Общая психология: конспект лекций

Непосредственной сдаче экзамена или зачета по любой учебной дисциплине всегда предшествует достаточно краткий период, когда студент должен сосредоточиться, систематизировать свои знания. Выражаясь компьютерным языком, он должен «вывести информацию из долговременной памяти в оперативную», сделать ее готовой к немедленному и эффективному использованию. Специфика периода подготовки к экзамену или зачету заключается в том, что студент уже ничего не изучает (для этого просто нет времени): он лишь вспоминает и систематизирует изученное.

Содержание и структура пособия соответствуют требованиям Государственного образовательного стандарта высшего профессионального образования.

Издание предназначено студентам психологических вузов.

Отрывок из произведения:

Наука – это система знаний о закономерностях развития (природы, общества, внутреннего мира личности, мышления и т. п.), а также отрасль таких знаний.

Начало каждой науки связывается с потребностями, которые выдвигает жизнь. Одна из древнейших наук – астрономия – зародилась в связи с необходимостью учитывать годовой цикл погоды, вести счет времени, фиксировать исторические события, направлять корабли в море и караваны в пустыне. Другая такая же древняя наука – математика – стала развиваться вследствие необходимости измерять земельные наделы. История психологии аналогична истории других наук – ее возникновение было обусловлено в первую очередь реальными потребностями людей в познании окружающего мира и самих себя.

Популярные книги в жанре Психология

1976 год. Москва. Моховая… прошу прошения — проспект Маркса. Крыльцо Института общей и педагогической психологии АПН СССР. М К. Мамардашвили и перерыве между лекциями набивает трубку табаком. — Мераб Константинович, какая сейчас самая актуальная проблема в психологии? Не торопясь, зажигает огонь. Раскуривает. Затягивается. Облачко ароматного дыма. Взгляд исподлобья: — Как и везде. Проблема выживания.

В своей публикации мне хочется обратиться к открытиям исследователей российской истории, создателей «Новой хронологии» А.Т.Фоменко и Г.В. Носовскому (в сокращении: ФН), уже не один год будоражащим российское общество, которое, тем не менее, вовсе не проникается к ним заметной благодарностью.

Скорее наоборот: смелые и даровитые приверженцы истины получают болезненные упрёки от обывателей и записных академиков то в фальсификациях и подделках, то в дилетантизме и жажде денежной поживы.

Человек привык считать себя венцом творения: свои сильные стороны – нормой, а слабости – отклонением. Подход автора принципиально другой: мы изначально несовершенны; наш мозг, как и тело, в ходе эволюции формировался достаточно случайно, из «подручных материалов» природы и являет собой так называемый клудж – нелепое, неуклюжее, но удивительно эффективное решение проблемы. Понятие клуджа проливает свет на важные стороны нашей жизни и объясняет множество проблем, с которыми мы сталкиваемся. Выводы автора оптимистичны: имея должное понимание соотношения сил и слабостей человеческого ума, мы получаем возможность помочь не только себе, но и обществу.

Истина и знание.

Когито зубных врачей.

Я (je) — это не то же, что [моесобственное] Я (moi), субъект

— не то же, что индивид.

Кризис 1920 года.

Здравствуйте, мои дорогие друзья, вот мы и встретились вновь.

Определить природу Я (moi) — задача, которая уведет нас очень далеко. Что ж, издалека

Жак Лакан, скончавшийся в Париже 9 сентября 1981 года, планировал продолжить работу над полным изданием «Семинара» согласно принципам, изложенным в примечании и послесловии к первому из опубликованных его томов (Четыре основные понятия психоанализа, Seuil, 1973) и вновь сформулированным мною в недавно опубликованной работе Беседы о Семинаре с Франсуа Ансерметом, (Navarin, 1985).

В работе над книгой VII принимали участие г-жа Жюдит Миллер, выверявшая ссылки на греческие тексты, в частности, на Софокла; г-н Франц Кальтенбек, работавший над цитатами из немецких, премущественно фрейдовских, источников; профессор Квакельбен из Гентского университета и профессор Рей-Флод из университета Монпелье, предоставившие в мое распоряжение, соответственно, Совершенный брак Ван де Вельде и воспроизведенный в настоящей работе текст Арно Даниеля; г-н Франсуа Валь из издательства Seuil, проделавший редакторскую работу над рукописью; д-ра Даниель Сильвестр и Патрик Валлас, г-жа Элизабет Дуано и г-жа Анна Старицки, трудившиеся над корректурой. Всем им я приношу здесь свою благодарность. Благодарю заранее и читателя, который пожелает внести свой вклад в дальнейшую работу над текстом, которая ведется постоянно, адресовав мне через редактора свои замечания.

Ведущий российский переводчик и редактор трудов К.Г.Юнга, комментатор и популяризатор юнгианских идей, психотерапевт и аналитик В.В.Зеленский объединил в данном издании свои работы, посвященные изучению феномена души. Автор стремится показать центральное и естественное место души не только в психотерапевтической практике, но и в огромном здании психологической мысли о человеке. Вслед за К.Г.Юнгом и Дж. Хиллманом, душа рассматривается им как психологический комплекс в его детеологи-зированной форме. Главы, посвященные попыткам строго научного определения души, перемежаются с автобиографическими эссе, описывающими интимные переходы от познания к самопознанию и обратно. Книга будет интересна как специалистам в области гуманитарных наук, так и широкому кругу читателей, интересующихся своим внутренним миром и его деликатными связями с миром внешним в ипостасях космоса, природы и человеческого сообщества.

В природе все устроено так, что живые существа ничего не делают просто так. И всякие усилия должны окупаться. Человек – дитя природы, хотя в наши дни его и воспитывает приемная семейка – миссис Цивилизация и мистер Прогресс. В общем, как эта парочка ни старается привести дикаря–приемыша к образу мышления и стандартам поведения «приличного ребенка из хорошей семьи», не больно–то у них получается. И поэтому в каждом из нас периодически просыпается Маугли – но куда более разборчивый, чем персонаж Киплинга с его скромными потребностями и еще более скромными возможностями. И все–таки, все–таки, все–таки… Есть различия, но есть и сходство с «братьями нашими меньшими» в отношении того, как хомо сапиенс добивается своего и получает награду.

В книге рассматриваются новые аспекты понимания психотерапии и возможности их творческой реализации на практике; она знакомит опытных профессионалов с современными средствами ведения терапии, а начинающих специалистов с уже имеющейся практической базой. В издании представлены следующие темы: элементы эффективной терапии; работа с разными клиентами; извлечение максимальной пользы из обучающих программ; модифицирование клинических подходов в конкретных ситуациях; плюсы и минусы «живой» супервизии; распознавание и формирование уникальных умений терапевта; выбор супервизора. Написанная ясно и лаконично, расцвеченная фирменным юмором Д. Хейли, книга одна примерами и выдержками из реальных интервью. Предлагая современный взгляд на подготовку терапевтов, равно как и на само ведение терапии, издание несомненно будет полезно клиницистам, психиатрам, психологам и социальным работникам, а также студентам соответствующих специальностей как великолепное обучающее пособие.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Все выучить - жизни не хватит, а экзамен сдать надо. Это готовая «шпора», написанная реальными преподами. Здесь найдешь все необходимое по Мировой экономике, а остальное - дело техники.

Ни пуха, ни пера!

Роберт Хайнлайн

"И построил он дом..."

Во всем мире американцев считают ненормальными.

Они обычно в принципе соглашаются с этим обвинением, но источником инфекции называют Калифорнию. Калифорнийцы же упрямо твердят, что своей плохой репутацией они обязаны исключительно жителям округа Лос-Анджелес. Те, в свою очередь, когда им приходится обороняться от таких нападок, начинают поспешно объяснять: "Это все Голливуд. Мы не виноваты - мы не просили, чтобы его здесь построили, он сам вырос".

ВЛАДИСЛАВ ХОДАСЕВИЧ

Муни

1

Я ВСЕ-ТАКИ БЫЛ

Самуил Викторович Киссин, о котором я хочу рассказать, в сущности, ничего не сделал в литературе. Но рассказать о нем надо и стоит, потому что, будучи очень "сам по себе", он всем своим обликом выражал нечто глубоко характерное для того времени, в котором протекала его недолгая жизнь. Его знала вся литературная Москва конца девятисотых и начала девятьсот десятых годов. Не играя заметной роли в ее жизни, он, скорее, был одним из тех, которые составляли "фон" тогдашних событий. Однако ж поличным свойствам он не был "человеком толпы", отнюдь нет. Он слишком своеобразен и сложен, чтобы ему быть "типом". Он был симптом, а не тип.

Виктор Ященков

Коppеспондентское обучение

Пpивет *All*! Hаконец- то я снова смог подписаться на данную эху. Кpоме психподготовки высылаю желающим нетмейлом выживание в экстpемальных условиях, котоpое является темой данной эхи, поэтому посылаю один уpок сюда. Hапоминаю, что буду возиться с набоpом до тех поp, пока не пеpеведутся желающие обучаться, так как это была не моя идея. Пока из шести pешивших пpодолжить обучение тpем я намеpеваюсь пpекpатить высылку по пpичине непpисылки заявок на новый уpок. Кто не спpяталсяя не виноват.