О себе и своей науке

1. Br. M. I r.

Начато во Флоренции, в доме Пиеро ди Браччо Мартелли, марта 22 дня 1508 года; и это будет беспорядочный сборник, извлеченный из многих листов, которые я переписал здесь, надеясь потом распределить их в порядке по своим местам, соответственно материям, о которых они будут трактовать; и я уверен, что прежде, чем дойду до его конца, повторю здесь одно и то же по многу раз; и потому, читатель, не пеняй на меня за то, что предметов много и память не может их сохранить и сказать: об этом не хочу писать, ибо писано раньше; и если б не хотел я впасть в подобную ошибку, необходимо было бы в каждом случае, который мне хотелось бы записать, во избежание повторений, всегда перечитывать всё прошлое, и в особенности в случае долгих промежутков времени от одного раза до другого при писании.

Другие книги автора Леонардо да Винчи

«Трактат о живописи» великого итальянского художника Леонардо да Винчи (1452–1519) составлен на основе его многочисленных рукописных заметок, содержащих оригинальные суждения мастера о живописи, которой он отводил главенствующее место среди искусств, понимая ее как универсальный язык, способный выразить все многообразие окружающего мира.

"Помню, как однажды я проснулся в своей колыбели.

Мне почудилось, что большая птица раскрыла

крылом мне рот и погладила перьями по губам".

Леонардо да Винчи

БУМАГА И ЧЕРНИЛА

На письменном столе стопкой лежали одинаковые листы чистой бумаги. Но однажды один из них оказался сплошь испещренным крючочками, черточками, завитками, точками... Видимо, кто-то взял перо и, обмакнув его в чернила, исписал листок словами и разрисовал рисунками.

О смешивании красок друг с другом, которое простирается в бесконечность 

  

Хотя смешивание красок друг с другом и простирается в бесконечность, я не премину привести небольшое рассуждение о нем, сначала установив определенное число простых красок. С каждой из них я буду смешивать каждую из остальных, сначала одну с другой, потом по две, по три [с той же] и т. д. вплоть до исчерпания числа всех красок. Далее я вновь буду смешивать краски две с двумя, три с двумя, а потом четыре [с двумя], продолжая до конца с этими первыми двумя красками. Затем я возьму три и с этими тремя буду сочетать другие три, дальше — шесть и т. д. А потом я прослежу эти смеси во всех пропорциях.

Научное наследие Леонардо да Винчи, гения эпохи Возрождения, живописца и архитектора, изобретателя и естествоиспытателя, стало известно сравнительно недавно и еще ждет своего вдумчивого изучения.

Книга содержит некоторые научные заметки Леонардо и его записи, критикующие "лживых толкователей природы" – некромантов, алхимиков, физиогномистов и хиромантов.

Также читатель сможет познакомиться с литературным наследием да Винчи – баснями, вышедшими из-под пера знаменитого итальянца.

Афоризмы Леонардо да Винчи

Живописец, смотри, чтобы алчность к заработку не преодолела в тебе чести искусства, ибо заработок чести куда значительнее, чем честь богатства.

Как теплая одежда защищает от стужи, так выдержка защищает от обиды. Умножай терпение и спокойствие духа, и обида, как бы горька ни была, тебя не коснется.

Как хорошо прожитый день дает спокойный сон, так с пользой прожитая жизнь дает спокойную смерть.

Кто не карает зла, тот способствует его свершению.

О благовониях, зловонных веществах и ядах

4 унции нового воска, 4 унции греческой смолы, 2 унции ладана, 1 унция розового масла. Растопи сначала воск и масло, потом — греческую смолу, а потом остальное обрати в порошок.

Смолы 4 унции, нового воска 4 унции, ладана 2 унции, розового масла 1 унция.

Сделать благовоние

Возьми хорошую розовую воду и налей себе на руки, затем возьми цветок лаванды, растирай его между ладонями и будет хорошо.

Леонардо да Винчи

О горении и пламени

Там, где не живет пламя, не живет ни одно животное, которое дышит.

О жаре и цвете огня не существует науки, ни о его природе, ни о цвете стекол и других вещей, которые в нем зарождаются, а только о его движениях и других акциденциях, - о том, как прибавлять и убавлять его силу и менять цвета его пламени столькими различными способами, сколько существует разнообразных материй, его питающих и в нем распускающихся. И огонь сам по себе непосредственно способен умножаться до бесконечности, если бы только возможно было до бесконечности увеличивать количество пороха в бомбарде. А если предположить, что огню можно было бы дать количество пороха, равное объему всех четырех стихий, спрашивается, что бы он сделал или какое движение произвел над сферой огня и что бы сделала эта сфера? и т. д.

                                    ЛЕОНАРДО ДА ВИНЧИ

Популярные книги в жанре Древнеевропейская литература

Покажется, дорогие Дзаноби и Луиджи, удивительным для всякого, кто над этим задумается, что все или большая часть тех, кто свершил в этом мире деяния величайшие и между всеми своими современниками достиг положения высокого, имели происхождение и рождение низкое и темное или же терпели от судьбы всевозможные удары. Ибо все они либо были подкинуты зверям, либо имели отцом столь ничтожного человека, что, стыдясь его, объявляли себя детьми Юпитера или иного бога. Кто были такие люди, всякому в достаточной мере известно; повторять это было бы скучно и мало приятно для читателя; опустим это как совершенно лишнее. Думаю, что указанное происходит от того, что природа, желая доказать, что великими делает людей она, а не благоразумие, начинает показывать свои силы в такой момент, когда благоразумие не может играть никакой роли, и становится ясно, что люди всем обязаны именно ей.

В середине XII века, покорив заморские земли и не обнаружив там ничего примечательного, кроме голубиной почты, Европа встрепенулась от известия, что византийский император Мануил получил послание от самого пресвитера Иоанна, правителя Трех Индий, наместника святого Фомы, повелителя семидесяти двух царей и бесчисленного множества народов: амазонок, брахманов, фавнов, сатиров и пигмеев. Говорят, что у пресвитера была хрустальная часовня, способная, изменяясь в размерах, вместить всех желающих, и ветряная мельница, которая не то что муку мелет, а сама хлеб печет. Образ идеального, совершенного Индийского царства не оставлял в покое воображение: по мнению одних, эта страна была расположена в Эфиопии, другие считали Иоанна наместником трех волхвов, третьи и вовсе пытались доказать, что с пресвитером расправились не то монголы, не то ужасные племена Гога и Магога. Версии выдвигались разные, но это не помешало римским папам неоднократно пытаться вступить с правителем истинно Вымышленного царства в переписку.

«Послания из вымышленного царства» – книга, собравшая под своей обложкой все предания о Великой Индии – вымышленном царстве пресвитера Иоанна. Владения христианского царя, расположенные, как полагали в Средневековье, где-то между Великой степью и Страною шелка, были наполнены всевозможными чудесами, немыслимыми чудовищами и фантастическими зверями. Богатство пресвитера Иоанна веками волновало и завораживало путешественников, по поскольку царство обнаружить не удалось, говорили, что оно было захвачено татарами. Вот откуда появились у них силы совершить Великий поход на Запад с целью отобрать у европейцев мощи Волхвов – легендарных основателей держаны пресвитера Иоанна.

  

Масло

Семена горчицы, растолченные с льняным маслом.

Сделай масло из семян горчицы. И если хочешь сделать его с меньшим трудом, смешай вымоченные семена с льняным маслом и помести все под пресс (torchio).

Знай, что все масла, образующиеся в семенах или плодах, весьма светлые по своей природе. А желтый цвет, который ты видишь в них, получается лишь от неуменья удалить его. Огонь, или теплота по своей природе имеет силу, которая заставляет масло принимать окраску,— удостоверься в этом на опыте, на примере древесных соков или клеев, близких по природе к смолам. Они застывают в короткое время, ибо внутри них тепла больше, чем в масле, и по прошествии долгого времени принимают определенный желтый цвет, приближающийся к черному. Что касается масла, то, будучи не таким теплым, оно не производит подобного эффекта; хотя оно иногда и застывает, тем не менее оно становится более красивым [и не чернеет].

Книга, полная приятного веселия и наслаждения для юношества. Напечатана в Лондоне Эдвардом Алди, в доме неподалеку от церкви Христа.

Небольшая повесть «Окассен и Николетта» ("Aucassin et Nicolette") возникла, по-видимому, в первой трети XIII столетия на северо-западе Франции, в Пикардии, в районе Арраса. Повесть сохранилась в единственной рукописи парижской Национальной библиотеки. Повесть «Окассен и Николетта» явилась предметом немалого числа исследований и нескольких научных изданий. Переводилась повесть и на современный французский язык, и на другие языки. По-русски впервые напечатана, в переводе М. Ливеровской, в 1914 г. в журнале «Русская мысль», кн. 3 (см. рецензию В. М. Жирмунского – «Северные записки», 1914, No 4). Затем этот перевод был переиздан в 1935 и 1956 гг. Перевод Александра Дейча печатается впервые.

Когда одного философа спросили, почему он не советует смотреться в зеркало при свечах, он ответил: «Да потому, что в отблеске свечей лицо кажется красивей, чем на самом деле». Этими словами он предостерегал сильных мира сего от славословий ораторов, чьи сладкозвучные речи приукрашивают истину. Но ваша светлость убедитесь, как и прочие, что я поступаю иначе, ибо взял за правило оставлять свою мысль недосказанной, дабы другие дополняли ее сами: упрек в многословии страшит меня больше, чем порицание за краткость. Ваши славные деяния у всех на устах — и потому я о них умолчу или коснусь их лишь бегло и мимоходом, в ущерб собственной пользе.

15 июня 1215 г. король Англии Иоанн Безземельный приехал в стан мятежных баронов на берегу Темзы близ Виндзора и на Рэннимидском лугу подписал договор, известный в дальнейшем как Великая Хартия Вольностей. На несколько столетий она стала основанием прав английского народа и основным законом государственного устройства.

В сущности, она не изменила предшествовавших грамот, но она точно определила то, что они выражали лишь в общей форме. Помимо других установлений, она оградила личную свободу, постановив, что никто не может быть арестован, задержан, подвергнут личной или имущественной каре иначе как на основании закона и по приговору своих «пэров».

Значение Великой Хартии можно определить таким образом: король отказался за себя и за своих преемников от всех ограничений чьих-либо прав, сделанных нормандскими королями до него и в особенности им самим, и обязался восстановить в полной мере порядок управления и судопроизводства, основанный на англосаксонских и нормандских обычаях.

Маттео Банделло (Matteo Bandello, ок. 1485–1561) — выдающийся итальянский новеллист XVI в. Родился в Кастельнуово в Пьемонте. В юные годы вступил в доминиканский орден. Много странствовал, пользовался расположением государей Северной Италии (д'Эсте, Сфорца, Бентинольо). Некоторое время провел при Мантуанском дворе, где был учителем знаменитой Лукреции Гонзага (1537 г.). В годы борьбы испанской и французской партий за господство на полуострове решительно стал на сторону последней. После сражения при Павии (1525 г.), закончившегося разгромом французской армии, эмигрировал во Францию, где Генрих II сделал его епископом Ажана (1550 г.). Здесь Банделло и провел остаток своей жизни, пользуясь вниманием со стороны деятелей французского Ренессанса. Главный литературный труд Банделло — его новеллы (3 тома, Лукка, 1554 г., посмертный, IV т. — Лион, 1573 г.). Всего он написал 214 новелл. В этих новеллах Банделло выступает искусным изобразителем жизни итальянского общества Чинквеченто (XVI в.) и в духе своего времени отдает дань сентиментально-чувствительному и «кровавому» жанрам. Популярность Банделло была очень значительна. Из одной его новеллы Шекспир почерпнул сюжет своей трагедии «Ромео и Джульетта».

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Профессия летчика всегда вызывала заслуженное уважение и восхищение. А. А. Щербаков относится к поколению энтузиастов неба, благодаря усилиям которых наша Родина стала и является одной из ведущих авиационных держав. Он пришел в авиацию в грозные военные годы. На собственном опыте он познал каким должен быть самолет для завоевания превосходства в воздухе, которое достигается совершенствованием устойчивости и управляемости и высокой маневренностью.

• Леденец

• Затейники

• Замазка

• Ступеньки

• Заплатка

• Огурцы

• На горке

Для дошкольного возраста.

Сержанта армии США, снайпера и оружейника Мака Болана во Вьетнаме однополчане окрестили Палачом. Узнав, что его семья стала жертвой мафии, он возвращается в Соединенные Штаты и в одиночку начинает войну против преступного синдиката «Коза Ностра». Мафии становится жарко в ее собственном доме…

Болан не видел противника, укрывшегося в темноте, но чувствовал его зловещее присутствие. С момента посадки на паром в Кале ощущение грозной опасности не покидало его ни на миг и угнетающе давило на психику в течение всей переправы через Ла-Манш, вплоть до высадки в Дувре.

Мак не сомневался, что его ожидали. Уж слишком легко ему удалось покинуть французский берег. А таможенный досмотр на английской стороне оказался необычайно поверхностным, подчеркнуто небрежным. И вот он в Англии…