О вреде неправды (Возможное нейрофизиологическое обоснование)

N20

О ВРЕДЕ НЕПРАВДЫ

(Возможное нейрофизиологическое обоснование)

"Человек с двоящимися мыслями

не тверд во всех путях своих".

Для человека его мышление выступает как оперирование информацией в "чистом" виде, хотя в это время осуществляется не что иное, как оперирование собственными мозговыми процессами, то есть нейродинамическими носителями информации. Такие нейродинамические системы являются не образом, а кодом отображаемого внешнего объекта.

Другие книги автора Владимир Данченко

Аннотация:

Указывается возможность трансформации проблемы психической защиты в проблему психического развития; тем самым настоящая работа принципиально отличается от традиционных оккультных публикаций на эту тему, которые служат скорее нападению на читателя, нежели его защите. Книга содержит многочисленные практические рекомендации и широкие теоретические обобщения.

Несмотря на значительную информационную насыщенность, написана живым доходчивым языком. Рассчитана прежде всего на лиц, вовлеченных в современную "биопольную" систему верований.

Психотерапевтам она поможет найти общий язык с клиентами, страдающими бредом психического воздействия, и указать последним конструктивный выход из ситуации в рамках их собственной логики.

Данное произведение распространяется в электронной форме с ведома и согласия владельца авторских прав на некоммерческой основе при условии сохранения целостности и неизменности образующих его файлов включая сохранение настоящего уведомления. Любое коммерческое использование текста "Принципов современной психической самозащиты" без ведома и прямого согласия владельца авторских прав НЕ ДОПУСКАЕТСЯ. По вопросам коммерческого использования этого текста| можно обращаться по адресам [email protected], 2:463/192.21.

Владимир Данченко

ПРОГРАММА

ПСИХОЛОГИЧЕСКОГО РАЗВИТИЯ ВЗРОСЛЫХ ЛЮДЕЙ

"ДАР"

Введение

ЧАСТЬ ПЕРВАЯ: ПРОГРАММА PRH ЛИЧНОСТЬ ОСНОВАТЕЛЯ И ПРЕДЫСТОРИЯ ПРОГРАММЫ PRH

КРАТКОЕ ОПИСАНИЕ ПРОГРАММЫ PRH

Предпосылки Цели программы На кого рассчитана программа Предлагаемые средства

УЧЕБНЫЕ КУРСЫ PRH

Краткое описание некоторых курсов "Прививающая педагогика"

ОСНОВНЫЕ ПОНЯТИЯ ОБЪЯСНИТЕЛЬНОЙ СИСТЕМЫ PRH

Владимир Данченко

ПСИХОЛОГИЧЕСКИЙ МЕХАНИЗМ ДУХОВНОГО РАЗВИТИЯ

И ПРОБЛЕМЫ ДУХОВНОЙ ПРАКТИКИ

Главы из "Очерков эзотерической психологии эпохи развитого социализма"

- Эзотерическая психология: методологические предпосылки содержательного синтеза

- Проблемы духовной практики

- Первый шаг: Честное Самопроявление

ЭЗОТЕРИЧЕСКАЯ ПСИХОЛОГИЯ: МЕТОДОЛОГИЧЕСКИЕ ПРЕДПОСЫЛКИ СОДЕРЖАТЕЛЬНОГО СИНТЕЗА

Называя "эзотерическим" определенный класс знаний, представленных в нашей культуре, мы подразумеваем, во-первых, что эти знания не отражены в социальной структуре, то есть, что функцию их сохранения и развития осуществляют частные лица - отдельные энтузиасты или группы энтузиастов, - а не какие-то общественные институты; во-вторых, мы подразумеваем, что это знания о нетривиальных формах отношений человека с миром. Нас в данном случае интересует знание о принципах и методах духовного развития человека - интегрального развития его отношений с миром. Говоря далее об эзотерических знаниях, мы будем подразумевать именно знания такого типа.

N20

ПРИНЦИПЫ СОВРЕМЕННОЙ ПСИХИЧЕСКОЙ САМОЗАЩИТЫ

А н н о т а ц и я: Указывается возможность трансформации

проблемы психической защиты в проблему психического развития;

тем самым настоящая работа принципиально отличается от

традиционных оккультных публикаций на эту тему, которые

служат скорее нападению на читателя, нежели его защите.

Книга содержит многочисленные практические рекомендации

и широкие теоретические обобщения. Несмотря на значительную

Всестороннее рассмотрение и интерпретация реалий тантрической анатомии и физиологии (чакры, кундалини, прана, тонкие тела, покровы, планы и т.п.) с привлечением опыта теории функциональных систем, исследований ретикулярной формации ствола мозга и биопольных представлений.

№20

ОТЧЕТ О ЛЕЧЕНИИ ЗУБА

Предварительные сведения

В первых числах мая (1980), сразу после праздников, мне были удалены корни верхнего правого "зуба мудрости". Прошло около недели, а дыра зарастать не собиралась, причем из нее постоянно шли какие-то дурно пахнущие выделения. Болело только если придавить десну рукой, а так - нет. Поскольку же я со дня на день собирался уезжать в глухую деревню, где мне в случае чего никто бы помочь не смог, срочно надо было от этого хронического гниения избавляться. В. предложил мне устроить встречу с тобой,* приблизительно числа 10-го мая. Я согласился, в основном из любопытства.

N20

Первый шаг: честное самопроявление

(Из "Комментариев к Тезисам о Раджнише")

2.1. ...Р. "теорий не измышляет" - та конкретная культурная ситуация, в которой он работает, не требует новых теорий: все необходимые теории здесь уже созданы. Р. известен прежде всего как самобытный комментатор классических текстов и просветленный Мастер, то есть человек, способный с минимумом средств и максимумом выразительности продемонстрировать любому индивиду его нерешенные проблемы, препятствующие духовному развитию, действительные проблемы, закамуфлированные ворохом псевдопроблем.

N20

ЭВОЛЮЦИЯ СОЗНАНИЯ В ДОКУМЕНТАХ

"Подобно тому как лотос прорастает из донного мрака

к зеркалу озера и раскрывает свой цветок

только после выхода на поверхность,

оставаясь незапятнанным питавшими его водой и илом,

так и сознание, будучи порождено этим миром,

раскрывает себя только пройдя сквозь мутный поток

страстей и невежества,

трансформировав темные силы глубин

в сверкающую чистоту нектара Пробуждения".

Популярные книги в жанре Эзотерика

От переводчика

Открытие Нового света — одна из важнейших дат современной истории — отмечается в этом году. Пять столетий, прошедших с 1492 года, оказались тем сроком, который понадобился нам, чтобы осознать, что смысл этого события отнюдь не передается европоцентристским понятием открытия Америки, что правильнее трактовать его как встречу цивилизаций. Встреча цивилизаций ознаменовала начало нового этапа в формировании единой человеческий семьи — точнее — духовной общности народов. Вот почему сегодня так интересно и своевременно обращение к вкладу, внесенному в эту общность «доколумбовой» Америкой, духовный мир которой известен гораздо меньше, чем ее материальная культура и социальное устройство. «Первые голоса» Эдуардо Галеано — своеобразное художественное введение в этот мир.

«Первые голоса» — голоса древней Америки, дошедшие до нас сквозь толщу времен. Это истории особого рода. Они создавались не для того, чтобы развлечь или поразить слушателей. У них совсем другое назначение: понять и «освоить» окружающий мир, свою и чужую жизнь. Объяснить, как возникли земля и небо, откуда взялись люди и звери, почему грохочет гром и идет дождь, кто научил людей говорить и пользоваться огнем, почему мертвым нельзя жить среди живых. Словом, это — мифы. Мифы, которые доносят до нас сознание людей другой эпохи, когда человек еще не отделял себя от природы, когда он жил в другом мире, где огонь может разговаривать, луна есть маисовые лепешки, мужчина превращается в дерево, а женщина — в птицу... В сущности эти мифы — способ получения знаний, способ их хранения и передачи потомкам. И вместе с тем это поразительно поэтичные голоса, доносящие до нас свежесть мировосприятия и неповторимое мировидение древнейших обитателей Америки.

Эти голоса отобрал, пропустил сквозь магический кристалл» и открыл для нас известный уругвайский писатель, историк и журналист Эдуардо Галеано.

Книги Галеано знают далеко за пределами американского континента, но особую известность принесла ему трилогия «Огонь воспоминаний». В ней писатель продолжает путешествие в глубь истории, используя при этом разные жанры — краткие очерки, эссе, портреты исторических деятелей, сцены народной жизни. Вся эта яркая мозаика складывается в грандиозное полотно, погружает читателя в огромный мир Америки, Америки от мыса Горн до Аляски, от доисторической эпохи до наших дней.

Сразу же после выхода в свет трилогия получила международное признание: «Ни на что не похожий оригинальный метод излагать историю», — отметил критик Фриц Поле («франкфуртер рундшау»). «Эта книга — коллективная память латиноамериканских народов», — писал Марсель Нидерганг («Монд»). «Шедевр как в области исторической, так и в области художественной прозы», — восторженно отозвался Дэн Бэллм («Сан-Франциско ревью оф букс»).

Трилогия «Огонь воспоминаний» — книга не одного народа, а целого континента, даже двух — Северной и Южной Америки, обитатели которых жили в разных природных условиях и находились на разных ступенях общественного развития. Напомним, что европейцы, открывшие для себя Америку в исторически недавнем прошлом, застали там и общества, вступившие уже в эпоху цивилизации, и примитивные племена, стоявшие на низших ступенях первобытнообщинного строя. Исторические часы показывали разное время. «Первые голоса», открывающие трилогию, — относительно самостоятельная часть. В этом собрании мифов, легенд и пророчеств Эдуардо Галеано попытался синтезировать общую для всей доколумбовой Америки картину мира. Она никогда не существовала раньше в таком виде, как целое, и вместе с тем она реально бытовала в своих частях, их предпосылках и связях. Вот почему в «Первых голосах» иногда оказываются рядом внешне неравноценные компоненты: грубая метафора соседствует с тонким наблюдением, остроумные гипотезы — с невнятной, темной картиной, похожей на тяжелое сновидение. Но эти контрасты неизбежны, поскольку неоднородна и противоречива была сама душа древней Америки, которую, в сущности, и воссоздает Эдуардо Галеано.  {131}

1.0 - создание файла

Первое издание этой книги, вышедшее в 1947 году, содержало очерки основных проблем человечества, написанные и изданные в виде брошюр в период с октября 1944 по декабрь 1946 года. Они касались условий, существовавших во время и сразу после войны 1939-1945 гг.

Из второго издания 1953 года был исключен некоторый устаревший материал. Следующая редакция содержания была сделана для третьего издания 1964 года. С тех пор, движение человечества по пути прогресса привело к значительному изменению природы этих проблем. Например, проблема детей по-прежнему актуальна, но, по сравнению с послевоенным периодом, в иной форме и в иных обстоятельствах. Характер проблем капитала, труда и занятости также изменился в сегодняшнем мире автоматов и компьютеров. Значительные перемены во многих областях ортодоксальных верований создают новые проблемы для религий мира.

КЛЮЧЕВАЯ НОТА

4]Всякий раз, когда ослабляется дхарма

И беззаконие превозмогает, Я создаю себя сам, Бхарата.

Для спасения праведных, для наказанья злодеев,

Для утверждения закона из века в век Я рождаюсь.

Бхагавад Гита

Гл. IV, Сутры 7,8.

«Хочу предупредить: читать об НЛО можно, это занятие абсолютно безопасное. При некоторых обязательных условиях. Первое: книги и все остальные материалы по уфологии (и не только: полтергейст, магия, статистика преступности и т. д. — они из того же ряда) не должны находиться при вас в те часы, когда вы спите. Поэтому немедленно проверьте содержимое вашей книжной полки у изголовья и отсортируйте его: материалам об НЛО не место в жилом помещении!».

(Предисловие русского издателя)

«Il faut chercher seulement a penser et a parler juste,

sans vouloir amener les autres a notre gout

et a nos sentiments; c'est une trop grande entreprise».

J.de La Bruyere[1]

Сэр Артур Конан–Дойль, создатель знаменитого сыщика Шерлока Холмса и других полюбившихся читателям персонажей, обладал блестящим, дедуктивным умом, острым, как бритва. Именно эти качества своего ума он использовал при критическом исследовании Спиритизма, а также, убедившись в его истинности и во всеуслышание заявив о своей горячей ему приверженности, — при дальнейшем его развитии. Сила анализа, тонкость и глубина его мыслей поражают современного исследователя своей актуальностью и всесторонним проникновением в предмет.

Трактат по Планетарной Магии, относящийся к XV веку.

Михаил Кравцов

Статьи о книге "Зохар"

КНИГА О ПРАВЕДНИКЕ.

1.

В одном из комментариев к Зохару приводится такая история появления этой книги:

Рассказывают, что книга Зохар была спрятана в одной из пещер возле Мерона и нашел ее там араб, и продал бродячим торговцам из верхней Галилеи. И несколько листов из нее попало в руки некоего мудреца, пришедшего с Запада. И он пошел, и стал искать, и собрал все листы у торговцев, а часть нашел в мусоре, так как обнаружил, что торговцы, продавая снедь, завертывали ее в эти листы (1).

Борис Хигир

Имя вашего партнера

ЖЕНСКИЕ ИМЕНА

АНЖЕЛА

Обаятельная женщина, яркая личность. Никогда не ставит личные внешние данные на первое место. Самыми большими ценностями для нее являются интеллект, воспитание, интеллигентность. Со стороны этих ценностей она и старается себя показать.

Анжела самолюбива и тщеславна в здоровом смысле, натура сильная, умеет добиться своего. Для мужчин - Анжела всегда неразгаданная тайна. Она располагает всем своим видом к откровению, но как только почувствует фамильярность, немедленно воздвигает преграду для незадачливого кавалера. Особого ее расположения мужчине нужно добиться, завоевать ее не просто. Она проста в общении со всеми, кто не претендует на особое место в ее сердце. Мужчина, который хочет покорить ее, должен запастись терпением, обладать изобретательностью, изощренностью, хорошими манерами и умением нравиться другим женщинам. Анжела способна сама оценить достоинства претендента на ее сердце, но мнение подруг для нее важно. Выводы она сделает потом, и, скорее всего, противоположные мнению окружающих. Так, что мужчины должны помнить, что с Анжелой нужно быть просто искренним, все остальное она сама способна понять. Анжела не плохой психолог, у нее много приятельниц, но в подруги она выбирает избранных и проверенных девушек, легко рвет отношения с лицемерами, лгунами. К ней тянутся более слабые натуры, таким приятельницам Анжела покровительствует. Она умеет использовать свои внешние данные в отношениях с мужчинами, очень гордится своей фигурой, знает свои преимущества перед другими женщинами, но никогда не подчеркнет этого в обществе подруг.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Н.Г. Данелия (1959 - 1985)

Я прекрасно это начал... 

Безбрежная радость - 

Бесцельное горе.

Безмерная гадость

За окнами море.

Бесстрашная малость

Безликость во взоре.

Безумная ярость

Предельная доля. 

Итог

Итак мы вместе с вами были,

Метались

Высоко парили и

Жили.

Итак мы пели, желали и достичь хотели.

Итак вдруг друга покорили.

Мы вмести с вами

Юлий Даниэль (Николай Аржак)

ЧЕЛОВЕК ИЗ МИНАПА

1.

Две молодые женщины, Анна Львовна Княжицкая и Вера Ивановна Кранц, сбросив туфли, забрались на тахту с ногами. Обе дамы чувствовали себя великолепно: они только что поужинали, выпили коньяку и закурили. Муж Анны Львовны недавно уехал в командировку, и, кроме них, в квартире никого не было. Все располагало к интимной беседе, к откровенному разговору. И как только подруги перекочевали на тахту, разговор действительно произошел.

Юлий Даниэль (Николай Аржак)

ИСКУПЛЕНИЕ

Я соглядатай между вами,

Я слушаю, когда в тревоге

Вы рассуждаете о ванне,

О домработницах, о Боге.

О, милые, и я такой же,

Интеллигентен и тактичен,

Но вот - рванет мороз по коже

И на полях наставит птичек.

И я предам вас, я предам вас!

За что? За то, что в час вечерний

Случайно вспомню я про давность

Вражды художника и черни.

Юлий Даниэль (Николай Аржак)

РУКИ

Ты вот, Сергей, интеллигент, вежливый. Поэтому и молчишь, не спрашиваешь ничего. А наши ребята, заводские, так те прямо говорят: "Что, говорят, Васька, допился до ручки?!" Это они про руки мои. Думаешь, я не заметил, как ты мне на руки посмотрел и отвернулся? И сейчас все норовишь мимо рук глянуть. Я, брат, все понимаю - ты это из деликатности, чтобы меня не смущать. А ты смотри, смотри, ничего. Я не обижусь. Тоже, небось, не каждый день увидишь такое. Это, друг ты мой, не от пьянства. Я и пью-то редко, больше в компании или к случаю, как вот с тобой. Нам с тобой нельзя не выпить за встречу-то. Я, брат, все помню. И как мы с тобой в секрете стояли, и как ты с беляком по-французски разговаривал, и как Ярославль брали... Помнишь, как ты на митинге выступал, за руку взял меня - я рядом с тобой случился - и сказал: "Вот этими, сказал, руками..." Да-а. Ну, Серега, наливай. А то я и впрямь расхлюпаю. Забыл я, как она называется, трясучка эта, по-медицинскому. Ладно, у меня это записано, я тебе потом покажу... Так вот - отчего это со мной приключилось? От происшествия. А по порядку если говорить, то расскажу тебе так, что, когда демобилизовались мы в победившем 21-ом году, то я сразу вернулся на свой родной завод. Ну, мне там, ясное дело, почет и уважение, как революционному герою, опять же - член партии, сознательный рабочий. Не без того, конечно, было, чтобы не вправить мозги кому следует. Разговорчики тогда разные пошли: "Вот, дескать, довоевались, дохозяйничались. Ни хлеба, ни хрена..." Ну, я это дело пресекал. Я всегда был твердый. Меня на этом ихней меньшевистской мякине не проведешь. Да. Ты наливай, меня не дожидайся. Только проработал это я с год, не больше, - хлоп, вызывают меня в райком. "Вот, говорят, тебе, Малинин, путевка. Партия, говорят, мобилизует тебя, Малинин Василий Семенович, в ряды доблестной Чрезвычайной Комиссии, для борьбы с контрреволюцией. Желаем, говорят, тебе успехов в борьбе с мировой буржуазией и кланяйся низко товарищу Дзержинскому, если увидишь". Ну, я - что ж? Я человек партийный. "Есть, говорю, приказ партии исполню". Взял путевку, забежал на завод, попрощался там с ребятами и пошел. Иду, а сам в мечтах воображаю, как я всех этих контриков беспощадно вылавливать буду, чтобы они молодую нашу Советскую власть не поганили. Ну, пришел я. Действительно, Дзержинского Феликса Эдмундовича видел, передал ему от райкомовцев, чего говорили. Он мне руку пожал, поблагодарил, а потом всем нам - нас там человек тридцать было, по партийной мобилизации, выстроил нас всех и сказал, что, мол, на болоте дом не построишь, надо, мол, болото сперва осушить, а что, мол, при этом всяких там жаб да гадюк уничтожить придется, так на то, говорит, есть железная необходимость. И к этому, говорит, всем нам надо руки приложить... Значит, он сказал вроде басни или анекдота какого, а всё, конечно, понятно. Строгий сам, не улыбнется. А после нас распределять стали. Кто, что, откуда - расспросили. "Образование, говорят, какое?" У меня образование, сам знаешь, германская да гражданская, за станком маялся - вот и все мое образование. Два класса церковно-приходской кончил... Ну, и назначили меня в команду особой службы, а просто сказать - приводить приговоры в исполнение. Работка не так чтобы трудная, а и легкой не назовешь. На сердце влияет. Одно дело, сам помнишь, на фронте: либо ты его, либо он тебя. А здесь... Ну, конечно, привык. Шагаешь за ним по двору, а сам думаешь, говоришь себе: "Надо, Василий, НАДО. Не кончишь его сейчас, он, гад, всю Советскую Республику порушит". Привык. Выпивал, конечно, не без того. Спирт нам давали. Насчет пайков каких-то там особенных, что, дескать, чекистов шоколадом и белыми булками кормят - это все буржуйские выдумки: паек, как паек, обыкновенный, солдатский - хлеб, пшено и вобла. А спирт, действительно, давали. Нельзя, сам понимаешь. Ну, вот. Проработал я таким манером месяцев семь, и тут-то и случилось происшествие. Приказано нам было вывести в расход партию попов. За контрреволюционную агитацию. За злостность. Они там прихожан мутили. Из-за Тихона, что ли. Или вообще против социализма - не знаю. Одним словом - враги. Их там двенадцать человек было. Начальник наш распорядился: "Ты, говорит, Малинин, возьмешь троих, ты, Власенко, ты, Головчинер, и ты..." Забыл я, как четвертого-то звали. Латыш он был, фамилие такое чудное, не наше. Он и Головчинер первыми пошли. А у нас так было устроено: караульное помещение - оно как раз посередке было. С одной стороны, значит, комната, где приговоренных держали, а с другой - выход во двор. Брали мы их по одному. С одним во дворе закончишь, оттащишь его с ребятами в сторону и вернешься за другим. Оттаскивать необходимо было, а то, бывало, как выйдешь за другим, а он как увидит покойника и начнет биться да рваться - хлопот не оберешься, да и понятно. Лучше, когда молчат. Ну, вот, значит, Головчинер и латыш этот кончили своих, настала моя очередь. А я уж до этого спирту выпил. Не то, чтобы боязно мне было или там приверженный я к религии был. Нет, я человек партийный, твердый, я в эту дурь - богов там разных, ангелов, архангелов - не верю, а все ж таки стало мне как-то не по себе. Головчинеру легко, он - еврей, у них, говорят, и икон-то нету, не знаю, правда ли, а я сижу, пью, и все в голову ерунда всякая лезет: как мать-покойница в деревне в церковь водила и как я попу нашему, отцу Василию, руку целовал, а он - старик он был - тезкой все меня называл... Да-а. Ну, пошел я, значит, за первым, вывел его. Вернулся, покурил малость, вывел второго. Обратно вернулся, выпил - и что-то замутило меня. "Подождите, говорю, ребята. Я сейчас вернусь." Положил маузер на стол, а сам вышел. Перепил, думаю. Сейчас суну пальцы в рот, облегчусь, умоюсь, и все в порядок прийдет. Ну, сходил, сделал все, что надо - нет, не легчает. Ладно, думаю, черт с ним, закончу сейчас все и - спать. Взял я маузер, пошел за третьим. Третий был молодой еще, видный из себя, здоровенный такой попище, красивый. Веду это я его по коридору, смотрю, как он рясу свою долгополую над порогом поднимает, и тошно мне как-то сделалось, сам не пойму - что такое. Вышли во двор. А он бороду кверху задирает, в небо глядит. "Шагай, говорю, батюшка, не оглядывайся. Сам себе, говорю, рай намолил." Это я, значит, пошутил для бодрости. А зачем - не знаю. Сроду со мной этого не бывало - с приговоренными разговаривать. Ну, пропустил я его на три шага вперед, как положено, поставил ему маузер промеж лопаток и выстрелил. Маузер - он, сам знаешь, как бьет - пушка! И отдача такая, что чуть руку из плеча не выдергивает. Только смотрю я - а мой расстрелянный поп поворачивается и идет на меня. Конечно, раз на раз не приходится: иные сразу плашмя падают, иные на месте волчком крутятся, а бывает и шагать начинают, качаются, как пьяные. А этот идет на меня мелкими шагами, как плывет в рясе своей, будто я и не в него стрелял. "Что ты, говорю, отец, стой!" И еще раз приложил ему - в грудь. А он рясу на груди распахнул-разорвал, грудь волосатая, курчавая, идет и кричит полным голосом: "Стреляй, кричит, в меня, антихрист! Убивай меня, Христа твоего!" Растерялся я тут, еще раз выстрелил и еще. А он идет! Ни раны, ни крови, идет и молится: "Господи, остановил Ты пулю от черных рук! За Тебя муку принимаю!... Не убить душу живую!". И еще что-то... Не помню уж, как я обойму расстрелял; только точно знаю - промахнуться не мог, в упор бил. Стоит он передо мной, глаза горят, как у волка, грудь голая, и от головы вроде сияние идет - я уж потом сообразил, что он мне солнце застил, к закату дело шло. "Руки, кричит, твои в крови! Взгляни на руки свои!" Бросил я тут маузер на землю, вбежал в караулку, сшиб кого-то в дверях, вбежал, а ребята смотрят на меня, как на психа, и ржут. Схватил я винтовку из пирамиды и кричу: "Ведите, кричу, меня сию минуту к Дзержинскому или я вас всех сейчас переколю!" Ну, отняли у меня винтовку, повели скорым шагом. Вошел я в кабинет, вырвался от товарищей и говорю ему, а сам весь дрожу, заикаюсь: "Расстреляй, говорю, меня, Феликс Эдмундыч, не могу я попа убить!" Сказал я это, а сам упал, не помню больше ничего. Очнулся в больнице. Врачи говорят: "Нервное потрясение".