случайно попадают денежные купюры, украденные из банка, и он устремляется на поиски всей добычи бандитов («Женщина из захолустья»). Изобретательный дядюшка Сагамор ухитряется гнать самогон прямо под носом у шерифа, а когда его пытаются «схватить за руку», всегда находит способ избежать ответственности («Дядюшка Сагамор и его девочки»). Супруги спасают перепуганного молодого человека с яхты «Орфей», а тот оказывается опасным сумасшедшим («Мертвый штиль»).

Ричард Кондон – известный американский писатель, автор остросюжетных романов. Его произведения переведены на девятнадцать языков мира, пять – экранизированы. В романах «Древнейшая мудрость» (1957) и «Аригато» (1972) занимательная фабула сочетается с исследованием побудительных причин, в которых кроется разгадка, казалось бы, не свойственных героям поступков.

Другие книги автора Гэвин Лайл

Льюис Кейн когда-то воевал во французском Сопротивлении, а в мирное время стал консультантом дома моделей. Но жизнь, полная опасностей, по-прежнему влечет его. Вот почему, а не только в надежде заработать 12 тысяч франков, он соглашается доставить из Бретани в Лихтенштейн дельца с сомнительной репутацией по имени Мэгенхерд. За ним охотится полиция и конкуренты. Чтобы довести до конца операцию, герою понадобится вся его смелость и изворотливость.

Герой романа Льюис Кейн когда-то воевал во французском Сопротивлении, а в мирное время стал консультантом дома моделей. Но жизнь, полная опасностей, по-прежнему влечет его. Вот почему, а не только в надежде заработать 12 тысяч франков, он соглашается доставить из Бретани в Лихтенштейн дельца с сомнительной репутацией по имени Маганхард. За ним охотится полиция и конкуренты. Чтобы довести до конца операцию, герою понадобится вся его смелость и изворотливость.

Профессиональный летчик, в мирное время вынужденный заняться чартерными перевозками по заказу частных лиц, волею судеб оказывается в эпицентре детективного хитросплетения, где в полной мере проявляются его порядочность, смекалка, жизнестойкость и мужество.

Он не собирался покупать оружие. По крайней мере не такое, каким торгую я. Пожалуй, так можно сказать.

Это был высокий человек в толстом пальто и шляпе с узкими полями; такого рода шляпы носят модные шпионы в кино. Судя по виду, он немного нервничал.

На какой-то миг он задержался прямо у входа, избегая встретиться со мной взглядом. Так что я оставил его пребывать в этом состоянии. Спустя некоторое время он взял пистолет, который я обычно клал на маленьком столике для клиентов особого сорта, которые как только увидят оружие, хватают его и давай щелкать курком.

Кейт Карр, бывший летчик-истребитель, оказался втянутым в борьбу двух группировок за власть в одной из латиноамериканских республик. Он ввязался в чужую войну, но не сразу понял, на чьей стороне стоит воевать.

Профессиональный летчик, в мирное время вынужденный заняться чартерными перевозками по заказу частных лиц, волею судеб оказывается в эпицентре детективного хитросплетения, где в полной мере проявляются его порядочность, смекалка, жизнестойкость и мужество.

Популярные книги в жанре Шпионский детектив

Приведешка опять увязалась за мной, когда я ехал на стрельбище. Фактически это был настоящий стрелковый клуб, где была и возможность тренироваться в стрельбе из пистолета, но тогда меня интересовало только длинноствольное оружие и только двадцать второго калибра. Это все равно, что родиться заново.

Как у большинства детей, которые родились на ферме, первое подаренное мне ружье было одностволкой двадцать второго калибра, такой же, как Аншютц который покоился сейчас за сиденьем в роскошном мягком футляре. Ну, может быть, не совсем такой же. В те времена маленькое старенькое ружьецо фирмы Айвер Джонсон, подаренное мне в день рождения, обошлось моему отцу в семнадцать баксов на распродаже подержанных вещей.

В первых числах октября моя команда отрапортовала о прибытии. Состояла команда из одной персоны: рослой девушки с внешностью викинга и длинными светлыми волосами. Что ж, не составляло особого труда догадаться: в должное время (если оно наступит) в напарницы мне определят именно девушку. Мне предстояло изо всех сил демонстрировать свою безобидность - привлекать к себе жадное внимание любителей террористических актов и убийств - а мужчина с девушкой, совершающие совместное путешествие на яхте, выглядят гораздо беззащитнее, чем двое мужчин. Даже если девушка - загорелая Брунгильда почти шести футов роста.

Распахнув дверь и на мгновение задержавшись в проеме, Шавасс понял, что совершил ошибку. Где-то в глубине души у него появилось предчувствие опасности. Это сработал первобытный инстинкт, унаследованный от бретонских предков и присущий всем древним народам, усиленный опытом десяти трудных лет работы в Бюро.

Он нерешительно шагнул вперед, и вдруг темнота наполнилась оглушительным грохотом, а над его головой, освещая сразу все четыре угла маленькой комнатушки, сверкнул огонь.

Далеко, по ту сторону болот, угрожающе прогремел пушечный выстрел, приглушенный дневной жарой. В карьере, где работали обнаженные по пояс заключенные, это вызвало вспышку интереса.

Бен Хоффа работал в тени, с северной стороны, – среди беспорядочного нагромождения огромных сланцевых глыб. Подняв десятифунтовый молот, он замер на мгновение и тихо опустил его. Прикрыв глаза ладонью, взглянул на дальние холмы.

Хоффа был человеком лет сорока, невысоким, мускулистым и крепким, с сильными плечами. Его волосы уже тронула ранняя седина, а глаза были холодны, как куски свинца. Его напарник, О'Брайен, высокий, флегматичный ирландец, опустил лом и выпрямился.

Я убегала. Убегала из Англии, от своего детства, от зимы, от вереницы случайных, малопривлекательных любовных приключений, от немногочисленных предметов мебели и кучи поношенной одежды, которые окружали меня в моей той, лондонской жизни.

Я убегала от серости, затхлости, снобизма, боязни невидимых горизонтов, от собственной неспособности вырваться вперед в этой крысиной гонке — хотя я и очень привлекательная крыса. В действительности же я убегала почти ото всего. Кроме закона.

Его зовут Бонд. Джеймс Бонд. Он – профессиональный спасатель человечества. Он – любитель женщин… тоже профессиональный.

Его зовут Бонд. Джеймс Бонд. Он – профессиональный спасатель человечества. Он – любитель женщин… тоже профессиональный.

Казалось, что над оперативником Тоддом Белнэпом по кличке Ищейка тяготеет какое-то проклятие – все люди, с которыми он дружил или кого он любил, трагически погибали. Лишь только Джаред Райнхарт, старший товарищ и наставник Белнэпа, не раз спасавший его от смерти, всегда был рядом. Но теперь и над ним нависла угроза – таинственный Генезис, гений международной преступности, опутавший своей кровавой сетью весь мир, похитил Джареда. Чтобы спасти старого друга, Белнэп направляется в Ливан, где совершенно неожиданно получает помощь и поддержку со стороны предполагаемого врага…

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Предлагаемый труд основан на ряде общеизвестных цифр. Сказанные вместе, цифры эти проливают яркий свет на главнейшую причину наших современных бедствий. Они показывают также, в чем заключается тайна могущества всемирных ростовщиков, как искуссно опутавших своими невидимыми сетями все трудящееся человечество. Наконец, цифры же эти указывают нам и путь для перехода от современного общего разорения к достатку в будущем.

Александр Дмитриевич Нечволодов (25.3.1864-5.12.1938) — действительный член Императорского русского военно-исторического общества, автор знаменитых четырехтомных «Сказаний о Русской земле», вышедших в свет по воле Императора Николая II. Боевой генерал, кавалер Ордена Святого Георгия 4-ой степени, заслуживший его в победоносном бою, командуя бригадой, и награжденный им Государем Императором, по представлению Думы Кавалеров этого Ордена. Вслед за отречением Государя, он был отрешен от командования 19-й пехотной дивизии революционным правительством. А. Д Нечволодов сохранил верность народу России, несмотря на преследование его со стороны командования Белой и Красной армий. В эмиграции А. Д. Нечволодов жил и работал в Париже, где также была издана его книга: Netchvolodow A. «L'Empereur Nicolas II et les juifs». Paris 1924, пока неизвестная русскому читателю.

Тоти Даль Монте — выдающаяся итальянская оперная певица XX века. Настоящее имя и фамилия — Антониетта Менегелли.

Эта книга, изданная в Советском Союзе, является книгой ее воспоминаний.

«Воспоминания Тоти Даль Монте великолепно отражают эмоциональную, непосредственную натуру артистки, бесконечно преданной своей профессии. Здесь мы не найдем глубокого анализа основ итальянского вокального искусства, методологии певческого мастерства. Да автор и не ставил перед собой подобных задач. Это увлекательный рассказ о жизненном и творческом пути, приведшем певицу к вершинам мировой славы.»

Июнь 1881 года. Через две недели на бегах ожидается розыгрыш Большого Московского приза — самого престижного приза в России. Неожиданно на конюшне вице-президента Московского Императорского общества любителей конского бега Колюбакина арестован наездник, который должен ехать на одном из "фаворитов". Охранное отделение обвиняет его в связях с террористами народовольцами. На следующий день несколько наездников задержаны полицией, якобы за дебоши и шулерство. На страницах влиятельной газеты появляются фельетоны о злоупотреблениях администрации бегового общества. Кто стоит за разгоревшимся скандалом? Какие у него цели? Разбираться во всем этом предстоит репортёру газеты "Московский листок" Алексею Лавровскому и помощнику присяжного поверенного Сергею Малинину. Время на расследование отводится мало — всего неделя…

Июнь 1882 года. На московских бегах очередной скандал. Убит букмекер, а двое его коллег скрылись с деньгами обманутых игроков. Коннозаводчики встревожены — какие-то мошенники под видом детей выдающегося рысака продают старых беспородных лошадей. Среди «облапошенных» ими немало высокопоставленных особ. Один из великих князей обвиняет московского генерал-губернатора в том, что он не может навести порядок в Первопрестольной. А тут ещё дерзкая кража на Всероссийской художественно-промышленной выставке. Запутанное дело ведут частные сыщики — репортёр газеты «Московский листок» Алексей Лавровский и помощник присяжного поверенного Сергей Малинин.

Продолжение исторического детектива «Бега».