Новый вариант жизни

Иван Кудряшов

Hовый вариант жизни

Приступ графомании у меня. Читал, читал, решил написать. Интересно было бы услышать отзывы. Звон сейчас ходит, так что можно там. Или емылом. Хотелось назвать это "Раз на раз не приходится", но название уже использовано. Так что назвал, как попало.

01.01.1994

Толик стоял с бокалом в руке в огромной Витькиной квартире, в окружении однокурсников и однокурсниц, куранты заканчивали бить, искусственная ёлочка в углу перемигивалась огоньками. Празднование Hового Года шло по обычному сценарию. Пили, танцевали, поглядывали в телевизор, болтали обо всём на свете. Было хорошо, спать не хотелось. После очередного медляка они со Светой в обнимку проследовали в маленькую спальню...

Популярные книги в жанре Научная фантастика

Кандидат географических наук В. БЕРДНИКОВ

Картины художника Дарова

(Фантастический рассказ)

Стояли жаркие дни середины июля, солнце нещадно раскаляло улицы, и поэтому я поторопился выехать из города ранней утренней электричкой. Поезд осторожно выполз из-под крыши перрона, миновал застроенные домами пригороды, высокую серую дугу кольцевой автодороги и, набирая скорость, заспешил мимо дачных домиков, садов и полей. Через час я вышел на платформу небольшой станции, пересек железнодорожные пути и по крутому зеленому откосу поднялся в старый дачный поселок.

Берендеев Кирилл

Друг мой!

Прости мое излишне вычурное обращение, но я не знаю, как лучше следует начать это письмо. Если я упомяну в заглавии то имя, что носишь ты сейчас, ты не узнаешь меня, если же прежнее - просто не поймешь. Я нахожусь в затруднении, и если бы не определенные обстоятельства, я не смог приняться за письмо. Да и что я хочу сказать им? - и сам не знаю. Некую нетривиальную повесть, нечто, что заставило бы внимательно вчитаться в написанные мной строки, и не скакать, как ты привык, с пятого на десятое или посмеиваться над каждой новой фразой. Впрочем, последнее наименее вероятно, ты просто счел бы меня нетвердым в рассудке и уничтожил бы письмо, не придав ему значения. Признаться, я так и не решил, как мне убедить тебя и очень боюсь, что ты оставишь мое послание без внимания.

Берендеев Кирилл

Мерцающая звезда на черном бархате неба

Четверть седьмого вечера "Форд-Скорпио" въехал на занесенный снегом плац школьного двора. Со всех сторон горели огни, - асфальтовый дворик располагался в центре здания, и только колоннада, минуя которую и прибыла машина, едва виднелась в сумерках холодной февральской ночи.

Мотор "форда" затих, лишь едва слышно гудела печка. Первой молчание нарушила сидящая за рулем девушка.

Берендеев Кирилл

Мука

Петр Алексеевич мучился. Мучился он, надо сказать, уже более получаса, серьезно, вдумчиво, со всей ответственностью подходя к этому непростому для всякого человека делу. С толком. И, что обидно, вроде бы вполне достаточно для достижения хоть какого-то результата. Но вот только выйти из этого состояния, положить ему предел и заняться, наконец, делами по хозяйству никак не мог.

Он в сотый раз прошелся мимо книжных полок своей библиотеки и, покачнувшись, мягко переступил с пятки на носок по дорогому ковру, изрядно протертому на середине приступами предыдущих мук. Остановился и вновь воззрился на стеллажи, разглядывая их сверху вниз.

Берендеев Кирилл

Мы тут писателя нашли

* * *

- Мы тут писателя нашли...

Старик не обернулся. Поглощенный собственными мыслями, он не слышал шагов вошедших и обращенной к нему фразы. Взгляд его был прикован к окну.

Дождь, нудный сентябрьский дождь заливал город за окном, превращая его в картину импрессиониста - серо-зеленый холст с вкраплениями кремовых тонов и полутонов, разбитое на фрагменты каплями, замершими на стекле. Ни городских построек, ни парков и скверов, ни улиц и площадей, ни шума проносящихся сквозь белесое марево ниспадающей воды автомашин - ничего не осталось. Неясные пятна, меняющиеся как стеклышки в калейдоскопе - не то торопливые прохожие, спешащие по делам, несмотря на отвратительную погоду, не то городские малолитражки, не то просто блики капель не стекле. Мир исчез, остался лишь монотонный неумолчный стук капель - бамм-бамм-бамм - о карниз и глухой, низких тонов - о толстое оконное стекло - бум! - бум! бум! - куда реже и тише предыдущего, но отчего-то не смешиваясь и не поглощаясь им. Все стекло было залито, заляпано косыми струями, которые праздный гуляка-ветер с неугомонной решимостью бросал и бросал, целясь в фасад ветхого четырехэтажного дома постройки конца прошлого века.

Михаил Николаевич ГРЕШНОВ

НАДЕЖДА

Увлекательная работа - придумывать географические названия: Мыс Рассвета, Озеро Солнечных Бликов... Мы только и делали, что придумывали, придумывали. Не только мы - Северная станция тоже. Вся планета была в распоряжении землян - в нашем распоряжении.

- Ребята! - кричала с энтузиазмом Майя Забелина. - Холмы Ожидания хорошо?

- Река Раздумий?

- Ущелье Молчания?..

- Хорошо, - говорили мы. Подхваливали сами себя: работа нам нравилась, планета нравилась. Нравились наши молодость и находчивость. Давали названия даже оврагам: Тенистый, Задумчивый.

Это мутно-червонное крошево под ногами хрустело и разлеталось. Высотные дома, магазины, пустые проезжие части – все было покрыто им. Красиво и жутко. Желтая Москва.

Восемнадцать лет – превосходный возраст для саморазвития. При грамотном подходе можно добиться много, главное отыскать правильную мотивацию, а отыскав – не дать ей себя прикончить. Пусть ты уже худо-бедно оперируешь сверхэнергией, постигаешь основы права и криминалистики, неплохо дерёшься и уверено обращаешься с табельным оружием, но всё же пока бесконечно далёк и от истинного могущества, и от настоящего профессионализма. И если в институте можно уповать на пересдачу, то на тёмных ночных улочках первый провал станет и последним.

То, что не убивает оператора сразу, не убивает его вовсе? Ну да, ну да…

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Максим Кудряшов

Приключения сыщика Грона

Наступал 2101 год. По закону подлости к 31 декабря в редакции газеты, где я работаю, для меня нашлась неотложная командировка. Это повторяется из года в год. Каждый раз я прошу редактора дать мне возможность провести праздник с семьей, но все тщетно. И вот даже накануне нового века он послал меня в созвездие Близнецов. Обосновавшийся там какой-то землянин прославился тем, что в предельно короткие сроки раскрывал самые запутанные преступления, порой не выходя из гостиницы. Когда этот "Шерлок Холмс" жил еще на Земле, он изучил все старинные уголовные дела и, видимо, уловил в них какие-то закономерности; теперь он мог раскрыть любое преступление. Но так как на Земле почти все преступники перевелись, он взял в магазине космолет и стал летать по разным планетам, чтобы не дать пропасть своим редким способностям.

Петр Кудряшов([email protected])

Перу: Первые русские сплавляются по истоку Амазонки

Река Апуримак, берущая свое начало на высокогорном плато в Андах у западного побережья Южной Америки, многими учеными-географами считается истоком Амазонки. Это самая протяженная река, питающая Амазонку. Вместе с Апуримаком Амазонка является самой большой рекой мира. Общая ее длина от истока до устья составляет более 7 тысяч километров.

АЛЕКСАНДР КУДРЯВЦЕВ

"ЗАКЛИНАНИЕ КАК ЭТАЛОН ПОЭТИЧЕСКОГО"

(ПОЭТИЧЕСКИЙ МАНИФЕСТ)

В 1998 году сей труд был опубликован в литературном журнале "Пороги".

В 1999 году - по номинации "Лучшее публицистическое произведение" вошёл в число номинантов на премию "ИНТЕРПРЕССКОН", ежегодно присуждаемую в г. Санкт-Петербурге (Российская Федерация) за лучшее произведение года.

Тем самым гипотеза (гениальное провидение?)

Автора признана читателями и профессионалами одной из самых оригинальных и значительных, из тысяч и тысяч, опубликованных за текущий год на русском языке

Алексей Кудрявцев

Родился в 1972 году в Москве. В школе был примерным учеником, надеждой педагогического коллектива.

Председательствовал в районном пионерском штабе. Был выгнан оттуда за нарушение принципа демократического централизма, о существовании которого не имел ни малейшего понятия.

Поступил в МАИ, стал плохо учиться, пить, курить, сочинять крамольные песни, за содержание коих был нещадно изруган известными в то время бардами.