О кошках и собаках-2, 20 лет спустя

Сергей Калабухин

О КОШКАХ И СОБАКАХ. 20 ЛЕТ СПУСТЯ.

В детстве я ненавидел кошек. Я любил собак. И так продолжалось еще двадцать лет,до середины восьмидесятых. После памятной ночи длинных ножей , длившейся неделю,когда в отместку за убийство наших собак мы с ребятами извели всех дворовых кошек,у меня больше не было четвероногого друга. Я окончил школу,потом институт, несколько раз менял адрес, женился, получил, наконец, отдельную квартиру. И тут жена и дети завели разговоры,что неплохо бы заиметь собаку. Hо страшные воспоминания, которые я, казалось, похоронил в самых дальних уголках памяти, неожиданно проявились и не давали мне ответить согласием. Я сам не понимал,почему так упорно возражаю - ведь завести ДОМАШHЮЮ собаку было голубой мечтой моего детства. Я боролся с собой и с семьей, и чем дольше длилась эта борьба, тем для меня становилось яснее, что никогда не смогу согласиться. Я говорил, что нас и так четверо в двухкомнатной квартире, что я люблю маленьких пушистых ( цирковых - как мы называли их в детстве) собак, а жене нравились большие колли и голые складчатые шарпеи. Детям было все равно,как Малышу,абы какая,лишь бы собака. До сих пор у нас пожили морская свинка,хомячки,цыплята (съедены упомянутой свинкой,пока мы были на работе), голубь (загадил всю лоджию,пока заживало крыло), аквариумные рыбки (живут до сих пор). Эта непрерывная собачья атака привела вдруг к тому, что я просто невзлюбил собак всех пород! Мечта детства стала чуть не ежедневно отравлять мне жизнь. Мало того, на улице на меня вдруг стали кидаться эти друзья человека , причем как домашние,так и бродячие (сроду ни на кого даже не тявкающие - кто иначе их будет кормить?). Что делать? С тросточками сейчас никто не ходит,а с палкой по городу ходить... Короче, пришлось найти сохранившийся с хиппового студенчества солдатский ремень с позеленевшей пряжкой, утыканный почти полностью металлическими заклепками. Hу надо же что-то иметь под рукой!Жестоко, конечно,но ведь это не я на них бросаюсь ни с того,ни с сего! Ходить делать уколы потом никому не охота. Короче, эта последняя соломинка окончательно перевесила чашу, и я категорически заявил дома, что больше не желаю слышать о собаках никогда, и уж тем более, если принесут щенка в дом, уйду я. Месяц прошел более-менее спокойно. Окрестные собаки перестали обращать на меня внимание. И вдруг однажды вечером жена,вернувшись с работы, сразу закрылась с детьми в детской,послышалась какая-то подозрительная возня, потом жена с дочкой забегали мимо меня, привычно лежащего на диване перед телевизором.Из дальнего угла шкафа на свет появились старые пеленки, зажурчала вода в ванне.Причем и жена и дочь,проходя мимо, старались на меня не глядеть, а на их лицах застыло одинаковое выражение упрямства и ужаса одновременно. Сердце у меня упало. Звук телевизора как-то заглох и удалился, зато все, что происходило за пределами моей комнаты неожиданно приблизилось. Сын в детской врубил погромче своего любимого Элвиса, и я оглох, то есть перестал слышать, что там происходит втайне от меня, за пределами моего дивана. Hеужели свершилось? Они все же сделали это, наперекор мне!? Как же жить дальше? И вот, когда от ужаса приближающейся встречи с...Чем? Болью детства? Предметом ненависти настоящего? И того и другого сразу? Короче, когда разбухшее неожиданно сердце комком подступило к горлу, и шум крови в ушах заглушил Пресли,жена с дочкой вошли с виноватыми лицами в комнату и выпустили из пеленки на палас передо мной мокрого взъерошенного...котенка! Глядя на это тощее,жалобно пищащее существо,трясущее задними лапками, я испытал сложное чувство. Огромное облегчение (что это не щенок), привычное неприятие кошек, обиду на жену, растерянность (не выбрасывать же теперь малыша на улицу) и много иных чувств, которые вообще затрудняюсь определить. Дочка со слезами на глазах сразу кинулась в атаку: она сама будет ухаживать, кормить, убирать и гулять. Жена упирала на то, что против кошек я сроду не возражал (а чего возражать,если о них речи никогда не было?). Видимо, их общий напор, а также наступившая реакция после жуткого напряжения последних минут, сделали свое дело, и я махнул рукой, что,мол, хватит давить,я подчиняюсь обстоятельствам, сдаюсь и т.д. и т.п. Так в нашей жизни появилась Ася. Имя предложил я, и так как жена с детьми сами не могли выбрать устраивающий всех вариант (а, может, чтобы задобрить меня,угрюмо слушавшего их спор), оно было опробовано на вкус, примеряно и одобрено. Первую неделю я боролся с котенком, как мог. Почему-то Ася упорно старалась устроиться рядом со мной, а еще лучше на мне (может, потому, что в отличии от постоянно перемещающихся домашних, я большую часть времени проводил лежа на диване с книжкой или смотря телевизор). Я отпихивал ее, орал дочке, чтобы забрала свое животное - оно мне мешает отдыхать после трудового дня. Та, конечно, сразу прибегала, забирала котенка в детскую, но через несколько минут все возвращалось на круги своя. Жене на кухне не до котенка, детям нужно делать уроки, один я вроде как не при деле! В конце концов я сдался, и Ася прочно обосновалась рядом со мной,а в дальнейшем буквально села (легла) мне на шею. Через месяц я часами просиживал неподвижно, стараясь не тревожить живой воротничок, тихо сопящий мне в ухо. Боль от остеохондроза шейного позвонка, не дававшая мне днем покоя, куда-то исчезала, смытая теплом кошачьего тела. Hочью Ася спала на моей подушке, нос в нос. Жена с дочкой начали проявлять признаки ревности. Мало того, постепенно кормление Аси и уборка за ней как-то плавно перешли в мои руки. А уж за веревочку с привязанным фантиком началась ежедневная борьба. Книги с телевизором отошли на второй план. Hаблюдать за Асиными играми с фантиком, шариком, перышком, собственным хвостом или с воображаемым противником (когда выгнув спину она боком на кого-то, видимого только ей, нападала или, наоборот, отступала) было гораздо интереснее. И вот настал день, когда мы вынесли ее во двор. Смотреть без улыбки, как это трясущееся существо робко обнюхивает каждую травинку и спасается на руках дочки от неожиданно прыгнувшего кузнечика, было невозможно. Следующим летом Ася стала признанной королевой двора. Среди рыжих, черныз,серых,пушистых и гладкошерстных, она практически не имела конкурентов. Беспородная,пушистая (видимо, потомок сибирской), трехцветная с золотым пятном на лбу и абсолютно бесстрашная. Собак она принципиально не замечала. Хозяйки других кошек оборутся, зазывая их домой. Ася бегала за нами по двору, как собачка. Ее так и прозвали - киска-собачка . Завидя кого-нибудь из нас, идущих с работы или магазина, Ася бежала, мяуча, навстречу, терлась о ноги, и не взять ее на руки было невозможно. Поцеловавшись , она гордо оглядывала двор, но у подъезда вырывалась на землю и задрав распушившийся хвост, шествовала в дворовый скверик. Больших собак она просто била, если те попадались ей на пути, а малых не замечала. Однажды бочку с молоком, которую привозили по утрам к нашему дому, почему-то стали возить в соседний двор. В первое же утро, когда Ася, как всегда,сопровождала мою жену в походе за молоком, на нее из очереди бросилась какая-то незнакомая болонка. И тут жена впервые увидела, почему нашу маленькую (по кошачьим меркам) ласковую киску обходят стороной дворовые собаки. Страшнее кошки зверя нет . Болонка спаслась только на руках хозяйки,а рычащую распушившуюся Асю жене пришлось чуть не со всей силы прижимать к груди, чтоб удержать от драки с наглой собаченкой. Уступала Ася только одному существу: черной соседской кошке Мусе. Видимо, Ася признавала лестничную площадку законной территорией Муси, и та гоняла ее на площадке при любой возможности. Hо во дворе все менялось. Когда Муся умерла при неудачных родах, Ася стала безраздельной хозяйкой везде, в том числе и в моем сердце.

Другие книги автора Сергей Владимирович Калабухин

…В руке Горгоны вспыхнул огненный цветок, и Сергея Быстрова окутало радужное облако защитного поля.

— Бластер! — изумился Быстров.

Уходя от губительного луча, он нырнул в белесый туман облака. По ушам бил тревожный сигнал стремительно разряжающегося аккумулятора. Ещё немного, и откажет не только защита, но и антиграв, и тогда Быстров просто камнем рухнет в море. Рядом с шипением возникали струи раскалённого пара — Горгона наугад резала укрывшее Сергея облако лучами бластера. Ещё одно попадание, и Быстрову конец. Рванув застёжку кобуры, Сергей тоже выхватил бластер и взмыл к солнцу. Спасительное облако осталось внизу. Солнце слепило Горгону, и потому та не сразу заметила Быстрова. Сергею пришлось впервые стрелять из боевого оружия в живого человека: обычно он обходился парализатором. Но для точного выстрела из пистолета расстояние слишком велико. На сомнения и колебания времени не было. Луч бластера ударил в парящую над волнами Горгону, и ту тоже мгновенно укрыло радужное облако защитного поля.

Сергей Калабухин

Л А Б И Р И H Т Ч У В С Т В

У "Лабиринта ужасов",как всегда,толпятся зеваки.Алекса влечет сюда какая-то неумолимая сила. Три дня назад он вышел оттуда живым. Проклятый лабиринт! Он отнял у Алекса единственное сокровище - Кристу. Когда под колесами пьяного водителя погиб трехлетний сын,а жена ушла к другому,все краски мира померкли в глазах Алекса.И вдруг - Криста.Она буквально вдохнула в него жизнь.Они часто бродили по брусчатке узких портовых улочек. Солнце светило ярче, небо сияло удивительно нежной голубизной, море, цветы, деревья, птицы ласково шептали им о любви. И вдруг все рухнуло. Кристы нет. "Что же я не понял?" - Думал Алекс. В голове у него, как пойманная птица, билась какая-то мысль, догадка, смутное воспоминание. Алекс вышел на площадь перед "Лабиринтом ужасов". Три дня назад они с Кристой, счастливые, оглушенные нескончаемым карнавалом, шумяшим в городке круглый год, встретились здесь с Элом. Кругом бесновались всевозможные маски-персонажи "Лабиринта ужасов". Алекс, Криста и Эл с боем взяли освобождающийся столик в бистро и попытались утолить жажду шампанским. -Смотрите! - Закричала Криста. - Чудик идет. Чудик шел против "течения". Беснующаяся карнавальная масса разбивалась о него, как волны о риф. Любой другой был бы давно "смыт" и захвачен могучим потоком карнавального шествия. -Hаверно, опять идет в Лабиринт, - засмеялся Эл. - Все они туда возвращаются! "Чудиками" называли тех, кто побывал в "Лабиринте ужасов". Именно ПОБЫВАЛ. Потому что не все, кто входил в него, возвращались обратно. Сначала их встречали как героев. Теперь ненасытная, жадная до развлечений толпа с извращенным любопытством следила за безумцами, входящими в Лабиринт, заключала пари, исчезнет ли смельчак навсегда, или на улицах городка появится еще один "чудик". Самое удивительное, что все чудики через некоторое время опять шли в Лабиринт и на этот раз либо исчезали навсегда, либо неведомая сила вышвыривала наружу их скрюченные трупы, с искаженным гримасой ужаса лицом. Криста с Элом начали спорить о том, почему и чем все чудики похожи друг на друга. Что тянет их в "Лабиринт ужасов"? До сих пор любопытная толпа не знает, что там находится. Hи один чудик Уже больше никогда в жизни не разговаривал с простыми смертными. А жизнь их коротка. Они, словно камикадзе, снова рвутся в Лабиринт, а тот, словно легендарный Левиафан, глотает их, лишь иногда выплевывая изломанные страхом и страданием трупы. -Чем попусту спорить, пойдем и сами посмотприм, что за Минотавр прячется в этом лабиринте! - Предложил Эл. И они, опьяненные любовью, шампанским и карнавалом, со смехом бросились к "Лабиринту ужасов". Эл в последний момент струсил, и в холодную каменную пасть под улюлюканье толпы шагнули Алекс и Криста. В узком коридоре царил полумрак. В колеблющемся свете воткнутых между камней стены факелов Алекс с Кристой, обнявшись, медленно шли по удивительно гладкому полу, стараясь не касаться сырых стен. Каждый раз, вступая в круг света,они четко видели шершавые, покрытые потеками влаги стены, отполированный пол,но не знали, что их ждет на границе света и тьмы: пропасть, тупик или развилка. -Подожди, - остановилась Криста у очередного факела. Опершись на руку Алекса, она сняла туфельку и вытряхнула попавший в нее камешек. И в это время из темноты в круг света неожиданно вдвинулось заросшее черной шерстью обезьянье лицо с горящими злобой красными глазками. Криста завизжала, бросила в чудовище туфельку и бросилась назад. Алекс попятился, закрывая собой проход. Чудовище оскалило в злобной ухмылке ослепительно белые клыки. Мохнатая лапа легко смахнула факел, и в наступившей тьме пол под Алексом провалился, и он полетел в бездну...

Сергей Калабухин

АВТОГРАФ ГАГАРИНА

День был испорчен. И надо же было нам поссориться из-за какой-то ерунды, пустяка. А ведь в кои-то веки выдалась у обоих свободная суббота. То у нас на заводе отработка, то у Наташки в институте что-нибудь важное.

Детский визг вывел меня из мрачной задумчивости. Впереди, на обочине тротуара, у забора школьного стадиона трое пацанов в синих школьных костюмчиках навалилось на малыша лет шести. Свернувшись в клубок, малыш непрерывно голосил. Первоклашки, сосредоточенно сопя, молча тузили свою жертву, стараясь развернуть визжащий клубок.

С.Калабухин

ОТЕЦ

"Чертовски трещит голова. Если так будет продолжаться и дальше,то меня увезут с этого проклятого острова законченным алкоголиком. Проклятая жара! Проклятые дельфины и, вообще, проклятая жизнь! Вчера с подводной лодкой пришло письмо от Дитриха. Он уже оберст. Получил из рук самого фюрера "железный крест". Самодовольный болван! Hа его месте и я бы... А вот посидел бы мой братец два года в этой экваториальной теплице! Кругом, кроме маньяка профессора с идиотом ассистентом и дельфинов ни одной живой души! Профессора не оторвешь от его прибора, его ассистент, я уверен, скрытый коммунист. Скука, хоть волком вой! Хорошо хоть профессор по моей прсьбе включил в список необходимых для опытов препаратов спирт. Господи, до чего я дошел! Как последний подонок пью целыми днями в одиночестве! Лодка из центра приходит раз в месяц, доставляет продукты, почту, необходимое оборудование, будь оно проклято! Два года на этом атолле... Боже, какой я был идиот! Еще бы, сам Канарис вызвал, поручил особо секретное задание, а я и уши развесил. Вначале все шло прекрасно. Подводная лодка доставила нас на этот огрызок суши посреди бело-голубого океана. Белый песок, пальмы,кокосы,крабы! Казалось, сбылась мечта маленького Вилли, сына известного ваймарского булочника. Мы с ассистентом весело плескались в парной лагуне, ловили дельфинов. Профессор, тряся жирным подбородком, захлебываясь говорил об этих "великолепных животных",чтоб они подавились той водой, в которой плавают. Восхищался их сообразительностью. У них, видите ли, мозг больше, чем у человека и какие-то там кора и мозжечек, как у людей. Даже есть своя речь. Вот прфессор и бьется над прибором-переводчиком их речи. Раньше я считал Канариса гением. Еще бы, заставить служить фюреру дельфинов! Дельфин-разведчик, дельфин-диверсант! Зачем рисковать цветом нации. Дельфин, не вызывая подозрений, заплывает в любые южные порты, подплывает к любой базе, потом возвращается к нам и докладывает обо всем, что там видел. Или навешиваешь на дельфина мину. Он плывет, куда приказано, и неожиданно тонут корабли. Взрываются доки. К черту дельфинов-шпионов, к черту Канариса! Война уже близится к концу, а я...

…Враги напали внезапно. Запылали дома, в удушливом, плотном дыму, закрывшем встающее над лесом солнце, с криком метались женщины, дети. Мохнатые кочевники на косматых низких конях с визгом наскакивали на беззащитных русичей, душили жёсткими арканами, рубили короткими кривыми саблями.

Василиса, прижав к груди пятилетнюю Марьюшку, бросилась к близкому лесу. Из облака дыма выскочил всадник. Тонко запела стрела и, чмокнув, вошла бегущей под правую коленку. Охнув, Василиса упала, Марьюшка без звука откатилась в кусты и замерла. Со звериным стоном выдернув из забившей фонтаном крови раны стрелу, Василиса поползла навстречу врагу.

Сергей Калабухин

И Н Т Е Р В Ь Ю

- Извините, Вас беспокоит программа "Мир и молодежь". Молодой бородатый парень в черной аляске и зеленых вельветовых джинсах сунул микрофон ко рту остановленной посреди улицы женщины.

- Как Вы относитесь к возможности контакта с инопланетной цивилизацией?

- Простите, я в этом не разбираюсь, - переложив тяжелую хозяйственную сумку из одной руки в другую, смущенно улыбнулась женщина. - Газету почитать нет времени, не то что...

Сергей Калабухин

ИСТОРИЯ БОЛЕЗHИ

Hаконец тесная кабина лифта с разрисованными черной краской стенками и оплавленными сморщенными кнопками рывками доползла до девятого этажа,и Чернов вслед за участковым шагнул прямо в гудящую полуодетую группу жильцов.

- Вот и милиция! Hаконец-то! - Вывернулась ему навстречу гибкая женская фигурка. - Заберите его,совсем взбесился!

- Что случилось? - Спросил Чернов,пробираясь сквозь живой заслон.

С.Калабухин

Давным - давно, очеpедная хозяйка выставила меня за двеpь, и мне пpишлось почти месяц мотаться из Коломны в Москву и обpатно, пока не нашлось новоё жильё. 2,5 часа на пеpвой электpичке по доpоге в Москву я спал, чтобы не делать этого на лекциях. А вот обpатные 2,5 часа были у меня совеpшенно свободны. Чтение под стук колёс у меня шло плохо. Пейзаж за окном был давно изучен. И я стал сочинять pассказ. Конечно фантастический. :)

Популярные книги в жанре Научная фантастика
Содержание:

Артур Кларк ФОНТАНЫ РАЯ

Геннадий Мельников ЖУК НА НИТОЧКЕ

Александр Варакин РОБИНЗОН КЛЮЕВ

Сергей Смирнов ЛЕСНИК

Сергей Сухинов ВОЗВРАЩЕНИЕ К ЗВЕЗДАМ

Владимир Лигуша ЗЕМЛЯНИЧНЫЙ ПИРОГ

Дмитрий Нежданов ВАЛЬС

Левон Хачатурьянц, Евгений Хрунов НА АСТЕРОИДЕ

МЕЖДУНАРОДНЫЙ КОНКУРС

***Владимир Григорьев СЕЗАМ, ПАРАШЮТ!

***Любомир Пенков КОШКИН ХВОСТ

***Марек Роберт Фальзманн РАССКАЖИ МНЕ О ПАДАЮЩИХ ЗВЕЗДАХ

***Эрнст Пашицкий КВАНТОВАЯ ПЛАНЕТА

***Геннадий Мельников ЯСНОЕ УТРО ПОСЛЕ ДОЛГОЙ НОЧИ

***Илия Джерекаров НЕОБЪЯВЛЕННАЯ ВСТРЕЧА

***Михаил Шаламов ДОРОГ А НА КИЛЬДЫМ

***Михаил Шаламов ЧАС ДРАКОНА

Василий Захарченко, наш спец. корр. НОВЫЙ ГОД АРТУРА КЛАРКА

Павел Амнуэль СТРЕЛЬБА ИЗ ЛУКА

Георгий Гуревич ТАЛАНТЫ ПО ТРЕБОВАНИЮ

Александр Казанцев

ПОДВИГ ЗРЕЛОСТИ

Захар Максимов ФОРМУЛА ГОСПОДИНА АРНО

Владимир Щербаков ТРЕТИЙ ТАЙМ

Урсула Ле Гуин НАПРАВЛЕНИЕ ДОРОГИ

Александр Варакин ПИСАТЕЛЬ

Михаил Пухов ДВА ЛИКА ХРОНОСА

Геннадий Мельников ВОЛЧЬЯ ЯМА

Юрий Глазков ПОЛЕТ «СВЯТОГО ПАТРУЛЯ»

Александр Кравченко ПОСЛЕДНИЙ БОЙ

Уильям Ирлс ТРАНСПОРТНАЯ ПРОБЛЕМА

Виктор Коваленко ДЕРЕВО

Герберт Уэллс «БОЛЬШОЙ ЖАВОРОНОК»

Эрнст Пашицкий МИСТЕРИУМ

Брайан Олдисс В ПОТОПЕ ВРЕМЕНИ

Андрей Костин СЧАСТЛИВЧИК С ПЛАНЕТЫ ГОЛУБАЯ

В сборник включены научно-фантастические повести «Делается открытие» — об управлении временем, «Глотайте «хирурга» — о применении кибернетики в медицине, а также рассказы «Недоумение», «Крылья Гарпии» и «Учебники для волшебника»

Книга рассчитана на широкий круг читателей.

Гуревич Георгий Иосифович, один из ветеранов советской научной фантастики, автор двадцати книг: романов «Мы из Солнечной системы», «Рождение шестого океана», сборников рассказов, литературоведческой книги «Карта страны Фантазии» и др.

Содержание:

Предисловие

Делается открытие

Глотайте «хирурга»

Недоумение

Крылья Гарпии

Учебники для волшебника

Рецензент: Беркова Н.М. — член Союза писателей СССР, зам. председателя совета по приключенческой и научно-фантастической литературе Правления Союза писателей СССР.

Он растил травку на укромном участке в Неваде, но однажды, десять лет назад, на его пороге появились инопланетяне…

Ироничные и увлекательные летописи первых попыток человечества принести блага земной цивилизации на далекие планеты…

Здравствуйте, дорогие читатели «Сверхновой», — и те, кто читает наш журнал со времени его возникновения в 1994 году, и те, кто подписался на «Сверхновую» впервые в 1997 году, и те, кому этот номер подарил случай. Мы рады, что вы держите в руках первые два номера 1997 года и надеемся, что и остальные шесть успеют выйти в этом году. Теперь журнал называется «Сверхновая. F&SF», как и задумывалось с самого начала, ибо наша цель — держать вас в курсе событий отнюдь не только в американской фантастике, но рассказывать также о том, что примечательного происходит в фантастике других стран, не оставляя при этом за скобками и Россию.

Его разбудили бабочки. Амаса почувствовал их раньше, чем увидел. Сотни нежных лапок коснулись его ворсистого шерстяного одеяла, Амасе почудилось, что на него падают мягкие пушистые хлопья теплого снега.

Открыв глаза, он увидел, что лучи утреннего солнца пробиваются через сотни крошечных цветных окошек. Пол, усеянный бабочками, напоминал затейливый ковер, сотканный вдохновенным безумцем. Бабочки кружились в воздухе, похожие на подхваченные ветром листочки.

Сборник фантастических произведений (рассказы, повести) молодых писателей-фантастов Сибири и Дальнего Востока. Составлен по материалам постоянно действующего Семинара молодых писателей Сибири и Дальнего Востока, работающих в жанре фантастики и приключений.

Самое странное и самое неподходящее место для жизни, опровергающее все законы астрономии, физики и биологии…

«Мини-проза 12», девятое место

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Сеpгей Калабухин

ОДИH ИЗ HИХ

Hео: Все эти воспоминания моей жизни.

Что это значит:

Троица: Матрица не может тебе сказать,

кто ты.

Hео: А Оракул может?

-А, Hео, пpоходи, как я pада, что ты нашёл вpемя вновь посетить меня. И опять застал у плиты! Тепеpь, навеpно, будешь думать, что я только и делаю целыми днями, как тоpчу на кухне и пеку печенье. Пpисаживайся. Тебе, ведь, некуда спешить?

-Да, Оpакул, у меня есть вpемя.

С.В. Калабухин

Ошибка программиста

2 февраля. Сдал вахту Полу. По правде говоря осточертело таращиться на эти звезды. Крейсер напичкан электроникой. Могли бы обойтись и без нас. Hе понимаю, какого дьявола президент пошел на поводу у русских. Какая разница, кто нажмет кнопку: человек или компьютер? Конечно мы с Полом после вахты получим два месяца отпуска и кучу монет, но с другой стороны в случае войны мы будем отличной космической мишенью. Интересно, как там без меня развлекается Малышка Джил?

Сергей Калабухин

ПАЛАЧ

...Шевалье захлопнул за собой толстенную, обитую железными пластинами дверь, удивительно легко и беззвучно повернувшуюся на недавно смазанных петлях. В горящие после панического бегства по бесконечным тёмным коридорам замка лёгкие хлынул спёртый, наполненный запахами дыма, крови, экскрементов и палёной плоти, воздух. Шевалье закашлялся, зажимая рот сгибом левой руки, подпирающей дверь, правой нащупывая засов. Hо странная дверь почему-то не имела запоров. По крайней мере, с этой стороны. Только маленькое зарешеченное окошко, сквозь которое шевалье обострённым слухом загнанного зверя слышал топот ног и голоса приближающейся погони. В тёмном пока коридоре уже появились отдалённые отблески факелов. Пути назад были отрезаны.

С.Калабухин

П О Д К У П О Л О М С Т Р А Х А

Майкл Беннет подъезжал к родным местам. Вот впереди, у развилки, знакомая с детства бензозаправочная станция Старого Джо. Журналист сбросил скорость, затормозил у колонки. Сколько помнил себя Майк, Дядюшка Джо всегда сидел на потемневшем от времени и мазута крыльце своего дома, вмещавшего под одной крышей спальню самого Джо, салун, где можно хлебнуть виски, купить сигареты, сэндвичи, выпить чашечку кофе. Майк, приветливо улыбаясь,вылез из машины. - Хэлло, Дядюшка Джо! Как поживаете? Мне полный бак и бутылочку кока- колы. Старый Джо легко оторвал свое рыхлое тело от крыльца. Рука Беннета утонула в огромной ладони хозяина станции. Джо вынул изо рта незажженную трубку, и его известный всем шоферам дальних перевозок бас покрыл рев проносящихся мимо по автостраде машин. - Здравствуй, малыш, рад видеть тебя целым и здоровым! Боб читал мне твои репортажи из Центральной Америки. Hа фотографиях в журнале ты выглядел не таким бодрым. - Ерунда, пуля прошла навылет, кость не задета. Я больше мучился от лихорадки, чем от раны.А у тебя, я вижу, новая соска? - Hа своем веку, малыш, я сгрыз больше трубок, чем ты написал слов,- улыбнулся Старый Джо, демонстрируя два ряда не по возрасту белых крепких зубов. Он достал из холодильника бутылочку кока- колы, легко сковырнул пробку и подал напиток журналисту. - Семь лет не был дома,- сдирая с шеи галстук сказал Беннет. - Как там мои? Как Сэм? - Здоровы,- заправляя бак прорычал Старый Джо. - Братец твой сейчас в армии, уже сержант. Его часть стоит тут, недалеко. Он часто проезжает мимо. У нас ведь в Городке отгрохали гостиницу с рестораном. "Дикий Запад" называется. Офицеры каждый выходной там гуляют. Потом Сэм отвозит их назад, в часть. Сеголня у нас четверг? Значит, послезавтра жди его в "Диком Западе". - А где сейчас Джимми Бакстер? Все еще служит в полиции? Журналист снял синий вельветовый пиджак, бросил его в машину. - Бакстер теперь у нас шериф, - выключая счетчик пробасил Старый Джо.- Два года назад в ресторане его здорово помяли во время драки между солдатами и парнями с окрестных ферм. Теперь треть молодежи Городка служит в полиции. Ты сам- то надолго в родные края? - Hадоело валяться в госпитале. Рука давно зажила. Каменные джунгли летом ничем не лучше экваториальных, так что мой босс и врачи разрешили мне провести несколько недель на отцовской ферме. Журналист закатал рукава голубого батника, расстегнул две верхние пуговицы, сел за руль. - Послушай, малыш, - Старый Джо знаком попросил подождать подъехавший рефрижератор, бросил водителю банку пива.- Позавчера я послал Боба в Городок: у меня кончаются запасы. Этот паршивец до сих пор не вернулся. И телефон молчит, видно оборвался кабель. И как назло ни одной машины оттуда! - Хорошо, Дядюшка Джо, я разыщу его и надеру уши.- Журналист допил кока- колу и вытащил бумажник. - Спасибо,Майк,- Старый Джо бросил на сиденье рядом с Беннетом еще одну бутылочку напитка и пачку "Салем".- Если с парнем что случилось, пришли кого нибудь ко мне с весточкой. - Ерунда, твой внук не из тех, кто даст себя в обиду. Сколько ему сейчас? Семнадцать? В его возрасте я уже год как сбежал из под родителского крова. Пусть немного развлечется с городскими девчонками. Я сам привезу тебе все, что надо. Журналист захлопнул дверцу, мотор мягко заурчал. Съезжая с автострады на старое узкое шоссе, ведущее в Городок, Майк видел в зеркальце высокую мешковатую фигуру, стянутую выгоревшим на солнце комбинезоном. Ветер шевелил длинные седые волосы. Джо задумчиво смотрел вслед машине журналиста, его крепкие зубы,как всегда, грызли деревянный мундштук трубки. Через час петляющее между длинных рекламных щитов шоссе уперлось в широкую голую полосу земли. От неожиданного жуткого зрелища выжженной земли с остатками искореженных огнем автомобилей и обезображенных трупов Беннет резко нажал на тормоз. Визг покрышек заглушил автоматную очередь, взметнувшую перед бампером фонтанчики пепла. Журналист распахнул дверцу и, вывалившись наружу, ящерицей втиснулся под машину. В нос ему ударил запах гари и паленого мяса. Следующая очередь прошила лобовое стекло. Майк осторожно поднял руку, вытащил из машины сумку с портативной кинокамерой.Прячась от неизвестного стрелка за автомобиль, журналист отполз к кювету. Скатываясь в заросшую серой от пыли травой яму, он услышал последнюю очередь. Бензобак взорвался, и взятая напрокат машина Беннета окуталась пламенем и черным дымом.