О книге Бытия, буквально

Все Божественное писание делится на две части сообразно с тем, как это обозначил Господь, говоря, что книжник, наученный царству небесному, подобен хозяину, который выносит из сокровищницы своей новое и старое; части эти называются двумя заветами. Но во всех свящ. книгах нужно обращать внимание на то, что открывается в них, как [нечто] вечное, о чем повествуется, как о прошедшем, что предвещается, как будущее, и что заповедуется или внушается, как таковое, что мы должны делать. Спрашивается теперь, принимать ли в повествовании о прошедшем все в смысле только иносказательном, или же оно должно быть утверждаемо и защищаемо в то же время и как действительно совершившееся. Ибо ни один христианин не скажет, что не следует понимать в иносказательном смысле слова Апостола, когда он говорит: Сия же вся образи прилучахуся онем (3 Кор. X, 11), а также, когда и изречение книги Бытия: И будета два в плоть едину (II, 24) он изъясняет как тайну великую во Христа и во церковь (Еф. V, 32).

Другие книги автора Аврелий Августин

«Исповедь» Блаженного Августина — книга для тех, кто в многоскорбном мире ищет Бога и не может найти его. Она для тех, кто считает себя человеком, которому нужен нравственный, духовный идеал, кто желает найти его.

За основу публикации «О Граде Божием» в библиотеке «Азбуки веры» взят текст «современной редакции»[1], который оказался доступен сразу на нескольких сайтах[2] в одном и том же виде – с большим количеством ошибок распознавания, рядом пропусков (целых глав!) и без указания трудившихся над оцифровкой.

Текст мы исправили по изданию «Алетейи». Кроме того, ссылки на Писание и на древних писателей сверили с киевским изданием начала XX века[3] (в котором другой перевод[4] и цитаты из Писания даны по-церковнославянски). Разночтения разрешались по латинскому оригиналу (обычно в пользу киевского издания) и отмечались в примечаниях.

Из этого же дореволюционного издания для удобства читателя добавлены тексты, предваряющие книги (петитом) и главы (курсивом), а также восполнены многочисленные пропуски текста в издании «Алетейи».

В тех, довольно многих случаях, когда цитата из Писания по синодальному переводу не подтверждает мысль блаженного Августина (что чаще всего было своеобразно прокомментировано редактором), мы восстановили цитаты по церковнославянскому тексту и убрали ставшие сразу ненужными примечания.

Редакция «Азбуки Веры»

«Небольшой, но очень содержательный трактат «О Символе веры» (точнее, «О вере и символе», De fide et symbolo) был написан блаженным Августином в период его пресвитерства около 393 года. Как писал сам Августин, изначально это было рассуждение (disputatio) о вере и Символе веры, которое он подготовил по просьбе епископов, съехавшихся на собор Западно-Африканской Церкви в г. Иппон в 393 г. После этого некоторые из епископов, друзей Августина, попросили его оформить это рассуждение в виде книги (Retractationes I.17). Трактат представляет собой пространное изложение Никейского символа веры с отступлениями автора по различным поводам...»

Перевод выполнила (по изданию: Patrologiae cursus completus. Series latina. Т. 40. Cols. 181-196) группа студентов Российского Православного университета в составе: В. Баскакова, В. Бычкова, Я. Козлов, И. Можарова, М. Монахова, Б. Неганова, А. Селезнева при участии и под редакцией А. Фокина.

© Вступление, перевод, примечания. А. Р. Фокин, 2002

Аврелий Августин — бесспорно один из самых блистательных умов того недолгого периода в истории европейской культуры, который можно назвать христианской античностью. Примерными хронологическими границами этого полуторавекового периода являются издание Миланского эдикта в 313 г. и падение Западной Римской империи в 476 г. Миланский эдикт императора Константина Великого по существу превратил христианство в государственную религию Римской империи, и с момента его издания начинается ассимиляция христианства в мир европейской античной культуры, в частности работа по осмыслению христианского мироощущения в контексте классической античной философии. Одним из главных исполнителей этой работы был Августин. Причисленный Церковью к лику святых с постоянным присоединением к имени эпитета «блаженный» (как живший до разделения Церквей Августин почитается и православными, и католиками, хотя католиками, конечно, в большей степени), он по существу явился отцом всей западной средневековой философии: помимо того, что он был для неё высшим авторитетом и примером для подражания, можно сказать, что весьма значительную часть её содержания составляют комментарии на его сочинения. Почти целое тысячелетие, до появления таких соизмеримых с Августином по масштабам интеллекта фигур как Фома Аквинский и Дунс Скот, Западная Европа жила его наследием, да и в позднем Средневековье это наследие продолжало играть заметную, хотя, может быть, уже не доминирующую роль.

Биография Августина известна достаточно хорошо благодаря одному из самых знаменитых его сочинений, которое называется «Исповедь» и имеет автобиографический характер. Кстати, это произведение послужило основой для возникновения целого литературного жанра и многие «Исповеди» более поздних авторов вплоть до Ж.-Ж. Руссо и Л. Н. Толстого написаны в подражание ему.

Блаженный Августин родился в Африке, в городе Тагасте. Воспитывала его мать, благочестивая христианка Моника. Образование он получил в Карфагене. В качестве преподавателя риторики Августин прибыл в Медиолан в период епископства святителя Амвросия († 397, память 7 декабря). Под руководством святителя Амвросия Августин изучил Священное Писание. Слово Божие произвело в его душе коренной перелом — он принял святое Крещение, раздал все свое имение бедным и постригся в иноческий образ. В 391 году епископ Иппонийский Валерий посвятил святого Августина в сан пресвитера, а в 395 году — в сан епископа и назначил викарием Иппонийской кафедры. После смерти епископа Валериана святитель Августин занял его место.

Много трудов за 35 лет своего епископства блаженный Августин посвятил борьбе с ересями донатистов, манихеев и пелагиан.

Блаженным Августином написано много творений (по удостоверению ученика и жизнеописателя его Поссидия, число их доходит до 1030), из которых одна из наиболее известны: «О Троице». Блаженный Августин прежде всего заботился о том, чтобы его сочинение было понятны и назидательно. «Пусть лучше, — говорил он, — порицают нас грамматики, чем не понимает народ». Скончался блаженный Августин 28 августа 430 года.

Августин. Какую, по-твоему, мы преследуем цель, когда говорим?

Адеодат*. Судя по тому, что мне теперь предстоит, или учить, или учиться.

Августин. С первым я согласен, ибо понятно, что учим мы именно говоря. Но как мы подобным образом еще и учимся?

Адеодат. Но ведь учимся-то мы задавая вопросы!

Августин. Но ив этом случае мы скорее имеем своею целью учить, ибо задавая вопросы, обычно хотим вразумить того, кого спрашиваем.

Теологический трактат.

Еводий. Так как я вижу, что у тебя много досуга, то прошу ответить мне на вопросы, которые, как мне кажется, занимают меня вполне благовременно и уместно. Согласись, что довольно часто, когда я спрашивал тебя о чем-либо важном, ты останавливал меня каким-то греческим изречением, предостерегающим доискиваться того, что выше нас. Но я не думаю, чтобы мы были выше нас же самих. И если я спрашиваю о душе, то ведь никак не заслуживаю ответа: "Что нам до того, что выше нас?", ибо хочу только знать, что такое мы.

Популярные книги в жанре Христианство

С. В. Мансанарес

Воспоминания свидетеля Иеговы

Оглавление

Вступление Глава первая. Преподобный отец Сантос Глава вторая. Иегова - Бог ревнитель Глава третья. Влияние книги "Истина, которая приводит в жизнь вечную" Глава четвертая. Мое стремление проповедовать Глава пятая. Теократическая организация Глава шестая. 1975 год и что за ним последовало Глава седьмая. "Господь мой и Бог мой" Глава восьмая. Год противоречий Глава девятая. Мессия - Всевышний Глава десятая. Христос - это Бог Глава одиннадцатая. Господи, помоги мне! Глава двенадцатая. Встреча с пресвитерами Глава тринадцатая. Куда идти? Послесловие к русскому изданию

Печ. по "Сочинения древних христианских апологетов. Пер. П. Преображенского, СПб, 1895".

Золотое слово Священного Предания (I-III век., вып. 09). - М.: 2001. С. 16-22

Схизма, разделившая христиан на православных и католиков, резко противопоставила Восток – Западу, греков – римлянам и латынь – греческому. Древние Греция и Рим давно стали достоянием античной истории. Но в церковной жизни они – вполне узнаваемые в православии и католичестве – продолжают существовать доныне.

И связано это вовсе не с языком богослужения, ибо греческий язык на христианском Востоке в течение всего уходящего тысячелетия сохранялся только у греков, а латынь и вообще почти перестала использоваться католиками и даже не изучается теперь в большинстве семинарий. Это связано с самим типом культуры, которую унаследовали современные христиане от своих предков.

Почитание Марии Девы (именно так названа она в Никео-Константинопольском Символе веры) началось уже в I в. н.э., о чем свидетельствует текст Евангелия от Луки, где присутствуют такие чисто молитвенные обращения к Марии, как: «радуйся, Благодатная»; «Ты обрела благодать у Бога»; «благословенна Ты в женах»; «благословен Плод чрева Твоего»: «блаженна поверившая»: «блаженно чрево» и т. п. Мария, sub tuum praesidium («под Твою защиту») которой, как поется в одном из древнейших христианских гимнов, известном как на Западе, так и в Византии (а, следовательно, и на Руси), прибегают христиане, открывает для человека «двери милосердия». Она наставляет его на стези спасения и избавляет своими молитвами от всякой нечистоты. Выступает как Избранная (по-славянски – Взбранная) Воевода, Нескверная, Неблазная (то есть Непорочная), Нетленная, Пречистая, Чистая Дева и т. п. О том, почему именно Марии посвящено так много молитв, хорошо говорит французский святой Луи Гриньон де Монфор, рассуждающий примерно так: Христос пришел к людям через Марию. На дороге в каждую душу и сегодня Он повторяет тот же самый путь, то есть приходит в сердце каждого через Марию как "благословенный Плод чрева Твоего", о чем говорится в молитве "Богородице Дево, радуйся".

Всякое ложное учение об истине — есть змея, всякое восстание на Спасителя Богочеловека — смертоносное питье: всё это жалит душу смертельно, отравляет ее и усыпляет на вечность сном отравы. Истина покоит и живит сердце, ложь — мучение сердцу и смерть подлинной жизни сердца.

Все в мире сем падшем, несущемся к своей последней гибели — ополчается на чистоту Христову. Чего только ни выдумывает мир, чего только ни делают люди, чтобы скрыть от своих сердец свет, сходящий с неба. Не надо быть особо духовным человеком, а только честным и справедливым, чтоб увидеть нашу старую землю, кишащую змеями и сверкающую смертоносными источниками вод. Наш глаз пригляделся ко злу, мы привыкли не замечать опасности, да и Господь, жалея нас, скрывает от нас худшую часть действительности, чтобы мы не изнемогли, сохраняет нас и покрывает.

Величайшая держава древности, раскинувшаяся на трех континентах, вобравшая в себя самые разные народности и культуры, Римская империя была огромным котлом, в котором варились, смешиваясь друг с другом, преобразовывались и видоизменялись старые и новые, восточные и западные, традиционные и экзотические религии и культы. В последние века существования римского государства его религиозная жизнь представляла собою чрезвычайно пестрое смешение всевозможных традиций, верований и обычаев. В этом гигантском плавильном котле христианская Церковь оказалась наиболее жизнестойкой организацией, что обеспечило ее конечную победу и превратило христианство в господствующую религию. Однако к торжеству своей религии христиане пришли долгим и трудным путем. Даже на момент победы в общегосударственном масштабе, в первой четвери IV в., христиане составляли не более 10 % населения Империи. Вокруг них все еще густилось «языческое» население, имевшее за плечами три века активного неприятия новой религии.

Михаил Белов

Христианин в светской школе

Воспитание.

Немного о религии.

Рекомендуемая литература:

Я боялся Владыку Гавриила и долго не решался к нему подойти, глядя через церковную изгородь, как он разговаривает с отцом Серафимом и священнослужителями из церковного хора. Разговор, наконец, закончился и Владыко удалился в здание епархии, не выходя за ограду, так как ворота Храма были закрыты. Я попросил отца Серафима -настоятеля Храма подойти к изгороди и благословить меня на работу в школе, куда я завтра собирался ехать устраиваться.

Доклад на конференции «София — мост между двумя Европами» (Рим, 25–27 марта 1996 г.)

"Новая Европа", 1997, № 10.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Эдео и Хейрон, слонялись около космодрома, наблюдая за стартами космических кораблей. Однажды случай приоткрыл им тайну ювелира Фруджа…

Историк доктор Элк, получает разрешение и деньги на проведение глобального эксперимента по подтягиванию культур мезоамерики до европейского уровня. Эксперимент будет проводиться в параллельной Вселенной…

Страшный ураган превратил в руины тихую, респектабельную улицу Сан-Франциско. Ураган, во время которого произошла случайная встреча миллионера Куинна Томпсона и одинокой, несчастной Мэгги Дартман.

Казалось, у Куинна и Мэгги, поглощенных своими переживаниями, не может быть ничего общего.

Но не все так просто.

Робко, исподволь начинают пробиваться ростки нежной дружбы, которая, пройдя через все испытания, вырастает в большое, сильное чувство…

«Битва за бездну» — продолжение эпического повествования о Ереси Хоруса, повлекшей жестокое противостояние в галактической гражданской войне, способной привести к полному уничтожению человечества.

Предательство Воителя стало явным, и для людей, сохранивших верность Императору, настало время тяжелых испытаний. Под угрозой оказалась одна из опор Империума — система Ультрамар, домашний мир Легиона Ультрамаринов, к которой направляется флот Легиона Несущих Слово. Флагманом в этом походе выступает чудовищный корабль, построенный на секретной верфи Механикума, «Яростная бездна», равного которому еще не было. И лишь по чистой случайности об этой угрозе становится известно защитникам Ультрамара. Несколько боевых кораблей разных Легионов Космодесанта, волею судьбы оказавшихся на пути «Бездны», выбирают гибельный для себя, но единственно возможный путь — сражаться.