О Началах

Трактат «О Началах» посвящен основам христианского вероучения и методу богословия.

Отрывок из произведения:

Я знаю, что весьма многие из братьев, по любви к изучению Св. Писания, просили некоторых мужей, знающих греческий язык, перевести Оригена на латинский язык и сделать его доступным для латинян. Из числа таких мужей брат и сотоварищ наш, действительно, перевел с греческого языка на латинский, по просьбе епископа Дамаса, две беседы на Песнь песней и к своему труду написал такое красноречивое и великолепное предисловие, что в каждом пробуждал желание читать и с жадностью изучать Оригена. В этом предисловии он говорит, что к душе Оригена можно отнести слова: «Царь ввел меня в чертоги свои» (Песн. 1.3) – и утверждает, что Ориген, превосходя всех в своих книгах, в толковании на Песнь песней превзошел сам себя. Здесь же он обещается перевести на латинский язык не только толкование на Песнь песней, но и многие другие сочинения Оригена. Но он, как я вижу, при своем увлекательном стиле, преследует более широкую цель – он желает быть скорее отцом слова, а не просто переводчиком. И вот мы продолжаем дело, которое было начато и испытано им. Причем мы не можем, подобно ему, с таким же выдающимся красноречием выразить в изящной форме слова столь великого мужа. Поэтому я и опасаюсь, чтобы через мое искусство этот муж, которого он справедливо выставляет вторым после апостолов церковным учителем знания и мудрости, не показался гораздо низшим, по скудости моего слова. Я нередко думал об этом, а потому молчал и не соглашался на частые просьбы о переводе со стороны братьев. Но твоя настойчивость, вернейший брат Макарий, так велика, что ей не может противиться даже моя неопытность. Итак, чтобы не слышать более твоих настоятельных требований, я уступил, но совершенно вопреки своему желанию, и при этом поставил себе за правило: в переводе следовать, насколько возможно, способу своих предшественников и преимущественно способу того мужа, о котором я упомянул выше. Он перевел на латинский язык более семидесяти сочинений Оригена, которые он назвал беседами, и несколько из тех томов, которые были написаны на Апостол. В этих переводах – хотя в греческом тексте есть некоторые соблазнительные места он все так исправил, сгладил при переводе, что латинский читатель не найдет в них ничего такого, что было бы не согласно с нашею верою. Ему-то следуем, по возможности, и мы, впрочем, не в отношении к качествам красноречия, но только в правилах перевода: именно мы наблюдаем, чтобы не переводить того, что есть в книгах Оригена несогласного и противоречащего этим же самым книгам. А почему в них встречается подобное несогласие, мы выяснили тебе полнее в Апологии, написанной Памфилом в защиту Оригена, – именно в том коротеньком приложении, где, думаю, мы очевидными доводами доказали, что книги Оригена в очень многих местах испорчены еретиками и злонамеренными людьми, в особенности же то сочинение, которое ты теперь просишь меня перевести, то есть сочинение «О Началах», или «О Начальствах». В самом деле, это сочинение по местам очень темно и очень трудно. В нем Ориген рассуждает о таких предметах, относительно которых философы ничего не могли найти в продолжении всей своей жизни; а этот наш философ, насколько мог, сделал то, что веру в Творца и познание тварей, обращенные философами к нечестию, обратил к благочестию. Итак, когда мы находили в его книгах что-либо противное тому, что в других местах им самим было благочестиво определено о Троице, мы это место, как искаженное и подложное, или пропускали, или же излагали сообразно с тем правилом, какое сам он часто утверждает в своих сочинениях. А в том случае, когда он обращается с речью как бы к опытным и знающим людям и при этом излагает свои мысли кратко, а следовательно, и темно, мы для большего уяснения подобных мест старались об их истолковании и добавляли в них то, что по тому же самому вопросу читали в более ясной форме в других его книгах. Однако при этом мы ничего своего не сказали, но только к его же собственным словам присоединили то, что сказано им в других местах. Все это я высказал в предисловии для того, чтобы клеветники не вздумали снова найти повод к обвинению. Впрочем, впоследствии будет видно, что делают нечестивые и сварливые люди. Между прочим, настоящий столь великий труд – конечно, под тем условием, если по вашим молитвам будет Божья помощь – предпринят нами вовсе не с тою целью, чтобы заградить уста клеветникам – это даже невозможно, хотя, может быть, Бог и это сделает, – но для того, чтобы желающим дать пособие к усовершенствованию в познании вещей. Всякого, кто будет списывать или читать книги, пред лицом Бога Отца, Сына и Духа Святого заклинаю и умоляю верою в грядущее царство, а также тайною воскресения из мертвых, вечным огнем, уготованным дьяволу и ангелам его (да не наследует он навеки то место, где плач и скрежет зубов и где огнь их не угасает и червь их не умирает), заклинаю и умоляю: пусть он ничего не прибавляет к этому писанию, пусть он ничего не убавляет, не вносит и не переменяет в нем, но пусть сверяет с теми экземплярами, откуда будет списывать, пусть буквально исправляет и сличает его и не имеет кодекса неисправленного или несверенного. Иначе неисправность кодекса, при трудности его понимания, послужит для читателей причиною еще больших неясностей.

Другие книги автора Ориген

Обширный трактат «Против Цельса» – один из самых внушительных опытов защиты христианства перед лицом языческих оппонентов-философов.

Популярные книги в жанре Христианство

Христианам всех времен не раз приходилось объяснять неверующим, почему они верят в Христа; и объяснения эти должны быть понятны всем — и атеистам, и поклонникам других религий. Моя книга — одна из таких попыток. Она адресована тем, кто хочет понять сущность христианского благовестия и ответить на вопрос: истина это или же заблуждение? Эта книга адресована также верующим, которые время от времени тоже задают себе подобные вопросы.

В 60-е годы я также написал книгу, посвященную этим проблемам. Она называлась Представьте доказательства (Set Forth Your Case)

В эти последние дни двадцатого столетия вопросы морали приобретают особое значение. Этическая система должна с одной стороны предстать на поверку перед ее философским и научным осмыслением, а с другой соответствовать жизненным реалиям нашего времени. Автор данной работы проводит тщательный анализ четырех главенствующих взглядов на этику, происхождением своим обязанных релятивистскому лагерю. Анализируя эти взгляды как в свете законов логики, так и с точки зрения их соответствия жизненным реалиям, автор показывает, что эти взгляды вовсе не являются релятивистскими. Скорее, они автономны по своей сути. Будучи исполнены субъективизма и предвзятости, эти взгляды, тем не менее, вытесняют традиционную этическую культуру Запада, заменяя ее другими моральными абсолютами.

Символ веры — краткое исповедание веры, которое готовящийся принять крещение произносил перед крещением, выражая тем самым, свою готовность стать христианином.

Все эти символы веры определяет несколько характерных особенностей:

— Исповедание веры в Отца и Сына и Святого Духа, т. е. вера в Троицу.

— Исповедание реальности воплощения Сына Божьего посредством Духа Святого от Девы Марии, Его страданий, смерти и трехдневного воскресения и вознесения.

Ист.: www.lamp.ac.uk/celtic/Cormac.htm http://www.sundown.pair.com/Sharp/Lyra%20Celtica/ancient_erse.htm#SAINT COLUMBA

Здесь нет рассуждений с позиций, укоренившихся "в народе", в среде поэтов и людей художественного отображения образа. Сделана попытка дать определение этой категории в сплаве науки, религии и философии. Попытка найти корни её и исток. Кратко и лаконично… В прочем у каждого своё понятие об этом и оно, несомненно, имет право на существование!

Вы есте соль земли. Yμεῖς ἐστε τὸ ἃλας τῆς τῆς Иларий выражает общеизвестное положение, когда говорит: sal, ut arbitror, terrae nullum est (т. e., соль для земли, полагаю, не имеет никакого значения). Предположение, что соль может употребляться для удобрения земли, (см. напр., Schanz, S. 172) ошибочно. Оно не может основываться на Лк. XIV:35, ибо здесь не в противоположность доброкачественной соли, но в противоположность другим испорченным веществам, кои могут употребляться для удобрения — это отрицается относительно испорченной соли. Под «землею» (ст. 13) и под «миром» (ст. 14) разумеется живущее на земле и мир наполняющее человечество (Быт. ХVIII, 25; Ос. I

Всемъ, любящимъ спасеніе свое во Христе чрезъ Бога Отца и повинующимся истине Божіей въ надежде жизни вечной, любящимъ братій своихъ и ближнихъ своихъ любовію Божіею, блаженнымъ девственникамъ, решившимся хранить девство свое ради царствія небеснаго, и святымъ девственницамъ (желаю) о Господе здравствовать.

Глава II.

Всякому девственнику и всякой девственнице, решившимся по истине сохранять свое девство ради царствія небеснаго, необходимо во всемъ быть годнымъ для этого царствія. Ибо царство небесное восхищается не словомъ, ни именемъ, ни образованіемъ, ни происхожденіемъ, ни красотою, ни силою, ни долголетіемъ, но доблестію веры, когда человекъ являетъ дела веры. Кто истинно праведенъ, того дела свидетельствуютъ о его вере, что онъ истинно веренъ — верою великою, верою совершенною, верою въ Бога, верою сіяющею благими делами, да славится Отецъ всехъ чрезъ Христа. Такъ и истинные девственники и девственницы слушаютъ того, кто сказалъ: правда и вера да не оскудеваютъ тебе: обложи ихъ на твоей выи,

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Мы покинули Фленсбург 10 мая 1945 года: рейхсфюрер Гиммлер, полковник Франц фон Кюнер, Эрнст Мюллер и я. К несчастью, по пути Мюллер погиб, наткнувшись на мину, а я был ранен. Только вмешательство Гиммлера остановило Кюнера, который был готов всадить мне пулю в голову. Гиммлер даже решил расстаться со своими драгоценными бумагами, и они были похоронены вместе с Мюллером на том же самом поле. Полковник Кюнер тащил меня, а рейхсфюрер позаботился обо всем остальном, включая и талисман, единственный предмет, который он не оставил бы ни при каких обстоятельствах: Хайлидж Ланс - Копьё Судьбы!

Николай Горшков – боец легендарной пятой роты, почти полностью погибшей в Чечне, на гражданке стал участковым. Так что для него война со всякой нечистью все еще продолжается. Да тут еще доносятся отголоски того самого, последнего боя. Мурза, брат главаря бандформирования, лично убитого в бою Николаем, взял в заложники покалеченного и беспомощного командира роты Доронина. Чеченец надеется поквитаться за брата, когда Горшков придет спасать бывшего ротного. Надежда бандита оправдалась – Николай за ротным пришел. Причем не один, а вместе с группой выживших бойцов пятой роты, которыми командует легендарный Шах. Значит, теперь бандитам Мурзы осталось только молиться…

Главный герой романа «МЖ» – один из огромной армии офисных сотрудников, ненавидящих свою работу и желающих начальству и работодателям поскорее сдохнуть. Он – менеджер «на свой карман», который мечтает о свободе и настоящей любви. А это возможно только при наличии солидного банковского счета. Ради своей цели он готов на все! Тем более богатство рядом – ежедневный оборот компании, в которой он работает, равен его зарплате за несколько десятков лет…

Автор, само собой разумеется, берется утверждать, что все фамилии в книге вымышленные, а все совпадения случайные.

Это, впрочем, не должно дать читателю основания не верить тому, о чем здесь написано.

Роман «Откатчики» – настольная книга для того, кто не хочет жить на одну зарплату и мечтает оказаться поближе к «кормушке». Но так ли в ней все безобидно и радужно, как кажется на первый взгляд?

«Откатчики». One time in Moscow…