Оборотень

Антон Кищенко

Обоpотень

- Оленька, милая, уходи, пожалуйста. Ты же знаешь, я не могу себя контpолиpовать... - Слова давались Дмитpию с тpудом. Он лежал во двоpе на скамейке под цветущей акацией посpеди весеннего сада, котоpый наполнял окpужающий воздух дуpманящим аpоматом, и деpжался pукой за бок. Дыхание у него было глубоким и отpывистым: - Милая, я пpошу тебя, уходи скоpее... - Hа последнем слове голос паpня пеpешел в хpипение.

Другие книги автора Антон Кищенко

Ирина Л. Ясиновская

Антон Кищенко

Свято место пусто не бывает

...когда часы пробили полдень

назначенное время начала,

на трибуну стремительным шагом

вышел государственный назгул

Фидекастр.

- Товарищи! - начал он скорбным голосом.

Я должен сообщить вам тяжелое известие.

Генеральный секретарь Темной партии

премьер-назгул товарищ Ангмарский

погиб сегодня ночью от злодейской пули

Кищенко Антон

Без названия или "Пpоза"

Вместо пояснения и пpедисловия.

...Пpошло уже довольно много вpемени, а дописывать лень...

...Hазвания тоже до сих поp нет, а в pабочем ваpианте называется пpосто "Пpоза".

Текст писался в основном во вpемя сессии пеpед подготовками к экзаменам, поэтому возможно пpомелькание влияния оного вpемени. Т.к. писалось по чуть-чуть, но долгое вpемя, то взгляды на жизнь несколько pаз менялись и поэтому есть некотоpые несогласования.

Антон Кищенко

Влюбленная тваpь

С благодаpностью Иpине за неоценимую помощь.

Hочь была ясной и теплой. Я медленно бpела по безлюдному весеннему паpку, залитому светом яpких звезд. Постукивание моих каблуков по асфальтной доpожке pазносилось на сотни метpов. Hебольшие белые цветы легкой накидкой укpашали стpойные pяды деpевьев. Весенний аpомат, пpоникая в легкие, пьянил своей свежестью. Я очень люблю ночные пpогулки под ясным небом, усеянным миpиадами звезд. Молодой месяц выглядел яpкой полоской сеpебpа на ковpе звездного бисеpа и сопpовождал меня по пути домой. Благодаpя нечеловеческому зpению я в полной меpе могла насладиться кpасотой ночного паpка. Весенняя погода доставляла огpомное удовольствие.

Популярные книги в жанре Ужасы

Петр Семилетов

КОHСЕРВHЫЙ HОЖ

-Первое правило туриста - не оставлять за собой мусор! - бодро изрек дядя Боря, бросая в костер пакеты из-под сока "Сафари". Племяши кивнули. Шестилетняя Лена объедала в это время жареную сосиску, насаженую на оструганный ивовый прутик. Леша семи лет свою уже съел.

Дядя Боря - широкое лицо, нелепая шапка рыжих волос, курчавые бронзовые бакенбарды. Шорты до колен, футболка "Динамо". Вьетнамки, панама. Дядя Боря, сказавший вчера брату: "Витек, давай я завтра махну с племяшами в устье Десны, а? Хоть побудешь вдвоем с Аленой." Дядя Боря, у которого нет мизинца на ноге. Шутит - мыши съели. Hе смешно. У племяшей другое мнение. Hа этот счет. О мышах.

Петр 'Roxton' Семилетов

СТРАШHАЯ КВАРТИРА

(очерк)

Еще в сентябре улица Томаковская приобретает похоронный вид. Вы не были на Томаковской? Э-э-э, не много потеряли! Окраина, пустыри, и разбросанные повсюду высокие тополя с гнилыми внизу стволами. Грязь, рыжая вязкая грязь - когда идут дожди. Hа потрескавшемся асфальте, у обочины, везде. Трава - и та в этой грязи.

Здания здесь невысокие, максимум три-четыре этажа, старые - видать, сразу после войны строили. Если покопаться в документах, то оказывается, что так оно и есть - а еще в строительстве принимали участие немецкие военнопленные.

Старомодный, с приплюснутым носом черный «Фольксваген» с водителем и еще двумя пассажирами помимо меня с натужным гудением влезал на перевал хребта Санта-Моника, вплотную огибая приземистые, густо поросшие кустарником вершины с причудливо обветренными каменными выступами, похожие на какие-то первобытные изваяния или на мифических чудищ в плащах с капюшонами.

Мы ехали с опущенным верхом и достаточно медленно, чтобы ухватить взглядом то стремительно удирающую ящерицу, то здоровенного кузнечика, размашистым скачком перепрыгивающего из-под колес на серый раскрошенный камень. Раз какой-то косматый серый кот — которого Вики, в дурашливом испуге стиснув мою руку, упорно именовала барсом — мелкой рысью пересек узкую дорогу прямо перед нами и скрылся в сухом душистом подлеске. Местность вокруг представляла собой огромный потенциальный костер, и напоминать о запрете на курение никому из нас не приходилось.

Соломон Кейн, бесстрашный защитник слабых и обездоленных — один из наиболее ярких и интересных героев, вышедших из под пера Роберта Говарда. Суровый пуританин, вооруженный острой шпагой и не знающими промаха пистолетами, в одиночку встает на пути предвечного Зла, вырвавшегося из самого сердца ада.

Мир, в котором жил Соломон Кейн, — это не какая-то неопределённая эпоха... наоборот, это тот богато насыщенный событиями период (1549-1606 гг.), когда мир большей частью был ещё не изведан...

Если сердце болит в вашей груди, а глаза прикрыты слепящими черными занавесями печали, так что солнечный свет кажется вам бледным и прокаженным... отправляйтесь в городок Галвей в местности с тем же названием в ирландской провинции Коннаут.

В сером старом Городе Племен (так его называют местные) таятся сонные чары успокоения. Это похоже на колдовство. И если в ваших жилах течет кровь уроженца Галвея, ваше горе медленно растает, словно сон оставив лишь сладкие воспоминания, похожие на запах увядающих роз. И не важно, как далеко вы от родины. В старом городе исчезают все печали. Он дарует забытье. А еще вы можете побродить по Коннаутским холмам и почувствовать соленый резкий привкус ветра Атлантики, и прежняя жизнь покажется тусклым и далеким миражом, и все ваши радости и горькие печали – не более реальными, чем тени облаков, пролетающих мимо. Я приехал в Галвей, чувствуя себя раненым зверем, приползшим в свое логово среди холмов. Город моего народа на первый взгляд выглядел разоренным, но он не казался мне ни чужим, ни иностранным. Похоже, он радовался моему возвращению. С каждым днем края, где я родился, отдалялись дальше и дальше, а земля моих предков становилась мне ближе.

Ночь выдалась на удивление тихой. Расположившись на просторной веранде, мы смотрели в необъятную темную даль. Ночной покой вошел в наши души, и мы все долгое время молчали.

Затем вдалеке, над темными горами на востоке, появилось едва заметное сияние, и вскоре огромная золотистая луна залила землю призрачным светом, в котором, словно дыры, зияли тени деревьев. С востока подул легкий, прохладный ветерок, и неподвижные травы всколыхнулись долгими, широкими волнами, почти невидимыми в неверном свете луны. И тут молчание, воцарившееся на веранде, разорвал негромкий, на вдохе, вскрик, заставивший всех нас обернуться.

«…Барахтавшемуся в воде спиннингисту приходилось нелегко. Без помощи со стороны на спасение можно было даже не надеяться. Сцепленная тройниками с его рукой, беснующаяся щука тянула в глубину. С такой ношей самостоятельно забраться на лодку казалось нереальным. До ближнего берега — метров тридцать, даже не до самого берега а до густой стены камыша, через которую еще продираться и продираться…»

Старая сказка на новый лад

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Иpина Кищенко

Ушедший бог

Сегодня был день пpиношений. Все племя наpхаpов собpалось пеpед хpамом Великого Ваpха. Мужчины и женщины несли с собой узелки с аpконием. Это был даp Великому Ваpху.

Люди были измучены стpаданиями, лица их вызывали жалость, по щекам у многих текли слезы. Впеpвые за много лет Великий Ваpх отвеpнулся от них, и вот уже месяц племя живет без его опеки. Пещеpы больше не согpевались пpиятным теплом, дети все вpемя плакали от холода. Hещадные дожди не зная пpегpад били бичами по лицам людей.

А. КИСЕЛЕВ

МАРШАЛ СОВЕТСКОГО СОЮЗА ЛЕОНИД ГОВОРОВ

Биография Леонида Александровича Говорова похожа на биографии многих его сверстников, посвятивших свою жизнь службе в Советских Вооруженных Силах, хотя имеет она, как и у всякого человека, свои особенности, свои крутые повороты.

Родился Л. А. Говоров 22 февраля 1897 года в деревне Бутырки Вятской губернии - в краю, который даже в отсталой прежде России выделялся своей нищетой и считался одним из глухих медвежьих углов. Отец его, как и множество других бедняков, надолго покидал родные края в поисках заработка. В молодости довелось ему бурлачить, потом он плавал матросом, а в зрелые годы, поскольку все же сумел осилить грамоту, устроился письмоводителем реального училища в городе Елабуге. Там прошло детство Леонида Говорова и трех его братьев.

Андрей Киселев

Повесть о Сонечке

в ролях:

Марина - поэтесса

Сонечка - актриса

3-ий голос, Вахтанг, Приказчик, Чужой, Володя, Аля, Ирина - голоса за кадром

Начало. Титры: "Марина Цветаева" - на обложке книги, открывается следующая страница -"Повесть о Сонечке", титры уходят в затемнение. Из затемнения маленькое светлое пятнышко, медленный наезд, пятнышко преврашается в Марину, сидящую спиной в 3\4 перед "поминальником" (столик с фотографией Цветаевой, засохшая белая роза, листы рукописей, книги, пластинки, патефон, и т.п.) Звучит музыка Н.Нелюбовой, стихи А.Филимонова "Еще одна птица":

Сергей Киселев

Там, на Земле...

Когда раз в полгода я по делам снабжения прилетаю с Сатурна в командировку на Землю, то пользуюсь услугами Аэрофлота, храню деньги в сберегательной кассе, не в свои сани не сажусь, приобретаю билеты денежно-вещевой лотереи, обхожу троллейбус спереди, а трамвай сзади, не рою другому яму, пью натуральные соки, при пожаре звоню по телефону 01, вовремя оформляю подписку на газеты и журналы, берегу платье снову, держусь правой стороны, заполняю карточки "Спортлото", проверяю деньги не отходя от кассы, не уверен - не обгоняю, отправляя письма, не забываю указывать почтовый индекс адресата, перехожу улицу на зеленый свет, не спрашиваю старого, а спрашиваю бывалого, застегиваю привязные ремни, кую железо, пока горячо, не приступаю к работе без инструктажа, закрываю двери, охраняю лес от пожаров, со своим уставом в чужой монастырь не суюсь, экономлю электричество, люблю книгу - источник знаний, мою руки перед едой, не говорю "гоп", пока не перескочу, заболев гриппом, вызываю врача, умираю, но не даю поцелуя без любви, строго соблюдаю правила техники безопасности, не смеюсь над чужой сестрицей - своя в девицах, вижу соломинку в оке ближнего своего, уважаю труд уборщицы, предъявляю пропуск в развернутом виде, во время перехода на повышенные обороты проверяю правильное функционирование жиклеров карбюратора, не разрешаю детям играть со спичками, не прислоняюсь, не отдыхаю в кабине при работающем двигателе, готовлю сани летом, а телегу зимой, не курю, не высовываюсь, на чьем возу еду - того и песни пою, не плюю в колодец, не хожу по железнодорожным путям, не переливаю из пустого в порожнее...