Обычай умирать

К знаменитому эксперту Дронго обратился израильский бизнесмен Меир Блехерман. Два года назад в результате теракта в центре Москвы погибла его единственная дочь. Блехерман недоволен ходом следствия, он уверен, что осуждены были лишь «пешки», при этом настоящие организаторы преступления так и остались безнаказанными. Несчастный отец утверждает, что располагает неопровержимыми доказательствами, которые прольют свет на это темное дело, и предлагает эксперту провести повторное расследование. Дронго берется за это опасное дело, еще не подозревая, что уже попал в поле зрения спецслужб сразу нескольких крупных мировых держав.

Отрывок из произведения:

За два года до описываемых событий

Автомобиль подъехал к зданию Петровского пассажа, и водитель недовольно посмотрел на загруженную автомобилями стоянку — не было ни одного свободного места. Он обернулся к двум женщинам, сидевшим на заднем сиденье:

— Будете выходить?

Зрелая дама пожала плечами и посмотрела на свою спутницу:

— Дана, как ты считаешь? Может, приедем позднее?

— Нет, Валентина Андреевна, я так хочу все увидеть, — покачала головой молодая девушка. — Мама говорила, что они познакомились именно здесь, в этом здании. Это так интересно!

Рекомендуем почитать

Всемирно известный террорист, не знающий жалости, теряет поддержку своих постоянных «партнеров» и в отместку за это «предательство» решает организовать крупномасштабный теракт. Никто не знает, где произойдет кровавая акция возмездия, но спецслужбы мира ухе начинают принимать меры — в игру вступает Дронго, независимый эксперт и супераналитик, распугавший немало загадок.

Разведчик заданий не выбирает. На этот раз сыщик суперкласса Дронго отправляется в Багдад. Ему нужно найти и ликвидировать предателя — бывшего агента КГБ Волка. Не самая простая задача — Волк умеет «обнажать клыки» и не ведает жалости. Профессионалы — они знают правила таких поединков. Но даже профессионал не может предугадать всего…

СССР может распасться официально, однако неофициальные «кровные» связи преступных кланов Союза Советских Социалистических… остаются прежними. И тогда от Закавказья к Москве тянутся нити загадочных преступлений. Нити, запутанные до предела, — потому чтоначинаются они в обычных группировках, а ведут… куда?! Это и пытается выяснить специальный агент Дронго. Однако разгадка тайны иногда может быть более неправдоподобной и опасной, чем сама загадка…

Издательство предлагает Вашему вниманию два прекрасных романа известнейшего писателя Чингиза Абдуллаева. «Волшебный дар» и «Голубые ангелы» в серии «Золотая коллекция» увлекут Вас захватывающим сюжетом и отлично впишутся в Вашу домашнюю библиотеку.

Медиамагнат Антон Кульчицкий устраивает шикарную вечеринку на острове Родос по случаю собственного юбилея. Многочисленные родственники и друзья бизнесмена веселятся всю ночь напролет. Утром, опьяненные и счастливые, они отправляются на прогулку и, к своему ужасу, обнаруживают на берегу тело одного из охранников с явными следами насильственной смерти. Волею судеб в числе приглашенных на юбилей оказывается и всемирно известный сыщик Дронго. Он немедленно приступает к расследованию и уже через несколько часов выходит на след убийцы…

Сотруднику МВД, внедренному в «русскую мафию», грозит разоблачение. На помощь ему посылают легендарного эксперта-аналитика Дронго. В головокружительной по своему размаху операции Дронго приходится не раз глядеть в глаза смерти, только отточенные профессиональные навыки и мужество позволяют ему продолжать схватку.

Хоспис – место, где человеческие страдания достигают предельной концентрации. Здесь каждый выживает в одиночку. И умирает – тоже. Умирает обязательно, гарантированно, быстро. Поэтому убийство обреченной на скорую смерть пациентки выглядело совершенно диким, абсурдным, кощунственным поступком. Эксперт-аналитик Дронго озадачен, случившееся просто не укладывается в его голове. Он проводит тщательное расследование. И вот, кажется, он вышел на след убийцы. Мотивы преступления оказались просто шокирующими!

В бизнес-классе суперсовременного авиалайнера свои законы поведения. И пассажиры, которые летают этим классом, выполняют их неукоснительно. Знаменитый сыщик Дронго оказался в этих условиях совершенно случайно. Но его цепкий глаз сразу отметил несоответствия в поведении некоторых пассажиров высокому статусу. И попал в самую точку. Потому что преступники, затеявшие кражу бриллиантового колье с убийством одного из пассажиров, похоже, не очень разбирались в тонкостях «этикета»…

Другие книги автора Чингиз Акифович Абдуллаев

Если у монеты на обеих сторонах решка, то орел не выпадет никогда. Это прекрасно понимает высококлассный медвежатник Счастливчик, вступая в напряженный поединок с полковником милиции Тарасовым. Каждым, кроме инстинкта самосохранения, движет и стремление переиграть противника. И только в самом конце хитроумной и опасной игры становится ясно, кто победитель.

Игры профессионалов разведки далеко не всегда идут по правилам. Эксперт-аналитик Дронго хорошо знает это и готов к любым неожиданностям. Кроме, пожалуй, предательства. А оно застигает его врасплох… Закрывая собой Дронго, гибнет его возлюбленная. Он выживет, но не простит…

Он — человек самой опасной и изысканной профессии на свете. Он — человек спецслужб. Мастер своего дела. Мастер экстра-класса. Его новое задание — из числа тех, что невыполнимы, но должны быть выполнены любой ценой. Потому что результатом провала станет мировая катастрофа, и права на неудачу нет. В чужой стране, окруженный врагами, ощупью бредущий в лабиринте террористических интриг, в поисках истины он должен успеть узнать — где и когда совершится следующее запланированное убийство. Узнать, пока еще не поздно…

Вот он — неуловимый маньяк, «стаффордский потрошитель», на счету которого десятки замученных женщин. Разыскивая его, сбились с ног лучшие агенты Интерпола, кажется, сам дьявол помогает ему, иначе как объяснить то, что легендарный эксперт-аналитик Дронго попал в лапы этого изувера. Вот он — в двух шагах от Дронго, и в руках его холодно блестит скальпель. Скованный наручниками эксперт беззащитен, но его могучий интеллект, к счастью, в оковы не возьмешь…

Покушение на Президента России не удалось.

Но специального агента Дронго, сумевшего предотвратить его буквально в последний момент, отстраняют от дела отечественные спецслужбы.

Почему?

Официальная версия — без его участия будет проще взять гениального террориста, разработавшего план покушения.

Но — так ли это в действительности?

Дронго уверен — его попросту пытаются устранить те, кому выгодно, чтобы следующая попытка убить Президента оказалась удачной.

Кто они?

Как их остановить?

Недалеко от центральной площади Алеппо отряд сирийских военнослужащих наткнулся на тяжело раненного мужчину, который повторял, как в бреду: «Джихад… Москва… чемпионат… хадж…» Солдаты не обратили внимания на слова умирающего, а вот израильский разведчик, который был внедрен в отряд, обратил. Через несколько дней сотрудники Службы военной разведки Израиля передали российским коллегам информацию о готовящемся в Москве грандиозном теракте. Где и когда прогремит взрыв — неизвестно. Известно только, что террористическая атака будет каким-то образом связана с чемпионатом мира по футболу 2018 года…

Их называют «Голубые ангелы». Они работают в комитете ООН, и никто не знает их настоящих имен. Во всяком случае эксперт — аналитик Дронго почти забыл свое. Столицы мира мелькают перед ним, как в калейдоскопе, — их группа идет по горячему следу наркомафии. Гибнут друзья, гибнет любимая — чем горячее след тем горячее дыхание смерти…

Свидетель по очень необычному делу застрелен в Париже.

Второй — задушен в Москве.

Третий — заколот в Амстердаме.

Что в этом странного?

То, что о существовании этих трех свидетелей знал лишь один человек, — сам Дронго.

Прослушивание и слежка — исключены, и деяния таинственного «Призрака» выглядят просто мистическими.

Но Дронго не верит в мистику — и прекрасно понимает, что по его следу идет вполне обычный профессионал «заказного убийства». И чтобы найти его, — надо найти его источник информации!

Популярные книги в жанре Детективы: прочее

Евгений Кукаркин

Смерть всегда движется рядом

* ЧАСТЬ ПЕРВАЯ. ЗНОЙ ПУСТЫНИ

Жара изматывает все тело. Мы сидим в танке совсем раздетые, до трусов. Бронь раскалена и притронутся к ней практически невозможно. Пот противно щиплет глаза и обволакивает тело масляным блеском. Вентиляторы не помогают, горячий воздух пустыни всасывается внутрь машины и тут же выталкивается обратно.

- А у них танки, говорят с холодильниками, - говорит мечтательно мой башнер, красный как рак от жгучего солнца здоровенный парень.

Виктор Леденев

Убийство по расписанию

Уильям Рухман любил читать крутые детективы. Особенно ему нравились похождения Майка Хаммера, который в одиночку расправлялся с целыми бандами, без промаха поражал немыслимые цели и выходил сухим из воды в самых безнадежных ситуациях. Билл тоже был частным детективом, однако ни разу не испытал подобных приключений - сфера его интересов была совершенно иной.

Билл отложил книгу и взглянул на Джоан. Его секретарь не уступала ни в чем литературной подружке Майка Хаммера, однако стоило один раз взглянуть в ее серые глаза, как вы тут же ощущали, что имеете дело не с женщиной, а сверхновой моделью мощного компьютера, который по ошибке или с холодным умыслом поместили в тело богини. Джоан была предана своему шефу душой и телом, однако Билл не рисковал заниматься с нею сексом при свете - только в темноте и только в постели в ней просыпалось то, что романисты именуют чувствами.. Любовью это даже романтичный Билл вряд ли назвал бы, но такие отношения устраивали обоих и на этом обычно дискуссия заканчивалась.

Виктор Иванович Леденев

Улыбка

Дом казался пустынным. Впрочем, так оно и было. Единственный обитатель дома сидел в кресле, его руки и ноги были связаны, а голова слегка запрокинулась. Безжизненный взгляд, многочисленные раны, ожоги и порезы на теле ясно говорили, что жилец этого дома вовсе не жилец уже на этом свете. Разбросанные предметы вокруг не оставляли сомнений, что человека пытали...

На лице покойника застыла саркастическая улыбка, словно он смеялся перед тем, как умереть и смерть навсегда оставила ее на его лице...

Михаил Литов

Кто как смог

Город не отличался завидными размерами. Он продолжительное время жил в чрезмерной тишине, лежал бесцветно под умолкшим небом. Но потом словно в одно мгновение засияли, даже, наверное, живее, чем в ставшей уже книжной старине, купола и кресты, и все увидели, дивясь, как велико их множество. Хрупко, как было бы, когда б навсегда вместо солнца выкатилась ущербная полупрозрачная луна, установилось то обстоятельство, что человек мог с обычной тяжеловесностью выйти из дома по своим дневным делам, совсем не думая ничего религиозного и мистического, - и тут же вдруг попадал будто в заколдованный мир бесконечных и предположительно летних вечеров и какого-то таинственного свечения из неведомых источников. На все легла как бы дымка с некоторым оттенком сумеречности. Наш прохожий призадумывается, у него возникают вопросы к бытию. Начиная ощущать себя несколько призраком, он непременно оказывался либо у монастырской стены, либо у голосисто звякающей колоколенки, или у хмурящегося пока, какого-то невостребованного еще остатка церковной древности. В тихом переулке, где он шел, отдуваясь, погруженный в серую злобу дня, его обгонял внезапно бойкий, сверх всякой своей телесности веселый монашек, да также, глядишь, навстречу уже поспешала монашка, понурившая голову в отвлеченной задумчивости, и поневоле человек принимался не без замешательства соображать, что же у него за место в этой черноодеянной сутолоке, присматривался между прочим, - а за листвой в прояснившемся небе что-то делают возле креста пасмурные, надутые вороны, и даже как будто еще какой-то человек темнеет, усмехаясь, на верхней площадке колокольни, примеряясь, видимо, вовремя зазвонить в большой колокол. Нас уже двое, думает прохожий, продолжая увязать в своих путях-дорожках; для того, который у колокола, он тоже всего лишь темнеется, только что внизу, и вот он прежде размышлял, не пойти ли от своих тягот в пивную или в баню, а теперь у него медленные и невнятные мысли о странным образом переменившейся действительности. Странно ему, и сам он невнятен, а все вокруг чуть ли не на его глазах схватывается какой-то упрямой и дивной гармонией. Ему надо устроиться в этом новом положении вещей, но куда же подевать свои общие, вызванные и прошлыми и нынешними обстоятельствами неустройства?

Михаил Литов

Люди Дивия

"ЛЮДИ ДИВИЯ... они пришли черт знает откуда... поселились в книжных баснях, и не только в оных... жутковатые монстры, среди которых можно встретить даже субъектов с крылами, с мышиными головками... не надо думать, будто они сыны исключительно Индии, хотя что с нее, Индии, взять, если все мы в сущности оттуда... они "нечистые", но в высшем смысле... оригинальный народец..."

(Из "Опытов", недавно обнаруженных в рукописном наследии Ивана Левшина)

Михаил Литов

Не стал царем, иноком не стал

Однажды Зоя будила своего мужа Милованова, выводя на его лице узоры какой-то щекочущей пуховой вещью. Она посмеивалась, как птичка, звонко и рассыпчато, так что выходил уже щебет.

- Ваня!

Иван терпел, цепляясь за сон, а потом вдруг сердито вскинулся:

- У меня почти что бессонница, и по жизни это для меня беда, а ты будишь! Что за неуважение? Обнаглела, да?

Иными словами, не принял во внимание, что у жены могли быть веские причины потревожить его. Но большой вклад Зои в сокровищницу семейной жизни достойно венчался объемистой и задорной гористостью зада, путь превращения которого из более или менее обыкновенной материалистической штуки в несомненный символ в глазах мужа интересно было бы проследить, да только тут важнее прежде всего отметить, что этому символу Милованов имел давнюю привычку поддаваться как предвкушению большого и сильного наслаждения. Вопреки сказаниям о неохватности жены, а она сама весело и охотно их распространяла, Милованов легко заключил в объятия ее талию и, не задумываясь в этот раз о безуспешности поисков очертаний последней, опрокинул толстуху на диван. Она с дрожащим писком повалилась в пропасть утех.

Михаил Литов

Первенец

ГЛАВА ПЕРВАЯ

С некоторых пор в нашем районе мое внимание привлекал старый трехэтажный дом, стоявший в окружении глупых высотных коробок современного градостроительства. Он предназначался на снос, и жильцы давно выехали. Как водится в таких случаях, шпана выбила стекла, рамы и двери исчезли словно по какому-то волшебству, и вообще все, что по тем или иным причинам не было вывезено, очень быстро растащили окрестные жители.

Михаил Литов

Почти случайное знакомство

У Обросова был некий словно бы устав посещения Новоспасского монастыря. Приближаясь к нему, он всякий раз неизменно прокручивал в голове то соображение, что обитель несколько раз переносили с места на место, да и подвергалась она, бывало, опустошениям и поруганиям от врагов, а ныне стоит твердо и величаво над московской рекой. За тем, что такой он знает историю монастыря и таким, как сказано выше, видит его в современности, для Обросова, при всей его склонности к не слишком-то оптимистической философии, вырастала полная и безусловная убежденность, что не только сегодня и завтра он обнаружит Новоспасский в хорошо уже ему известном виде, но и в самом неизмеримо далеком будущем, когда он, Обросов, давно уж перейдет в иные миры, монастырь будет исключительно тем же великолепным видением, каким он предстает нынче перед ним с набережной. А подступал к обители Обросов почти всегда со стороны реки, что было, можно сказать, частью ритуала. Обросов был высокий и красивый человек, пожилой в несколько отличительном роде, поскольку не скорчился под грузом лет, как это водится, а имел даже прыть и бодрую поступь, хотя ступал на самом деле прежде всего с необычайной величавостью, иногда и как натуральный патриарх. Уверенность в будущем монастыря означала для него, в сущности, любовь к России и веру в нее, а также некий предлог помыслить о том, что слова и рассуждения о Святой Руси не надуманы, не вполне лишены под собой почвы.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Он очнулся по ту сторону арки среди тысяч людей, не помня своего имени. Единственное, что сообщили — на следующий этап пройдет только половина. Остальные — умрут. И кто же станет покровителем безымянного человека, что волею судьбы скоро обретет новое имя?

Декстер Кросс — совсем не тот человек, за кого себя выдает. Прикидываясь единственным наследником богатого семейства, он ведет двойную жизнь до тех пор, пока любимая девушка во время поездки в Австралию случайно не разоблачает его. Отчаявшийся Декстер хочет поскорее улететь домой, но его самолет разбивается над океаном, и выжившие после катастрофы пассажиры оказываются на удивительном необитаемом острове, полном смертельных опасностей и роковых загадок…

Литературная версия знаменитого телесериала.

«Рийрия»! Одно упоминание легендарного тандема заставляет невольно поежиться не только богачей, но и самых отъявленных разбойников мира Элан, – мира, где рядом с людьми обитают эльфы, гномы и гоблины, а десятки королевств плетут друг против друга бесконечные политические интриги.

Так кто же они, называющие себя загадочным именем «Рийрия»? Это непревзойденный мастер меча, приветливый и веселый Адриан Блэкуотер и хитроумный нелюдимый Ройс Мельборн, способный пройти сквозь любые двери, – отчаянная парочка бесстрашных благородных воров, работающих исключительно под заказ и готовых выполнить самые деликатные и рискованные поручения.

Но каждая легенда имеет свое начало и свой конец, и легенда о Рийрии – не исключение.

Все начинается с того, что подающий блестящие надежды молодой солдат-наемник Адриан Блэкуотер становится свидетелем жестокого убийства пассажиров на речной барже. Подозрение падает на угрюмого незнакомца, который держится особняком, скрывая лицо под черным капюшоном…

Книга представляет собой очередной выпуск свода «Древнейшие источники по истории Восточной Европы», инициатива издания которого принадлежит члену-корреспонденту АН СССР Владимиру Терентьевичу Пашуто (1918–1983). Это – исправленное и дополненное переиздание в одном томе трехтомной публикации сведений исландских королевских саг о народах Восточной Прибалтики, Древней Руси и Русского Севера (выходившей в 1993, 1994 и 2000 гг.).

Для историков, филологов.