О кодексе соционики

Все образование русского

офицера состоит из его

кодекса чести

Hародная мысль

А.И.Гетманов (РОБ)

О КОДЕКСЕ СОЦИОHИКИ

В настоящее фремя среди социоников обсуждается проблема создания кодекса соционики, подобно клятве Гиппократа у врачей и ветеринаров. Чем менее "ветеринарна" соционика, да не обидятся на это верные друзья животных, чкм точней берет она человека, тем легче может она в руках нечистых достать человека сорврм вплоть до летального исхода.

Популярные книги в жанре Психология

Эта книга – введение в дисциплину Великого и Ужасного Волшебника, Наследника и Реформатора Фрейда, Друга Якобсона и Леви-Строса, Последователя Сократа и Спинозы, Западного Мастера Дзен и Самого Темного Мыслителя, Отца Постсовременного Дискурса и Теоретика Эха Мысли, Психоаналитика Жака Лакана.

Книга известного психоаналитика и теоретика культуры Виктора Мазина в доступной форме вводит в творческое наследие выдающегося французского мыслителя, основателя «Фрейдовской школы» Жака Лакана (1901-1981).

Адресована широкому кругу читателей, интересующихся психоанализом и историей культуры.

Материал сегодняшней беседы я рассматриваю как чрезвычайно важный. Он должен послужить введением к целому большому циклу занятий, которому практически будет посвящен весь оставший курс психологии.

Вопрос, который я хочу осветить сегодня, заключается в объяснении того, в чем состоят особенности человеческого сознания и чем строение психологической деятельности человека отличается от структуры поведения животных.

Для того, чтобы подойти к этой теме, резюмируем сначала в самых кратких форматах то, что мы знаем о поведении животного и попробуем, исходя из этого, ответить на вопросы о том, каковы границы, за которые не может перешагнуть даже самая высокоразвитая форма поведения животных.

Книга Клу Маданес, известного американского семейного терапевта, посвящена стратегической семейной терапии, рассматривающей проблемы пациента с точки зрения семьи как целого. Изложение теоретических аспектов и терапевтических стратегий проиллюстрировано подробными описаниями клинических случаев, позволяющими шаг за шагом проследить напряженную драматургию психотерапевтического действия и поиск путей помощи конкретной семье. Эта книга — о власти и межличностном влиянии в отношениях между членами семьи, между терапевтом и клиентом, а также о способах взаимной помощи и защиты.

Она адресована прежде всего семейным терапевтам, психологам и специалистам «помогающих» профессий. Но поскольку «семейные университеты» проходит каждый, познакомиться с ней полезно самой широкой читательской аудитории.

Расширение знаний о себе и других людях, умение установить оптимальные отношения, навыки личного и делового общения — вот путь от человекознания к человеколюбию. На этом и построена данная книга, читая которую, и взрослый, и ребенок научится развивать и совершенствовать память, волю, внимание. Эта книга станет союзницей любого человека, стремящегося осмыслить волнующие вопросы повседневной жизни — проблемы воспитания детей, психического здоровья, формирования личности.

Для широкого круга читателей самого различного возраста.

Книга о Милтоне Эриксоне, одном из самых выдающихся мастеров гипноза XX века, написана его «первым учеником» и теперь тоже знаменитым гипнотерапевтом. Она окрашена особой интонацией личных впечатлений от общения с мастером, и этот субъективный взгляд поможет лучше понять основные аспекты эриксоновских методов обучения и работы с пациентами. Изобретательность, гибкость, искусность и импровизации, соединившись с неортодоксальным стилем и склонностью к риску, создали уникальную модель эриксоновской психотерапии, которую уже несколько десятилетий изучают и развивают его последователи. Книга состоит из трех эссе и стенограммы диалога с Эриксоном.

Она, несомненно, привлечет профессиональное внимание психологов и психотерапевтов. Но не только: рассказ о человеке, сумевшем превратить свои личные ограничения в неограниченные возможности, способен вселить надежду и уверенность в любого читателя.

Пожалуй, наиболее значительным в философском отношении произведением Германа Гессе является роман «Игра в бисер (Glassenspiele). Хотя роман и был опубликован в 1943 году, но работа над книгой началась в 1930 году. (Напомним, что известная работа Й. Хейзинги «Homo ludens» вышла в 1938 году). Поэтому неудивительно, что трагический опыт духовной жизни Европы в период прихода к власти фашистских и полуфашистских режимов определенным образом отражен в книге немецкого мыслителя. Констатация безусловного и глубокого кризиса во всех сферах традиционной европейской культуры имела место еще в работах Ф. Ницше. В начале 20-х годов (1918–1922) выходит эпохальный труд О. Шпенглера «Закат Европы».

В книге собраны работы французского физиолога П. Реньяра, основанные на материалах лекций, прочитанных им в Сорбонне.  В очерках анализируются различные формы умственных эпидемий, имевших место с XV по XIX века. Автор дает подробное описание исследуемых явлений и доказывает существование связи между исторической эпохой и формой, которую принимает та или иная эпидемия — колдовство, морфинизм или мания величия.

Начиная эту главу, я должен сделать оговорку. С одной стороны, я не психопатолог и не психиатр и имею мало опыта в этой области, где опыт – единственный верный руководитель. С другой стороны, наши знания о нормальной работе мозга и нервной системы и тем более наши знания об отклонениях от нормы далеко еще не достигли такого совершенства, чтобы можно было полагаться на ту или иную априорную теорию. Поэтому я заранее отказываюсь от утверждений, что какие-либо конкретные психопатологические явления, например болезненные состояния, описанные Крепелином и его последователями, вызываются дефектами определенного рода в организации мозга как вычислительной машины. Те, кто пожелает сделать подобные выводы из изложенного здесь, будут действовать на свой страх и риск.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

О МАТЕРИАЛЬHОМ ВОПРОСЕ

(Подражание Гурджиеву)

Анекдот, почти притча.

Положили в психушку больного, который думал, что он пшеничное зерно. Лечили его, лечили - вылечили. Собирают комиссию: _Hу как, Петров Сидор Сидорович, вы уже знаете, что вы не пшеничное зерно?_,- _Конечно профессора, большое спасибо, вы меня вылечили, теперь я точно знаю, что я не пшеничное зерно, а Петров Сидор Сидорович_.- _Поздравляем Вас, всего доброго, желаем счастливой жизни, трудовых успехов, здорового потомства_. Выходит. Через пятнадцать минут врывается обратно к врачу с ужасным криком: _Профессор! Там во дворе петух!_- _Hу и что, вы же теперь знаете, что вы не пшеничное зерно_.- _Я-то знаю, а петух-то нет_.

О нас с мамой

Не помню точно, когда я начал думать о ней, наверное, лет в двенадцать. Первые фантазии связаны с ее ногами, не знаю даже почему, ну может быть из-за того, что они были всегда доступны. На них можно было смотреть, их можно было даже потрогать не явно конечно, а как-то невзначай, то ли в шутку, щекоча, ну, в общем, возможность была. Конечно, она не ходила там, в ажурных чулках с поясом, не носила мини и все такое прочее, все было строго и чинно, но от этого то меня и трясло. Именно тогда я стал извращенцем. Я понял, моя мать сексапильна, она женщина, у нее есть груди, ноги, живот, которые когда-то, но все же познали мужчину. Смешно все это звучит, конечно, но ведь я был pебенком. Вся ее непоколебимая благопристойность в моем воображении становилась абсолютной непристойностью. Она сидела в теплой вязаной кофте читала книгу, я же видел ее голой с pазмазанной по губам помадой в очках залитых спермой, и такие видения преследовали меня постоянно. Я pос, и со временем мне стало не хватать того, что я видел, хотелось чего-то большего, я стал подсматривать. Надо заметить, что, несмотря на довольно таки благоприятные условия, а мы жили вдвоем в небольшой однокомнатной квартире, делать это было крайне сложно. Мама всегда просила меня отвернуться в определенные моменты таким твердым голосом, что я не мог даже подумать о том, чтобы ослушаться. Единственной возможностью оставалась ванная комната. К сожалению, никаких окон или, запланированных для таких как я "хороших" мальчиков, отверстий в стенах в ней не было, поэтому я просто-напросто pасширил напильником щель под дверью, так чтобы увеличился угол обзора. То, что я испытал, увидев свою мать, когда та, нагнувшись и поставив ногу на край ванны, вытиралась после душа, описать словами невозможно. Это было что-то. Кровь в лицо. Пульс сто пятьдесят и мелкая дрожь. До сих пор, а с того времени прошло десять лет, я все это вижу: мама спускает на пол одну ногу, сильно прогибается и начинает аккуратно вытирать промежность. Я pассчитывал увидеть ну может быть грудь, если повезет, а в двадцати сантиметрах от моей бессовестно подглядывающей детской мордочки было что-то умопомрачительное: заросшее густым черным волосом влагалище, задница да еще с мокрой красной дырой, белые груди, и все это - моя неприступная мамочка, которую все окружающие зовут не иначе, как Галина Сергеевна. В общем, годам к четырнадцати я испытывал сильнейшее половое влечение к собственной матери, а заодно и ко всем пожилым женщинам, тоже матерям, но другим: маминым подругам, матерям моих одноклассников, учителям. В голове сформировалась некая галерея из этих женщин. Вечером, лежа в кровати, я думал о них, тасовал как карты, заставлял удовлетворять меня то по отдельности, то вместе. Одна из наиболее сильных фантазий тех лет - банальная баня (на самом деле даже ни pазу в жизни не был), где я "мылся" со всеми своими персонажами. Оргазм происходил в тот момент, когда мама подводила меня к стоящим pаком учительницам, pаздвигала одной из них отвислые половинки, вставляла мой член и, стоя на коленях, смотрела на мою pаботу, а я потом долго кончал ей в лицо. В то время я стимулировал себя порнографией. Никакой так называемой older women/mature порнографии тогда (80-е годы) не было и в помине. Все, что я мог тогда достать - это черно-белые карты (продавали глухонемые на выходе из метро Белорусская) и пару потрепанных журналов непонятного года выпуска и происхождения через своих приятелей, но все pавно это было здорово. Я, например, брал фото матери или каких-то там своих теток и делал примитивные коллажи: их лица поверх порнофоток. В 90-е пришло видео, но опять таки ничего интересного для меня не было. И только в 96-ом я купил первую кассету, по-моему называлась она alt and gammal студии magma, если я не ошибся в немецком. Сразу же затрепал ее до дыр. Настоящим прорывом стал Инет, сижу в нем днем и ночью пока еще только шесть месяцев.

О Пикуле

- Кто высунулся, того и хают. Hа девять тысяч серейших письменников никто и не плюнет за ненадобностью, а у него полстраны читателей давай польем! Покажем, чем он плох!

"Ах, он врет, он фальсифицирует, он искажает и передергивает!" Да, врет, да, передергивает, ну и что? Он берет самые сенсационные, давно забытые всеми, кроме профессиональных историков, версии, и выдает дивный беллетристический вариант исторической сплетни. Или легенды, если хотите, или байки, или анекдота. А люди обожают легенды, байки и анекдоты, и ничего плохого здесь нет.

рецензии в "лимонке"

КУЛЬТОВЫЙ ФАШИСТСКИЙ РОМАH

Тому, кто сколько-либо знаком с творчеством братьев Стругацких, известно, что более нефашистских литераторов вообразить невозможно. Их идеология от бодренького прогрессизма до легкой пикантной оппозиционности с острейшими вопросами, поставленными к тому же на ребро, вполне выдержана в духе шестидесятничества с человеческой харизмой; "Трудно быть богом" гуманистическая" ревизия-осуждение революции, несбыточная сладостная мечта о вездесущих и всемогущих "жидомасонах", "Сказка о Тройке" - вкрадчивая робкая антисоветчина. Борис Стругацкий, верный прогрессистко-гуманистическим идеалам молодости, даже вступил в "Выброс" Гайдара. И тем не менее, один роман братского дуэта - "Хищные вещи века" - явно выбивается из общего ряда.