О великом переселении народов, о крестовых походах и о средних веках

О великом переселении народов, о крестовых походах и о средних веках
Автор:
Перевод: Д. Горфинкель
Жанр: История
Год: 1957

Новая система общественного устройства, рождённая на севере Европы и Азии и установленная новыми народами на развалинах Западной империи, теперь уже имеет почти семивековую давность — срок достаточно длительный, чтобы испытать себя на этой новой, более обширной арене и в новых соотношениях, развиться во всех своих видах и разновидностях и пройти через все свои различные формы и изменения. Потомки вандалов, свевов, аланов, готов, герулов, лангобардов

Другие книги автора Фридрих Шиллер

 Кульминацией pаннего твоpчества Шиллеpа является его тpетья пьеса "Коваpство и любовь" (1783), пеpвоначально названная "Луиза Миллеp". Автоp четко обозначил ее жанp - бюpгеpская тpагедия, что по-pусски часто пеpеводят - мещанская тpагедия. Пьеса о тpагической судьбе молодых людей - аpистокpата и пpостой девушки, полюбивших дpуг дpуга, стала, по словам Энгельса, "пеpвой немецкой политической тенденциозной дpамой".

© Перевод с немецкого В.А. Жуковского, 18??

Шиллер Фридрих

Дон-Карлос инфант Испанский

Фридрих Шиллер

Дон-Карлос инфант Испанский

Драматическое стихотворение.

Перевод М. Достоевскаго.

   Собрание сочинений Шиллера в переводе русских писателей. Под ред. С. А. Венгерова. Том II. С.-Пб., 1901

Дон-Карлос, инфант Испанский.

   История происхождения "Дон-Карлоса" Шиллера весьма поучительна. Если применить к оценке этого произведения критерий классическаго единства типа, правило, высказанное Ла-Брюером: "есть только одно 

Основной мотив «Разбойников» Шиллера — вражда двух братьев. Сюжет трагедии сложился под влиянием рассказа тогдашнего прогрессивного поэта и публициста Даниэля Шубарта «К истории человеческого сердца». В чертах своего героя Карла Моора сам Шиллер признавал известное отражение образа «благородного разбойника» Рока Гипарта из «Дон-Кихота» Сервантеса. Много горючего материала давала и жестокая вюртембергская действительность, рассказы о настоящих разбойниках, швабах и баварцах.

Злободневность трагедии подчеркивалась указанием на время действия (середина XVIII в.) и на место действия — Германия.

Перевод с немецкого Н. Ман

Примечания Н. Славятинского

Иллюстрации Б. Дехтерева

© Перевод с немецкого В.А. Жуковского, 18??

Неоконченная повесть Фридриха Шиллера «Духовидец».

Вторая половина XVIII века — не только благодать Просвещения, это эпоха мрачных тайных обществ, орденов сомнительного египетского происхождения, исступленной веры в непременные ужасы загробного мира.

«Я увлеченно читал книгу, которую, как и всякий, кто в то время хоть сколько-нибудь был предан романтизму, носил в кармане. Это был Шиллеров „Духовидец“». Так вспоминает Э. Т. Гофман.

Знаменитый мастер черной фантастики Ганс Гейнц Эверс (1871–1943) рискнул продолжить и закончить «Духовидца». Этот писатель резко усилил жестокую безысходность повести. Обманы, разоблачения, неутолимая ревность, кошмар неразделенной любви. И над всем этим — инфернальные гримасы загробных инициаторов наших гибельных страстей и не менее гибельных иллюзий.

С начала религиозной войны в Германии вплоть до Мюнстерского мира едва ли возможно указать в политической жизни Европы какое-либо значительное и выдающееся событие, в котором реформация не играла бы первенствующей роли. Все мировые события, относящиеся к этой эпохе, тесно связаны с обновлением религии или прямо проистекают из него, и не было ни одного большого или малого государства, которое в той или иной мере, косвенно или непосредственно, не испытало бы на себе влияние реформации.

В своей драме «Вильгельм Телль» Шиллер после долгого перерыва еще раз обратился к основной теме юношеских лет — к теме борьбы человека против тирании. В ней показана галерея народных характеров, отчасти заимствованных из хроники Чуди, но главным образом созданных его творческой фантазией.

В основу драмы положена легенда о швейцарском народном герое Вильгельме Телле.

Высокие художественные достоинства, горячие гражданские чувства, дух свободолюбия, витающий над всей драматической поэмой Шиллера, до сих пор привлекают в ней внимание читателей и зрителей всего мира.

Перевод с немецкого и примечания Н. Славятинского

Иллюстрации Б. Дехтерева

Популярные книги в жанре История

Къ составу броневыхъ войскъ принадлежатъ броневые поезда, бронеавтомобили и танки. Разновидности эти появились не одновременно: первыми по времени возникновенія были броневые поезда, имевшіе частичное боевое примененіе еще въ войну 1870–1871 г.г. Броневые автомобили, ввиде грузовиковъ съ бронированными бортами, впервые были использованы съ боевыми целями англичанами въ Бурскую войну. Но примененіе и техъ и другихъ носило чисто случайный, эпизодическій характеръ, и потому не оставило сколько нибудь заметнаго следа въ тактике и уставахъ.

Наконецъ танки возникли въ процессе затяжной позиціонной войны на западномъ фронте, и къ концу войны получили у союзниковъ настолько большое развитіе, что все главнейшія сраженія 1917 г., въ особенности 1918 г., происходятъ при участіи танковъ, число которыхъ постепенно увеличивается и въ сраженіяхъ 1918 г. союзники вводятъ въ бой по несколько сотъ штукъ, не считая оставшихся въ резерве.

По мере возрастающего боевого значенія, броневыя части становятся самостоятельнымъ родомъ войскъ, имеюіцимъ свою срганизацію, свои уставы.

Изъ всехъ трехъ разновидностей броневыхъ войскъ первенствующее боевое значеніе безспорно принадлежитъ танкамъ. Въ целомъ ряде сраженій Великой войны танки сыграли роль фактора, давшаго союзникамъ решительную победу. Поэтому съ нихъ и надлежитъ начать изученіе свойствъ боевого примененія броневыхъ войскъ.

Эта книга воссоздает обширную панораму событий, происходивших в период февраля-марта 1943 года на Ленинградском и Волховском фронтах и посвящена двум малоизвестным операциям — Красноборской и Смердынской. В ней рассказывается о «воздушных рабочих войны» — летчиках, штурманах, воздушных стрелках-радистах, которые почти ежедневно поднимались в грозное фронтовое небо и зачастую, не возвращались с боевого вылета.

В книге использованы российские и зарубежные архивные материалы, результаты поисковых экспедиций, проходивших в Тосненском районе Ленинградской области, а также уникальные, ранее не публиковавшиеся, фотографии.

(СПб., 2008)

Книга Ильи Прокофьева «Советская авиация в боях над Красным Бором и Смердыней. Февраль-март 1943» была издана в Санкт-Петербурге в 2008 г. Книга сразу вызвала немалый интерес у читателя, но в связи с весьма ограниченным тиражом книги — всего 500 экземпляров, приобрести ее удалось далеко не всем желающим.

Идя навстречу пожеланиям читателей, автор предоставил книгу для публикации на нашем сайте, за что ему от всех нас большая благодарность!

Благодарим, также, Олега Корытова за содействие в публикации книги на сайте!

(http://www.airforce.ru/history/ww2/prokofjev/index.htm)

Книга Юрия Шевцова разбирается в сложной и опасной истории, от 30-х годов ХХ века до наших дней. Есть реальный массовый голод начала 30-х годов, часть страшной истории сталинского раскулачивания - то есть раскрестьянивания Советской России. И есть (нацистский, в сущности) миф о голодоморе, подстроенном якобы «москалями» ради истребления украинцев. Книга описывает голод начала 30-х годов параллельно с разбором его современных идеологических интерпретаций. Книга может быть интересна студентам, преподавателям гуманитарных дисциплин, журналистам - всем, кто интересуется идеологическими войнами современности, русофобией и проектами нового геноцида в русле восточноевропейского национализма и конфликтов Запада и Востока.

Yury Shevtsov's book delves into a complex and dangerous period of history, spanning from 1930's to our days. From the one side, it deals with a very real widespread famine of the early 1920's - part of the Stalinist campaign of Dekulakization, which actually amounted to the eradication of peasantry in Soviet Russia. From the other side, the book dispels the myth of Golodomor, allegedly masterminded by the Moscovites with the aim of eliminating the Ukrainians, which was essentially made up by the Nazis. The book describes the famine of the early 1930's simultaneously analyzing its contemporary ideological interpretations. It can be of interest to students, teachers of history, journalists and all those exploring the contemporary wars, Russophobia, as well as the projects of East-European nationalism and East-West conflicts.

Хакасы говорят: "Дальняя родня дружит, близкая – враждует". Так оно и есть. Например, лет 20 – 30 назад мы с великой радостью воспринимали некоторую родственность хакасского языка с языком среднеазиатских киргизов. Некоторые рады были считать киргизов, как и всех тюрков, братьями. Но вот приключилось с нами счастье – далекие киргизы в массовом порядке начали осваивать нашу Хакасию.

И почти сразу же "новоявленная родня" начала рушить миф о некоем тюркском братстве. Примеров некорректного, нежно говоря, поведения пришельцев по отношению к хакасам немало. Но не это беда, а беда в том, что обнаружилось стремление чужаков приватизировать хакасскую историю, вытеснить хакасов со страниц великой истории Древнехакасского государства, так называемого Кыргызского каганата.

Встают вопросы.

1. Кто такие киргизы Средней Азии, и какое отношение они имеют к Южной Сибири?

2. Как случается потеря исторической памяти?

Отвечает известный в научной России ученый, заведующий Группой средневековой археологии евразийских степей Института археологии Российской академии наук, доктор исторических наук ИГОРЬ ЛЕОНИДОВИЧ КЫЗЛАСОВ.

Москва конца XVI — начала XVII века. Вид на центр города с севера, по долине реки Неглинной, от Кузнецкого моста. Реконструкция М. Кудрявцева.

В жизни нашей страны случались времена, когда, казалось, ей неминуемо грозило уничтожение. И только объединив усилия, «всем миром» удавалось противостоять врагу. Неважно, к какому сословию, к какой национальности относился человек, какое имел образование и где жил, — беда для всех была одна. Спасая Родину, люди отдавали накопленное в помощь армии, создавали военные отряды. Такие добровольные военные формирования получили название «ополчение». В истории России их было несколько. Первое ополчение 1611 года. Второе ополчение 1611—1612 годов. Народное ополчение 1812 года. И, наконец, народное ополчение в Отечественной войне 1941—1945 годов.

Лекция российского историка, археолога, этнографа, специалиста по сравнительной мифологии, истории и археологии древнейшей Западной и Центральной Азии о истоках нашей цивилизации. Мне показалось интересным.

В-я привезла на Рождество две двойки, по немецкому и арифметике. Ее встретили сухо и почти не разговариваем. Она опешила. Заглядывает в глаза, улыбается виновно и заискивающе, но мы не обращаем внимания. Однако, когда прошли дни, — ее впустили в комнату к Шуре, куда собрались две курсистки, она сама (Шура [1]) и все детишки.

Я что-то копался. Когда вошли в кабинет и сказали: «Идите к нам, папочка: как весело». Скучая, что оторвали, — я, однако, вошел.

Эта книга была написана в 1980 — 81 годах, когда по признанию одного известного деятеля нашей культуры: «Все думали, что не только мы и наши дети, но и наши внуки и правнуки будут жить при этом строе». Я уже тогда так не думал и, оценивая экономическое положение СССР, считал, что жить ему осталось 5-10 лет. Приятно оказаться правым. Хотя на роль провидца я и не претендую.

В разгар «перестройки» я вернулся к рукописи, но все изменения свелись к тому, что я написал новую главу «Экономическая история» и несколько примечаний — так как основная идея книги выдержала испытание временем.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Ожесточённый спор императора с церковью, придававший столь бурный характер правлению Генриха IV и Генриха V, закончился, наконец (в 1122 г.), временным миром, и конкордат, который Генрих V заключил с папой Каликстом II, казалось, устранял возможность новой вспышки. Благодаря последовательной политике Григория VII и его преемников духовный мир насильственно отделился от светского, и отныне церковь образовала в государстве и рядом с государством обособленную, если не враждебную систему. Столь ценное право назначения епископов, которым трон пользовался для награждения верных слуг и приобретения новых признательных друзей, было утрачено императорами даже с чисто внешней стороны, в связи с введением свободных выборов. Ничего не осталось у них от этой бесценной привилегии, кроме права перед рукоположением вручить вновь избранному епископу скипетр в знак пожалования ему, словно светскому вассалу, также и светского сана. К кольцу и посоху, этим священным символам епископского величия, не смела ныне прикасаться грешная, обагрённая кровью рука мирянина. Только в спорных случаях, если соборный капитул не мог достичь единогласия при выборе епископа, за императорами сохранялась ещё некоторая доля их прежнего влияния, и разногласия между избирающими не раз давали им повод воспользоваться этим влиянием. Но в дальнейшем властолюбие пап неоднократно восставало и против немногих уцелевших остатков прежнего могущества императоров, и «слуга слуг господних»

Чтобы надлежащим образом оценить замысел Ликурга, необходимо воскресить в памяти политическое положение Спарты тех времён и ознакомиться с государственным устройством лакедемонян, каким оно было в те дни, когда Ликург огласил свой проект преобразований.

Во главе государства стояли два царя, облечённые равною властью; они непрестанно соперничали друг с другом, и каждый из них стремился приобрести как можно больше приверженцев, дабы, опираясь на них, ограничить могущество своего соправителя. Это соперничество, унаследованное от первых царей, Прокла и Эврисфена, переходило в их династиях из поколения в поколение и сохранилось вплоть до Ликурга; поэтому на протяжении очень длительного периода Спарта была ареною непрекращающихся распрей между двумя партиями. Каждый царь пытался подкупить народ дарованием значительных вольностей; эти поблажки породили в народе дерзость и в конце концов привели к мятежам. Государство пребывало в неустойчивом состоянии; оно металось от монархии к демократии и вследствие частых перемен курса впадало из одной крайности в другую. Границы между правами народа и произволом царей не были определены, богатства сосредоточивались в немногих семьях. Богатые горожане держали в страхе и повиновении бедняков, отчаянье которых находило выход в восстаниях.

Уже в течение нескольких лет в Лондоне под заглавием «Collection universelle des Mémoires particuliers relatifs á l'histoire de France» выходит полное собрание исторических мемуаров для французского читателя; это побудило издателя настоящего труда предпринять такое издание и на немецком языке, но расширив план французского издания, охватив все сочинения данного рода, какой бы истории они ни касались, на каком языке ни были написаны. Благодаря этому, а также присоединению к отдельным мемуарам обзоров всемирно-исторических событий данной эпохи и заполнению пробелов там, где мемуарист прерывает повествование, издатель надеялся возвысить это собрание до уровня некоего исторического целого и тем самым сделать его возможно более пригодным для той части читающей публики, для которой оно в сущности предназначено. По этой же причине он начинает свой труд с эпохи крестовых походов, ибо лишь отсюда можно хотя бы в некоторой последовательности вести издание мемуаров.

Автор - известный ученый и путешественник. В книге рассказывается об опытах по влиянию экстремальных условий среды на человека, в которых он участвовал лично. Испытания проводились в тропическом океане, пустыне. Другие очерки рассказывают об акулах, приключениях в Арктике, о космонавтике. Повесть о дрейфующей станции Северный полюс-2".