О кабинетах...

О кабинетах, потомках и личной жизни...

Отрывок из произведения:

Мерль, некромант

Мое имя последние лет сто – господин Мерлен. Не самое заметное, но для успешного геронийского дельца весьма подходящее. Еще и известное, в узких кругах истинных знатоков.

И для меня, как для человека, занимающегося решением различных сложных вопросов очень важен кабинет. Или приемная. Примерно как раньше был необходим тронный зал и подвалы для пленников и ритуалов. Для произведения нужного впечатления и внушения… хм, должного почтения. И подтверждения статуса. Но это только последние лет сорок, с тех пор, как я окончательно смирился с тем, что этому месту никогда не стать больше уютным убежищем для усталого, но довольного жизнью Великого Магистра в отставке. Видимо, грандиозное уничтожение последней моей резиденции и вместе с ней любимой спальни и лаборатории негативно сказалось на будущем прочей личной собственности крупнее избы.

Рекомендуем почитать

Восточный базар… Что может быть интереснее? Протяжные крики зазывал, густые ароматы благовоний, мешающиеся с запахами сластей и деликатесов. Маленькие жаровни, на которых бродячие торговцы грели напитки… И ряды, бесконечные ряды тряпичных палаток. Торговля процветала, между разноцветных, увешанных лохмотьями и блестками лавок сновали люди. То тут, то там мелькали легкие кафтаны, модные в княжествах, строгие, формальные сигизийские наряды, инсолийские и индолийские туники и ронийские камзолы. Но больше всего было длинных, многослойных, то лежащих на плечах тяжелыми складками, то стремительно летящих следом за хозяевами тонких палетт. В конце концов, эта ярмарка была раскинута на перекрестке шести дорог, в оазисе Медал, принадлежащем каганату Рани, одному из десятков мелких государств, служащих буфером между Индолой и Алани

Из жизни некроманта Мерля и его верной спутницы. За двести лет до основных событий.

Сознание медленно выплыло из сумрачной дремы. Было тихо и как-то спокойно. Безопасно. Легкий сквозняк запутался в свисающих пологах и охлаждал разгоряченную кожу, спутанные волосы тонкими прядями затеняли лицо, щекотали пересохшие губы. Чуть шершавая льняная ткань немного раздражала спину. Лениво проведя ладонью по простыне, наткнулся на нечто теплое и мягкое. Оно недовольно отмахнулось, перекатываясь куда-то подальше. Ойкнуло, едва не свалившись за край ложа. Неохотно приоткрыв глаза, он наткнулся взглядом на недовольное лицо. Бледное, женское. Замечательно. Все в порядке. Отобрав прядь, намотанную на тонкий палец, развернулся на бок и уткнулся лицом в подушку.

Студенты, мирно переговариваясь, кучковались у входа в лабораторный корпус. Старшекурсники с эмблемами алхимиков на потрепанных мантиях, сидели рядком на широких перилах, напоминая нахохлившихся воробьев. Осеннее солнце все еще изрядно припекало, заставляя вспоминать остатки сухого летнего жара.

Алхимики молчали, счастливо жмурясь. Ну, еще бы, уроки-то закончились.

Вихрастый, смуглый до черноты парень нарушил блаженную тишину:

– А вы не знаете, отчего магистр Леснид был так зол?

Ньерин дель Нар'Тени всегда считал, что ему крупно повезло. А как же иначе? Его, Темного не самых чистых кровей, из бедного младшего рода, без особых талантов, заметили еще в башне Знаний. Ведь упорства ему было не занимать, и где сверстники его брали способностями, он добивался своего терпением и усидчивостью. Был внимателен и аккуратен, понимая, что иначе просто ничем не сможет помочь семье. Правда, он откровенно затруднялся с выбором занятия, которое могло бы принести достаток в род. Мать занималась плантациями, практически весь доход с которых уходил на приданое дочерям, вдовая старшая сестра надрывалась, спасая от разорения родовое владение покойного супруга, а две младшие еще даже не вошли в возраст второго совершеннолетия. И за их обучение надо было платить.

Крики, шум. Стелющийся по земле туман заглушает наиболее громкие звуки, разноцветные вспышки чар застилают даже свет звезд.

И звонкий крик, прорывающийся сквозь беспорядочную схватку:

– Папа, обернись!

Лучи восходящего солнца заливали город. Белые, в кварцевых прожилках камни, из которых построены дома, выступали из теней рельефным узором. Розовые, желтые, лиловые оттенки ложились на широкие проспекты и узкие улочки легким кружевом. Индалир медленно просыпался.

Из жизни некроманта и его верной спутницы. Десять лет спустя.

Утром у Милавы не было никаких предчувствий. Ну вот ни одной мысли о том, что может случиться, не закралось ей в голову. Она проснулась, поворочалась под пышным пуховым одеялом, сладко зевнула. Протерла лицо, потянулась. И, наконец, открыла глаза.

Солнечный луч, пробравшийся сквозь щель в портьерах, падал на потолочные балки. Женщина привычно пересчитала выщерблины, оставшиеся после того, как, она, маясь ленью, швыряла в потолок ножи. Настроение было отличное. Кои-то веки она выспалась. Сонно щурясь, она выползла из кровати, закуталась в халат, привычно валяющийся на скамье рядом, споткнувшись о ковер, подошла к окну и раздернула занавеси. Зажмурилась, когда яркое утреннее солнце резануло по глазам.

Другие книги автора Яна Алексеева

Вы бы хотели изменить свою жизнь? В общем-то не против? Отлично! Вас ожидают незабываемые приключения, знакомство со множеством интересных людей… и нелюдей, ошеломляющее могущество… опасные подарки, таинственные загадки, неразрешимые проблемы, подозрительные случайности, а также контрольные работы, зачеты и экзамены.

Вы совсем не это имели в виду?! Поздно спохватились! Боги уже проложили для вас, леди, извилистую дорожку…

Миров бесконечное множество. И бесконечен круг Равновесия, на котором балансируют они. И тот мир, который не удержится сам, будет готов рухнуть, погибнуть во вспышке Света или задохнуться в сумраке Тьмы, приходится спасать. Пройдя водоворот жизни и смерти, в мир являются посланники Равновесия, связанные оковами долга и чести. Но что значит Долг перед желанием жить… даже если ради жизни надо отдать всю силу до капли?

Дамы и господа, леди и лорды, позвольте вам представить дебютанток этого года. Они красивы и воспитаны в лучших традициях благородных домов. Они прекрасно танцуют и умеют поддерживать вежливый разговор, они станут прекрасными женами и матерями. Они плетут интриги, подслушивают разговоры и бессовестно обманывают. А некоторые из них горячи и несдержанны. Впрочем, ничего страшного, ущерб оплатит Ронийская Корона.

Танцуйте, дамы и господа, танцуйте, не отвлекайте юных леди от серьезных дел.

Острова Ожерелья

Восьмой год от восхождения Раттиара на престол Столичной Жемчужины

Я довольно улыбалась, неторопливо шагая по тропинке. Плечо оттягивал приличный, но приятный вес двух тушек. Сегодня на ужин у нас, наконец, будет мясо вместо изрядно поднадоевшей рыбы. В ловушки попалась парочка трапири[1], из одного можно сделать отличное жаркое, а второго – закоптить.

Посторонний шум заставил насторожиться. Чего в сем лесу не должно быть, так это звяканья клинков, тяжелого хриплого дыхания и шелеста прелой листвы под каблуками… По крайней мере, без моего непосредственного участия, потому что единственные на острове сапоги сейчас покоились в сундуке в моей башне.

Колесо их судьбы резко повернулось. Теперь они не более чем заложницы мира и стабильности обескровленных войной государств, расплата за проигранные сражения. Они исполнят свой долг и отправятся к бывшим врагам. Но что ни делается – все к лучшему. Пройдя разными, порой опасными дорогами, они обретут нечто более ценное, чем прозябание в шикарных дворцах. Счастье, любовь, дело. Ну а эльфы, орки, драконы и прочие обитатели Огненного мира стали свидетелями возрождения.

Господа, рассказать вам сказку? Не добрую и светлую, а настоящую. Про тех, кто скрывается в тени, крадется в ночи, танцует при свете луны? Про берегущих секреты и знания, про стерегущих иные законы? Про Роды и Кланы, про тех, кто нарушает традиции. И про тех, кто следит за порядком в сокрытом от обычных людей мире.

Начнем, пожалуй.

Однажды поздним вечером по городу кралась волчица…

Кто она? Актриса, путешественница, шпионка, убийца… всего понемногу. Волей Рока она оказалась в вихре борьбы за власть и вынуждена примерить чужую маску. И теперь, чтобы выжить, ей придется совершить невозможное — станцевать в самом центре сражения за власть.

– Лирина Арнела Карэла ап Дарин, что ты собираешься делать теперь? – перекрывая рев водопада, проорал остроухий, цепляясь пальцами за выступающую скалу.

– Льялис Ранирашэри! – Так же громко рявкнула женщина в лицо загорелому синеглазому эльфу. – Какое твое дело?

– А такое, что это я болтаюсь над пропастью!

– Я, между прочим, тоже!

– Ага, только если ты помрешь тут, для тебя все и кончится, а с меня потом шкуру спустят! В любом состоянии!

Популярные книги в жанре Фэнтези

Святослав ЛОГИНОВ

ОБЕРЕГ У ПУСТЫХ ХОЛМОВ

- Добрый день, любезный! Где я могу найти почтеннейшего Вади?

Вади еще раз подбросил на ладони камешек, затем поднял взгляд на говорившего.

Гость возвышался словно башня. На Закате вообще обитают крупноватые существа, но этот выделялся даже среди них. Его ноги не стояли на земле, а попирали ее. Широкая грудь сверкала чеканкой доспехов, поверх которых кривилась уродливая ухмылка эгиды. Мускулистые руки были обнажены до локтя и безоружны - видимо пришелец не считал Вади за угрозу - стальной шестопер остался висеть у пояса. Ничего удивительного: гость силен и велик - даже подпрыгнув Вади не смог бы достать рубчатой рукоятки праздно висящей булавы.

Муравлев Михаил

АШУР-ГРАД

КHИГА ПЕРВАЯ

ПРЕДУПРЕЖДЕHИЕ

За непреднамеренное цитирование, искажение цитат и невольное похищение чужих идей или иных результатов чьей-либо интеллектуальной деятельности автор ответственности не несет и настоящим предупреждением заблаговременно предупреждает читателей и прочих лиц о возможности подобных "вкраплений" как в данном предупреждении, так и в дальнейшем тексте.

Все указанные выше аберрации (если они, конечно, встречаются), употребленные без ссылки на первоисточник случайны и непреднамеренны, поэтоавтор просит присылать ссылки.

Алекс Поволоцкий

Эльдарион Мордорский

Hовое здание Торговой Палаты Минас Итиля снаружи было выполнено в типично орочьем стиле - туфовые блоки и алюминиевый гофролист, но изнутри было весьма комфортабельным, а огромные окна позволяли даже выращивать живые деревья. Выставочный Зал был самым большим помещением, больше даже, чем Биржевой. Как и любой богатый дом в Мордоре, его украшали бонсаи - в основном четыре "обязательных": меллорн лазлугга (свободный вертикальный), изображавший меллорн на равнине, меллорн гхаарга (лесной стиль), изображавший его же в лесу, меллорн гзулга (каскадный), изображавший знаменитый меллорн Станции, и, наконец, белое дерево гиирга (наклонный стиль), бывший точной копией Белого Древа Минас Тирита, только трех футов высотой. В фонтанчиках журчала минеральная вода - Торговая Гильдия могла себе такое позволить. По залу были расставлены стенды с образцами и рекламными проспектами различных мордорских компаний, а также непременные витринки-террариумы. В этом году в моде были рептилии и насекомые из Дальнего Харада, поэтому в доброй четверти террариумов недвижно стояли палочники, почти неотличимые от засохших сучьев, и примерно столько же было лягушек ядовито-красного цвета. В еще нескольких террариумах сидели ящерицы примерно футовой длины, совершенно фантастического вида - все в гребнях и наростах, вертевшие глазами в разные стороны, причем глаза смотрели каждый в свою сторону. Время от времени служители высыпали в террариумы тараканов. Тогда ящерки медленно-медленно подползали к суетящейся еде, и с расстояния в фут стреляли языком с такой скоростью, что почти никто не успевал заметить его - только таракан мгновенно исчезал в рту. Впрочем, и "традиционных" террариумов с мордорской живностью было немало, и даже пара аквариумов-столиков стояла около бара. По залу плыл запах настоящего мордорского кофе - его варили прямо здесь на жаровне с песком и подавали с выпечкой всех стран мира.

Д.Равен

ОХОТHИК

...Дружинник перевернул труп и, поднявшись, молча посмотрел на своего командира - хмурого бородача с нашивкой хундертера на полотняной рубахе, надетой поверх кольчуги, и браслетом гроссмейстера меча на правой руке.

- Видите, что творится, господин хундертер, четвёртый это уже - снова запричитал стоявший рядом с остальными воинами староста - утром он его убил, только коров выгонять стали. Слышим - вопль ужасный на окраине, на той, что на реку выходит, и сразу стих, а за ним - сохрани господи - вой жуткий, что аж кровь в жилах стынет, как вспомнишь. Староста вытер трясущейся рукой вспотевшее лицо и быстро перекрестился. - Упокой, Боже, его душу.

Лледри Равенвольф

Мечи-близнецы

Перевод с английского: А.Вироховский

Пролог

Всегда было много предположений о месте смерти. По правде говоря, оно состоит измногих уровней: из самого нижнего, известного как Бездна, пролятого дома Ллот и ее йоколол;дальше уровень обычных преступников, чьи дрожащие, стонающие души казнятся за убийства или воровство;и наконец уровень радости, уровень тех невинных душ, которые творили добро в Реальном Мире.

Если главное действующее лицо в мире «меча и магии» — женщина, то будь у нее даже раздвоение личности, как у резановской Селии-Алиены, она, в отличие от героя-мужчины, успевает не только поражать врагов искусными выпадами меча, но и вовремя позаботиться об одежде и пропитании. Если же автор романа — женщина, значит, «ужасные опасности и страшные приключения» не заслонят самых обычных, но таких тягостных испытаний, выпадающих на долю любого человека в смутное время. Недаром сказка всегда кончается — после традиционной победы добра над злом и свадьбы героев. Потом наступают будни. Тогда-то и оказывается, что «самое большое испытание... не в том, чтобы убивать душегубов и обманывать хитрецов, а просто жить — обычной жизнью, с ее мелкими трудностями и мелкими пакостями, с ними-то сражаться будет пострашнее, чем с чудовищами».

Сказать, что Владимир Сморода, посадник старорусский, находился не в своей тарелке, значит не сказать ничего. Попробуйте-ка совладать с собой, когда вам предстоит разлука с единственным сыном. Да и Дубрава, жена посадника, успокоения в сердце мужа отнюдь не вносила.

— Све-е-етушка! — выла она. — Стри-и-ижик мой ясный! Да куда-а-а ж вас, родненького, забира-а-ают?! Да как же я без вас жи-и-ить буду!

Вокруг Дубравы металась взволнованная челядь.

Виктор Сарытхев

Поединок

Victor Vivas

Книга Таpа

Поединок

Посвящается той единственной

и неповтоpимой Альмоpен.

Глава 0 или Моя жизнь на планете Земля

- Сеpег, пpиколись, вчеpа пpошел четвеpтый уpовень в SOF'е, поиздевался над этими мужичками. Из шотгана или пистолета 45'го калибpа им pуки на фиг отpывает, только кость тоpчит...

- Как всегда с бессмеpтием? - пеpебил его тиpаду я.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

За гениальным изобретением идет большая охота, в которой участвуют иностранная разведка, российская мафия и чеченские сепаратисты.

София Вебер

«Потерянный страж мира»

«Потерянный страж мира»

«Опять она чем-то недовольна – подумала Люсина – Когда это закончится».

Люсина живет с родителями в небольшом городе. На внешность никогда не жаловалась. Она больше похожа на маленького ангелочка. Волнистые шоколадные волосы до пояса, голубые выразительные глаза и миниатюрное личико. В свои 16 лет она похожа на маленькую девочку.

Известный психолог В. М. Целуйко в книге «Супружеская перестрелка с УЛЕТальным исходом» предлагает найти ответы на следующие вопросы: в чем причины разводов и каковы их последствия для супругов; как ситуация развода переживается взрослыми и детьми; какие проблемы могут возникнуть в повторных браках; каковы особенности гостевых и гражданских браков?

Книга адресована как специалистам в области семьи и семейных отношений, так и широкому кругу читателей - всем, кого интересуют вопросы построения межличностных взаимоотношений в семье.

Если быть вместе уже невыносимо, супруги начинают метаться между двумя полюсами: покончить с мрачным настоящим, сказав: «быть вместе - нельзя!», или найти в себе силы и убедить партнера в том, что «нельзя расставаться!». Семейные неурядицы могут быть связаны с так называемыми «нормативными кризисами» - здесь нет ничего страшного. Ситуация осложняется, если кризис ненормативный, обусловленный либо состоянием ревности одного или обоих супругов, либо изменой, либо затяжными конфликтами.

С помощью советов известного практического психолога В. М. Целуйко вы сможете проанализировать ваши отношения и найти оптимальный выход из семейного кризиса.

Издание адресовано супружеским парам и тем, кто только собирается вступить в брак, а также психологам, работникам социальной сферы и всем тем, кто интересуется психологией межличностных отношений.