О нем и о бабочках

Дмитрий Липскеров – писатель, обладающий безудержным воображением и безупречным чувством стиля. Автор более 25 прозаических произведений, среди которых романы «Сорок лет Чанчжоэ» (шорт-лист «Русского Букера», премия «Литературное наследие»), «Леонид обязательно умрет», «Теория описавшегося мальчика», сборник рассказов «Мясо снегиря». Основатель литературных премий «Дебют» и «Неформат», он и сам «неформат» в своей прозе.

Герой нового романа «О нем и о бабочках» волею богатой авторской фантазии попадает в очень деликатную и абсолютно гоголевскую ситуацию. Именно с нее начинаются события, переворачивающие весь мир, в котором плутоватые и мудрые персонажи, ангелы и обыкновенные люди, плетут судьбу мироздания.

Отрывок из произведения:

Арсений Андреевич Иратов спал.

Он всегда хорошо засыпал ночью. Не оттого, что в его пятьдесят с лишком нервная система сохранилась нетронутой, а вследствие когда-то правильно подобранной терапии. Уже двадцать пять лет он за три минуты до сна проглатывал две таблеточки чего-то и тотчас засыпал, выбрав позу на боку, с поджатыми к животу ногами.

Иногда ему снились хорошие светлые сны, иногда сюжет сна был обыденным, но сопровождался атмосферой тревожности. Впрочем, часто сны не снились вовсе.

Другие книги автора Дмитрий Михайлович Липскеров

«— Знаешь, для чего нужна женщина мужчине? — спросил её как-то

— Для чего?

— Для того, чтобы о ней не думать… Чтобы заниматься чем-то другим…»

Прозаик Дмитрий Липскеров неизменно удивляет непредсказуемостью своего творческого поведения. Его романы «Сорок лет Чанчжоэ», «Леонид обязательно умрет», «Демоны в раю», «Пространство Готлиба», «Всякий капитан — примадонна» невозможно отнести ни к одному литературному направлению. Истории, в них рассказанные, — вызывают восторг одних и полное неприятие других. Это фейерверк фантазии на грани с безумием, но разве не безумна сама наша жизнь?

Сам писатель признается: «Когда люди, то, что я делаю, пытаются запихнуть в какие-то рамки, мне кажется, что я врач психиатрической больницы, которого психи считают за пациента… Но клянусь: я делаю это, потому что не могу не делать».

Знак информационной продукции 18+

Дмитрий Липскеров – писатель, драматург, обладающий безудержным воображением и безупречным чувством стиля. Автор более 25 прозаических произведений, среди которых романы «Сорок лет Чанчжоэ» (шорт-лист «Русского Букера», премия «Литературное наследие»), «Родичи», «Теория описавшегося мальчика», «Демоны в раю», «Пространство Готлиба», сборник рассказов «Мясо снегиря».

Леонид обязательно умрет. Но перед этим он будет разговаривать с матерью, находясь еще в утробе, размышлять о мироздании и упорно выживать, несмотря на изначальное нежелание существовать. А старушка 82 лет от роду – полный кавалер ордена Славы и мастер спорта по стрельбе из арбалета – будет искать вечную молодость. А очень богатый, властный и почти бессмертный человек ради своей любви откажется от вечности.

Роман «Демоны в раю» Дмитрия Липскерова, если кратко, можно определить одним словом — мощный. Мощный во всем: в сюжете, его неподдающейся анализу энергетике, особой, неповторимой стилистике. Это бесконечно талантливый сплав реалий нашей жизни — достаточно жестких и жестоких, философской глубины — предначертанность жизни и наивное «незнание» человека и пронзительной остроты чувств — не только в любви, но и в пороке, страсти и слабости человеческой. И при этом необычайно тонкий юмор в изображении персонажей, сравнениях и образах.

«Пальцы для Керолайн» – история трех братьев, рожденных отцом-евреем от женщин разных национальностей: индианки (брат Шива), китаянки (Мао) и русской (Алексей). Все матери при разных обстоятельствах умерли. Три истории совершенно неправдоподобные и нелепые. В них – шантаж, экстрасенсорные способности, разного рода драки и очень много секса. Главный мотив – потеря братьями пальцев. А русский брат, младший, долгое время остается с пальцами, из-за чего и переживает. Не чужой ли он в семье?..

Ночью на железнодорожной ветке Петербург-Москва терпит аварию странный поезд, состоящий из локомотива и одного-единственного пассажирского вагона. Поезд, которого в этом месте и в это время по всем официальным бумагам просто не могло быть. Он везет одного пассажира — альбиноса тридцати двух лет, не помнящего и не знающего о себе ничего, даже имени, но не испытывающего по этому поводу какого-либо дискомфорта. А тем временем на далекой Чукотке пытается разобраться с неприкаянными духами девятнадцатилетний мужичок Ягердышка, вынянчивший в свое время белого медвежонка, мать которого подстрелили охотники...

Проза Липскерова — это огромное количество историй, баек и анекдотов, зачастую совершенно фантастических, связь между которыми обнаруживается лишь постепенно, по мере погружения в теплые недра очередного романа. Автор неспешно связывает концы, выстраивает в единую последовательность события, сводит самых разных героев вместе, чтобы доказать, что все они действительно родня. В первую очередь друг другу, конечно, но и нам, читателям, немножко тоже.

Изящная, утонченная, изысканная повесть с небольшой налетом мистицизма, который только к месту. Качественная современная проза отечественной выделки. Фантастико-лирический оптимизм, мобильные западные формы романов, хрупкий мир и психологически неожиданная цепь событий сделали произведения Дмитрия Липскерова самым модным чтением последних лет.

История, рассказанная автором пьесы «Школа с театральным уклоном» Дмитрием Липскеровым, похожа на жутковатую сказку — мечты двух неудачников начинают сбываться.

Популярные книги в жанре Современная проза

Дмитрий Александрович Пригов

ВСЯКОЕ '90

# # #

Когда звонят и на порог

Пленительный и белоснежный

Является единорог

И голосом безумно нежным

Он говорит: Пойдем мой милый

Я покажу тебе могилу

Ленина

Не верь! не верь - он есть тайна

смертной доблести, а не рыцарской!

не его дела над этими вещами покров приподнимать!

# # #

В снегах ли русских под Рязанью

Дмитрий Александрович Пригов

ВСЯКОЕ '93

# # #

Ленин Троцкому сказал:

- Ты бы сбегал на вокзал

Да и местечко заказал!

А он и сбегал на вокзал

Да местечко и заказал

А Сталин строго наказал

Троцкого:

- Зачем бегал на вокзал

И местечко заказал

В неведомое

Зачем?

А?

Политика есть искусство реального!

- А мне Ленин сказал!

- Не знаю никакого Ленина!

М. Пришвин

ГОЛУБИНАЯ КНИГА

Было высказано скромное желание оживить общественную жизнь вопросами быта, и по всему литературному фронту пошло: Троцкий сказал, Троцкий сказал...

Я слышал от писателей, которые называют себя "бытовиками", что будто бы и нет никакого еще у нас быта: милиционера, например, нельзя теперь описать, как раньше городового: сегодня он милиционер, а завтра заведующий отделом МКМ (Московское купоросное масло). Я бытовиков этих никогда не понимал; мне казалось всегда, что чем дальше писатель от быта, тем он лучше может, если захочет, и быт описать; мне казалось, что сам писатель-бытовик является категорией быта, подобной городовому... Единственное, что присуще писателю, рисующему быт, - это наличие в душе его некоторой доли уверенности, что данное явление есть на самом деле, а не только его писательское представление; это, с одной стороны, а с другой - писатель не должен быть, как фотограф, и просто переносить на бумагу то, что он видит и слышит обыкновенными глазами и ушами. Сейчас у нас господствует именно это последнее ложное представление, и потому мы в газетах видим невозможные для чтения огромные точные отчеты без всякой попытки со стороны самого автора между ее угловыми фактами жизни провести свою волшебно сокращающую диагональ.

М. Пришвин

ОТ ЗЕМЛИ И ГОРОДОВ

История цивилизации села Талдом.

По Савеловской железной дороге от ст. Талдом до Кимр на Волге (18 верст) лежит глухое болото Ворогошь, в старые времена приют беглецов от церкви, государства и общества; на берегу этого болота теперь живут ремесленники, разного рода сапожники, башмачники, скорняки, портные, всего в краю насчитывают двенадцать, или тринадцать ремесл, но в подавляющем числе талдомские - башмачники и кимрские - сапожники. Не надо себе представлять, что ремесленники распределены только в этих крупных центрах, их гораздо больше в деревнях, и так, что если портные, то вся деревня - портные, и даже две-три под ряд, скорняки, так опять все на-чисто скорняки, а башмачники, даже по своим специальностям, несколько деревень под ряд занимаются детской обувью, дальше, тяжелой обувью, еще дальше легкой, красивой; есть деревня, где живут одни пастухи, которые ранней весной являются в близлежащий центр со своими рожками, трубят там на базаре, играют и нанимаются на лето. Чрезвычайно интересный край для исследователя, благодарный в высшей степени, потому что мало-мальски вдумчивому человеку легко можно ввести всевозможные улучшения в рутинные приемы всех этих ремесел.

Скавлуков был найден мертвым в сорока семи километрах от поселка, недалеко от железной дороги, в снегу. Как писала экспертиза, смерть наступила в результате действия холода на организм, подверженный до того алкогольным напиткам.

Из отдела кадров дали телеграмму на родину, в город Чайковский, отцу погибшего, а домоуправу Дьяченко было приказано съездить и привезти тело.

В тот же день он прибыл на «мазике» с порванными железными бортами. Подписав какую-то бумагу на полустанке, принял тело, погрузил в кузов, куда перед тем навалил мерзлой хвои.

Дмитрий Прядко

ЛИФТ

Зачем он зашел в этот чертов лифт, Чак не помнил. Да и сложно что-то вспоминать, когда нога пылает, обдавая все тело волнами тупой неумолкающей боли. "Hаверное, сломал", - с досадой подумал Чак и сморщился от очередного наплыва. От потери крови ощущения уже не были такими острыми, и он наконец смог немного поразмышлять. Во-первых - что произошло? Во-вторых - как отсюда выбраться? В-третьих - что делать с ногой? Чак огляделся. Лифт как лифт: заплёванный потолок, чудом оставшаяся в живых лампочка, неграмотная, но от этого не менее пошлая надпись на задней стенке - в общем, обычное для Лос-Анджелесских трущоб зрелище. Hадо было как-то отсюда выбираться. С какой стати эта штуковина сорвалась и полетела вниз, было неизвестно. Разумеется, такое могло произойти только из-за обрыва троса, однако подобного случая в своей практике Чак не помнил.

Аpтем Пpохоpов

ЕЩЕ РАЗ

- Сколько вас там? - Тpое. Hу, и Галя... (Тихо, тихо, Галенька...) - Значит тpи здоpовых мужика и одна pожающая женщина. В лесу. Плюс - в машине. Минус - на моpозе... Я думаю, вы спpавитесь. До больницы доехать, точно нет ни какого шанса? - Hет, вы знаете, доктоp, я смотpел Мы кpепко сели. Hе нужно мне было в том месте сpезать, но ведь тоpопился же, блин, хотел быстpее. Тут снегу выше капота. Джип увяз обеими осями, хоть и хвалит pеклама меpседесовские внедоpожники, но задние колеса... - Меня мало интеpесуют подpобности. Hет - значит, нет. Будете пpинимать pоды пpямо там. - Кто будет пpинимать pоды пpямо там? - Вы. Вы и будете их пpинимать. Пpямо там. - Доктоp, вы с ума сошли? (Он говоpит, нам пpидется самим пpинимать pоды!.. Да заткнись ты, Сеpый... Тихо, тихо, Галенька, все будет хоpошо...) Кто их будет пpинимать, я пpо это ничего не знаю?! Я никогда... Hи Сеpега, ни Санек тоже этим никогда не занимались... Я вообще никогда не... - Спокойно. Паниковать будем потом, договоpились? Завтpа с pебенком добеpетесь до больницы, и начнете паниковать. Ясно? А сейчас действовать нужно. И действовать быстpо. Вы меня поняли? - Я... Hо я... Я все понял, доктоp. Что нам нужно делать? - Так, один из вас пусть немедленно отпpавляется на поиски чего-нибудь гоpючего. Хвоpост, дpова, все pавно. Пусть сыpые, пусть любые, обольете их бензином. Hужен костеp, чтобы нагpеть воду... В салоне тепло? - Да, я еще дома включил обогpев на полную мощность... (Что?... Выключить?...) Доктоp, Галя говоpит, что ей жаpко. - Hичего, паp костей не ломит. Сеpега уже ушел за хвоpостом? - Hет. Санек пошел. - Да мне плевать, кто там куда пошел. Мне нужно, чтобы была теплая вода... Тепеpь белье. Hужны чистые полотенца. Или вообще любая чистая ткань. - Есть одеяло, мы захватили его с собой. Вpоде бы чистое. - Вы новоpожденного пpямо в одеяло завеpнете? Hужна мягкая ткань. Тонкая. - Сейчас... (Сеpега, нужна мягкая, не толстая ткань... А я откуда знаю?... Галя, у тебя нет?... Что?... Hет, нет, ничего, потеpпи милая, потеpпи еще немножко, сейчас все будет хоpошо.. ) Доктоp... (А, Сеpега, у тебя же чистая pубашка? Пеpед выездом одел? Снимай ее, быстpо. Hа майку свитеp наденешь...) Доктоp, pубашка белая подойдет? - Подойдет... Антисептик. Hужен какой-нибудь антисептик. Спиpта нет? - Есть водка. Хоpошая, кpисталловская. Почти полный ящик. Мы этта... Hу, думали... После pодов, с коpешами... За наследника... - Успеете еще за наследника. Значит так, нужен нож. Хоpошо если остpый. Есть? - Есть. Hож есть. Охотничий. - Пойдет. Тепеpь гpейте воду. - И что? - И ничего. Ждите, пока не начнется. - (Он говоpит нужно гpеть воду и ждать...) Доктоp, я пеpезвоню, а то сотовик сядет. И еще, доктоp, если все ноpмально будет и с Галкой и с pебенком, я вам свой джип подаpю. Вот как есть, ей Богу, подаpю, мне не жалко... - Кончай тpепаться, мужик. Совсем батаpейки посадишь. Я жду у телефона. - Хоpошо, хоpошо... ... - Доктоp, это я. Пошло, пошло кажется... - Так, все готово? Вода есть теплая? - Да, Санек пpитащил кучу дpов, мы снега pастопили в канистpе. - Тепеpь всем водкой вымыть pуки и пpодезинфициpовать нож. Еще нужна веpевка тонкая, или леска. Или нитка пpочная, суpгучовая, чтобы пуповину пеpетянуть. - Hайдем. А чего делать-то? - Пока ничего. Пpиpода сама все и без вас сделает. Ваше дело маленькое, не суетиться и не мешаться под ногами, пуповину пеpеpезать, да pебенка обмыть, насухо вытеpеть, в пеленку завеpнуть. - Ох, доктоp, жидкости сколько, все сиденье... Да еще слизь какая-то. И кpовь... - Много кpови? - Hет, совсем чуть-чуть. - Hоpмально. Все будет хоpошо... - Ой, по-моему головка показалась! Какой ужас! - Спокойно. Подсунь снизу пpавую pуку, поддеpживай его за головку. Роженица тужится? - Да... (Тужься Галенька, тужься милая...Вот он, выходит, pодненький...) - Hе давайте ей устать. Путь тужится, чтобы аж глаза на лоб лезли! ... - Доктоp, доктоp, это мальчик! У меня мальчик!!! - Спокойно, мужик, ты слышишь?!! Спокойно! Тепеpь нужно пеpеpезать пуповину. Сантиметpах в десяти от пупка pебенка туго, слышишь, туго пеpетягиваешь пуповину какой-нибудь веpевкой, еще чеpез сантиметpов пять снова пеpетягиваешь, и посеpедине pазpезаешь. - А кpовь не бpызнет? - Hе бpызнет. И больно ей не будет, в пуповине неpвных клеток нет. Тепеpь омойте pебенка, завеpните его в чистую... что у вас там... pубашку, и свеpху в одеяло, чтобы не замеpз. Да, и по заднице не забудьте хлопнуть, посильнее. - Он закpичал, доктоp, подал голос! Он живой! У меня есть сын! - Здpавствуй, миp, нас стало больше. Еще одна победа жизни над энтpопией... - Что, доктоp? - Hичего. Оботpите там все у женщины. Минут чеpез 10 плацента должна сама отделиться. Потом снова все пpотpите чистой тpяпочкой с теплой водой, а пока оставьте ее в покое, дайте отдохнуть...

Аpтем Пpохоpов АКА Sly2m

HАФ

Москва меняется с каждым годом. Пpиезжая сюда снова и снова я замечаю это по новым pекламным щитам на Садовом кольце, неоновым вывескам на Hовом Аpбате, чyвствyю это с каждым новым pестоpаном, откpывающимся на набеpежной Москвыpеки, да что там pестоpаны... Меняются люди, вот что главное.

Илья мой стаpый, еще школьный дpyг. По окончании десятого класса он не стал, как большинство наших одноклассников, постyпать в местный политехнический, а на папины деньги pванyл в Москвy, в гоpод больших возможностей и огоpчений. Тогда она казалась стpашной - Москва, в гоpоде комендантский час, сигаpеты по талонам, толи коммyнисты y власти, толи демокpаты - мы смотpели на него как на полyдypка. Завидовали, конечно, в тайне, чего скpывать.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Рафаэль Хонигстейн является топ-экспертом по немецкому футболу. Он работает обозревателем для Guardian и ESPN, пишет статьи и комментирует матчи.

Можно с уверенностью сказать, что «Немецкая машина футбола» является одним из лучших произведений про иностранный футбол.

Под одной обложкой собраны вся история становления, лучшие моменты карьеры, тайные факты тренировок и секреты тренерских составов.

Все то, что вы хотели знать, когда смотрели матчи, в которых участвовала эта команда. Все вопросы, которые задавали себе, – в одной книге.

Вас ждет уникальное путешествие в мир футболистов, которые негласно называют себя машинами.

Какая сила перечеркнула прежнюю беспокойную, но понятную и вполне благополучную жизнь дочери древнего рода и с чего это началось? Со свиста ледяной вьюги или пуль в пустыне? А может, с неожиданной заботы сурового незнакомца или с сумасшедшего запаха кофе в маленьком доме на окраине Весны? Или судьба и раньше сворачивала именно сюда, но этого никто не заметил? Пласт времени сдвинулся. События скользнули с незыблемой, казалось, скалы бытия, и никто теперь не сможет предугадать, куда принесет Каррию Огнец эта слепая лавина.

Капитан-лейтенант Изыльметьев стоял у борта фрегата "Аврора" и оглядывал притихший рейд.

Окончился еще один трудовой день, проведенный здесь, в порту Кальяо, вблизи перуанской столицы Лимы. В эти апрельские дни 1854 года на берегу свирепствовала желтая лихорадка, но суда на рейде, несмотря на частые санитарные кордоны, беспрестанно осаждались туземцами, агентами отелей, прачечных и торговых домов. Фрегатский медик Вильчковский дотемна метался по палубе, от борта к борту, и отпугивал лодочников энергичной жестикуляцией. Перуанцы в шлюпках и остроносых пирогах, наполненных лимонами, сушеными фруктами, огородной зеленью, останавливались неподалеку от "Авроры" и, завидев офицера или матроса у борта, кричали что-то протяжными голосами.

Долгое время маршал Жуков был ключевой фигурой в советской версии истории Второй мировой войны. Ему ставили в заслугу разгром немцев под Москвой и на Курской дуге, оборону Ленинграда, его считали истинным спасителем страны, якобы противостоявшим трусливому и некомпетентному Сталину. Присмотревшись к Жукову повнимательнее, мы увидим безжалостного палача и бездарного полководца, чья карьера состоит из позорных поражений, начиная с грандиозной катастрофы в самом начале войны с Германией, за которую Жуков несет персональную ответственность. Лживые воспоминания Жукова, несмотря на огромное количество чудовищных противоречий и недостоверных сведений, стали удобным источником, на который до сих пор опираются историки, внедряющие в массовое сознание тезис о неготовности Советского Союза к войне и о его миролюбивых намерениях в предвоенное время, чтобы скрыть истинные причины постигшей страну катастрофы.

Складывая известные и малоизвестные факты и события тех лет в единую мозаику, Виктор Суворов развеивает многочисленные мифы о Жукове и его вкладе в победу над фашистской Германией, которые десятилетиями распространяли советская пропаганда, политики и историки в России и за рубежом, фальсифицируя историю ключевых событий первой половины XX века.

В новое, переработанное издание книги вошли более 65 фотографий, в том числе редкие снимки из российских и зарубежных архивов.