Обитель духа

Илуге.

Сын отрешенный от трона княжны, выросший в изгнании…

Пленник, с детства постигший все ужасы доли невольника…

Избранный, отмеченный покровительством величайшего из воителей древности Орхоя…

Он вернулся домой – чтобы завоевать то, что принадлежит ему по праву.

Однако жернова судьбы втянули Илуге в круговерть жестоких придворных интриг – и юному воину привольных восточных степей будет нелегко выжить в мире, где нельзя доверять никому, а ложь и предательство бьют вернее меча и кинжала…

Друзья плетут сети обмана.

Близкие целят в спину.

Отрывок из произведения:

В хрониках Шан сказано: этот мир случился оттого, что обезьяна стала пускать мыльные пузыри. Произошло это так: выйдя к Желтой реке напиться, обезьяна увидела, как бог судьбы Синьмэ сидит у воды и забавляется, пуская мыльные пузыри над ее поверхностью. Улучив момент, когда бог отвернулся, обезьяна схватила тростинку и с силой дунула в нее. Оттуда вылетела целая гроздь мыльных пузырей. Оплодотворенные слюной бога, оставшейся на кончике тростинки, они превратились в миры. С тех пор, подобно грозди винограда, эти миры продолжают витать в Великой Пустоте Шу, тесно прижатые друг к другу, и в каждом из них отражается то, что происходит в других. Но воля Синьмэ такова, что происходит это в них разновременно или немного иначе, – подобно тому, как искажаются черты лица на всякой выпуклой поверхности.

Рекомендуем почитать

И весёлое ж место — Берендеево царство! Стоял тут славный град Сволочь на реке Сволочь, в просторечии — Сволочь-на-Сволочи, на который, сказывают, в оны годы свалилось красно солнышко, а уж всех ли непотребных сволочан оно спалило, то неведомо… Плывут тут ладьи из варяг в греки да из грек в варяги по речке Вытекла… Сияет тут красой молодецкой ясный сокол Докука, и по любви сердечной готова за ним хоть в Явь, хоть в Навь ягодка спелая — боярышня Шалава Непутятична…

Одна беда: солнышко светлое, катавшееся по небу справно и в срок, вдруг ни с того ни с сего осерчало на берендеев — и вставать изволит не вспозаранку, и греть-то абы как. Всполошились все: и князья, и бояре, и дружинники, и простые резчики. Ничем солнышко не умилостивить, сколько бы берендеек-идолов в жертву ему ни принести…

Вот уже больше десяти лет, как закончилась последняя Война магов. Чернокнижники давно подчиняются Службе Контроля за Магией, дети в обязательном порядке проходят проверку на магические способности, волшебников, преступивших закон, лишают магического дара Слухачи-Инквизиторы…

Так было. Но будет ли так и дальше? Ведь в провинциальном городке живет юная Агата Мортимер – дочь легендарных магов – преступников, чьи дерзкие эксперименты с материей и послужили причиной к началу Войны.

И сейчас в девушке пробуждается наследственная Сила, с которой, похоже, не в силах справиться даже самые опытные Инквизиторы. Сила, необычная хотя бы тем, что нарастает всякий раз, когда Агата оказывается – или думает, что оказывается, – в опасности…

В этом мире на равных сосуществуют эльфы, орки, вампиры, оборотни, люди, рожденные в нем, – и люди, занесенные в него из далекого будущего.

Здесь воюют беспрерывно, а ненавидят с наслаждением и со вкусом – северные земли напирают на южные, люди и оборотни грызутся, как одержимые, а представители Старших народов плетут хитрые интриги, намереваясь поставить, наконец, на место представителей народов Младших.

Здесь начинается история лихого парня по прозвищу Квазимодо – бродяги, авантюриста, непревзойденного бойца и ловкого вора. Он вместе со своим отрядом дезертировал из Объединенного флота – и хорошо знает, что за это и ему, и его бойцам светит петля.

Будущего у него нет. Планов тоже нет – да и не может быть.

Есть только бесконечные, смертельно опасные приключения – да слабая надежда выжить…

Лучших из лучших призывает Ладожский Князь в свою дружину. Из далеких селений спешат на его зов избранные. Но полон путь опасностей и неведомых страхов – лесные и водяные духи, нечисть и оборотни заступают дорогу отважным избранникам Князя. Далеко, за грань реальною, за кромку мира уходят герои, чтобы отобрать жертву у всесильного и безжалостного Триглава. Есть ли что-то на свете, чего не одолеют бесстрашные витязи Белеса? Все осилит отважное и любящее сердце, когда впереди его ждет светлая ЛАДОГА.

…И прогремел над лесом гром, и небо стало уже не голубым – оранжевым, и солнце, уже не золотое – зеленое! – упало за горизонт. Так начались приключения четверых молоденьких ребят, участвовавших в ролевой игре – и не сразу понявших, сколь короток Путь из мира нашего – в мир другой.

В мир, где «Гэндальф», «Фродо», «Тролль Душегуб» и «Эльфийка Эльнорда» – уже не прозвища, но – имена. Имена воителей. В мир, живущий по закону «меча и магии». В мир, где королеву возможно обратить телом – в вампира, душою же – в призрака… В мир, где «погибшие души» вселяются Епископом-чернокнижником в искусственные тела безжалостных Рыцарей Храма…

В этом мире то, что четверо друзей считали игрой, станет – реальностью…

В этом мире давным-давно забыли, что такое солнечный свет. В незапамятные времена люди продали чужакам из-за моря каждый свою частицу света, и повсеместно воцарилось тьма. Крылатые прислужники тьмы наводят ужас на мирных жителей, и уже никто не отваживается бросить им вызов. Но однажды в мире тьмы появляется тот, кому суждено вернуть свет…

В этой удивительной книге автор предлагает фантастическую версию исторических событий, предшествующих крещению Древней Руси. Знают бессмертные Жрецы Белеса, что князь Владимир собирается призвать на Русь новую веру. Гневается Скотий Бог на своих слуг, требует смерти князю – чтобы не воссияло над Киевом Красное Солнышко. Но приходит герой – молодой знахарь из Приболотья – и заступает дорогу честолюбивым воеводам и коварной нежити, ограждает князя от занесенного над ним меча.

Один из самых скандальных романов о Средиземье, вызвавший неоднозначную реакцию и бурные споры в среде знатоков творчества Толкиена, принадлежит перу неоднократного лауреата премий фантастического конгресса «Странник», лауреата АБС-премии Кирилла Еськова.

Это – не продолжение великой эпопеи Профессора, а вариант возможного толкования происшедших в ней событий, своеобразный апокриф «Сильмариллиона», проекция мира, созданного фантазией английского писателя, на реальную действительность.

«Профессор Толкин ошибался – не так все было, совсем не так». Классическая фраза любого поклонника фэнтези. Но как же тогда было? Может, именно так, как рассказано в истории о последнем Кольценосце? И вообще – как выглядела бы история о Кольцах Всевластия, будь она рассказана не победителями, а побежденными? Так ли уж абсолютна и непоколебима была в величайшей из войн Средиземья расстановка сил Добра и Зла? Все мы слышали уже тех, кто выиграл, – так послушаем же тех, кто проиграл…

Другие книги автора Ольга Владимировна Погодина

Осень 1375 года от начала правления императора Кайгэ по куаньлинскому календарю

Месяц Кипарисов

Нойто лежал в темноте, чутко вслушиваясь в дыхание спящих. Кухулен, хулан горных охоритов, приютивший его после того, как мальчик из рода Синих Щук осиротел, дышал последнее время плохо – тяжело, надсадно вздыхая, словно бы задыхаясь во сне. Седая Олэнэ, его жена, случалось, бормотала что-то невнятное и тревожное, будто бы и сейчас продолжала заниматься бесконечными домашними делами. Сумасшедшая всегда спала так тихо, что звук ее дыхания почти полностью растворялся в других звуках. Нойто не любил и боялся ее, эту женщину, которую хулан привел однажды в юрту и усадил в углу, – растрепанную, с остановившимся взглядом, сплетающую сосредоточенными пальцами невидимую нить.

Илуге.

Сын отрешенной от трона княжны государства Ургах, выросший в изгнании, с детства познавший все ужасы доли невольника – и ставший одним из лучших воинов привольных восточных степей, где обитают мужественные, не знающие страха кочевники.

Теперь на него начинается настоящая охота… Смерти опасного родича желают двоюродные братья, подчинившие своей власти племена охоритов и мечтающие о захвате княжеского трона.

Смерти его ищет и отважный Юэ – лучший из полководцев империи Куаньлин, ведущей опасную и циничную дипломатическую игру, цель которой – захватить Ургах.

Но Илуге не страшится врагов – ни тайных, ни явных. Он готов рискнуть собственной жизнью и открыто явиться в Ургах, чтобы спасти от гибели мать, которую обвинили в предательстве и приговорили к мучительной казни…

Историческая повесть о Н.М. Пржевальском для детей и юношества. Напечатана в журнале-альманахе «Кентавр» издательства «Подвиг» № 4-2010.

Перед Вами – пьеса питерского драматурга Ольги Погодиной «Мармелад.ru», написанная в 2003 г. Вообще, тема однополой любви, кажется, исчерпала себя – на московской сцене, во всяком случае. Театру 90-х удалось привлечь внимание общественности к проблеме «голубой» тоски, но решить проблему так и не получилось (как, впрочем, и двум тысячам лет христианской культуры). Постепенно, поняв, видимо, что проблема неразрешима, публика (за исключением узкоцелевого сектора) потеряла к ней интерес и сосредоточилась на проблематике общесоциального свойства. Однополая тема просто перестала быть скандальной. Пьесу Погодиной выделяет из потока довольно скучной однополой литературы то, что написана она, как можно судить, на автобиографическом материале. Девушка с ником «Офелия» полюбила гомосексуала с ником «Ник» и даже собралась за него замуж...

Популярные книги в жанре Фэнтези

Этот мир редко видел покой на своих просторах. Не одну тысячу лет шла война между двумя могучими расами и не видно конца бесконечным сражениям. За влажными туманами, за изумрудным лесом, за неприступными скалами скрывается таинственный, древний и самый необыкновенный народ. Кто они и что несут они с собой — спасение или гибель? Никто не вернулся из их обители живым. Никто не знает, что скрывается под непроницаемыми лицами непревзойденных искусных воинов. Никто не ведает когда наступит конец этой бесконечной войне…

Говорят: «То, что не убивает нас, делает сильнее». Да, оборотни сильнее людей, но диета скудная, контроля никакого, да и все от тебя чего-то хотят! Маги, горожане, крестьяне, такие же чудовища, как я — всем моя персона не по душе, но зачем-то нужна. Или для исполнения своих коварных планов, или в качестве чучела в гостиной. А друзья сами себя не спасут… Что же, Ваше Величество Случай, берегитесь, ибо я сдаваться не собираюсь! По мере нахождения опечаток я буду их исправлять, но все же это — довольно окончательная версия. Приятного чтения!

— Друг мой, тебе давно пора жениться, — король поставил большой кубок, украшенный драгоценными камнями, на стол и кивнул слуге, чтобы тот снова наполнил бокал.

— Не знаю, — рыцарь, сидящий напротив короля, поморщился. — Зачем мне жена?

— Ну, хотя бы затем чтобы родить наследника. Тебе уже не двадцать лет, пора подумать о продолжении рода.

Рыцарь Таррон Деор грустно усмехнулся и опустил голову.

— Может и надо, — нехотя согласился он.

Алексей Александрович Федотов

ПОСЛЕДНИЙ КОТ ЗВЕРЛАНДИИ

повесть-сказка

Посвящается Анатолию Николаевичу Ежову,

Президенту НОУ ВПО «Институт управления»

(г. Архангельск), доктору экономических наук,

профессору, почётному работнику высшего

профессионального образования РФ – человеку,

«Всё, что я могу сделать, когда наступает темнота — спрятаться там, в бесконечном солнечном дне, который снаружи кажется крохотной золотой искрой. При мысли, что она может однажды погаснуть, и мне её не найти — мой разум сжимается, цепенеет. Так не должно быть. Я сделаю всё, чтобы этого не случилось. Любою ценой».

Это повесть о любви. О любви, которая проходит сквозь смерть и возвращается к любимому человеку. И об отсутствии любви, которое уродует человеческую душу. И о том, как тяжко иногда платить старые долги. В общем, о том, что беспокоит каждого, у кого есть сердце…

Европа XIV века. История пошла другим путем. Одиозный «Молот ведьм» был создан на полтора века раньше, чем в реальной истории; Инквизиция появилась на сотню лет раньше, чем соответствующая организация в нашем мире. Раньше появились и ее противники, возмущенные методами и действиями насквозь коррумпированной и безжалостной системы. Однако существование людей, обладающих сверхъестественными способностями, является не вымыслом, а злободневным фактом, и наличие организации, препятствующей им использовать свои умения во зло, все-таки необходимо.

Германия, зима 1394 a.D. Следователь Конгрегации Курт Гессе и его помощник Бруно Хоффмайер, направленные к очередному месту прохождения службы, застигнуты метелью. Они вынуждены остановиться на ночлег в придорожном трактире. Разыгравшаяся метель делает дальнейший путь невозможным, и уже следующей же ночью становится ясно, что скука — еще не самая большая неприятность, свалившаяся на их головы.

Страница автора на СИ: http://samlib.ru/p/popowa_nadezhda_aleksandrowna/

Файл размещен в библиотеках Флибуста и Либрусек c согласия автора

Погрузившись в ролевые игры, Егор затерялся в своих мирах…

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Этот сокращенный БОЛЕЕ ЧЕМ ВДВОЕ роман ранее издавался в виде повести «Пик Жилина» в проекте «Миры братьев Стругацких. Время учеников».

Здесь впервые выложен полный его вариант, ранее не публиковавшийся.

Комитет Государственной Безопасности как таковой расформирован. Он распался на множество спецслужб, однако методы «рыцарей» плаща и кинжала остаются все теми же. В новом романе известного петербургского прозаика Александра Щеголева повествуется о сверхсекретном эксперименте над сознанием человека.

Неприятности обычно вырастают из пустяков. Для меня эта история началась тогда, когда в сумерках майского вечера, 1993 года, у ступенек с платформы станции Лобня меня перехватил человек. Собственно, я знал этого человека: Каменецкий, такой-то избирательный округ, независимый депутат, если слово «независимый» не вызывает у вас усмешки, – в модном сером плаще с погончиками на пуговицах, белая рубашка, трехцветный «российский» галстук, а на голове – демократическая кепочка, как у мэра Москвы. Некоторые депутаты уже тогда начали носить подобные кепочки. Надо сказать, что я заметил его еще в электричке. Близки мы не были, баллотировались на выборах в разных избирательных округах и поэтому до ненависти, как у бывших соперников, у нас пока не дошло. И в Верховном Совете он себя ничем особенным не проявил. Весь тот год, когда страна кипела и клокотала, когда лава страстей, казалось, выплескивалась из телевизоров, когда вспыхивали перед публикой и тут же гасли звезды ораторов, он провел где-то на заднем плане, в курилках Белого дома. Выступающим у микрофона я его, по-моему, ни разу не видел. Наши дороги не пересекались. Знакомство у нас было шапочное. Удивило меня только то, что он, вопреки обыкновению, не воспользовался машиной. Сам я, честно говоря, машину терпеть не могу. Есть в ней, по-моему, что-то самодовольное. Капризный уродливый агрегат, жрущий время и силы. И тем более он был неуместен в ту романтическую эпоху: это что же, мы только что боролись с партийными привилегиями, а немедленно после победы сами расселись по горкомовским автомобилям? Мне, во всяком случае, было как-то неловко. Это сейчас после неожиданной и страшной смерти Герчика, после ночи, проведенной в лесу, где с нечеловеческим хрум!.. хрум!.. хрум!.. трещали прошлогодние шишки, после пальцев, тянущихся ко мне из-за ствола сосны, после странных и жутковатых событий, чуть было не захлестнувших столицу, я, если задерживаюсь в Москве дольше обычного, обязательно беру на стоянке перед вокзалом машину и, платя двойной (ехать-то всего ничего) тариф, после некоторого петляния по переулкам, высаживаюсь у самой калитки. Лобнинские частники к этой моей странности уже привыкли. Я подозреваю, что они считают меня безобидно чокнутым. В «жигули» свои, во всяком случае, сажают без возражений. По дорожке, скрипящей гравием, я быстро прохожу через сад и, защелкнув замок на дверях, тут же закрываю в доме все форточки. Моя Галина ругается, но я не переношу идущий от грядок и клумб душный запах земли. То есть, может быть, и запаха-то никакого нет – пахнет флоксами, которые мы каждой весной высаживаем в невероятном количестве, пахнет свежей травой, которую днем обычно накашивают соседи, пахнет горьким и едким дымком, потому что в поселке все время жгут какую-нибудь дрянь. А уже ближе к ночи накатывается аромат цветущего табака – нежно-белые сахарные его граммофончики светятся в полумраке. Казалось бы, дыши и радуйся, Но мне все равно чудится, что пахнет только землей – ее мертвенной сыростью, холодом, тянущим из глинистой глубины – меня прохватывает озноб, и я поспешно закуриваю, чтобы отогнать этот запах.

Взяли меня ночью, где-то около четырех часов. Операция готовилась очень тщательно: все пространство вокруг моего дома было заблокировано, улицы – перекрыты транспортерами с десантниками ВВС, на крыше дома сидело подразделение «Бета», причем в распоряжении его находился специально оборудованный вертолет, взвод химической обороны подготовил мониторы дезактиваторов, а по лестнице и в саму квартиру вошла так называемая «Группа Ц», двенадцать советских ниндзя, включая командира, в масках, в защитных комбинезонах, сливающихся с темнотой, кстати, я не уверен, что о существовании этой группы известно правительству – впрочем, это не мое дело. Разумеется, у них имелся дубликат ключей, дверной замок к тому времени был уже обследован и смазан, также уже негласно была проверена вся квартира, было точно известно, что я в это время буду спать, поэтому никаких усилий от них не требовалось, им надо было просто войти, изготовиться и разбудить меня. Что они, собственно, и сделали. Между прочим, помимо обычного оснащения – ну там, пистолеты, как полагается, ножи – у них были еще специальные осиновые колышки, нечто вроде дротиков с заостренными концами, и когда один из них зажег свет, то остальные сразу же направили эти дротики на меня, готовые метнуть их при первых же признаках опасности. То есть, были учтены все возможные варианты.