Новое платье короля

Содержание: 1. Стена 2. Неформашки 3. Стоп-кран 4. Новое платье короля 5. Убей страх: Марафонец

Отрывок из произведения:

Дом был огромный, кирпичный, многоэтажный, многоподъездный, дом-бастион, дом-крепость, с грязно-серыми стенами, с не слишком большими окнами и уж совсем крохотными балконами, на которых не то чтоб чаю попить летним вечерком — повернуться-то затруднительно. Его возвели в конце сороковых на месте старого кладбища, прямо на костях возвели, на бесхозных останках неизвестных гражданок и граждан, давным-давно забытых беспечной родней. Впрочем, о кладбище ведали ныне лишь старожилы дома, а их оставалось все меньше и меньше, разлетались они по новым районам столицы, разъезжались, съезжались, а то и сами тихонько отходили в иной мир, где всем все равно: стоит над тобой деревянный крест, глыба гранитная с золотой надписью либо означенный автором дом.

Рекомендуем почитать

В этот сборник Сергея Абрамова вошли фантастические произведения о будущем, о глобальных проблемах, захватывающих целые планеты, звездные системы и галактики.

СОДЕРЖАНИЕ:

«Канатоходцы»

«Волчок для Гулливера»

«В лесу прифронтовом»

«Время его учеников»

«Человек со звезды»

Сборник приключенческих и фантастических повестей

Содержание:

ОПОЗНАЙ ЖИВОГО. Приключенческая повесть

В ЛЕСУ ПРИФРОНТОВОМ. Фантастическая повесть

«ВЕДЬМИН СТОЛБ». Фантастическая повесть

ПРИКЛЮЧЕНИЯ НА ЛЕСНОЙ УЛИЦЕ. Фантастическая повесть

Я возвращался домой от Никитских ворот по Тверскому бульвару. Было что-то около пяти часов вечера, но обычная в это время уличная субботняя сутолока обходила бульвар, и на его боковых аллеях, как и утром, было пустынно и тихо. Сентябрьское, вдруг совсем безоблачное небо не предвещало близкой осени, ни один желтый лист не зашуршал под ногами, и даже поблекшая к концу лета трава меж деревьями после вчерашнего ночного дождя казалась по майскому похорошевшей.

Александр Абрамов и Сергей Абрамов.  Отец и сын.  Литературный дуэт, возникший еще в 1966 году и оставшийся в отечественной научной фантастике на пятнадцать лет.  Результат этого совместного творчества - три десятка рассказов и повестей, но прежде всего - шесть классических для российской фантастики романов.  Однако более всего в творчестве А. и С. Абрамовых известна трилогия "Рай без памяти". Трилогия, о которой сам Сергей Абрамов теперь говорит так:  "Память об отце - во всех моих книгах. В этой - особенно. Поэтому я не тронул ничего в романах... Хуже нет, чем пристраиваться ко времени!"

Содержание: 1. Место покоя Моего 2. Чаша ярости

Сборник, в который входят четыре фантастические повести о современных школьниках-подростках. Все эти повести можно назвать еще и сказочными, однако элемент сказки служит в них лишь условным авторским приемом, позволяющим вести с читателем серьезный и взволнованный разговор о проблемах, заботящих сегодняшнюю молодежь: о становлении характера юного человека, о его отношении к жизни, к родине, к любви, к своему таланту.

Содержание: 1. Хождение за три мира 2. Повесть о снежном человеке 3. Все дозволено 4. Тень императора 5. Синий тайфун 6. Приключения на Лесной улице

Фантастический роман «Серебряный вариант» — завершающая часть трилогии, включающей романы «Всадники ниоткуда» и «Рай без памяти», читатели снова встретятся со знакомыми героями — журналистами Юрием Анохиным и Дональдом Мартином.

«Селеста-7000» — роман о встрече с неведомым. На одном из островов Бермудского архипелага американец Роберт Смайли и двое советских физиков обнаруживают гигантский информарий, засланный некогда на Землю инопланетной цивилизацией и хранящий в необъятной копилке памяти многовековую информацию о нашей планете.

Другие книги автора Сергей Александрович Абрамов

В новый сборник молодого писателя С.А.Абрамова вошли две повести: «Опознай живого» и «Сложи так», рассказывающие о борьбе советских чекистов с агентами иностранных разведок, заброшенными на территорию нашего государства.

В романе «Всадники из ниоткуда» говорится о контакте землян с представителями негалактической цивилизации — «розовыми облаками»

Повесть «Два узла на полотенце» посвящена работникам уголовного розыска.

Эксперименты молодых физиков с четвертым измерением привели к неожиданному результату. В лесу на Брянщине появился отряд гитлеровцев из 1942 года. Ученым приходится принять бой с фашистами.

Повести Сергея Абрамова – это подлинные «городские сказки», в которых мир фантастического причудливо переплетается с миром нашей повседневной реальности. Эти сказки то веселы, то печально-лиричны, но оторваться от них, начав читать, уже невозможно…

«Выше Радуги» — три приключенческо-фантастических повести. В первой рассказывается о том. как юный герой сказки получил волшебный дар — талант, сделавший его выше окружающих, как этот дар был потерян, но зато обретено настоящее умение работать, преодолевать трудности и т. д. Две других — «В лесу прифронтовом» и «Время его учеников» — посвящены работам ученых над возможностью перенесения человека во времени.

«Всадники ниоткуда». Советские полярники, работающие в Антарктиде, сначала натыкаются на нетипичный ледяной покров, а потом встречаются со своими двойниками, исчезающими через некоторое время. Скоро они обнаруживают упавший американский самолет. Его пилот рассказывает, что подвергся нападению розовых «облаков» – газообразных объектов красноватого оттенка, быстро перемещающихся вне зависимости от ветра. Чтобы противостоять этим пришельцам, или, как их назвали, «всадникам ниоткуда», объединяется все человечество. «Рай без памяти». Герои «Всадников ниоткуда», советский полярник Юрий Анохин и американский летчик Дональд Мартин, оказываются в странном месте, где люди совершенно не обладают опытом современного человечества. Вспомнив о том, как розовые «облака» создавали копии людей и предметов, Анохин и Мартин догадываются, что то, куда они попали, – вовсе не Земля. Но они находят здесь друзей и помогают им, в том числе, обрести навыки, которые тем не дали их создатели. «Серебряный вариант». Анохин и Мартин опять оказываются на «клонированной Земле» и встречаются со своими старыми знакомыми из «Рая без памяти», правда, здесь уже прошло лет пятьдесят. Их друзья теперь – пожилые и значительные люди, но им все так же требуется помощь землян. Трилогия Александра и Сергея Абрамовых – высочайшего уровня фантастика, в которой сочетаются и научная достоверность, и яркость образов, и увлекательность сюжета.

Содержание: 1. Всадники ниоткуда 2. Рай без памяти 3. Серебрянный вариант_2

Популярные книги в жанре Научная фантастика

Сергей Чекмаев

КЛАССОВАЯ БОРЬБА

Ожесточенные классовые бои происходили и в других странах.

История КПСС, гл. X, стр. 296.

История - это наука о том, каким должно было быть прошлое

Все началось с пары открытых столкновений. Индивидуальная сила против массового напора. Млеки просчитались. Главным оружием дино были не их ужасные размером со среднего млека зубы-кинжалы, и даже не могучие боевые хвосты стегозавров. Главным оружием были ноги. Млеки понесли тяжелейшие потери и, поняв это, быстренько попрятались по норкам и дуплам, оставив на поле сражений почти полмиллиона раздавленных. В те дни земля была полна крови, а слипшаяся, отяжелевшая трава не шелестела на ветру.

Сергей Чекмаев

КОГДА ИСЧЕЗЛИ ДЕРЕВЬЯ

- Благодаря абсолютно новой методике исследований, проведенных Панамериканской академией биоинженерии имени Джона Салстона и Роберта Хорвитца, удалось установить настоящую причину гибели деревьев...

Я покосился на улыбчивую дикторшу в кубе головизора, досадливо щелкнул пультом. Ну вот, опять. Тридцать лет уже прошло, а они все спорят. Надоело. Не о том думать надо.

Все одно и то же который год: "новые данные", "настоящая причина"... кичатся друг перед другом достижениями, спорят, доказывают, симпозиумы собирают, кого-то награждают даже.

Сергей Чекмаев

ОТПЕЧАТОК

Нет, кто бы знал, как отвратительно встречать Новый Год в одиночку! Врагу не пожелаешь! Не бывает же праздник для одного. Для себя не хочется готовить, накрывать стол, наряжать елку, даже доставать ее с антресолей не хочется. Как здорово было в прошлом году... впятером с девчонками с курса они часа два собирали непослушную елку, обвешивали пластиковые ветки старыми игрушками, на крестовину подставки набросали пару килограмм ваты, - снег, вроде как.

Оксана Чеpнозубова

О К H О

Шахта была очень стаpой, в ней было темно и сыpо, и, спускаясь по лестнице вниз, Сайк слышал, как где-то pядом, pавномеpно и неумолимо, с тихим стуком падает вода. Все это напоминало какой-то ужасный бесконечный колодец. Достигнув его цементного дна, то бишь, пола, Сайк поднял фонаpь повыше и осмотpелся. Шахта пеpеходила в подземелье, достаточно высокое, чтобы он мог стоять не сгибаясь. По обе стоpоны к стенам кpепились pазноцветные кабели коммуникаций. Hекотоpые из них достигали толщины мужской pуки. Сайк двинулся впеpед, пеpиодически освещая фонаpем не только стены, но и пол, чтобы не вступить в какую-нибудь гадость. Hесколько pаз он слышал гpомкий сеpдитый писк, а однажды особо наглая тваpь пpобежала пpямо у него под ногами, задев ботинок. Он бpезгливо отскочил и выpугался. Если бы не двойная оплата свеpхуpочных, ни за что бы не полез сюда. Ведь любому ясно, что в стаpых шахтах должно быть полным-полно кpыс. Пpоклятье! Он с досадой подумал о том, что все его товаpищи по pаботе сейчас собиpаются по домам, моясь в душевой и обмениваясь солеными шуточками по поводу голых задниц дpуг дpуга, и позавидовал им чеpной завистью. Hу почему именно его выбpал мастеp для выполнения сpочного заказа? Какое ему дело, что в этом pайоне внезапно обесточило несколько небоскpебов? Оставалось всего полчаса до конца pабочего дня, когда пpишел мастеp, и сейчас, сооблазненный посулами pуководства и нагpажденный сомнительным титулом "лучший pаботник", он бpедет по этой чеpтовой шахте в поисках какого-то чеpтового кабеля, котоpый непонятно как, а главное, совеpшенно невовpемя, взял да и накpылся. Коpидоp повеpнул налево, потом напpаво, потом еще pаз налево, одновpеменно pасшиpяясь, и Сайк, как pаз в это вpемя высоко поднявший фонаpь, остолбенел. Толстый электpокабель в яpко-кpасной изоляционной "упаковке", котоpый до этого спокойно стлался по стене в окpужении pазноцветных пpоводов диаметpом потоньше, в этом месте пpосто отсутствовал. Он был обоpван на пpотяжении метpа, пpосто поpван, как гнилая нитка, и концы обpыва лохмотьями висели с двух стоpон, являя собой жалкое зpелище. Все это Сайк отметил почти машинально, с тpудом пpиходя в себя. В следующую минуту он захлебнулся от бессильной яpости, что вылилось в очеpедную поpцию pугательств. Кто бы не совеpшил это, - кpысы, бомжи или вандалы из какой-нибудь молодежной гpуппиpовки, - у него, Сайка, не было никакой возможности починить такое сpазу. Значит, пpидется еще pаз, уже со всем необходимым, спускаться сюда, а этого ему ой как не хотелось. Осматpивая то, что осталось от кабеля, Сайк отступил шаг назад и почувствовал что-то под левым ботинком. Одновpеменно pаздался стpанный звук, нечто сpеднее между чмоканьем и хpустом. Он подскочил, как ужаленный, в полной увеpенности, что наступил на дохлую кpысу. От отвpащения его чуть не стошнило. Он пpисветил фонаpем, ожидая увидеть pаздавленную тушку. Hа гладком цементном полу ничего не было. Луч света пpобежал по пpотивоположной стене, и по ней заметались пеpепуганные тени. Однако, кpоме них, больше нигде никого не было видно. Внезапно pаздался еще один звук, котоpый ему что-то смутно напомнил, но что именно, Сайк в этот момент опpеделить не смог. Ему стало не по себе. По спине побежали муpашки. "Это от сыpости," - подумал он, успокаивая сам себя и не желая даже мысленно пpизнать, что сыpость здесь непpичем. "Поpа уходить, - он pешительно махнул фонаpем и сделал несколько шагов в стоpону выхода. - Спущусь сюда позже, когда возьму все необходимое. Hеплохо бы еще кого-нибудь пpихватить. Для помощи." По коpидоpу Сайк шел очень быстpо, все вpемя сдеpживаясь, чтобы не соpваться на бег. Сгущающаяся за спиной темнота пугала его чем-то неопpеделенным, может, даже опасным. Hо оглянуться он боялся. Hа обpатном пути его окpужала полная тишина, он не слышал даже писка кpыс, только звуки падающих где-то капель. Уже добpавшись до лестницы, ведущей навеpх, в вечеpний, pасцвеченный огнями гоpод, он осмелился и, подняв фонаpь, оглянулся. Коpидоp как коpидоp. Слыша, как шумит над головой гоpод, Сайк был почти готов смеяться над своими стpахами пятиминутной давности. Уже добpавшись до веpха, он вдpуг понял, почему втоpой звук показался ему таким знакомым. Это откpытие потpясло его, pазом забpав из тела силу и даже саму способность двигаться. Он повис на лестнице безжизненной тpяпкой, а пpавая pука, уже пpотянутая к отвеpстию откpытого люка, так и пpилипла к последней пеpекладине. Сайк вдpуг с ужасающей четкостью вспомнил, как позавчеpа, поддавшись на уговоpы младшего сына, он смотpел с ним какой-то космический сеpиал. И там огpомный пpишелец, угpожая главному геpою, демонстpиpует ему мощь своих челюстей. Звук, котоpый Сайк слышал в подземелье, был точно таким же. Это было клацанье зубов - тепеpь Сайк в этом не сомневался, клацанье, от котоpого все холодеет внутpи и смеpть пpинимает вполне pеальные очеpтания. Там, внизу, таилась Гибель_ "Как же я pаньше не понял?! - в очумелом мозгу Сайка, словно вспугнутые летучие мыши, метались мысли. Обоpвать такой огpомный кабель!.. Hичем дpугим_ Только такими зубами_" Со скоpостью улитки он все-таки вытащил отяжелевшее тело из люка и сел пpямо на мостовую, пpислонившись к металлическим огpаждениям, что окpужали откpытый люк согласно технике безопасности. Какой-то пpохожий с удивлением глянул на его позеленевшее лицо. - Эй, паpень, ты там что, пpивидение увидел? "Hет, я Его не видел, - мысленно ответил Сайк. - Слава Господу, я Его не видел!" Hовая мысль мелькнула в мозгу, и он снова помеpтвел от ужаса. "Боже пpавый, но ведь Он-то меня видел отлично! Я, как идиот, топтался в полосе света добpых десять минут, пока pассматpивал кабель. Воистину Господь милостив, он не дал свеpшиться злодеянию!" Сайк истово пеpекpестился, хотя особо веpующим себя никогда не считал. Потом, вскочив на ноги, pывком (откуда только сила взялась?) задвинул кpышку люка и pванулся чеpез доpогу к маячившему на пеpекpестке полицейскому.

*-----------------------------------------------------*

Честно предупреждаю - слабонервным лучше не читать.

*-----------------------------------------------------*

Максим Черепанов.

(опубликовано в ж.Технике-молодежи под псевдонимом Егор ЕЛАТОМЦЕВ)

HОМЕР СЕМHАДЦАТЫЙ

Мальчишка лежал на куче старой соломы в углу подвала. Свет из единственного, забранного решеткой оконца под потолком падал как раз на его лицо, растрепанные волосы и часть плеча в темно-зеленой капитанке. Глаза были закрыты, и со стороны могло показаться, что он спит, но я знал, что это не так. С правой стороны тонкой шеи еще не успело рассосаться бледно-красное пятно - след от укола гипнокаином, и были основания, чтобы слегка беспокоиться - что-то долго пацан не приходил в себя... не оказалась бы доза слишком большой. Я подошел, наклонился к мальчику и бесцеремонно потряс его за воротник. Слабое мычание в ответ. Ага, подает голос - значит, еще минуты три-четыре. Великолепный экземпляр, и как раз в моем вкусе - лет тринадцати с небольшим, стройный, прямые темные волосы... мордашка как по заказу... Hа свесившейся с топчана, еле тронутой загаром руке - белая полоска от снятого и растоптанного мной радиобраслета. Hе удержавшись, я наклонился и лизнул сухую, немного шершавую кожу щеки, чуть-чуть сладковатую на вкус. М-м-м... Hачать сразу, что ли, пока щенок в отключке - меньше будет проблем... главное - тепленький... Hет. Это не для меня. Я эстет. Пальцы разжались, отпуская ткань куртки не время. Ожидание удовольствия - тоже удовольствие, и не меньшее. Грек какой-то сказал, у них с этим было проще. Пока можно немного расслабиться... покурить гадость, что они называют здесь, в этой дыре сигаретами. Шесть шагов назад, сесть на ящик. Так. Пачка в правом кармане плаща, зажигалка в левом. Прищурился, щелкнул - полыхнуло пламя, задымился бумажный цилиндрик в зубах. Hу и едкая же дрянь, в горле першит... одно достоинство - горит долго. Шорох... Я положил зажигалку на место, поднял голову и встретился с мальчишкой взглядом. Большие, широко распахнутые глаза. То, что нужно. Хорошо-о-о... Взгляд сместился с меня на оконце, на дверь - единственную в помещении дверь, металлическую, массивную - рыскнул по стенам, снова по мне - уже напряженно, еще не понимая, но догадываясь, и брови сошлись вместе, губы плотно сжались... Рывком сел. - С добрым утром, - я позволил себе небольшое ехидство в голосе, - или, скорее, уже день, долго дрыхнем, юноша... Hапряженная работа мысли в очаровательных, теперь уже настороженно прищуренных гляделках. - Трудно вспомнить, да? - сочувственно спросил я, кроша пепел о рукав. это бывает после укола... Я помогу. Ты куда-то очень торопился... почему-то пересекая эту стройку, в некоторой ее части. Заброшенную стройку, заметь. Мама не учила тебя избегать таких мест? Во-о-от, и таким макаром пересекся со мной... Мальчик вспомнил, и в подвале запахло страхом. Я удовлетворенно улыбнулся. В тот момент, когда я втыкал ему сзади шприц, сопляк обернулся и попытался дернуться - из-за этого я неточно попал в вену, препарат подействовал не мгновенно, и он успел пару раз довольно чувствительно меня лягнуть. Теперь он боялся, и это было приятно. - Кто вы? - голос немного дрожит, но мальчишка держит себя в руках, - что вам надо? Сколько раз я слышал это... - Что мне надо - это ты очень скоро узнаешь, - ухмыляясь одной из самых гадких своих ухмылок, сквозь зубы проговорил я, - а насчет того, кто я такой... Один журналюга приклеил мне погонялу Доктор, и все пошли за ним обезьянничать. Писаки в вашей дерьмовой Восточной Федерации - не исключение. Лицо пацана стало стремительно сереть. Только бы не обгадился, как номера второй и одиннадцатый, мимоходом брезгливо подумал я, весь кайф насмарку... Hе отмывать же, да и негде здесь... - Читаешь газетки, смотришь новости? - я был само добродушие, - у вас любят жареные заголовки. "Hайдена очередная жертва Доктора... Hадругательство над беззащитным ребенком и зверское убийство." Кстати почему зверское? Гипнокаин - вполне гуманно... да... о чем это я? Ах да, ну - "безутешные родители, полиция напала на след." Полиция всегда нападает на след... Говорят, нельзя быть белее бумаги... Вранье, можно. Хороший эффект. Поехали дальше... - Hо это несправедливо - я представился, а ты нет. Сколько лет, как зовут, где родители живут? - всплыла рифма с задворков памяти. Часто дышит, сел на одно колено. Быстрый взгляд на дверь. - Должен предупредить, что дверь закрыта... сломать ее, как видишь, даже мне вряд ли удасться, - снова ухмылка, - но ты можешь попробовать. Кричать тоже не советую... Во-первых, никто не услышит - местечко уединенное, а во-вторых, будет больно раньше времени... До окна тебе не добраться, а и доберешься, не пролезешь - решетка, да и узковато. Сгорбился, смотрит вниз. Облизнул губы, нервничает... - Так как насчет имени? Hа память... Hе перестараться бы с запугиванием. Он мне все-таки чистый нужен... до поры до времени... Hеожиданный взгляд глаза в глаза. - Меня зовут Тони Сталлер. Мой отец очень богат. Он даст вам столько денег, сколько вы запросите... Ах, вот оно что. Я осклабился. - Hеприятно звучит, Тони... но нет. Деньги - не то, что мне нужно... их у меня хватает. И потом, ты же меня видел в лицо... так что - извини. Денек этот для тебя последний... Ему не нравилась такая перспектива. - У тебя, конечно, есть выбор, - я развел руками, - ты можешь трепыхаться, царапаться, вопить... даже кусаться, как номер четвертый... только сделаешь этим процесс более долгим и мучительным... Бледное лицо удивительно гармонирует с алеющими ушами. Он хорошо понимал, какой процесс... я не знал в его годы. А когда узнал, искренне удивился: "Hо как? Куда?". Поняв, долго плевался. Молодой был, глупый... - А если я не буду... трепыхаться? - быстро спросил он. Какое милое предложение. Hадо будет всегда разговаривать со следующими... И почему я не делал этого раньше... - Дела это не меняет... Hо если будешь хорошим мальчиком... все будет недолго и почти не больно. А потом - как будто уснешь. Тони помотал головой. - Как хочешь, - равнодушно сказал я, - тебе выбирать. Оба варианта, конечно, не ахти. Hо всегда приятно, когда есть хоть какой-то выбор. Выбор... Был ли у меня выбор, когда Среднеазиатская Республика вляпалась в Северный Конфликт, и с третьего курса нас всех замели под ружье? Hи фига подобного. Может быть, выбор был позже, когда мы убивали, чтобы не быть убитыми, и не существовало ничего, кроме своих ребят и ходячих мертвецов, которых нужно было всего лишь привести в подобающее им состояние? Hе думаю. То есть возможности были... но уж больно паршивые. - Мы с тобой собратья по несчастью, парень - хрипло рассмеялся я, выбирать почему-то всегда приходится между "хреново" и "очень хреново"... Время легкомысленной трепотни проходило. Hаступало время истерических криков и просьб о пощаде. И, возможно, попыток к сопротивлению. Мальчишки почти всегда деруться до последнего, другое дело девчонки. Иногда у меня было такое ощущение, что к первой части спектакля они всегда заранее готовы, и ломаться начинали только на второй. Тони, не отрываясь, следил за огоньком сигареты. - Правильно соображаешь, - усмехнулся я, пряча улыбку в уголках губ, сейчас вот докурим... и начнем, чего тянуть. С этими словами я пару раз крепко затянулся, и сигарета сократилась сантиметра на полтора. Тлеющий кончик стал пригревать пальцы, и от ловкого щелчка пальцами окурок улетел точно в окошко. Мелочь, а приятно. Мальчишка напрягся, как струна, вжимаясь спиной в стену. Я встал, сделал пару шагов и остановился. Ладони стали потеть, и пришлось вытереть их о плащ. - Hу как, малыш, трепыхаться будем? - голос все-таки дрогнул, выдал, и я разозлился на себя за это. Hикакого ответа, только смотрит, и тоненькая струйка слюны стекает из уголка рта. - Молчание - знак согласия, - констатировал я и двинулся вперед, широко улыбаясь во весь рот. Hырнет под правую руку? Или под левую? Пусть подергается, так будет интересней... Шаги наверху. Мы услышали их оба и оба замерли. Кто-то подошел к окошку наверху, потоптался немного, вздохнул. Потом в подвальчике стало заметно темнее - неизвестный пытался заглянуть в окошко. Я придвинулся к Тони так близко, что чувствовал его запах. Обалденный запах мальчишки, который не мылся пару дней или около того... и еще запах страха... Какая приятная смесь. Сладко заныло в груди... но это потом, чуть позже... - Тихо, или тебе хана, сразу... сейчас. Ти-хо. - выдохнул я ему в лицо. Кивок. Поверил я тебе, как же. Укольчик? Hет, нельзя, две дозы за столь короткое время... потеряю котеночка. Пятясь, спиной подошел к двери, не глядя, коснулся пальцами магнитной пластинки. Замок опознал мои отпечатки, и дверь приоткрылась. Простенько, но надежно. - Пикнешь - пожалеешь, - напутствовал я щенка и взлетел вверх по лестнице, прыгая через три ступеньки, быстро и почти бесшумно. Потом обогнул угол здания и нос к носу столкнулся с неизвестным. Пониже меня, коренастый, в драном хэбэ и полосатой белой майке под ним. Похоже, довольно крепкий на вид - немного странно для бродяги. Грязно-рыжий, и вообще грязный. В пасти - мой окурок. Было очень тихо - на километр с гаком вокруг, кроме полуразрушенных кирпичных домов, никого. И маленькое окошко у нас под ногами. Как этого фрукта сюда занесло? Те, что ищут ночлег, не забираются на территорию глубоко. - Пошел отсюда, - прошипел я, - быстро. Рексом. Бродяга не торопился. Ситуация не казалась ему, судя по всему, опасной мой вид не призвел на него особого впечатления: плащ не первой свежести, небольшая полнота, залысины, нос картошкой. За кого он меня принял? За конкурента в поисках ночлега? Его губы приоткрылись, но сказать рыжий ничего не успел. Вопль прорезал застоявшийся воздух недостроенного городка: - Бегите! Это Доктор! Позвоните в полицию! Скажите папе, что я здесь! Это Тони... Сталлер Тони! Пальцы, изнутри вцепившиеся в решетку. Два метра над полом - надо же, допрыгнул, подтянулся... Впрочем, жить захочешь - и не то сделаешь... Я приготовился сбить подсечкой убегающего, и даже немного подался вперед. Hо вышло иначе. Бродяга плевать хотел на громкие имена, а может быть он был не просто бродягой - но только поступил рыжий совсем не так, как я ждал. Он бросился на меня, очень быстрым и ловким движением. Сцепившись, мы покатились по песку. Вот когда я пожалел о своем прежнем теле, гибком и сильном. Спецы из местного филиала клана Крим, поработавшие надо мной, сделали рост пониже, добавили жировые прослойки, почти полностью заменили лицо. Узнать меня стало проблематично, что и помогло без особых проблем унести ноги с Полуострова. Hо вот на подобное кувыркание в песке тельце явно рассчитано не было. Дело быстро становилось табак. Под полосатой майкой - я вспомнил, их называли тель-ня-шки, обнаружились тренированные мускулы. Я быстро стал задыхаться, пропустил хороший тычок коленом в низ живота, и несколько весомых ударов по лицу и голове. Перекат, еще перекат, и матросик оказался сверху. Вкус крови на губах... Hа пушку рассчитывать не приходилось, да и только самоубийцы стреляют из паллера в упор. К тому же я был не уверен, что смогу достать его из нагрудной кобуры в условиях тесных объятий. Другое дело - шприц из небьющегося пластика в правом кармане... Рыжий перехватил мою руку. А потом стал медленно отжимать острие от себя ко мне, к моей шее. Короткие, толстые пальцы, покрытые золотистыми волосками. Татуировка в виде простенького якорька на безымянном... Hа кончике иглы трепетала просточившаяся мутно-синяя капля. Я чувствовал, что не смогу долго противостоять нажиму. Бродяга стал скалиться - ну и дрянь же у него зубы, и тик-так бы ему не помешал... Улыбку не стер даже удар локтем. Игла смещалась, сантиметр за сантиметром... с-сука... еще несколько секунд, и холодный металл коснется моей кожи. Это будет последнее, что я почувствую... Hет! Деваться было некуда, и я хрипло заорал в улыбающееся лицо, отступая вглубь себя, проваливаясь, отдавая власть над телом: - Зверь, выходи! Зве-е-е-е-ерь !!!

Федор ЧЕШКО

БЕСТИИ

Разгоряченную кожу холодили порывы ленивого ветерка, одуванчики приятно щекотали затылок, а над лицом нависала безмятежная, ласковая небесная синева. Это было удивительно хорошо - лежать в прогретой солнцем траве, вот только что-то твердое некстати затесалось под спину и мешает, и колется... Ветка сухая, что ли? Ну, да черт с ней. Не надо шевелиться, а то можно ненароком запнуться взглядом о лицо лежавшего неподалеку сержанта, снова увидеть его вылезшие из орбит глаза, жуткий оскал перекошенного синегубого рта, гнойную гадость на лбу... Что уж там ветка, лучше спиной на гвозди, чем такое перед глазами.

Федор ЧЕШКО

КАК ЛИСТ УВЯДШИЙ ПАДАЕТ НА ДУШУ

Наверное, все же можно считать, что хоть в чем-то мне да повезло. Например, не будь в то утро дождя, эта штука запросто могла бы прошибить мне голову, - с такой силой она грохнулась о тугую ткань моего зонта. Грохнула, отскочила, булькнула в мелкую мутную лужу, и в этой рябящей под частыми дождевыми каплями мути вдруг будто солнечный блик засветился маленький такой, веселый... Я даже не слишком поторопился смотреть, что это за светоч такой угораздил меня по зонтику; я сперва задрал голову и попытался выяснить, откуда это в людей швыряют всякой дрянью.

Влад Чопоров

Старые вещи

(из историй Второго Могильщика)

Почему в дешевых ганстерских фильмах пистолеты хороших парней всегда метче таких же пистолетов плохих? Я раньше думал, что это всего-лишь расхожий штамп. Раньше, до того, как этот парень пустился в долгое путешествие по вечности с кратковременной остановкой на моем кладбище.

Старые вещи, наши любимые вещи. Что мы успеваем узнать о них, пока живы? Он узнал многое в свои последние минуты...

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Содержание: 1. Тихий ангел пролетел 2. Двое под одним зонтом 3. Потому что потому 4. Требуется чудо 5. Ряд волшебных изменений милого лица 6. Как хорошо быть генералом 7. Человек со звезды 8. Странник

Ариадне Витронской «посчастливилось» оказаться в числе других невест, отданных Югом северянам. Как бы поступила на ее месте любая другая? Да сбежала, ясное дело! А жених, ведомый обязательствами, бросился бы ловить.

Но Ада принимает правила игры и добровольно отправляется в край вечной мерзлоты. И вот она уже не госпожа, а льера, не слабая травница, а ледяная магиня, и даже выглядит теперь совсем иначе.

Казалось бы, вот оно, тихое счастье: заботливый муж, собственный замок, укутанный снежным покрывалом, новая семья и друзья. Но все не будет легко, ведь холодная богиня Ладин уже обратила свой взор на чужеземку, а жених оказался вовсе не тем…

Это книга про автостоп (а также гидростоп, ж.д.стоп, авиастоп) очень активной, умной и самостоятельной женщины Татьяны.

Она побывала во многих местах - в Европе и на Камчатке, в Туре и в США, в отдалённых селениях и в больших городах.

В книгу входит знаменитая статья 2002 года «О безопасности женского автостопа» и дополнение к ней, написанное восемь лет спустя; воспоминания о том, как начиналось движение автостопа в постперестроечной России — автор была очевидцем и участником многих ключевых событий; рассказы о практике авиастопа. Также в книге содержатся «неправдоподобные» истории из жизни автора: о сквоте в московской новостройке, избавлении от нелегального положения путём опоздания на самолёт из Америки и чудесном обретении украденного наладонника.

Бонус: рассказы про любимых зверей автора, некоторые из них были компаньонами в путешествиях.

Ты живешь спокойной размеренной жизнью девушки из тридцать первого века. Все здорово, только скучно. Так что поездка на встречу со старыми друзьями становится удобным поводом разнообразить рутину повседневности.

А дальше главное – не теряться! Перепутать место встречи и попасть не туда, говорить не то и не тому, а еще – сделать такое, чего делать категорически нельзя! И готово: ты вместе с самым необыкновенным мужчиной – инопланетянином из фантастического водного мира – летишь на его планету, где каждый твой день полон удивительных открытий! А впереди тебя ждет страшная тайна, собственная смерть, прогулка в прошлое и… неземная любовь!

Зато о скуке теперь можно только мечтать.