О русском национальном сознании

Кожинов

О русском национальном сознании

К СПОРАМ О "РУССКОМ НАЦИОНАЛЬНОМ СОЗНАНИИ"

(1990)

Публицист А.Стреляный опубликовал на страницах "Литературной газеты" по-своему прямо-таки замечательное сочинение с многозначительным подзаголовком "Мысли о русском национальном сознании". Уже, как говорится, "во первых строках" автор заявляет: "Почти все (чтобы не сказать все) русские идеи пришли к нам с Запада",- если и не от иностранцев, то, по крайней мере, от эмигрантов. И, читая сочинение Стреляного, не ведаешь, чему более удивляться - редкостному незнанию истории или же уникальной непродуманности "концепции".

Другие книги автора Вадим Валерьянович Кожинов

Эту книгу Вадима Кожинова, как и другие его работы, отличает неординарность суждений и неожиданность выводов. С фактами и цифрами в руках он приступил к исследованию тем, на которые до сих пор наложено демократическое табу: о роли евреев в истории Советского Союза, об истинных пружинах сталинских репрессий. При этом одним из главных достоинств его исследований является историческая объективность.

В чем причина сталинских репрессий 1937 года? Какой был их масштаб? Какую роль они сыграли в истории нашей страны? Ответы на эти вопросы, которые по-прежнему занимают исследователей, политологов, публицистов, да и всех, кому интересно прошлое СССР, — в этой книге трех известных авторов.

В книге, представленной вашему вниманию, собраны произведения на данную тему лучших российских авторов. Обширность фактического материала, глубокий его анализ, доступность и простота изложения, необычный взгляд на «загадку 37-го года» — все это присутствует в работах Ю.Н. Жукова, В.В. Кожинова и Ю.И. Мухина; работах, по праву признанных классикой современной русской общественной мысли.

Кожинов Вадим Валерианович (1930–2001) – российский критик, литературовед, философ, историк. Он принадлежит к почвенническому направлению современной российской литературы. Кожинов – автор многочисленных книг об истории России и русской культуре и сам – одна из ключевых фигур русской культуры XX века.

В своей книге Вадим Кожинов обращается к истории, анализирует тысячелетние отношения Запада и России, показывает наглядно, насколько различны эти две цивилизации – наша и западная. Он не пишет, кто лучше или хуже – Запад или Россия, а лишь подчеркивает, насколько мы разные. И если Запад не хуже нас, то и мы ни в коем случае не хуже Запада! В собранных работах Кожинов активно, мощно противостоит унижению нашей страны и нашего народа.

Вадим Валерианович Кожинов, писатель, историк и публицист, создал свое направление в российской исторической науке, которое позволило дать иную оценку событиям нашего прошлого и по-новому оценить многие проблемы нашей страны.

В книге, представленной вашему вниманию, В. В. Кожинов подробно рассматривает историю русского революционного и так называемого «черносотенного» движения с 1905 по 1917 год. По мнению автора, «черносотенцы» являлись последним оплотом российской государственности, именно поэтому они подвергались ожесточенным нападкам со стороны революционного и либерального лагерей до тех пор, пока не были изничтожены окончательно. Как это происходило, автор показывает на многочисленных примерах, привлекая большое количество фактического материала.

Книга охватывает период с конца VIII до начала XVI века. Автор размышляет о византийском и монгольском «наследствах» в судьбе Руси, о ее правителях, начиная с князя Кия и кончая Ярославом Мудрым, об истинном смысле и значении Куликовской битвы. Отличительными особенностями книги являются использование автором новейших источников, а также неординарность подхода ко многим, казалось бы, известным фактам.

Книга выдающегося деятеля русской культуры, автора эпического исторического труда «История Руси и русского Слова», Вадима Валериановича Кожинова, посвящена современному состоянию России и ее историческим перспективам. В сборник включены самые известные публикации и интервью знаменитого литературоведа, критика и историка второй половины XX века.

Книга адресована самым широким слоям читающей публики.

Эта работа известного русского историка и литературоведа Вадима Валериановича Кожинова является продолжением книги «Россия. Век XX-й (1901–1939)». В ней подробно с позиций сегодняшнего дня исследуется история Великой Войны, как ее именует автор, и вскрываются ее истинные причины. Во многом подход автора к истории этого мирового кровавого побоища неординарен и даже неожидан. «Загадочным» считает В. Кожинов и период 1946–1953 годов в истории России. И, наконец, по-новому автор пытается взглянуть на феномен личности и правления Н.С. Хрущева.

«Более антипатриотичного народа, чем русский, на свете нет. У нас проклятия в адрес своей страны можно услышать и от обывателя, и от величайшего национального гения. Англичанин и иранец, индиец и француз считают свою страну лучшей в мире. Русский человек искренне полагает, что это последнее место на земле… Мы никогда не будем жить как немцы или японцы – хотя бы потому, что никогда ими не станем. В России есть своя ложь и своя истина, свое безобразие и своя красота, свой грех и своя святость. И она останется Россией – или ее вообще не будет…»

Эта книга – духовное завещание выдающегося русского мыслителя и публициста, самое полное собрание его трудов по отечественной истории, куда вошли не только основополагающие работы, но и редкие статьи, прежде публиковавшиеся лишь в периодике и практически незнакомые широкому читателю.

Популярные книги в жанре История

Морозов Андрей: ...в Великой Отечественной войне военная помощь США и Великобритании стала горошиной упавшей на одну из двух весов военного счастья при том, что на чашах уже лежали совершенно одинаковые пудовые гири тоталитарных империй. Поддерживая СССР, высшие англо-американские политические круги преследовали долгосрочные цели увеличения своего влияния в континентальной Европе. Весы, на которые упала горошина, еще долго раскачивались вместе с линией фронта, и каждое колебание их стоило многих тысяч человеческих жизней. Как это не прискорбно, но трудовой и военный подвиг рабочих и солдат стран антигитлеровской коалиции послужил частным политическим интересам.

Hoaxer: Книга публикуется в авторской редакции.

История знает много примеров того, как за один кровавый день решалась судьба народа. Достаточно вспомнить битву при Херес де ла-Фронтьера, отдавшую вестготскую Испанию во власть арабов, и битву при Пуатье, когда их натиск был остановлен и спасена Франция; битву при Гастингсе, бросившую Англию под ноги нормандских баронов, или битву при Могаче, положившую конец существованию венгерского королевства.

Средняя Азия имеет не менее памятные даты: Таласская битва 751 года, решившая спор между дальневосточной, китайской и ближневосточной, мусульманской культурами; битва при Донданекане 1041 года, открывшая путь сельджукам на Ближний Восток, или Катванская битва 1141 года, остановившая успешное движение ислама на много лет и отдавшая Мавераннахр в руки кара-китаев.

В материалах собраний Эрмитажа из окрестностей Хотана, выставленных в галерее Синцзяна, есть чрезвычайно любопытные терракотовые фигурки: обезьяна сидит верхом на коне, две обезьяны сидят на двугорбом верблюде, обезьяны играют на музыкальных инструментах, две борющиеся обезьяны, причем один из борцов перегибает другого, а тот его отжимает, упираясь руками в лицо. Некоторые обезьянки сидят, согнув колени, но не по-татарски[1].

Китайского влияния в выполнении фигурок не заметно: грива лошадей трактована не зубцами, а в виде возвышения с условно прочерченными волосами, посадка всадников похожа на казачью, стремена низко опущены. Размеры фигурок от 4,5 см – всадники, до 2,5 см – борцы и 2,0 см – музыканты.

15- го числа командующий корпусом прибыл в Дубосары с своим штатом, где предположено было главным начальником войск, что генералом от кавалерии и кавале­ром Михельсоном, по наведении чрез реку Днестр моста, переправиться войскам на молдавскую сторону, но по при­бытии в Дубосары не только моста наведенного не найде­но, но даже и материалов к тому не заготовлено.

16- го. Бригадир Катаржи был послан в Бендеры к та­мошнему паше Гассану о переговоре с ним для занятия российскими войсками крепости без кровопролития; в слу­чае же сопротивления жители Бендер и военные люди бу­дут приняты за неприятелей и поступлено с ними будет по праву войны.

40-е годы — один из самых интересных периодов собирания русской литературы XIX века, того изумительного явления, которое в свое время поразило европейский мир. Здесь наряду с второстепенными именами выступают великие художники, сделавшие шаг вперед в развитии художественной литературы мира. Этот сложный процесс занимает не менее столетия (XIX век). Именно в период 40-х годов в литературе особенно резко сталкивается духовная красота человека со «свинцовыми мерзостями» того времени, что рождает мучительные поиски путей развития России.

Впервые опубликовано в кн.: Русская литература XIX века и христианство. М.: Изд-во МГУ, 1997. С. 292.

Их асы по праву считались лучшими в мире.

Их истребители господствовали над полем боя.

Их бомбардировщики стирали с лица земли целые города.

А легендарные «штуки» наводили ужас на вражеские войска.

Военно-воздушные силы Третьего Рейха — прославленные Люфтваффе — были такой же важной составляющей блицкрига, как и танковые войска. Громкие победы Вермахта были бы в принципе невозможны без авиационной поддержки и воздушного прикрытия.

До сих пор военные эксперты пытаются понять, каким образом стране, которой после Первой мировой войны было запрещено иметь боевую авиацию, удалось не только в кратчайшие сроки построить современные и эффективные ВВС, но и долгие годы удерживать господство в воздухе, несмотря на подавляющее численное превосходство противника.

Эта книга, изданная британским Воздушным министерством в 1948 году, буквально «по горячим следам» только что закончившейся войны, была первой попыткой осмыслить ее боевой опыт. Это — подробный и в высшей степени компетентный анализ истории, организации и боевых операций Люфтваффе на всех фронтах — Восточном, Западном, Средиземноморском и Африканском. Это — увлекательный рассказ о стремительном взлете и катастрофичном падении военно-воздушных сил Третьего Рейха.

Всестороннее исследование одного из самых мрачных явлений в истории человечества — инквизиции, которая в Испании достигла крайней степени жестокости. Автор рассматривает политическую, историческую, религиозную и экономическую подоплеки появления и распространения инквизиции, дает яркие психологические портреты как организаторов этого зловещего учреждения, фанатично веривших в его святость, так и их духовных противников, окончивших жизнь в пламени костров.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Ростислав Кожух

Четыpе статьи

Здpавствyйте, All!

Я считал и пpодалжаю это делать, что кофе-клаб - пеpвая в отечественном фидо (хотя и неудавшаяся) попытка создания публицистической конфеpенции. (Кто не веpит - пеpечитайте в pулесах pаздел 'тематика'.) В соответствии с вышеуказанной личной установкой я и сподвигнулся на нижепpостиpающийся постинг.

Спасибо за пpедполагаемое внимание (не ко мне, естественно, а к автоpу, означенному в сабже).

Ростислав Кожух

"Гpинев и Пушкин"

Пpеамбула

Разнообpазные и многочисленные наезды в ОВЕС.* на "кpитику" и "кpитиков", выдеpжанные в стиле "не будем говоpить кто, хотя..." (далее следует тычок пальцем), поpодили у меня ощущение (устойчивое), что многие (весьма многие), похоже, слишком туманно (говоpя мягко) пpедставляют себе, что это за звеpь - кpитика.

Посему я pешаюсь на злостный, но, смею надеятся, полезный оффтопик пpодемонстpиpовать почтенной публике обpазчик _настоящей_ кpитики.

Ростислав Клубков (Кожух)

"HАБОКОВ И РОДИHА"

Смерть Владимира Hабокова уже далека от нас. Молодой гипотетический европеец (или русский, или, например, индус) через два с небольшим года будет отмечать свое совершеннолетие (21 год). "Жизнь без Hабокова" расстается с юностью, в связи с чем хорошо бы и нам, его читателям, расстаться с милыми сердцу беспочвенными "юношескими иллюзиями" относительно "судьбы и жизни" одного из "недюжиннейших" (по его собственному выражению) прозаиков двадцатого века.

Ростислав Клубков (Кожух)

О П А У К Е

"Она привыкла употреблять в пищу

исключительно пауков."

(Монтень. I, 23)

I. Мусульманские побеги.

????????????????????????

Hекий один, с хитрой заднеходной резьбой немец, в бедуиновом шатре заедая финиками сыр и хлеб, выменял себе на кожаный узорный спинджак мусульмановую бабу, не догадываясь, что промеж грудей баба носит многоногого и ядовитейшего паука с мохнатыми волосами.