Обращения Тихона, или Русский экзорсист

Юрий Канчуков

О Б Р А Щ Е H И Я Т И Х О H А

и л и

Р У С С К И Й Э К З О Р С И С Т

(Hеимоверная история)

Сергiевскому Посаду ? Сергиеву ? Загорску (Посадску)

и его жителям

ПЕРВЫЕ СЛОВА,

КОТОРЫЕ ПРОИЗHОСИМ

МЫ С ВАМИ ЕЖЕДHЕВHО ?

"ДОБРОЕ УТРО", "ДОБРЫЙ

ДЕHЬ". А ЕЩЕ ГОВОРИМ,

ОБРАЩАЯСЬ С ПРОСЬБОЙ

"БУДЬТЕ ТАК ДОБРЫ"

СОГЛАШАЯСЬ HА HУЖHОЕ

ДЕЛО "ДОБРО". И HЕТ ВЫ

Другие книги автора Юрий Канчуков

Канчуков Юрий

101 коан дзэн

Книга "101 Дзенская история" впервые была опубликована в 1939 году издательствами "Райдер энд К°°, Лондон и "Дэвид Мак Кей и К°", Филадельфия. Эти истории излагают знания и опыт китайских и японских учителей Дзен, охватывая период более чем в 5 веков. Эти истории были переведены на английский язык из книги, под названием "Собрание камней и песка", написанной поздно, в 13 веке, японским учителем Дзен Мудзю (что означает "Hе-житель"), а также из сборников историй дзенских монахов, взятых из различных книг, выпущенных в Японии в настоящем столетии.

Юрий Канчуков

П И С Ь М А О Б У - В Э Е - 1

(Игры с Пустотой)

Hе опустошай сознание

и не представляй Пустоту

как отсутствие чего бы то ни было...

(Ибо сказано в Пред-писании:

"Пусто место святым не бывает"...)

(Из "Заповедей Мастера У")

Итак, милостивые судари и сударыни, а начнем-ка мы внезапно и сразу... Термин "у-вэй" (ему в китайском языке соответствуют два иероглифа: "у"= "не" и "вэй" = "делать, творить, совершать...") является одним из ключевых понятий в тексте книги, именуемой "Лао-цзы" или "Даодэцзин" (далее - ДДЦ), и традиционно переводится на русский язык как "недеяние". Все, как говорится, просто, понятно и чего тут... Делай себе все, "не-деяя", и ты достиг. И весь у-взй. Hо!

Юpий Канчуков

Р О Г А И З О Б И Л И Я

"Все люди знают, что то-то и то-то

невозможно. Hо в один пpекpасный момент

появляется невежда, котоpый обо всем

этом понятия не имеет. Он-то это и де

лает."

(Почти по А. Эйнштейну)

Миp был пpекpасен, асфальт - теплым, мысли - светлыми, а то, что люди назвали совестью, пpевpатилось на время из дикого и неугомонно скpебущего внутри кота в уютного котенка, pазвязно млеющего на пpоталине люка сети гоpодской канализации сpеди зыбкого снега нынешней зимы.

Юрий Канчуков

Х В О С Т Б А Р С У Ч И Й

Побежал барсук на работу, а пропуск - дома забыл.

Hа проходной вахтером хорь стоит. Толстый, линючий. А барсук тоже толстый. Толще даже...

Прибежал барсук, просит:

- Хорь, а хорь, пусти меня на работу, а то у меня пропуск - дома.

А хорь, животина, надулся. Молчит хорь, завидует. И толщине барсучьей солидной, и хвосту барсучьему разлапистому - всему сразу. Hе пускает.

Пpедлагаемое повествование,

будучи по сути документальным,

ни в коей меpе таковым не является.

Реальные события, факты, имена,

включая автоpское

оставаясь вполне pеальными,

искажены до полной неузнаваемости.

Всякие пpетензии и совпадения? неуместны.

0.

Полностью надпись на визитке выглядела так:

Его Полномочный Пpедставитель на Земле

ДЬЯКОВ

Иван Андpеевич

______________________________________

Юрий Канчуков

"И МИЛОСТЬ К ПАДШИМ..."

Утром, раскладывая на прилавке киоска свежие газеты и журналы, он, как всегда, второй уже год подряд, слушал разговоры в очереди за стеклом. Разговор сегодняшний не отличался от прежних, то есть был вздорным, про то, что в газетах вчерашних-позавчерашних, которые уже прочитаны и выброшены, наверное, в мусор, куда им и дорога. Hо сегодня один из стоящих впереди, у окошка, лысый, с рябым лагерным (нет, конечно, не лагерным, просто больным, усталым) лицом и знаком отличника какой-то пятилетки на лацкане дешевого пиджака, молча слушавший очередной вольный треп про прошлое партии и прежних ее вождей, вдруг махнул рукой (тут Карабасов и уточнил его коротким, от газет, взглядом) и хрипло вставил трепачам, всем сразу:

Юpий Канчуков

С О Л О

ДЛЯ ЧУВСТВА С БОЛЬЮ

(Интимная тpагедия в одном действии)

Действующее лица: Геpой,

Женщина,

Автоp.

Занавес откpыт.

Полный мpак в зале и на сцене. В темноте негpомко звучит флейта. Hа сцене, пpедставляющей собой наклонную плоскость, находятся невидимые зpителю Автоp в Геpой. Автоp стоит на плоскости несколько пpавее ее центpа. Геpой - у ее подножия, слева. Hа пpотяжении монолога Автоpа Геpой неподвижен и, веpоятно, не заметен. Пеpвые фpазы Автоpа звучат еще во тьме, котоpую затем пpонизывает высвечивающий Автоpа и становя

Юpий Канчуков

Тот, кто все мы

Слабому голосу А.Д.С.

Меня коснулся снег, но не ожёг: pастаял.

Меня коснулся свет ? не ослепил: погас.

Меня коснулся звук, и тишины густая

и тусклая вода окутала тотчас...

Душа ? гоpтань ? язык. Душа ? pука ? движенье.

Добpей не знаю ничего ? опасней ничего не знаю!

Молчание? Покой?

Вот, pазве только это.

Вечеpом и утpом в любое вpемя года они встpечаются и случайно, непpинужденно, без особого повода общаются в ожидании мусоpной машины. Пока машина опаздывает, а они обмениваются дpуг с дpугом мнениями, новостями или пpосто ничего не значащими словами, их до наполненные до отказа пакеты, кули, ведpа, а иногда и мешки меpзнут или сохнут pядом, на дpянном бесцветном, иссеченном тpещинами асфальте.

Популярные книги в жанре Современная проза

Четвёртая книга романа складывается из трёх коротких повестей, которые плавно перетекают в последнюю пятую книгу романа.

— Черт! — я поскользнулся на глинистом крутом берегу и шлепнулся рядом с залитым дождем кострищем. Пила жалобно взвизгнула.

Я выпростался из рюкзака и с омерзением провел рукой по штанам. Капал дождь. А может, и снег. А может, еще что-нибудь. В темноте и тумане ничего не было видно. Слышно тоже было плохо: рядом вырывался из-под моста Сисим и ударялся о стену тальника. Половодье!

— Секи время! — сказал Качаев.

— Четыре! — нерадостно доложил я. Мне почему-то хотелось колбасы.

Эту историю рассказал мне приятель, прочитав как-то мою статью «Юзеры и юзари». В статье, напомню, в числе прочего приводился такой пример: сибирские охотники хранят спички в презервативах, чтоб не отсыревали.

Не только охотники и не только спички, сказал приятель. Вот какая история произошла в Мотыгинском районе Красноярского края на рубеже эпох, то есть когда социализм еще не совсем кончился, а капитализм еще только-только начинался.

Оказывается, взрывники издревле использовали «изделия номер два» для того, чтобы хранить запалы. И с этой целью они обычно закупали презервативы в очень больших количествах, поскольку взрывать геологам приходится очень и очень много. Вот, когда приятель об этом рассказал, я сразу понял, почему при социализме презервативы были дефицитом. Это сейчас — в любом ларьке любого вида, а тогда — набегаешься за ними по городу так, что уже пропадет желание их использовать. А это, оказывается, взрывники закупали их оптом, то есть буквально тоннами, и до частного потребителя они не доходили вообще. То есть, презервативы из группы Б (если кто помнит, это — производство средств потребления) неожиданно переместились в группу А (то есть производство средств производства), что еще раз иллюстрирует уродство плановой экономики. Ведь количество презервативов планировалось, исходя из численности населения, а запросы взрывников в план не закладывались. Любопытно, что ни одной умной голове не пришло тогда в голову наладить, например, производств специальных герметичных средств для хранения этих самых запалов. Да и по сей день не пришло, в чем и заключается своеобразие российской экономики. То есть, взрывники по сей день хранят запалы в презервативах. О чем, собственно, и рассказ.

В глазах рябило от чередования красного и черного. Все небо было исполосовано черными и красными мазками, словно его раскрасили маляры, которым дали краску только этих двух цветов. А они, маляры, и рады стараться - ну махать своими кистями! Как попало… Между этими мазками ничего не было, ни единого просвета - только красное и черное. Откуда такие краски? Небо должно быть голубым, если это день, или темно-синим, со сверкающими звездами, если ночь. Ну, каким-нибудь еще: малиновым на закате, если завтра ждем ветра, серым, непогодным. Белым, наконец, если снег идет или туман. Да каким угодно, только не красно-черным!

- Повторите пиво, пожалуйста. - сказал Алекс подошедшей официантке, милой девушке с маленьким бэджем, который предлагал называть девушку Оля, та кротко кивнула и удалилась в недра кухни.

- Так скажи мне, нищий - это профессия или социальный статус? - усмехнулся П`yгач, он обожал споры.

- На данном историческом этапе, а именно 17 октября 2000 года, - это безусловно профессия. - ответил Алекс, он спорить не любил. Тем более с Пугачем. Он понимал, что спор уже проигран из-за - как обидно! - небрежно брошенной фразы. В присутствии Пугача небрежно оброненные фразы приводили к затяжным спорам с неизбежным разрыванием оппонента в интеллектуальные клочья.

Несерьезный роман на злобу дня.

* * *

Версия с СИ от 12/05/2008.

Дом этот, двухэтажный, с полукруглым крыльцом и белыми колоннами, пережил трех хозяев. И каждый, вселившись, начинал что-то перестраивать внутри, что-то пристраивал снаружи, изгоняя дух прежних хозяев и утверждаясь прочно. Оттого, с какой стороны ни поглядеть, дом ни одной своей частью не походил на другую.

Года за три до смерти Сталина въехал сюда академик Елагин. Шепотом передавали, что он-то и есть автор предпоследнего гениального сталинского теоретического труда, который, как писалось в ту пору, открыл новые горизонты. За свои заслуги, оставшиеся безымянными, был Елагин произведен из членов-корреспондентов в полные академики и купил дом в престижном загородном поселке. Еще говорили, что другой дом, на Николиной горе, ему подарен, потому, мол, не всегда живет он здесь, но точно никто не знал, а кооперативные расходы он нес исправно, все, что причиталось, платил в срок.

  Что вы готовы сделать ради денег? Вы любите дорогие машины? Вам никогда не казалось, что вы лучше остальных? Главный герой романа, молодой московский бизнесмен, занимающийся рекламой, всю свою жизнь отвечал на эти вопросы утвердительно. Но вот более крупные хищники отняли у него его бизнес, от него ушла девушка, и выяснилось, что плата за поверхностный лоск гламурной жизни может быть очень велика.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Юрий Канчуков

СЛОВО БЕЗ МЯГКОГО ЗHАКА

По блеклому гнедому лугу перла пожилая, осеннего вида корова. Рядом была речка, через речку - мостки, вдребезги разъезженные колхозною пятитонкой.

"Тверезый не ездиит по мосткам. В объезд, нать, тверезый ездиит. Я таво его тверезым ни разу и не стрела. Точна, обызжает..." Корове нравился загульный колхозный "шОфер", умевший в колхозе всё и починить и выпить.

"Здоро-овый мужик, - вздохнула корова. - Кабы ишо не пил... Та хто тута не пьёть?"

В.Л.Кандель

Библиография переводов романа "Что делать?" на языки народов СССР и на

иностранные языки

Библиография составлена на основе фондов Государственной публичной библиотеки им. М. Е. Салтыкова-Щедрина, Библиотеки Академии наук СССР, Института русской литературы Академии наук СССР (Пушкинский Дом), Государственной библиотеки СССР им. В. И. Ленина и Всесоюзной государственной библиотеки иностранной литературы. Учтены также материалы специальных библиографий, посвященные переводам произведений русских писателей на иностранные языки, каталоги крупнейших зарубежных библиотек (Британского музея, Национальной библиотеки в Париже, Библиотеки Конгресса в Вашингтоне), а также национальные библиографии ряда стран. Учтены материалы исследований о произведениях Н. Г. Чернышевского в литературах народов СССР и в иностранных литературах.

Б.Л.Кандель

Шервуд Андерсон

Шервуд Андерсон - один из наиболее выдающихся американских новеллистов XX века.

Творчество Андерсона, писавшего в разных жанрах, неоднородно и неравноценно. Своими рассказами он внес большой вклад в прогрессивную американскую литературу. На отдельных его произведениях, в особенности романах, сказалось некоторое увлечение разного рода модернистскими тенденциями, уводившими его в сторону от реализма.

Сергей Канделаки

Графомания приснилась

Странные люди вокруг. Ей-Богу странные. Hу, скажите на милость, как можно воспринимать всерьез все то, что приходит мне в голову? И уж конечно не стоило бы принимать за чистую монету мои поступки или слова.

Да, коль уж речь зашла о словах - слова это тоже поступки. И мысли тоже.

Hо речь сейчас не об этом. Речь скорее об окружающих меня людях. Вот вам пример: давеча я решил, что завтра не наступает. Этот в общем-то логичный вывод был сделан путем простого умозаключения: как только "завтра" наступает оно становится "сегодня". Я поспешил поделиться своим открытием с друзьями, знакомыми и близкими. Hу и что бы вы думали? Окружающие приняли эту весть совершенно спокойно и даже, я бы сказал, вдумчиво. Hикто не смеялся, не называл меня нехорошими словами, не вредничал, не крутил пальцем у виска. Люди приняли мою сентенцию, как откровение. Как истину. Hекоторые даже были восхищены моей гениальной прозорливостью на счет туманного будущего. Я избавил их от тревог о завтрашнем дне. Посудите сами: к чему тревожиться, нервничать и стенать о дне, который все-рано не наступит?