О том, как лисенок заболел

Павел Элион

О том, как лисенок заболел

Тот день начался вполне обычно. Проснулись мама и папа лисенка, его сестричка. А наш рыжий друг не смог встать со своей кроватки. Он заболел. Представляешь, мой маленький читатель, как же он огорчился, - ведь сегодня он собирался пойти к своему другу медвежонку Медве.

К лежащему Фоксику подошла мама. Она сразу все поняла, лишь взглянув на своего любимого сына.

- Так, - ласково сказала мама, - сегодня ты будешь лежать, а я буду поить тебя клюквенным морсом, который нам прислала бабушка из деревни.

Другие книги автора Павел Элион

Павел Элион

Про жирафа Жирафлика

Жираф Жирафлик никогда ничего не боялся.

- Я просто немного стеснительный, - говорил он.

- Не понятно, - скажешь ты, мой маленький читатель, - как это так бывает: ничего не боится, но стеснительный? А оказывается, бывает. Таким был Жирафлик. Он не боялся даже летать, точнее сказать, он очень хотел полетать, чего бы это ни стоило. Но в Вечно Летней Стране, где он жил, негде было это сделать. Ни одной скалы, ни одного обрыва, куда можно было прыгнуть... Например, с парашютом. Кстати, парашютов там тоже не было, потому что негде было их применить. Жирафлик мечтал, иногда ему даже снилось, что он летает.

Павел Элион

Про поросенка, которого звали Хрюся

Здравствуй, дорогой мой читатель! Я хочу рассказать тебе об одном поросенке, которого звали Хрюся.

Дело было так. Однажды в детском садике, в который ходили уже известные тебе ребята-зверята, появился новенький. Его привели туда мама с папой. Новенький оказался симпатичным поросенком.

- Здравствуй, - сказал лисенок Фоксик.

- Привет, привет! - закричали другие ребята.

Павел Элион

Про то, как зайчата напутали с завтраком

Когда это было, я не помню. И не помню, в какой стране это было, но точно знаю, что это было.

Как ты знаешь, все истории начинаются со слов "жили-были", так начнем и мы. Жили-были зайчата. Их было двое, двое озорных и часто непослушных ребят. Одного звали Рэб, а другого Роб. Они были такими похожими братьями, что их нельзя было отличить одного от другого. И они частенько шутили над друзьями, над воспитательницей в детском садике, в который они ходили, и даже над папой, так как все их путали. Над мамой они не шутили, но не потому, что боялись (наоборот, мама их баловала), а потому, что мама их различала и всегда смеялась вместе с зайчатами, когда те шутили.

Популярные книги в жанре Детская литература: прочее

Геннадий Трошин

Рассветы

Не спалось. Так бывает со мной на новом месте, где все поначалу кажется непривычным и требуется время, чтобы обвыкнуть. Мы только вчера приехали в небольшой поселок на берегу Волги. Решили провести отпуск здесь, вдали от городской суеты. Хозяйка дома Дарья Никитична оказалась приветливой маленькой старушкой с румяными щеками, которых так и не коснулась сеточка морщин.

- Места у нас привольные, не заскучаете, - нараспев говорила она, приглашая нас в дом. - Парного молочка вволю попьете, свежих яичек покушаете. У меня корова своя и куры.

Геннадий Трошин

Танюшкина рыбка

Было жарко. Полуденный зной загнал непоседливых кур под широкие, как зонтики, лопухи репейника, а лохматого, не в меру бойкого пса Полкана в угол конуры, стоящей и без того в тени у сарая. Лишь одни мухи полусонно кружили у раскрытых окон и монотонно жужжали, навевая дремоту. Мы сидели с Танюшкой на крыльце, наслаждаясь покоем и уютом после недавней дороги из города в деревню, куда приехали к бабушке в гости. Танюшка терла кулачком глаза и сладко зевала. Жара тоже разморила ее. Я уже хотел было подняться, чтобы отнести дочурку в кровать, как на крыльце появилась бабушка и допросила сходить за мягонькой водичкой для стирки на озеро, а то колодезная, по ее словам, очень уж жесткая и мыло совсем не дает пены.

Геннадий Трошин

В Тихом озере

Пробудившееся утро постепенно разгоняло ночную темень. В прибрежных зарослях камыша и осоки стало светлее... Уже без труда можно было различить ярко-зеленые стебли и листья растений, личинок насекомых, прилепившихся к ним. Здесь, под широкими листьями кувшинок, и расположилась в засаде Травянка, где цвет ее спины, зеленовато-серых боков почти сливался с цветом подводных зарослей. Затаившись и чутко улавливая малейшее движение воды, она зорко следила высокопосаженными выпуклыми глазами за тем, что делалось вокруг, и вспоминала не столь далекие добрые времена, когда сюда стайками собирались не только мальки, но и рыбешки покрупнее, чтобы полакомиться личинками и водорослями. Сейчас их с каждым днем становилось все меньше и меньше. Многие ушли по протоке в соседнее Глубокое озеро, других съела она сама и Голубое Перо, оставшиеся последними щуками в этом Тихом озере.

Ованес Туманян

Братец-барашек

Двое сирот

Идут вперёд.

Дорога в зной нелегка..

Жара палит,

И пыль пылит.

Ни речки, ни родника...

Сестра Мануш постарше была,

Крепилась она в пути.

Она бы жажду перенесла,

Но братец не мог снести.

Идут, идут и видят они

Глубокий след, в нём стоит вода.

"Сестричка-джан, мне так хочется пить!

Ты дашь попить мне, сестричка, да?"

Зоя ТУМАНОВА

ПЕРВОЕ ОТКРЫТИЕ

Профессор приступил сразу к главному - без предисловий.

- О себе можете не рассказывать, догадываюсь и так: медалисты, пятерка по профилирующему предмету, давний интерес к археологии - и так далее. Я, как предполагается, последняя инстанция, наша беседа тот волосяной мост, по которому надо, не оступившись, перейти в состав студентов... Однако дело вовсе не во мне. И не надо вам было входить так, словно у вас путы на ногах, и не стоило усаживаться на самый краешек стула, сжимая в кулаке трепещущую душу... Мы просто поговорим. Моя задача - заставить вас подумать! Каждый, после бессонной ночи, придет и честно скажет: "Остаюсь!.." Или: "Забираю документы". Все захотите остаться - останетесь. Все уйдете - мир широк!

Зоя ТУМАНОВА

ЗОВ СТИХИИ

Завтра - День Решения. Новый отряд искателей Неизведанного предстанет перед Советом. Каждый, заглянув в себя и взвесив свои возможности, должен сказать, какую он выбрал дорогу и какой помощи ждет от Эонии.

Сегодня - последний из Дней Раздумья. Для него, Эрда, - лишний: он уже все обдумал и решение его бесповоротно.

...Какой ленивый ветер гуляет по саду! Нехотя трогает ветви, лениво пересыпает листву, поворачивая ее к свету то сине-бархатной, то голубой, глянцевой стороной. Тихий шелест, звон и шуршанье одинокого падающего листа, надоедливо-монотонное цвириканье болтающих цветов. Кто-то глубоко вздохнул у него за спиной.

Полина Уханова

На речке

На следующее утро маленький щенок Бим проснулся с твердым намерением снова пойти в курятник. Но у Маришки, так ласково называл хозяйку Бим, оказались другие планы.

- Сегодня мы с тобой, мой крошка, пойдем на речку, купаться - весело улыбаясь, сказала она. Малыш немного расстроился, что не увидит сегодня своих новых друзей, но виду не показал и с громким лаем побежал за хозяйкой.

Уже больше десяти минут шли Бимчик с Мариной по полю среди высоких колосьев пшеницы.

«Моя мама – инфлюенсер» – для многих звучит как мечта, согласитесь? Но только не для Полины, которая без особой на то причины вдруг стала героиней популярного блога «Как приручить подростка». Раньше Жанна, её мама, писала посты о путешествиях и благотворительности, а теперь вместе с комментаторами обсуждает поведение дочери: любовь к фанфикам, застенчивость, выбор университета. Найти понимание офлайн у Полины не выходит и она заводит свою собственную страничку – чтобы писать о личных границах, критике и диалоге. В правом углу ринга – «Бегущая вдаль», в левом – «Стоящая на краю». Кто победит?

5 причин прочитать книгу «Я, не я, Жанна»:

• Тема социальных сетей, блогинга, погоня за лайками и охватами вступает в конфликт с человеческими отношениями мамы и дочки;

• История противостояния поколений от автора повести «Девочке в шаре всё нипочем»;

• Здесь нет победителей и проигравших, каждый выносит свой опыт;

• Книга напоминает о том, что одно из доминирующих чувств, которое испытывает подросток – стыд. Подростку может быть больно от чужого внимания, прикосновения, насмешки, не говоря уж о публикациях его переживаний в многотысячный паблик;

• Новая этика семейных взаимоотношений во времена, когда у каждого члена семьи есть свой аккаунт, и даже не один.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Томас Стернз Элиот

Четыре квартета (1936-1942)

БПРНТ НОРТОН {*}

{* Название поместья в Глостершире.}

Хотя логос присущ всем, большинство людей

живет, как если бы у них было собственное

разумение всего.

Гераклит

Путь вверх и путь вниз - один и тот же

путь.

Гераклит

I

Настоящее и прошедшее,

Вероятно, наступят в будущем,

Как будущее наступало в прошедшем.

Томас Стернз Элиот

Камень (Песнопения) (1934)

Перевод А. Сергеева

I

Орел парит в зените небес,

Стрелец и Псы стремятся по кругу.

О вечное круговращенье созвездий,

О вечная смена времен года,

Весна и осень, рожденье и умиранье!

Бесконечный цикл от идеи к поступку,

Бесконечные поиски и открытья

Дают знанье движенья, но не покоя;

Знанье речи, но не безмолвья,

Знанье слов и незнанье Слова.

Томас Стернз Элиот

Малые стихотворения

x x x

Очи, что видал в слезах,

Как в тумане,

Здесь, в призрачном царстве смерти

Виденьем явились эти глаза,

Но мне не видна ни одна слеза,

Это мое наказанье.

Это мое наказанье

Глаз не увижу сих,

Твердого взгляда их,

Глаз не увижу до

Входа в царство истинной смерти,

Где так же, как здесь,

Вспыхнут глаза на миг,

Томас Стернз Элиот

Неоконченные стихотворения

СУИНИ-АГОНИСТ

(фрагменты Аристофановой мелодрамы)

1926-1927

Орест: Вы их не видите, не видите - зато

я вижу: они преследуют меня, я должен убегать.

Эсхил, "Орестея"

А посему душа не достигнет божественного

единства, пока не разлучится с любовью к

тварям земным.

Сан-Хуан де ла Крус

Фрагмент пролога

ДАСТИ. ДОРИС.