Новые записки о галлах

АДСОН ДЕ МОНТЬЕР-АН-ДЕР

"НОВЫЕ ЗАПИСКИ О ГАЛЛАХ"

ПРЕДИСЛОВИЕ

Мои неуклюжие и, как говорят, запутанные познания в истории, тем более внушающие подозрения, что речь идет о таком далеком, смутном и чужеродном для меня периоде, как время последних Каролингов (X в.) , на первый взгляд запрещают мне выступать с предисловием к нижеследующему сочинению. Ведь по роду своих занятий я - философ, то есть потерянный для истории человек, ибо принадлежу к сонмищу молодых бородачей, заведомо чуждых исторической конкретике, так как с того момента, как Сократ убедился в своем незнании, мы стали стремиться к нему, культивировать "docta ignorantia" как истинные "idiota", агностицировать реальность, заниматься её немой, меонической субстанциональностью, отчего все события для нас - это тени, проложенные ноуменом наискосок от нашего сознания. История же...я все чаще думаю, что она - это только ветер. Не было случая, когда бы он ни дул; нет мгновения, когда он не старил бы нас; при этом иногда он совершенно незаметен, так тихо и крадучись проходит куда то стороной. В другую пору ветер может разъяриться, взвыть и помчаться, все сокрушая на своем пути, уносясь тем быстрее, чем сильнее мы старимся. В таком случае он проносится мимо нас словно экспресс, меняя десятый век и двадцатый, и тысячелетия мелькают, словно окна вагонов; тогда нам хочется ухватиться за него, остановить его, сесть в него и помчаться вместе с ним, но он без нас уходит куда то очень далеко, выскальзывая из рук. Потому что это только воздух, пустота. Ветер приходит ниоткуда и в никуда исчезает; он есть, но словно бы и нет его. Такова для нас чувственная реальность. В пустой арлекинаде истории мы всегда смотрим сквозь исторические факты - так бесплотен ветер - а не на них, пытаясь постигнуть её неподатливую суть, подменяя кричащую ярмарочность бытия безумием неоплатонического безмолвия, пребывая вне эмпирии, а значит и вне Империи. В этом смысле мы всегда остаемся вне истории... хоть и входим в неё иногда. "Hoc tantum dixisse sufficiat"[1].

Популярные книги в жанре История

Связаны ли древние элевсинские мистерии с афинской чумой? Что именно помогло разбогатеть тамплиерам? Изображен ли демон на Изенхеймском алтаре? Спасал ли паломников путь святого Иакова или же был Дорогой Смерти? Какие «невидимые бесы» напали на Полоцк? Откуда взялись лютые крокодилы в русской летописи? Что делает загадочная ведьма на гравюре из трактата Молитора? Почему на Руси боялись росы святого Ферапонта? Инквизиторы верили, что ведьмы крадут половые члены и селят их в гнезда на деревьях, а отрывает члены лично дьявол. Считали ли русские скопцы, что члены, наоборот, отрывает сам Господь? С кем выходила на драку баба Яга? Чем объясняются эпидемии одержимости в монастырях в XVI–XVII вв? Что влияло на популярность галлюциногенной мандрагоры? Почему серьезная охота на ведьм и оборотней началась только в XVI веке? Что спровоцировало Великую Французскую революцию? Какую роль сыграл в этих и многих других событиях скромный грибок, из которого в XX веке был синтезирован знаменитый психоделик ЛСД?

Книга руководителя Федеральной архивной службы России члена-корреспондента РАН В.П.Козлова продолжает серию его исследований о подлогах письменных источников по истории России. Начало серии было положено работами автора о фальсификациях XVIII–XIX вв. В этой книге рассказано о подлогах XX в.

В специальной теоретико-методологической главе впервые дается развернутая типология подлогов и формулируются правила их выявления.

Книга была подготовлена автором при его работе в качестве преподавателя на кафедре источниковедения и вспомогательных исторических дисциплин Историко-архивного института Российского государственного гуманитарного университета.

Московский договор 1963 г. был первым в серии договоров и соглашений, регулирующих поведение держав в сфере ядерных испытаний.

Четвертый том сочинений С. М. Соловьева «История России с древнейших времен». Он освещает политическую жизнь и строй русского общества XIII–XV веков от княжения Василия Дмитриевича Донского до кончины великого князя Василия Васильевича Темного (1389–1462).

Знаменитый труд великого русского историка Сергея Михайловича Соловьева (1820–1879), является крупнейшим достижением русской исторической науки XIX в. С. М. Соловьев – «первый среди равных», в плеяде блестящих русских историков в которую входят Н. Карамзин, В. Ключевский, Н. Костомаров, А. Пресняков, Т. Грановский, С. Платонов и многие другие.

Шестой том обширного 29-томного труда охватывает время От правления Василия III Ивановича до кончины Иоанна IV Грозного 1505–1584 гг.

В книге освещается период Великой Отечественной войны Советского Союза 1941–1945 гг., вошедший в историю человечества как величайший подвиг советского народа в борьбе с фашизмом.

На общем фоне событий Великой Отечественной войны повествуется о военных действиях на территории республики, самоотверженном труде и героической борьбе трудящихся против немецко-фашистских захватчиков, о дружбе и братском сотрудничестве народов СССР, раскрывается решающая роль Коммунистической партии Советского Союза в победе над врагом.

Рассказ о работе Московского планетария, открытого 5 ноября 1929 года.

Авторы данной работы ставят себе целью изложить в популярном виде историю города Гжатска с момента его основания и до настоящего времени в неразрывной связи с историей страны, сказать о достигнутых успехах тружеников сельского хозяйства района и кратко охарактеризовать те условия, благодаря которым район вышел на первое место в Смоленской области.

Работа рассчитана на широкий круг читателей и ни в какой мере не претендует на научное исследование.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Бетти МОНТ

Ты предназначен мне

Перевод с английского Е. Л. Гладковой

Анонс

Кто сказал, что курортные романы не имеют продолжения? Двадцатисемилетняя Сьюзен Торп, вместе с подругой оказавшаяся в теплоходном круизе, становится объектом внимания со стороны популярного телеведущего, миллионера и владельца оздоровительных клубов Эдди Нормана.

Эдди, выходца из низших слоев общества, привлекает в девушке хрупкость, изящество и аристократизм. Она так не похожа на женщин, с которыми он имел дело прежде! Однако Сьюзен настолько холодна и неприступна, что другой мужчина на его месте давно отступился бы. Но только не Эдди Норман...

Пэт МОНТАНА

КАК ПОВЕРИТЬ В СКАЗКУ

Анонс

Было время, когда Элли Сандер верила в сказки, но жизнь разрушила все ее иллюзии. Теперь она мать-одиночка. С четырьмя детьми на руках. Брошенная мужем. И тут на горизонте появляется.., прекрасный принц?..

ПРОЛОГ

Кто-то спал в ее постели. Элли Сандер крепче прижала дочку к груди и попятилась к двери из залитой лунным светом комнаты.

Что делать? Позвонить в полицию? Но тогда придется будить Рэйфа, чтобы он нашел мобильный телефон. А также разбудить всех троих мальчиков и попытаться тихо спуститься с ними по лестнице. Но слова "тихо" ее маленькие сынишки не знают. Так что же, просто стоять и, истошно визжа, наблюдать кровавое убийство? Элли просто не знала, что ей делать.

Джанни Монтанари

AD MAJOREM DEI GLORIAM

Перевод И. Горачина

[* К вящей славе Господней (лат.) - девиз Ордена иезуитов.]

Вестфалия, 16 марта, 11 час. 30 мин.

Крепость, стоящай на небольшом возвышении посреди сгоревшей пустынной равнины, казалась чудовищным желтым песчаным пирогом со множеством отверстий, словно лакомка-ребенок натыкал пальцем, чтобы украдкой попробовать белое, пышное тесто.

Углубление и щели, точно раны, четко видневшиеся на гладкой стене из льдобетона, были оставлены трехсотпятимиллиметровыми снарядами коммунистов, которые непрерывно обстреливали крепость с расстояния нескольких километров. Но, чтобы быть точным: кроме вентиляционных шахт не было ни одного настоящего отверстия, потому что сводчатые шестиметровые стены Великолепно выдерживали град снарядов; зачастую даже гранаты отскакивали от них и взрывались во рву, окружающем стены; но по крыше, состоящей из чудовищного двухметровой высоты блока напряженного бетона, появились признаки разрушения.

Юбер Монтейе

Мольбы богомолов

ПРЕДУВЕДОМЛЕНИЕ АВТОРА

Чтение книг знаменитых писателей, лучших мастеров художественного слова, увлекало меня с юности. Однако получаемое при этом удовольствие имело и свою оборотную сторону: рано пробудившуюся склонность к придирчивой критике. Поэтому теперь я уже не могу поверить, будто обладаю достаточным талантом и фантазией для создания собственной, вполне самостоятельной книги. Я удовлетворился решением более скромной задачи, составив подборку документов, проливающих свет на одну криминальную историю, уже известную широкой публике.