Об опыте Стефана Маринова

Георгий ЧЕРНИКОВ

ОБ ОПЫТЕ СТЕФАНА МАРИНОВА

В "ТМ", No10за 2002 г., напечатана статья физика Юрия Обухова и радиофизика Игоря Захарченко "Эфир или физический вакуум?", в которой рассказывается об эксперименте австрийского физика Стефана Маринова и вытекающих из этого опыта фундаментальных следствиях.

К сожалению, авторами допущены, на мой взгляд, серьезные неточности, которые могут дезориентировать читателей.

Зачем нужен "эфир", якобы заполняющий все мировое пространство? Ничего дурного в этой идее нет, так как без подобной странной, всепроникающей и неуловимой, субстанции трудно понять многие известные факты. В древности его существованием объясняли движение планет, а после работ Галилея и Ньютона планеты перестали нуждаться в таком "двигателе". Но мысль о существовании "мирового эфира", хотя и в новой ипостаси, возникла вновь, когда началось планомерное изучение свойств света. Так, голландский физик Христиан Гюйгенс (1629 - 1695) показал, что свет имеет волновую природу (кстати, тот же Ньютон никак не мог решить, представляет свет волны или некие корпускулы) и что в пространстве, где он распространяется, что-то должно колебаться. А это значит, что должна существовать некая материальная среда, пронизывающая все пространство, в которой подобные колебания могут происходить.

Популярные книги в жанре Научная литература: прочее

ИВАН ПАПАНОВ

Шаги в неведомое

Великие провидцы прошлого задолго до того, как мечта о космических полетах стала явью, говорили о дальних звездных дорогах человечества. "Переселение жизни от солнца к солнцу, даже от Млечного Пути к другой группе звезд, - писал К.Циолковский, - вполне возможно". Конечно, такая возможность оборачивается реальными проектами лишь тогда, когда научно-технический прогресс дает в руки людей нечто принципиально новое еще и сегодня неясны принципы, которые будут использованы при создании межзвездных кораблей. Но когда-нибудь, полагал ученый, разум с помощью постоянно развивающейся техники "всякий уголок вселенной сможет сделать доступным для жизни"

Предлагаемая читателю книга представляет собой сборник эссе, или, если более образно, зарисовок, посвященных различным аспектам деятельности тьютора. Во многом это авторский взгляд на тьюторство, на принципиальные проблемы профессионального становления тьютора, на то, какие мягкие навыки (soft skills) должен развивать в себе тьютор и как это можно делать. Книга содержит большое количество авторских упражнений по развитию тьюторских мягких навыков.

Представьте, что в Англии растет виноград, а доплыть до Гренландии и даже Америки можно на нехитром драккаре викингов. Несколько веков назад это было реальностью, однако затем в Европе – и в нашей стране в том числе – стало намного холоднее. Людям пришлось учиться выживать в новую эпоху, вошедшую в историю как малый ледниковый период.

И, надо сказать, люди весьма преуспели в этом – а тяжелые погодные условия оказались одновременно и злом и благом: они вынуждали изобретать новые технологии, осваивать материки, совершенствовать науку. Эта книга рассказывает историю самого трудного, но, возможно, и самого прогрессивного периода в истории Европы.

В формате PDF A4 сохранен издательский макет книги.

Шарон Моалем – известный канадо-американский генетик, врач, эксперт в области редких генетических заболеваний, открывший антибиотик нового типа, который помогает в борьбе со сверхустойчивыми инфекциями. Популяризатор науки. Читает лекции для широкой аудитории, принимает участие в теле- и радиопрограммах. В «Лучшей половине» автор выдвигает и убедительно доказывает любопытную теорию о том, что генетические женщины превосходят мужчин уже по самому праву рождения, так как обладают двумя Х-хромосомами. Именно наличие двух X-хромосом позволяет женщинам жить дольше и лучше справляться со многими заболеваниями, включая и COVID-19.

В формате a4.pdf сохранен издательский макет.

За 65 лет, прошедших после Дартмутского семинара, который положил начало разработке искусственного интеллекта, в этой области совершено множество прорывов, однако до создания машины с «человеческим» интеллектом по-прежнему далеко. Сегодня ИИ распознает изображения и переводит речь, управляет беспилотными автомобилями, обыгрывает человека в шахматы и го, но пока не способен переносить навыки на новые задачи, может перепутать соль с дорожной разметкой, а автобус – со страусом. Мелани Митчелл, одна из ведущих ученых-информатиков, знакомит читателя с историей развития ИИ и принципами его работы, рассказывает о главных проблемах его применения и перспективах создания ИИ «человеческого уровня».

В формате PDF A4 сохранён издательский дизайн.

Пол Сен – режиссер-документалист, посвятивший себя популяризации науки, – познакомился с термодинамикой, когда осваивал инженерное дело. Термодинамика изучает свойства энергии и энтропии, которыми объясняется поведение множества физических систем, от клеток живых организмов до черной дыры в сердце нашей Галактики. Тем не менее термодинамика, как правило, остается в тени других разделов физики. Стремясь исправить эту несправедливость, Сен рассказывает историю этой науки и знакомит читателей с трудами целого ряда блестящих инженеров, физиков, биологов, космологов и математиков, от Сади Карно до лорда Кельвина, Джеймса Джоуля, Альберта Эйнштейна, Эмми Нётер, Алана Тьюринга и Стивена Хокинга.

В формате PDF A4 сохранен издательский макет.

Майкл Газзанига – известный американский нейропсихолог, автор множества научно-популярных книг, один из тех, кто в середине XX века создал биоэтику, исследующую нравственный аспект деятельности человека в медицине и биологии. В книге «Сознание как инстинкт» он убедительно доказывает, что сознание – это не некая «вещь», которую можно отыскать где-то в мозге. Сознание рождается из целой сети расположенных в мозге «модулей», каждый из которых вносит в наш поток сознания свою лепту. Впрочем, возможно, что «поток сознания» – это иллюзия; не исключено, что мы воспринимаем стремительную смену деталей происходящего в мозге как нечто непрерывное, как соединенные вместе кадры киноленты. Эта книга понравится всем, кто хочет разобраться в тайнах работы нашего мозга и узнать, чем будут в ближайшее время заниматься нейробиология и нейропсихология.

В формате PDF A4 сохранён издательский дизайн.

Американский эволюционный биолог и палеонтолог Нил Шубин стал известен на весь мир, когда вышел его научно-популярный бестселлер “Внутренняя рыба”. Научное сообщество знает его как активного сторонника комплексного подхода к исследованию вопросов эволюции: объединяя палеонтологию, генетику развития и геномику, можно получить многомерную картину истории жизни, от которой захватывает дух. Именно такое полотно Шубин дает нам рассмотреть в деталях, рассказывая в своей новой книге “Требуется сборка” о том, как ученые разных эпох и стран по крупинкам расшифровывали загадки, накопленные природой за четыре миллиарда лет. И о том, что мы понимаем сегодня про жизнь на Земле. И о том, что намерены выяснить в будущем.

В формате a4.pdf сохранен издательский макет.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

А.З.Черняк

Проблема очевидности

Введение. "Очевидность" как тема в истории философии.

Когда Сократ спрашивает у своих сограждан: что такое добродетель? оказывается, что все знают, что это такое, но не могут дать приемлемого определения. Определить предмет означает понять, откуда берется знание о нем. И насколько мы действительно знаем его, а не только думаем, что знаем? Отвечая на этот вопрос - откуда? - Платон обращался к миру идей. Так и рационализм Нового Времени выглядит попыткой заполнить пропасть между знанием о предмете и знанием самого предмета посредством построения генеалогии знания - то есть, путем ответа на вопросы о том, как осуществляются оба этих типа познания и как вообще мы можем что-то знать. Понять, как мы можем знать нечто, означает выяснить, чему - в окружающем нас мире или в нас самих - мы можем доверять, на какой незыблемой истине можем мы основать все остальное? Рационализм как метод, берущий свое начало из вопроса о доверии к знанию, "подогреваемый" изнутри невозможностью мириться со всеобщим скепсисом, порожденным утратой доверия к основаниям знания (скажем, теологическим), представляет собой поиск оснований. "Утрата доверия" означает, прежде всего, утрату особой значимости некоторых истин как Божественных; эту духовную ситуацию "конца схоластики" можно, как кажется, вполне оправдано охарактеризовать как ситуацию "утраты Бога в мире". Новое движение европейской мысли, обозначаемое нами именем "рационализм", оказалось в ситуации "без опоры", когда больше не на что было полагаться, кроме как на собственный несовершенный разум, а мир лишился своей онтологической однозначности. Вопрос о "местонахождении" истины, которой можно было бы доверять, на которую можно было бы опереться в новой духовной ситуации, соответственно, предполагал двойную перспективу своего разрешения: либо надо было обращаться "вовне" и искать опору в "окружающем мире", заново переопределяя его, либо обращаться "внутрь" себя и искать ответ на вопрос "как разумное человеческое существо осуществляет познание, как оно соотносится с миром". Обе эти перспективы были реализованы в философии Нового Времени в соответствующих подходах к проблеме, каждый из которых сформировал свою традицию. Начало первого из них мы связываем с именем Ф. Бэкона, второго - с именем Р. Декарта. Бэкон обратился в поисках основания знания к опыту внешнего, он принял окружающий мир, природу, как первичную, неизбежную реальность, в которую "погружен" человек со своим разумом, и на основании которой только он и может заключать обо всем остальном. Причем, заключать индуктивно, поскольку природная реальность, реальность внешнего мира, для нас - это только реальность фактов: единственных в своем роде или повторяющихся с большей или меньшей регулярностью. Декарт обратился к внутреннему опыту, следуя изначально иной установке. Сомнение двигало обоими философами, но направлено оно было на разные предметы. Бэкон высказывал недоверие прежде всего к методу, каким мы получаем знание, и в первую очередь, к дедукции: то, как формируется наше знание о мире, не вызывает доверия у Бэкона, потому что наши методы не соответствуют познаваемому миру. Сомнение Декарта затрагивает само содержание нашего знания. Если вглядеться, то это предметное различие не столь велико. И для Бэкона, разумеется, то наше знание о мире, которое получено на основании "ложных" методов, "ложно". Гораздо большее различие между подходами обоих философов видится в том, как это сомнение было осуществлено, а уже это различие может быть понято как основанное на предметном различии. На основании требования адекватности познания познаваемому Бэкон выделяет ту "область", где это требование, на его взгляд, выполняется - "область" чувственного опыта, предшествующего теоретическим конструкциям ума. Здесь мы можем иметь чистое, свободное от искажений, привносимых человеческими предрассудками и, возможно, даже человеческой природой, знание. Декарт осуществил свое сомнение иначе, сделав себя самого объектом мысленного эксперимента. Он поставил себя в позицию сомнения во всем, что он полагал истинным, с тем, чтобы только попытаться обнаружить что-либо действительно несомненное и найти таким образом "внутри себя" ту "автономную" область основополагающего опыта, которую Бэкон обнаружил "вовне". Метод Декарта - анализ1. Анализ приводит его к тому усмотрению, которому единственно он не может не доверять и которое было сформулировано им в форме силлогизма: cogito ergo sum2. Метод, избранный Декартом, предполагает иного типа "доверие", нежели то, на которое мог опереться Бэкон, и на котором затем, по его мнению, должно было быть построено новое знание, и другие "предметы", относительно которых мы не можем обмануться: не внешний опыт, а предельный опыт "внутреннего" опыт самого философствующего и сомневающегося "Я". Недаром же он уделяет столько места в Рассуждении о Методе описанию своего разнообразного житейского опыта, казалось бы, неуместном на страницах философского трактата. Что же позволило философу именно это усмотрение положить в основание всех прочих, выразив по отношению к нему совершенное доверие? Можно даже сказать - доверие по необходимости. У этого картезианского "доверия", явившегося результатом анализа, есть свои основания. Эти основания - очевидность соответствующих усмотрений. "Я вижу очень ясно, что для того, чтобы мыслить, нужно быть".3 Эта ясность или очевидность бытия собственного Я философствующего и сомневающегося субъекта стала исходным пунктом рационалистической тематизации оснований знания в философии Нового Времени, с одной стороны, и новой темой для этой философии - фундаментальной темой, учитывая то "место" в отношении к знанию, к миру и к бытию, которое изначально было придано "очевидности" родоначальником современного рационализма. Тема достоверности знания шире темы очевидности некоего знания, претендующего на достоверность. По отношении к истине взыскующий ее достоверности - как это теперь, в конце ХХ столетия, особенно отчетливо видно - может иметь по крайней мере две альтернативных исследовательских позиции. Первую в общем виде можно сформулировать так: "следует всматриваться в то положение дел, которое полагается истинным". Альтернативную этой позицию можно сформулировать (также, в наиболее общем виде) следующим образом: "следует обозревать результаты практического применения идеи, чтобы она сама показала свою истинность в ходе этой практики". Этот второй подход к проблеме достоверности в философии ХХ века продемонстрировали (в разных вариантов) Ч. Пирс и Л. Витгенштейн. Я здесь, однако, намерен уделить преимущественное внимание тому, как именно первый подход (можно назвать его, для простоты, фундаментализмом), впервые в Новое Время обоснованный Декартом, работает в ситуации поиска достоверности.4 Дж. Локк в "Опыте о человеческом разумении" формулирует задачу разума в отыскании достоверности истины как "путь идей"5. Среди видов знания, согласно Локку, наибольшей достоверностью обладает интуиция соответствия или несоответствия между идеями - то есть, непосредственное и ясное усмотрение некоего отношения. Лейбниц, с одной стороны, различает интуиции разума и интуиции опыта, соответствующие "вечным" истинам и истинам "факта", с другой стороны, проясняет смысл очевидности истин логически как усмотрения внутренней непротиворечивости и тождественности истин6. Среди выделяемых философом видов знания "наибольшей непосредственностью обладают истины интуиции, наименьшей... - отдаленные звенья в демонстративном доказательстве"7. Таким образом, когда Д. Юм в "Исследовании о человеческом разумении" размышляет над проблемой основания и достоверности умозаключений о причинах и следствиях, он отсылает к очевидностям абстрактных и фактических истин и к степеням очевидностей как к "само-собой-разумеющимся" тематическим объектам философии.

Профессор Арон ЧЕРНЯК

ЕВРЕЙСКИЙ ВОПРОС В РОССИИ: ГЛАЗАМИ АЛЕКСАНДРА СОЛЖЕНИЦЫНА

По страницам книги "Двести лет вместе"

"Ожесточение это свидетельствует ярко о том, как сами евреи смотрят на русских... что в мотивах нашего разъединения с евреем виновен, может быть, и не один русский народ и что скопились эти мотивы, конечно, с обеих сторон, и еще неизвестно, на какой стороне в большей степени".

Ф.Достоевский. Дневник писателя

Е.Б.Черняк

Тайная война и Вильям Шекспир

В 1606 г., когда происходил суд над Гарнетом, или немного позднее появилась новая трагедия Вильяма Шекспира "Макбет", которую его труппа даже сыграла в присутствии короля Якова. В этой зловещей трагедии есть одна юмористическая сцена, мало, впрочем, меняющая общий мрачный колорит пьесы. Это - монолог привратника, в котором содержится прямой намек на иезуитского провинциала и его трактат об использовании лжи. Намек не "слишком благожелательный. И тем не менее нашлись сторонники того, чтобы приплести Шекспира к деятельности иезуитов и связать имя гениального писателя с тайной войной контрреформации против ее врагов, кипевшей с таким ожесточением в конце XVI и начале XVII столетия.

Виктор ЧЕРНЯК

ВЫЕЗДНОЙ!

В толстотомном Дале слово это отсутствует, ближайший в алфавитном ряду сосед - выегозить. Выегозить толкуется как взять или получить что-либо лестью, вкрадчивостью, выюлить, взять беспокойной суетой, что вполне нас устраивает, как возможное пролитие света на понятие выездной.

Пример первый. Некто выезжает на рыбалку. Выездной ли он? Ответ: нет, перед нами рыбак. Пример второй. Некто выезжает в город за покупками. Выездной ли он? Ответ: нет, всего лишь покупатель, клиент, ближайшая жертва торговой сети. Пример третий. Некто выезжает за город, скажем в Малаховку. Выездной ли он? Ответ: нет, горожанин, отправился на лоно природы. Четвертый пример. Некто выезжает в инспекционную поездку на Урал. Выездной ли он? Ответ: нет, человек направлен в командировку. Пример пятый. Некто выезжает из конюшни верхом на лошади. Выездной ли он? Ответ: нет, перед нами наездник или человек, увлеченный конным спортом. Пример шестой. Некто отправляется в Париж, заметьте, не туристом. О!.. Соберитесь... сейчас проклюнется искомое... Вот и живой человек перед нами - румяный, довольный, играет добряка, а может и есть таковский, что ему кручиниться? Пример шестой обещает стать поучительным...