Обрывок рисовой бумаги

Некогда ушел демон грома Хэнгу на поиски смысла всего. "- Зачем - сам не знаю.-"Расстилались перед ним поля, леса, морские глубины. "-Устал Хэнгу. Холодно, мокро.-"А смысл всего никак не находился. Шел Хэнгу и год, и два, и три "-Сколько пальцев на руке.-"

Отрывок из произведения:

Хёгу-шангер Чженси, глава Шангаса при Водоеме, находился в исключительно дурном расположении духа.

За окном цвел месяц Нару-нути, Водной обезьяны, и деревья уже начали ронять желто-оранжевые лепестки. Летящая по городу шафрановая метель покрывала бетон дорог, дома, машины и людей, закрывала от взоров даже далекие горы. Но никто не жаловался - жители были довольны началом сезона обновления.

Однако Хёгу-шангера не радовала столь поэтичная и приятная ранее картина.

Рекомендуем почитать

Тысячи лет назад Враг уничтожил Землю. Большинство земных колоний постигла та же участь. Погибли десятки, сотни миллиардов… Но часть людей выжила. Гигантские конвои ушли к далеким звездам, корабли-Ковчеги канули в Порталы Бездны, титанические катапульты швырнули к чужим галактикам стальные планетоиды с глыбами миллионов замороженных тел… Спаслись не все. Армады Врага сожгли конвои, Ковчеги исчезли во тьме времени и пространства, гибернационные установки не выдержали дальнего пути… Лишь горстка людей-семян засеяла галактику. Двое из них основали звездную империю. Они дали Клятву и начали рассчитанный на сотни лет Проект. И ныне их агент, Серж Марахов, встал на путь, который может привести к освобождению людей от древнего ужаса. Это книга об одном из тех, кто изменил Вселенную. О первом из Семнадцати Спасителей. Читайте и помните - будущее зависит от нас. Здесь и сейчас!

Беглецы с мертвой Земли, они создали звездную Империю. Две песчинки в масштабе Вселенной, они остановили Врага. И теперь их агент должен отправиться в далекое будущее. Туда, где сама планета помогает проснуться древним Сущностям. Где мир выполняет неосознанные желания людей. Где в одной точке времени и пространства сойдутся в битве последние линкоры Врага, мертвый бог и люди, ставшие демонами. Кто победит? Это зависит только от вас. Ведь История жива! Она непостоянна, всегда готова к изменениям. Здесь и сейчас!

В углах химицу-но-тэсу танцевали желтые тени. Тайное святилище Гетанса было не для обычных церемоний. Нет, сюда приходили, когда взор небес был особенно строг, когда нужен совет с теми, кто ушел далеко и не мог вернуться. Вот, как сегодня. Тени танцевали… По девять желтых свечей, толщиной в руку взрослого человека, стояло в тяжелых бронзовых светильниках у ног четырех Небесных Царей. Яркие огни освещали святилище, лишь углы они оставляли для теней.

"- Этим путем вы приведете нас к величию или смерти. Возвышение клана - достойная цель. - Он помолчал. - Смерть тоже приемлема."

Смотрел в пламя Нобунага. Пламя бушевало. Оно похрустывало ветвями ясеня, жадно облизывало кипящую смолу с сосновых поленьев, пробовало на зуб тисовое ложе. А на ложе в жарких объятиях огня обугливался и рассыпался пеплом индиговый хлопок и золотой шелк. В них был облачен тот, чья душа сегодня освободится от земного и уйдет в Колесо Преображения. Глотал жар костра Нобунага. Тот, на ложе, сегодня уйдет. Навсегда прервется связь между ним, уплывающим в небеса смолистым дымом и Нобунагой. Неопределенность, что длилась всю их жизнь, сегодня окончится. И тоже - навсегда. Теперь многое станет проще, но мало радости от этого. Сухой песок дерет горло и злой сок ягоды-горчанки на языке. Ткал жгучую пелерину Нобунага

Популярные книги в жанре Эпическая фантастика

К превращению «Энтерпрайза» – сколь бы то ни было кратковременному и частичному – в машину времени Кирк отнёсся с большим опасением. Разумеется, он сознавал, что подобные задания стали неизбежны после того, как кабинетные учёные получили возможность изучить доклады о путешествии во времени, которое он, Спок и Маккой вынужденно совершили из Города на краю Вечности, и об искривлении времени, которое захватило корабль, когда он попал в поле чёрной звезды.

"Дерзость" готовилась к тщательно запланированной встрече когда получила сигнал бедствия от группы археологов, исследовавших руины на Камусе-2. Ситуация там сложилась критическая, и Кирк прервал свою миссию, чтобы вместе со Споком и Маккоем оказать необходимую помощь.

В штабе группы они обнаружили всего двух выживших; одни из них была доктор Дженис Лестер, которую Кирк хорошо знал. Она лежала на кровати в полубессознательном состоянии. Ее компаньон, доктор Говард Кулеман, выглядел здоровым, и совершенно не внушал доверия.

Сценарий для телесериала «Star Trek:TOS»"Звездный Путь:Оригинальные серии", серия «Amok Time» 1967.

Перевод - Данита

http://www.samaratrek.ru

Сигналы поступали со стороны звездной системы, расположенной прямо по курсу "Энтерпрайза". Сигналы бедствия. Были задействованы все системы реле и коммуникационные каналы. И, хотя курс следования был четко определен, не было получено ни одного ясного сигнала. Понятно было только одно: кто-то или что-то хочет привлечь внимание "Энтерпрайза". Кто? Или что? Это предстояло выяснить.

– Итак? – спросил Кирк, глядя в направлении пульта, за которым сидел Спок.

Через сто лет после того, как на Бета-3000 при загадочных обстоятельствах пропал космических корабль "Аркон", два члена экипажа "Энтерпрайза", высадившиеся на этой планете в поисках какой-либо информации об "Арконе", могли также зачислить себя в список "пропавших".

Они бежали по однообразным улицам кажущегося безобидным города кажущейся безобидной планеты. Один из них упал; его товарищ Зулу протянул для помощи мускулистую руку и сказал:

Даже не знай Кирк, что Тир Акаар является верховным вождём десяти племён Сереса, он в первый же миг, материализовавшись со Споком и Маккоем перед посёлком, понял бы, что Акаары принадлежат к высшей знати. Перед каждым из шатров, раскинутых на окаймлённой кустарником поляне, был установлен шест с родовым знаменем, и на каждом из этих шестов выше родового знамени было укреплено знамя племени Акаара с изображением летящих птиц.

Несколько мужчин и женщин, одетых в яркие одежды простого покроя, с изумлением воззрились на троих с «Энтерпрайза», возникших перед ними буквально ниоткуда, но тут же поспешно исчезли в своих жилищах, едва из самого большого шатра вышел ещё один туземец. На нём была простая чёрная туника с вышитой на плече птицей. Ему было около сорока пяти лет, и выглядел он худощавым и крепким, как ремень из дублёной кожи. Глядя прямо в лицо Кирку, он приложил правый кулак к сердцу, а затем вытянул руку перед собой ладонью вверх. Угадать смысл жеста было нетрудно: моё сердце и всё, что у меня есть, открыто тебе.

Восемь офицеров службы безопасности "Энтерпрайза" выстроились в почётном карауле перед отверстием шлюза, по четверо с каждой стороны. Кирк, Спок и Маккой, все трое в парадной форме, встали в конце этого живого коридора. Маккой тщетно попытался оттянуть свой воротник, в котором, по его собственным словам, "чувствовал себя так, словно у него на шее затянули петлю".

– Покажи-ка мне ещё раз этот ваш вулканский салют, – попросил он Спока.

Спок показал. Жест был сложным. Маккой попытался повторить его, но без особого успеха.

Кирк знал, что Боунс Мак-Кой был одинок. То, что он пошел служить после серьезной личной трагедии, Кирк подозревал. Чего он не понимал, так это болезненной гордости Мак-Коя, которая накладывала табу молчания практически на все случаи, когда речь шла о внутренних неурядицах. Тем более Кирк был удивлен его бурной реакцией на нарушение сестрой Чапел границ того, что Мак-Кой называл ее "профессиональной властью".

Войдя в лазарет, Кирк нашел ее готовой расплакаться.

Оставить отзыв