Новый Аладдин

Творчество отца и сына Абрамовых — классическая фантастика. В их произведениях герои сталкиваются с представителями инопланетных цивилизаций, вступают с ними в конфликт, отстаивая вечные принципы земной, человеческой морали, совершая потрясающие научные открытия.

Отрывок из произведения:

Озеров оглянулся. Директор школы остановился на краю оврага, поросшего ядовито-зеленой осокой.

— Сворачивай, — сказал он. — Махнем через овраг, а там напрямик к поселку.

— А если рощей? — спросил Озеров, указывая на березовую рощицу, подсвеченную солнцем, как на пейзажах Куинджи.

Директор поморщился.

— Не люблю я ее. Орешник кругом разросся, зараза. По лицу ветки хлещут.

Озеров почему-то подумал, что дело не в орешнике.

Другие книги автора Александр Иванович Абрамов

В новый сборник молодого писателя С.А.Абрамова вошли две повести: «Опознай живого» и «Сложи так», рассказывающие о борьбе советских чекистов с агентами иностранных разведок, заброшенными на территорию нашего государства.

Повесть «Два узла на полотенце» посвящена работникам уголовного розыска.

Эксперименты молодых физиков с четвертым измерением привели к неожиданному результату. В лесу на Брянщине появился отряд гитлеровцев из 1942 года. Ученым приходится принять бой с фашистами.

В романе «Всадники из ниоткуда» говорится о контакте землян с представителями негалактической цивилизации — «розовыми облаками»

Повести Сергея Абрамова – это подлинные «городские сказки», в которых мир фантастического причудливо переплетается с миром нашей повседневной реальности. Эти сказки то веселы, то печально-лиричны, но оторваться от них, начав читать, уже невозможно…

«Выше Радуги» — три приключенческо-фантастических повести. В первой рассказывается о том. как юный герой сказки получил волшебный дар — талант, сделавший его выше окружающих, как этот дар был потерян, но зато обретено настоящее умение работать, преодолевать трудности и т. д. Две других — «В лесу прифронтовом» и «Время его учеников» — посвящены работам ученых над возможностью перенесения человека во времени.

«Всадники ниоткуда». Советские полярники, работающие в Антарктиде, сначала натыкаются на нетипичный ледяной покров, а потом встречаются со своими двойниками, исчезающими через некоторое время. Скоро они обнаруживают упавший американский самолет. Его пилот рассказывает, что подвергся нападению розовых «облаков» – газообразных объектов красноватого оттенка, быстро перемещающихся вне зависимости от ветра. Чтобы противостоять этим пришельцам, или, как их назвали, «всадникам ниоткуда», объединяется все человечество. «Рай без памяти». Герои «Всадников ниоткуда», советский полярник Юрий Анохин и американский летчик Дональд Мартин, оказываются в странном месте, где люди совершенно не обладают опытом современного человечества. Вспомнив о том, как розовые «облака» создавали копии людей и предметов, Анохин и Мартин догадываются, что то, куда они попали, – вовсе не Земля. Но они находят здесь друзей и помогают им, в том числе, обрести навыки, которые тем не дали их создатели. «Серебряный вариант». Анохин и Мартин опять оказываются на «клонированной Земле» и встречаются со своими старыми знакомыми из «Рая без памяти», правда, здесь уже прошло лет пятьдесят. Их друзья теперь – пожилые и значительные люди, но им все так же требуется помощь землян. Трилогия Александра и Сергея Абрамовых – высочайшего уровня фантастика, в которой сочетаются и научная достоверность, и яркость образов, и увлекательность сюжета.

Популярные книги в жанре Научная фантастика

Евгений В. ХАРИТОНОВ

ВЕСНА!

По людной улице шел человек. Самый заурядный. Да и не человек вовсе, если уж на то пошло, а так - обыкновенный вампир... Да, вампир, а что тут такого? В общем, шел он, значит, по улице. Улыбчивый, добренький такой. Ну разве что хлебнет немного кровушки у незадачливого прохожего (не убудет же от такой малости!), да и дальше идет своей дорогой, добродушно посверкивая красными глазенками и жизнерадостно насвистывая туш... А чего, собственно, не радоваться? ВЕСНА НА ДВОРЕ!

Всеслав ХОБОТ

ЯЩИК

Дей хрюкнул от досады, швырнул на тротуар ящик, достал сигарету, закурил, засунул руки в карманы куртки и принялся методично раскачиваться, попирая бетонку то носками, то каблуками своих ботинок. Спешить было некуда. Уже. Местный легавый сейчас пройдет улицу, завернет сюда и, разумеется, загребет его, Дея Растрике, вместе с этим пятикилограммовым ящиком.

Легавый показался через две минуты. С озабоченным видом он нес прямо перед собой дубинку, не отрывая от нее желтых глаз. Брови его были сильно вздернуты, форменный колпак сдвинут набок; ступал он грузно, словно под гипнозом.

Вадим Худяков

КОРОЛЕВСКАЯ ОХОТА

Здание миссии покрывал радужный колпак защитного поля. Под колпаком царила атмосфера уныния и растерянности. Почти все, кто был свободен от дежурства, собрались в столовой. Обед стыл в тарелках. Еда не лезла в горло, но - сидели, не расходились. Вместе как-то спокойнее. Можно делать вид, что увлечен беседой, что читаешь, играешь в шахматы. Можно на несколько минут забыться и забыть о том, что происходит в замке. Забыть о жалком, постыдном чувстве собственной беспомощности и бессилии помешать... Как будто все в порядке, и ничего особенного, и вечером, как обычно, под радостные звуки фанфар примчится герольд веселого доброго короля Ильверда - приглашать землян на пир к веселому доброму королю...

Валерий Игнатенко

Песнь о псах биосферы

1. ВВЕДЕНИЕ

Предлагаемый вниманию человечества "Трактат" Семена Кедрина-внука замечательный памятник научно-художественной культуры эпохи наивного каузасферизма. Создавался в первой четверти второго надагиточного столетия одним из Кедриных земляноюпитериан, скорее всего, Семеном Кедриным-правнуком.

Достоверно, что автор - представитель семьи выдающихся физиков-эволюционистов. Достоверно и то, что опирался он в этом своем труде на эпический доггерель одного из славянских пращуров, обнародованный в конце второго корпускулярно-волнового тысячелетия.

Денис Ильин

_ВЫХОД_

Он брел по хрустящей под ногами гальке. Острые грани камешков врезались в асбестовую подошву его форменных ботинок, издавая единственный, кроме завывания ветра в причудливых нагромождениях скал, звук. Свинцовое небо над головой не оживлялось ни единой птицей, тяжело нависнув над ним. Бластер мерно постукивал по бедру в такт шагам. Уже около часа он шел вперед, оставив позади разбитую спасательную шлюпку с надписью "Hеудержимый" на борту. Hеприветливая планета разбила его единственный шанс на спасение - передатчик, и теперь делала вид, что ей безразлична судьба этого бредущего неизвестно куда человека, единственного на всем ее холодном сером лице. Он не знал куда идти, не знал, что ему делать, может здесь есть все-таки жизнь? И ее надо найти? А вдруг цивилизация? В который раз он начал прогонять картинку перед глазами, ту, что видел в иллюминатор при падении с орбиты. Hо понимал, что зря, ибо в бушующем вокруг обшивки пламени он ничего не видел, кроме расплывчатых буро-серых пятен материков и сине-серого океана. "Мрачная планета, серая планета" - подумал он. - "Разве может быть здесь какая-нибудь жизнь?" Воды ему не хватит надолго, это точно. Затем, надо будет что-нибудь съесть. Похлопав по карману своего легкого скафандра, и почувствовав выпуклость стандартного корабельного пайка, он подумал, насколько ему хватит этой чрезвычайно калорийной, но практически безвкусной массы. Дня на три... Hо унылый ветер с безучастными скалами отвлекали от конструктивных мыслей, и вот, он бредет дальше, а бластер мерно постукивает по его бедру.

Юрий ИОФЕ

Мальчишки

БЛИЗОК день: в пустоту пространства,

Тяготение преоборов,

Уплывет межпланетный транспорт

На разведку других миров.

За космическим океаном

Выйдя на берег в первый раз,

Селенитам и марсианам

Кто-то глянет в глубины глаз.

И, убитый не скучным гриппом,

Не осколком земной войны,

Захлебнется предсмертным хрипом

На гранитных полях Луны...

Я слежу из окошка часто,

Е. Иорданишвили

Объект Мейолла

Сознание постепенно возвращалось. Мысли были четкими и короткими, как приказы перфокарты. Но Ангрен был еще глух, слеп и нем. Обоняние и осязание тоже отсутствовали - верный признак прошедшего анабиозного состояния.

Мучительная дрожь пробежала по векам: восстанавливалось зрение. Из хаоса движущихся бликов возникли очертания центрального пульта с экраном сферического обзора, вернее то, что от него осталось. Какая-то неведомая сила превратила все окружности в вытянутые эллипсы. На приборах был странный фиолетовый налет. "Глаза еще плохо видят, искажают реальность", - подумал Ангрен, и вдруг из глубин сознания выплыли строки из отчета Четвертой Звездной экспедиции; "...в районе третьего сектора Змееносца обнаружен мертвый корабль старинной конструкции с фиолетовым налетом на всех предметах..." Мертвый звездолет. А они живы.

Иртенина Наталья.

Из цикла "Вечность в запасе"

Заблудшим душам посвящается

Сады Шахерезады

В начале были только пятки, торчащие из-под одеяла. И пяток было две. И были они не вполне чистыми.

От них-то, пяток, все и содеялось. Одной из них, если уж быть точным.

Итак, две немытые пятки, как уже было сказано, глядели в потолок. Все, что выше пяток, скрывалось под одеялом, невзирая на сезонный зной. Впрочем, до зноя оставалась еще пара часов.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Старые запасы невостребованного химического оружия американская военщина решила затопить в Мировом океане. Но как отнесутся к этому гипотетические разумные обитатели морских глубин?

Скорый опаздывал минут на сорок, что погнало всех пассажиров и провожающих на перрон из зала ожидания, как именуются у нас даже на маленьких железнодорожных станциях прокуренные и неподметенные комнаты с неудобными скамьями и ларьками-буфетами. Бурьян, совершивший уже две пересадки на пути из глубинки в глубинку, терпеливо ждал третьей, утешаясь тем, что до Свияжска еще восемь часов езды и он сумеет и пальто просушить и выспаться: ведь у него было место в мягком вагоне, где едут обычно отпускники да командированные, уже успевшие наговориться за целый день.

Человек из XXIV века (седьмой формации) должен был узнать подробности о великой отечественной войне. Но произошла ошибка в настройках и он оказался в России, но на 20 лет позже. К счастью есть кинохроники, которые позволят также узнать, как происходила война, кроме того он смог найти там друзей.

«Селеста-7000» — роман о встрече с Неведомым. Действие романа происходит в наши дни на одном из островов Бермудского архипелага. Герои — американец Роберт Смайли и двое советских физиков — обнаруживают на острове гигантский информарий, засланный некогда на Землю инопланетной цивилизацией и хранящий в необъятной копилке памяти многовековую информацию о нашей планете.

Встреча с Неведомым — всегда загадка: кто возьмется предсказать результат этой встречи? А Селеста — селектор стабильной информации — это и есть Неведомое, «Черный ящик». Как он поведет себя с человеком? Отдаст ли он свои тайны? Будет он служить миру или войне?