О почитании Бога Всемогущего

Апология, которую афинский философ Аристид держал пред императором Адрианом (Императору Титу Адриану Антонину, Августу и Пию, Маркиана Аристида, философа из Афин).

Перевод сделан А. Покровским с греческой версии Апологии

Отрывок из произведения:

Апология, которую афинский философ Аристид держал пред императором Адрианом (Императору Титу Адриану Антонину, Августу и Пию, Маркиана Аристида, философа из Афин).

I. 1. Я, царь, по соизволению Бога явился в мир и, созерцав здесь небо, землю и море, солнце, луну и прочее удивился красоте мира. 2. Но я понял, что этот мир и все, что в нем есть, приводится в движение постороннею силою, которая и есть Бог; а известно, что все движущее - сильнее движимого и содержащее - крепче содержимого. Допытываться же о Промыслителе и Руководителе всего, каков Он есть, как кажется мне, бездельно и выше меры трудно, а потому и рассуждать об этом бесполезно, ибо Сущность Его бесконечна и непостижима для всех тварей. 3. О двигателе же мира я говорю, что Он есть Бог всего, сотворивший все ради людей; и, как кажется мне, полезно почитать и бояться Бога, но не стеснять и человека. 4. Далее, в пределах дозволительного, надлежит знать о Боге, что Он нерожден, несотворен, безначален и бесконечен, бессмертен, совершен и непостижим. Поскольку Он совершен. Он не имеет никакого недостатка и не терпит нужды ни в чем; наоборот, нес имеет нужду в Нем. Он безначален, ибо все. что имеет начало, имеет и конец, а имеющее конец разрушается. 5. Он не имеет имени, ибо наименование есть общее свойство тварных существ. Он не имеет ни окраски, ни внешнего вида, так как владеющий ими тем самым приобщается к разряду сотворенных предметов. В Нем нет различия мужеского и женского начала, так как тот, в ком это есть, бывает подвержен страстям. Небо Его не обнимает, но Ом небо и все видимое и невидимое содержит Собою. 6. У Него нет противника, так как не существует никого, кто бы, был сильнее Его. Им не владеют зависть и гнев, так как нет ничего такого, что бы могло оказать Ему сопротивление. Ошибки и неведение чужды Его натуре, которая вся есть совершенная мудрость и знание. Им все содержится. И Он не нуждается в жертве или возлиянии и ни в чем видимом, но в Нем все имеет нужду.

Другие книги автора Аристид Афинский

1. О, как меня поразило это[2] восклицание разбойника и ответ на него Распятаго! Позволь, слушатель внимательный, не пройти молчанием это таинство: в нем содержится чудодейственная некая сила. Ибо и само евангельское повествование говорит, что Распятый находился на кресте, как простой какой-либо смертный, быв пригвожден к нему, но быв распят во исполнение предсказаний пророков, а окрест стояла великая толпа иудеев, приготовляющих смерть Господу. Ты видишь здесь[3]

Популярные книги в жанре Античная литература

Действующие лица:

Кердон башмачник.

Метро заказчица.

Лица без речей:

Дримил раб Кердона.

Пист приказчик Кердона.

Две новые заказчицы.

Место действия – лавка Кердона в Эфесе.

Метро:
К тебе, Кердон, я привожу подруг юных, –
Те, что получше, покажи ты им вещи,

Действующие лица:

Баттар – сводник, истец.

Секретарь.

Лица без речей:

Фалес, корабельщик, ответчик.

Миртала, одна из девушек Баттара.

Сторож при клепсидре.

Судьи.

Место действия – суд присяжных в городе Косе.

Баттар:
До званья нашего вам, судьи, нет дела,

Действующие лица:

Ламприск учитель.

Метротима бедная вдова.

Коттал её сын.

Лица без речей:

Эвфий, КоккалФилл ученики.

Действиепроисходит на острове Косе. Место действия – школа. Стены украшены статуэтками девяти муз и Аполлона. Ламприск сидит на кафедре, Ученики – на партах. Входит Метротима, ведущая за руку упирающегося Коттала

Действующие лица:

Кинна.

Коккала.

Храмовый служитель.

Лица без речей:

Кидилла, рабыня Кинны.

Место действия – святилище Асклепия на острове Косе. Действие развёртывается сперва перед храмом, у алтарного сооружения, затем в храме Асклепия. Время действия – раннее утро.

Кинна:
Привет тебе, Пэан-владыка,[1]

На орхестру вступает Хор трахинских девушек.

Хор
Строфа I
Тебя я зову, кого звездная ночь,
Теряя покров лучезарный, рождает
И вновь усыпляет на пламенном ложе —
Тебя я зову, Гелиос, Гелиос!
Поведай, владыка сверкающих стрел —
Где ныне приметил ты сына Алкмены?
100 Скитается ль он по извилинам моря?

1.

Верные рабы Божьи! Вы, оглашенные, желающие вскоре соединиться с Ним чрез крещение, и вы, христиане, уже уверовавшие в Него и участвующие в Его таинствах! Следуя правилам веры, началам истины и законам благочестия, познайте обязанность свою удаляться от соблазна зрелищ, как и от прочих мирских грехов, чтобы не грешить по неведению или из притворства. Сила удовольствия так велика, что может привлечь к себе несведущих, а других заставит изменить своей совести: двойное несчастье, случающееся весьма нередко! Некоторые, соблазнясь льстивыми, но ложными правилами язычников, рассуждают так: нет ничего противного религии в удовольствии для глаз и для слуха, потому что душа от того нисколько не терпит; Бога не может оскорбить увеселение, в котором человек сохраняет страх и должное почтение к Господу. Мечта, возлюбленные мои братья, опасное заблуждение, весьма противное и истинной религии и совершенному повиновению нашему Богу. Это и решился я вам здесь доказать. Иные думают, что христианин, долженствующий всегда быть готовым к смерти, устраняется от удовольствий только из трусости. Как это? Вот как, говорят они: христиане, народ подлый и робкий, стараются укрепить себя перед лицом смерти. Чтобы быть в состоянии презирать жизнь, они устраняют все, что нас к ней привязывает, а потому меньше заботятся о конце дней своих и с большей легкостью оставляют жизнь, которую успели уже сделать для себя ненужной. Отсюда их стойкость в мучениях и пытках, но это-скорее результат человеческого благоразумия, чем истинная покорность повелениям Божьим. Ведь те из них, кто привык к этим увеселениям, тяготились необходимостью умереть за Господа. — Пусть так! По крайней мере, такая предусмотрительность была небесполезна, потому что породила удивительное мужество, которое поставило их выше ужасов смерти.

1.

Дух Божий, Слово Божье, Ум Божий, Слово ума, Ум слова и Дух их обоих — Господь наш Иисус Христос установил для новых учеников Нового Завета новую форму молитвы. Ибо надлежало и в этом случае новое вино влить в новые мехи и пришить но-вую заплату к новой одежде (ср. Матф. 9,16–17). А то, что было раньше, либо отменено, как обрезание, либо восполнено, как прочий закон, либо исполнено, как пророчества, либо усовершенствовано, как сама вера. Новая благодать Божья преобразила все плотское в духовное, когда дано было свыше истребившее всю прежнюю ветхость Евангелие, в котором Господь наш Иисус Христос явлен был как Дух Божий, и Слово Божье, и Ум Божий, — как Дух, которым Он был силен, — как Слово, которым учил, — как Ум, через который явился. Так же и молитва, установленная Христом, состоит из трех: из слова, через которое она изрекается; из духа, благодаря которому она столь могущественна; из мысли, которой она учит.

Пиндар — самый выдающийся представитель торжественной хоровой лирики древней Греции. Родился около 521 г. близ города Фив. Много путешествовал; некоторое время жил в Афинах, затем у разных греческих тиранов, особенно долго в Сицилии вместе с поэтами Симонидом и Вакхилидом у тирана Гиерона. Пиндар писал в разнообразных жанрах торжественной лирики, но славу приобрел своими "эпиникиями" (победными одами в честь победителей на общегреческих состязаниях), в которых был преемником основателя этого жанра — Симонида. Пиндар писал по заказу отдельных лиц или общин; за свой труд он получал денежное вознаграждение. Сохранилось 45 од Пиндара — оды олимпийские, пифийские, немейские и истмийские. Самой поздней, написанной незадолго до смерти, является, по-видимому, пифийская ода (466 г.). Умер Пиндар около 441 г. Прославление отдельной личности в значительной степени происходит у Пиндара в аспекте общинно-родовых представлений и аристократической идеологии. Как это было, вероятно, и у Симонида, он обильно насыщает свои оды мифологией, связывая ее с прославлением знатного рода победителя, играми и т. д., но в его религиозности замечается уже некоторый рационализм. Будучи связаны с общегреческими празднествами, эти оды по своему значению выходили за пределы одного полиса. В одах Пиндара не видно строгого плана; у него часты переходы случайного ассоциативного характера; однако в эпиникиях все же всегда заметна основная идея. С возвышенностью мыслей гармонирует и язык од Пиндара с его смелыми метафорами, эпитетами, необычными, словосочетаниями и сложным стихотворным размером. Все это сливалось при величественно музыкально-вокальном исполнении в сложное художественное единство. У Пиндара эпиникия достигает высшего расцвета, но с развитием демократии и ослаблением аристократического культа Аполлона этот жанр начинает падать (см. "Вакхилид"). При жизни Пиндар пользовался большой славой, как и позже — в эллинистическо-римское время. "Пиндаризирование" было свойственно западноевропейскому и русскому классицизму. [Переводы избранных од Пиндара — В. В. Майкова (прозаический) и В. Водовозова (стихотворный) — помещены в книге Алексеева "Древнегреческие поэты в биографиях и образцах", СПб., 1895. Там же указаны другие старые переводы.]

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Быстро закончилась спокойная жизнь герцога Оррена Рита… Стоило на миг утратить бдительность, как дочка исчезла. Полуэльфийка даже не подозревала, в какой переплет она попадет и что узнает о собственной семье. Некоторые тайны, как известно, лучше не трогать — иначе весь мир перевернется и поневоле задумаешься о шансе исправить прошлое. Только стоит ли? А тут еще проблем добавилось: соседнее государство родной империи войну объявило, снова затеяли игру творцы. Да… сложновато будет из всего этого выпутаться. Зато весело!

Да будет известно твоему благоразумию, что для мужа совершенного и освященного нужно, чтобы не только сам он был в Боге, но и Бог был в нем, как говорит Господь: иже будет во Мне, и Аз в нем (Ин.15:5). Божию человеку и обитать должно в Божественной скинии, и скинию сию водружать на святой горе пречистого Божества, чтобы не только быть объемлющим, но и объемлемым славою Того, Кто не попускает возобладать над ним темной силе страстей. Ибо в достойных, ради святыни и свойственного им бесстрастия, обитает Спаситель, чтобы, как сам Он бесстрастен, так и приявших Его соделывать бесстрастными, необуреваемыми уже и неносимыми всяким ветром.

Биография Евгения Богратионовича Вахтангова — русского актера, режиссера и театрального деятеля.

Текст воспроизводится по изданию: Древний патерик, изложенный по главам. 3-е изд. М.: Издание Афонского Русского Пантелеимонова монастыря, 1899. 428 с.