О чем не рассказала Маргерит Дюрас

Опубликовав в 1985 году «Боль», Маргерит Дюрас объяснила, что текст был написан во время войны и сразу после ее окончания и что блокноты с этими записками, о существовании которых она забыла, она нашла в своем сельском доме. Удивленная, она открыла их и перечитала, вернее, прочитала как впервые: сработал механизм вытеснения нежелательных воспоминаний. Она была так взволнована, что расплакалась. Некоторые критики усомнились в достоверности этой истории. Они решили, что Маргерит выдумала эти блокноты, чтобы выгородить себя, и что тексты были написаны в начале восьмидесятых. Она столько всего насочиняла, что теперь ей уже не верят. Однако эти блокноты существуют.

Другие книги автора Лаура Адлер

С того самого момента, как на планете возник вид homo sapiens, женщины и мужчины торговали своим телом. Но все наблюдатели — врачи, историки, моралисты, полицейские, идеологи, художники, романисты — соглашаются в том, что в XIX веке проституция радикально изменила свой облик, свой статус и даже, не побоимся этого слова, саму свою природу. Что же произошло?

Об этом обстоятельно и подробно расскажет вам эта книга.

Популярные книги в жанре Биографии и Мемуары

Очерк опубликован в однотомнике Чехова, выпускавшемся Пушкинским Домом к 20-летию со дня смерти писателя: Чехов А. П. Затерянные произведения. Неизданные письма. Воспоминания. Библиография. – Л., 1925. Включен в т. 5 «На жизненном пути» и в т. 7 Собрания сочинений.

Эта книга посвящена королю Педро Жестокому, который правил Кастилией с 1350 по 1369 год. Педро не случайно получил такое прозвище — от руки этого жестокого и коварного убийцы погибло немало людей. В числе жертв Педро Жестокого числятся даже его несовершеннолетние братья и жена Бланка Кастильская. Многочисленные злодеяния восстановили против него кастильскую знать. После долгих междоусобных войн Педро потерял королевство и погиб от руки Энрике Трастамарского, своего незаконнорожденного брата.

Но не все историки называли короля Педро Жестоким. Во многих работах более позднего времени его зовут Педро Справедливым. Романтическая биография Педро и его любовь к красавице Марии де ла Падилье привлекали к себе внимание множества драматургов и литераторов, в числе которых Лопе де Вега и Вольтер, часто рисовавших образ непонятого благородного героя.

Какова же истинная биография Педро Жестокого и почему возникла легенда о Педро Справедливом? На эти вопросы в своей книге и стремится ответить Ф. Пиетри.

Мы публикуем лишь «крымскую» часть объемных воспоминаний В. М. Абкина. Автор писал свои мемуары не для публикации и не для обширной аудитории, поэтому в них подкупает простота изложения, почти полное отсутствие самоцензуры, акцент на трудных вопросах войны. Виктор Михайлович весьма откровенно вспоминает хаос отступления наших войск к Севастополю осенью 1941 г., абсолютную неподготовленность и целую цепь ошибок трагически закончившейся Керченско-Феодосийской операции. Будучи в ту пору младшим командиром, автор в полной мере рассказывает о национальных проблемах в боевых частях, о катастрофическом отсутствии современного оружия, боеприпасов, продуктов, медикаментов, тыловой неразберихе. За этой неприглядной повседневностью особо выделяются жертвенность и героизм простых воинов и младшего комсостава, описанные на страницах воспоминаний. Нарисованный В. М. Абкиным образ «другой войны» существенно дополняет наши знания о событиях в Крыму в 1941–1942 гг.

Об Анри Мартэне во Франции говорят, что он награжден высшим орденом республики потому, что моряк Анри, заключенный в тюрьму, получил его непосредственно от французского народа.

О том, как это произошло, рассказано на последней странице нашей правдивой повести.

С того дня, когда молодого моряка заперли в каменном мешке тулонской военной тюрьмы, вся передовая Франция, а затем борцы за мир в других странах поднялись на защиту Анри Мартэна. Его имя можно поставить в ряду тех патриотов Франции, пример которых объединял лучших людей страны для борьбы с темными силами реакции.

Эти биографические очерки были изданы около ста лет назад в серии «Жизнь замечательных людей», осуществленной Ф. Ф. Павленковым (1839–1900). Написанные в новом для того времени жанре поэтической хроники и историко-культурного исследования, эти тексты сохраняют ценность и по сей день. Писавшиеся «для простых людей», для российской провинции, сегодня они могут быть рекомендованы отнюдь не только библиофилам, но самой широкой читательской аудитории: и тем, кто совсем не искушен в истории и психологии великих людей, и тем, для кого эти предметы — профессия.

Во второй книге — «Взгляды. История эволюции советского строя после смерти В. И. Ленина» — я сделал попытку исследовать:

историю борьбы Сталина за его самоутверждение как «преобразователя России»;

организационные и политические маневры, использованные им в борьбе против бывшей большевистской партии, социалистической страны и революционных кадров;

развитие его идеологии в противовес идеологии большевизма, под знаменами которого была осуществлена Октябрьская революция.

Первое европейское и первое американское интервью писателя.

Она была известна как Леди Джейн, Джейн Ханоя и Гражданка Джейн, все эти прозвища вызывают в воображении положительные и отрицательные эмоции практически у каждого. Большинство мужчин ненавидят ее за политическую активность, а многие женщины восхищаются ею, потому что она достаточно сильна, чтобы стать на защиту своих убеждений и никогда не отступала независимо от того, насколько было распалено общество. Неважно, каковы ваши чувства к ней, но эта женщина, обладая гибким талантом, позволившим ей преобразовать индустрию видеозаписей, повлиять на сферу здоровья, установить новые стандарты для актрис, сумела превзойти самое себя и, воодушевляя своей искренностью, повести за собой людей к общественной активности.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Том Пим часто думал, как выглядит жизнь в другие дни недели, — впрочем, об этом задумывался почти каждый, имевший хоть чуточку воображения; имелись даже специальные телепрограммы, посвященные этой проблеме. Том сам принимал участие в двух таких программах, но всерьез не собирался уходить из своего мира. Пока однажды не сгорел его дом.

Дэниел Уоллес — «писатель, художник, укротитель аллигаторов», как он именует себя на сайте www.danielwallace.org. Трудясь каждый день по семь часов, за 13 лет он опубликовал 24 рассказа, а затем выпустил «Крупную рыбу: роман-миф», осыпанную восторгами критиков и ставшую бестселлером. Спустя пять лет режиссер Тим Бертон выпустил одноименный фильм. Это удивительная история о том, как сын умирающего Эдварда Блума собирает воедино легенды и мифы, окружавшие его отца — невероятные истории о невероятной жизни. Блум-старший рассказывает близким невероятные истории о своей невероятной жизни, а сын пытается разглядеть за фантазиями реальность, не понимая, что изъян не в рассказчике, а в нем самом…

Через несколько недель после Чернобыля я читал лекции учителям литературы в Могилеве. По большому секрету учителя из зараженных районов рассказывали мне о том, что там происходит. Я был потрясен тем, что узнал, и масштабом официальной неправды — ведь вроде бы началась эпоха гласности. Приехав в Могилев, чтобы немного подзаработать, я тут же написал заявление, в котором просил причитающиеся мне за лекции деньги перевести в фонд помощи пострадавшим от аварии. Позже я понял, что слово «авария» было, мягко говоря, неточно: Чернобыль — это катастрофа.

Княгиня Ольга-Елена, полоцкая княжна Рогнеда Рогволдовна, византийские принцессы Анна Романовна и Мария Константиновна, немецкая принцесса Ода, монахиня Анна-Янка, императрица Евпраксия-Адельхайда, шведская принцесса Христина, новгородка Любава Дмитриевна… Жизнь этих и многих других выдающихся знатных женщин Х-ХIII вв. оказала серьезное влияние на формирование и развитие Древнерусского государства в целом. Они также способствовали расширению международных контактов, восприятию на русской почве лучших образцов мировой культуры, в том числе архитектуры, живописи, письменности и прикладного искусства. Имена некоторых из них хорошо известны, другие остались на страницах летописей и почти забыты.

Книга адресована широкому кругу читателей.