О детях

Из сборника "Черным по белому", изданного в Санкт-Петербурге, в 1913 году, в издательстве "Новый Сатирикон".

Отрывок из произведения:

(Материалы для психологии).

У детей всегда бывает странный часто недоступный пониманию взрослых уклон мыслей. Мысли их идут по какому-то своему пути; от образов, которые складываются в их мозгу, веет прекрасной дикой свежестью.

Вот несколько пустяков, которые запомнились мне:

I.

Одна маленькая девочка, обняв мою шею ручонками и уютно примостившись на моем плече, рассказывала:

— Жил-был слон. Вот однажды пошел он в пустыню и лег спать… И снится ему, что он пришел пить воду к громадному-прегромадному озеру, около которого стоит сто бочек сахару. Больших бочек. Понимаешь? А сбоку стоит громадная гора. И снится ему, что он сломал толстый-претолстый дуб и стал разламывать этим дубом громадные бочки с сахаром. В это время подлетел к нему комар. Большой такой комар — величиной с лошадь…

Рекомендуем почитать

Из сборника "Черным по белому", Санкт-Петербург, 1913 год.

Из сборника "Черным по белому", Санкт-Петербург, 1913 год.

Из сборника "Черным по белому", Санкт-Петербург, 1913 год.

Из сборника "Черным по белому", Санкт-Петербург, 1913 год.

Из сборника "Черным по белому", Санкт-Петербург, 1913 год.

Из сборника "Черным по белому", Санкт-Петербург, 1913 год.

Из сборника "Черным по белому", Санкт-Петербург, 1913 год.

Из сборника "Черным по белому", Санкт-Петербург, 1913 год.

Другие книги автора Аркадий Тимофеевич Аверченко

Из сборника «О хороших, в сущности, людях!», Петербург, 1914 год

В книгу вошли лучшие юмористические рассказы крупнейших писателей-эмигрантов начала XX века. Их роднит вера в жизнь и любовь к России.

Для старшего школьного возраста.

«… У нее дьявольское терпение. Свое «а зачем» она может задавать тысячу раз.

– Лида! Говори прямо: что тебе нужно? Запирательство только усилит твою вину.

Женская непоследовательность. Она, вздыхая, отвечает:

– Мне ничего не надо. Я хочу посмотреть картинки.

– Ты, Лида, вздорная, пустая женщина. Возьми журнал и беги в паническом страхе в горы.

– И потом, я хочу сказку. …»

«… Но с полдороги случилось маленькое происшествие: мрачный, сонный парень молниеносно сошел с ума… Ни с того, ни с сего он вдруг почувствовал прилив нечеловеческой энергии: привстал на козлах, свистнул, гикнул и принялся хлестать кнутом лошадей с таким бешенством и яростью, будто собирался убить их. Обезумевшие от ужаса лошади сделали отчаянный прыжок, понесли, свернули к краю дороги, налетели передним колесом на большой камень, линейка подскочила кверху, накренилась набок и, охваченная от такой тряски морской болезнью, выплюнула обоих пассажиров на пыльную дорогу. …»

Из сборника «Сорные травы», Санкт-Петербург, 1914 год.

Я бы не назвал его бездарным человеком… Но у него было во всякую минуту столько странного, дикого вдохновения, что это удручало и приводило в ужас всех окружающих… Кроме того, он был добр, и это было скверно. Услужлив, внимателен — и это наполовину сокращало долголетие его ближних.

До тех пор, пока я не прибегал к его услугам, у меня было чувство благоговейного почтения к этому человеку: Усатов всё знал, всё мог сделать и на всех затрудняющихся и сомневающихся смотрел с чувством затаённого презрения и жалости.

Трудно понять китайцев и женщин.

Я знал китайцев, которые два-три года терпеливо просиживали над кусочком слоновой кости величиной с орех. Из этого бесформенного куска китаец с помощью целой армии крохотных ножичков и пилочек вырезывал корабль — чудо хитроумия и терпения: корабль имел все снасти, паруса, нес на себе соответствующее количество команды, причем каждый из матросов был величиной с маковое зерно, а канаты были так тонки, что даже не отбрасывали тени — и все это было ни к чему… Не говоря уже о том, что на таком судне нельзя было сделать самой незначительной поездки — сам корабль был настолько хрупок и непрочен, что одно легкое нажатие ладони уничтожало сатанинский труд глупого китайца.

Из сборника «Рассказы (юмористические). Книга 1», Санкт-Петербург, 1910 год.

Популярные книги в жанре Юмористическая проза

Леонид Яровенко

Так все и было, или  рассказы бывалого одессита

В трех частях

Часть II

Одесса · «Астропринт» · 2013

УДК 821.161.1(477)-32(081)

ББК 82(4Ук=Р)7-4я44

Я76

Художник

Борис Лукин

Часть I опубликована в 2007 году в издательстве «Эвен»

(г. Одесса). ISBN 978-966-8169-39-7

Яровенко, Леонид

Я76 Так все и было, или рассказы бывалого одессита : [рассказы] : в 3 ч. Часть 2 / Леонид Яровенко. — Одесса : Астропринт, 2013. — 160 с.

Мелкий чиновник из Москвы и следователь Следственного комитета по Калининграду не являются образцами честности. Первый проворачивает аферы в судебных коридорах, второй не прочь подработать контрабандой бриллиантов. По воле судьбы им приходится поменяться местами и жизнь не только их, но и целого города становится с ног на голову. Теперь они тоже вынужденно становятся вершителями судеб. И на их плечи ложится груз такой ответственности, о которой они даже не подозревали.

Но всегда есть выбор…

Или остаться или сбежать…

И рассказывать нечего, случилось и случилось. Сейчас чего только не случается… Вообще-то о покойниках плохо не говорят, но Олег был не очень хорошим учителем. А классным еще хуже. Орал только, тюрьма, мол, по нам плачет, тюрьма плачет! Тюрьма да тюрьма! Он нас учить должен, знания нам передавать, а он — тюрьма… Ну, у пьяницы много ли научишься. Он вообще не просыхал, и опять же — как в голову чего втемяшится, так все, туши свет, сливай воду! Упертый, как баран!.. А тогда чего… Ну, поспорили мы с Петькой… кто дальше из окна высунется… Да тут всего второй этаж! Ну и принесла нелегкая классного. Еще бы чуть-чуть, и я выиграл, а этот… Сразу, мол, после уроков ко мне, не придешь, значит, хуже будет. Будто я сам не знаю, в первый раз, что ли? Ну и пошли мы с Петькой… Пришли, а он лыка не вяжет… И понес: «Бездельники! Лоботрясы!» Это он, значит, всегда так интеллигентно ругался, нет чтоб обложить по нормальному, а все: «Хулиганы! Если, мол, решили с жизнью расстаться, то хоть школу не позорьте!» Ну, Петька, придурок, и сунулся — ничего мы не позорим, а это просто игра такая… Я сказал? Ты чего, Петюня, опух?! Да я вообще молчал! Ага! Ага! Сам козел! Вякнул с дуру, так нечего на меня валить! Ну, вот… Ладно, замяли… Ну, вот Олег, классный, как услышал, так и съехал с катушек… Как заорет: «Игра! Игра!» Я ж говорю, упитый был в стельку. Нас решил воспитать на примере, высунулся в окно, чтобы нам, значит, страшно стало… И все орал: «Это для вас игра?!» Ну и… Мы с Петькой даже привстать не успели… У него, у Олега одни ноги… Ну, мы к окну, а он внизу лежит. Все. Насмерть.

У нас кантора укрупняеца — каждый день какой-то новый йобач вижу, даже здороваца заебался и патом ваще перестал. Скоро блять двухярусные сталы паставят и двустаронние маниторы для эканомии пространства. Воду ваще яибу как пьют — бульбик меняем по два раза на день. А еще у нас в обед начинаеца кейтерин. Для тонкизтов и необразованных птушнегов паисню: кейтерин — это когда ты сидишь в офесе и заместо тово чтобы выйди пробздецца и захавать пирожок, фкусно жрать тебе приносят прямо на рабочее место — хуле, кантора платит.

Профессий много, но

Прекрасней всех — кино

Кто в этот мир попал —

Навеки счастлив стал

Фильм! Фильм Фильм!

И нам, конечно, лгут,

Что там тяжелый труд.

Кино — волшебный сон.

Ах, сладкий сон!

Фильм! Фильм! Фильм!

О. Генри (1862 - 1910) - псевдоним Вильяма Сиднея Портера, выдающегося американского новеллиста, прославившегося блестящими юмористическими рассказами. За свою недолгую творческую жизнь он написал около 280 рассказов, не считая фельетонов и различных маленьких произведений.

Телеведущий. Здравствуйте. Сегодня у нас в гостях хорошо вам известный наш поэт Илья Авдотьевич Парасук. Илью Авдотьевича читатели знают, как автора, который сумел добиться невероятной точности в характеристике своего лирического героя. Как вам удалось это, Илья Авдотьевич?

И.П. Хвалиться тут не-не-нечем: ведь я сам свой лирический ге-ге-герой.

Телеведущий (зачарованно качает головой.) Как это интересно. Скажите, Илья Авдотьевич, вот вы открыто называете себя гением…

Дживс, вы – гений!

Легкомысленный Берти Вустер, самоотверженно пытающийся решить матримониальные проблемы своего друга, попадает в серьезную передрягу. Но верный Дживс, умница, эрудит и философ, как всегда, бросается на помощь своему хозяину и находит выход из абсолютно безвыходной ситуации.

Ваша взяла, Дживс!

Между неразлучными джентльменом-шалопаем и его многоопытным слугой пробежала черная кошка… точнее – белый клубный пиджак с золотыми пуговицами, ставший причиной их размолвки и тайного соперничества. Уязвленный Берти стремится доказать всем, что он куда изобретательнее и умнее прославленного Дживса, а потому берется примирить рассорившихся влюбленных и устроить судьбу школьного друга. Что же из этого выйдет?

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Из сборника "Черным по белому", Санкт-Петербург, 1913 год.

Рассказ Василия Аксенова “Блюз 116-го маршрута” опубликован в журнале “Континент” № 100.

КРЫЛЬЯ – дайджест лучших публикаций об авиации Научно-популярный сборник Выпуск 14, II квартал 1998 г.

Данный выпуск журнала "Крылья- Дайджест" является третьей частью монографии "Авиация Великобритании во второй мировой войне" и посвящен боевым действиям английской бомбардировочной авиации в ходе воздушного наступления на фашистскую Германию.

Михал Айваз – современный чешский прозаик, поэт, философ, специалист по творчеству Борхеса. Его называют наследником традиций Борхеса, Лавкрафта, Кафки и Майринка. Современный мир у Айваза ненадежен и зыбок; сквозь тонкую завесу зримого на каждом шагу проступает что-то иное – прекрасное или ужасное, но неизменно странное.