Общий ход всемирной истории (Очерки главнейших исторических эпох)

Н. И. Кареев

ОБЩИЙ ХОД ВСЕМИРНОЙ ИСТОРИИ

Очерки главнейших исторических эпох

Очерк первый. Всемирно-историческая точка зрения

Постепенное объединение судеб отдельных стран и народов. Беглый взгляд на целое всемирной истории. Необходимость изучения общего хода истории и задача философии истории. Два способа философского построения всемирно-исторического процесса. Применение идеи закономерности к пониманию всемирно-исторического процесса. Разбор некоторых возражений против всемирно-исторической точки зрения. Обычное деление всемирной истории и его ненаучность. Схема, предложенная Л. Мечниковым. Теория культурно-исторических типов.

Другие книги автора Николай Иванович Кареев

Кареев Н. И. – История Западной Европы в Новое время. Том 3. Восемнадцатый век и Французская революция

Третья книга семитомного университетского курса Новой истории крупнейшего русского исследователя рубежа XIX-XX веков Н. И. Кареева.

Содержание:

Значение французской революции

Людовик XV

Тюрго

Неккер

Франция накануне революции

Мирабо

Кареев Н. И. – История Западной Европы в Новое время. Том 2. Реформация и политическая жизнь в XVI и XVII веках

Вторая книга семитомного университетского курса Новой истории крупнейшего русского исследователя рубежа XIX-XX веков Н. И. Кареева. Имя Кареева имеет мировую известность, но его авторитетный курс Новой истории для ВУЗов до сих пор не нашёл переиздателя в нынешней "либеральной" России. Между тем труд Кареева является тем блестящим учебным пособием, которого так не хватает сегодняшним российским студентам.

Популярные книги в жанре История

Новую биографию Маршала Победы — Георгия Константиновича Жукова отличает от предшествующих то, что её автору удалось буквально вжиться в образ своего героя, не только правдиво показать его полководческий дар, но и максимально приблизиться к нему как к человеку. Жизнелюб и хват-командир, стойкий солдат и верный друг, заботливый муж, отец и брат, воин, который не робел перед Сталиным и не боялся вступить в схватку с самой мощной военной машиной в Европе в 30—40-е годы XX века — армией фашистской Германии. Герой, который познал триумф и опалу, любовь и предательство, всю свою жизнь посвятил Отечеству.

При нем Союз вздрогнул, как весенняя льдина и стал раскалываться, разбрасывая осколки от Востока до Запада. И все-таки, он молодец. Как ни крути, он сумел поднять Железный занавес и эти самые Запад с Востоком ринулись навстречу друг другу.

Михаил Сергеевич Горбачев, безусловно, был выдающимся главой нашего государства. Кроме него, наверное, в русской истории были еще только четыре человека такого уровня и значения. Князь Владимир, крестивший Русь, Петр Первый, по меткому слову поэта «вздернувший ее на дыбы», Ленин, создавший первое в мире социалистическое государство и Сталин. Вся эта «великолепная пятерка» имела в сравнении с другими блистательными правителями России одно отличие. Время их правления отразилось как минимум на европейской истории, а как максимум – на мировой.

Горбачев явление сложное. Не нам сейчас судить о его поступках, это надо взглянуть на них лет через сто. Запомнилось его время правления многословием, пустеющими прилавками, путчем ГКЧП, при нем сгинула самая влиятельная, она же единственная, советская партия – КПСС… Ему все время не везло, даже став первым президентом СССР, Михаил Сергеевич стал и последним президентом страны Советов. При нем Союз вздрогнул, как весенняя льдина и стал раскалываться, разбрасывая осколки от Востока до Запада.

И все-таки, он молодец. Как ни крути, он сумел поднять Железный занавес и эти самые Запад с Востоком ринулись навстречу друг другу.

В российской истории есть только один государь, которому при жизни присвоили титул Великого – Петр I. Сын царя Алексея Михайловича Романова и Натальи Кирилловны Нарышкиной, Петр родился 30 мая 1672 года в Москве. Правда, у царя было еще два сына – Федор и Иван, но ни тот ни другой были явно не правителями по характеру и не жильцы по здоровью. После смерти Алексея Михайловича он стал править совместно с братом Иваном, пока тот был жив. А постом, пережив жесточайшее детство и юность со стрелецкими бунтами, яростными попытками сестры Софьи отбить у него трон, Петр все-таки стал тем, кем ему было суждено было стать. Мы считаем петровские реформы чисто его промыслом, но это не совсем так. Алексей Михайлович первым задумался о создании современного флота и реформе старой стрелецкой армии, он активно занимался освоением Сибири и налаживал связи с Европой. Петр подхватил эти начинания отца и с невероятной энергией взялся за Россию.

Вряд ли мы можем судить, что было бы, если бы не реформы Петра и, главное, чего больше они принесли России – пользы или вреда. Но если смотреть с точки зрения созданной Петром империи, то конечно для нее – пользы. Петр создал самую сильную в Европе армию и флот, реформировал городское управление, заложил мощные заводы на Урале, выиграл, наконец, Северную войну, разгромив сильнейшую шведскую армию и именно за это получил титул «Отца Отечества, Императора Всероссийского, Петра Великого». Он умер от пневмонии 28 января 1725 года, простудился, лично спасая тонущих солдат на Неве, не оставив завещание о своем наследнике. Но зато оставив мощнейшую империю.

Умер, став последним русским царем и – первым Императором Всероссийским.

Действия китайских добровольцев Красной Армии в годы гражданской войны связываются обычно с Востоком нашей страны. Однако китайские красноармейские подразделения плечом к Плечу с русскими братьями боролись за власть Советов также на полях Юга и Центра России. Задавшись целью осветить неизвестные страницы истории гражданской войны, писатели Г. Новогрудский и А. Дунаевский предприняли большой литературный поиск. В течение трех лет шаг за шагом шли они по следам героического Владикавказского китайского батальона и его командира Пау Ти-Сана, боевой путь которого пролег от предгорий Кавказского хребта до песков Средней Азии. В живой, увлекательной форме авторы воскрешают незабываемые события 1917–1920 годов, впервые с достаточной полнотой раскрывая перед читателем картину участия в них китайских добровольцев.

«Восьмым чудом света» назвали западные журналисты открывшуюся в 1939 году в Москве Всероссийскую сельскохозяйственную выставку. Какие цели преследовали организаторы и создатели этого грандиозного комплекса? Что скрывается за фасадами сохранившихся и уничтоженных «дворцов»? О прошлом и настоящем этого выдающегося исторического и архитектурного памятника рассказывает книга известного москвоведа О. А. Зиновьевой.

2017 год было решено сделать юбилеем 100-летия «Великой российской революции». Президент В.В. Путин в Послании 2016 г. высказал важное суждение: «Наступающий, 2017 год — год столетия Февральской и Октябрьской революции. Это весомый повод ещё раз обратиться к причинам и самой природе революции в России. Не только для историков, учёных — российское общество нуждается в объективном, честном, глубоком анализе этих событий… Уверен, что… уроки истории нужны нам прежде всего для примирения, для укрепления общественного, политического, гражданского согласия, которого нам удалось сегодня достичь… Давайте будем помнить: мы единый народ, мы один народ, и Россия у нас одна».

Эта книга задумана как очерки по актуальным вопросам социологии эксплуататорских классов Германии в прошлом и в нынешней ФРГ. В качестве примера были избраны Фуггеры — семейная династия, входившая в XV и XVI вв. в число самых могущественных торговых, финансовых капиталистов и горнопромышленников мира, потомки которой в Федеративной Республике Германии ныне снова играют ультрареакционную роль.

Первое издание книги вышло в свет накануне 450–й годовщины Великой немецкой крестьянской революции 1525 г.; это не случайное совпадение — здесь существует прямая связь. В этом величайшем классовом противоборстве в период перехода к новой эпохе Фуггеры олицетворяли самые темные силы реакции. Они в значительной мере способствовали поражению крестьян. Для ведения войны требуются деньги, много денег, — и Фуггеры давали их. Они финансировали армии ландскнехтов, реками проливавших крестьянскую кровь. Став крупными землевладельцами, они в те годы, как и в последующие столетия, участвовали в расправах с крестьянами в «своих» деревнях.

Захарченко Виталий Юрьевич — украинский политик, министр внутренних дел Украины (с ноября 2011 по 28 января 2014), исполняющий обязанности министра внутренних дел Украины (с 28 января 2014 по 21 февраля 2014). В январе 2015 года получил российское гражданство. Возглавляет благотворительный фонд «Юго-Восток». Виталий Захарченко настаивает на проведении независимого международного расследования событий на майдане.

«Я много общался с российскими и европейскими журналистами, политиками, общественными деятелями и всегда ощущал неподдельный интерес и даже тревогу при обсуждении причинно-следственных связей государственного переворота февраля 2014 года. Яркий пример тому — наши беседы с писателем, политиком и общественным деятелем Сергеем Хелемендиком, которые послужили определенным толчком для написания этой книги и ее смысловой основой.

Вопросы, которые мы затрагивали в ходе наших многочасовых бесед, далеко выходят за рамки событий госпереворота и собственно судьбы Украины.

Мы говорили прежде всего о философском, геополитическом и историческом смысле тех изменений, свидетелями которых нам довелось стать. О вере и традициях, об исторических судьбах Украины и России, о задействованных по всему миру разрушительных технологиях майдана, о том, какими будут Европа и наш мир в ближайшей перспективе.

Об этом и многом другом эта книга. Надеюсь, мои размышления покажутся вам, уважаемые читатели, не только интересными, но и полезными».

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

А.Карельский

Эрнст Теодор Амадей Гофман

"...С тобой должен я посоветоваться, с тобой,

прекрасная, божественная тайна моей жизни!.. Ты-то ведь

знаешь, что никогда я не был человеком низких

побуждений, хоть многие и считали меня таковым. Ибо во

мне пылала вся та любовь, что от века зовем мы Мировым

Духом, искра ее тлела в моей груди, пока дыхание твоего

существа не раздуло ее в светлое радостное пламя".

Альберт Карельский

Утопии и реальность

Роберт Музиль (1880-1942) при жизни много страдал от того, что ощущал себя не оцененным по достоинству. Это ощущение не было выдуманным. Слава одного из крупнейших художников и мыслителей австрийской, да и всей немецкоязычной литературы XX века пришла к нему только посмертно; а умер он в безвестности и нужде, в эмиграции, где жил с 1938 года - после гитлеровского аншлюса Австрии, - ценимый лишь весьма ограниченным кругом знатоков. Правда, среди этих ценителей авторитеты очень весомые: Томас Манн, Герман Брох, Арнольд Цвейг.

Карел Михал

ДОМОВОЙ МОСТИЛЬЩИКА ГОУСКИ

Перевод с чешского И. Чернявской

Во вторник мостильщик Гоуска напился. Это было событие исключительное, потому что обычно он, как всякий порядочный человек, напивался в субботу. Но в тот вторник шел дождь, и Гоуска ничего иного не мог придумать. Сначала дождь моросил, потом усилился, а когда в половине двенадцатого ночи Гоуску выпроваживали из закусочной "У короля Пршемысла", дождь лил как из ведра. Мостильщик Гоуска пнул ногой спущенную на окно закусочной штору, Подтвердив тем самым свое моральное превосходство над официантами, поднял воротник пальто и зашагал домой. Фонари мерцали в мокрой ночи, и вода журчала в водосточных трубах, стекала с деревьев и крыш. Когда Гоуска пытался всунуть ключ в замочную скважину входной двери, он увидел лежащее под водосточной трубой яйцо. Яйцо было белое, в черную крапинку и блестело под струйкой воды, которая лилась прямо на него. Оно было самое обыкновенное, с одного конца заостренное, чуть побольше куриного. Мостильщик Гоуска поднял его и сунул в карман, так как в отличие от курицы считал, что яйцо создано для того, чтобы его съесть.

Карелин Андрей Александрович

Снег на листьях или Психотехнология успеха

посвящена самому популярному направлению в психологии

Книга предназначена для специалистов в области практической психологии и смежных областей, а также для широкого круга читателей, интересующихся проблемами психологии и НЛП.

СОДЕРЖАНИЕ

ВВЕДЕНИЕ

КАРТА И ТЕРРИТОРИЯ

Картина мира человека относится к самому миру так же, как карта к территории. А существующие у людей представления о реальности определяют не только их жизнь, но изменяют саму реальность. Как это можно практически использовать.